Диалог под часами. Катя из Струнино и протоиерей Димитрий Смирнов
Беседа о.Димитрия с Екатериной Сергеевной Хохолковой - молодой героической мамой шести детей, уповающей на Милость и Промысел Божий в маленьком городке Струнино, что расположен во Владимирской области по пути в город Александров... Ей бы все наши заботы...
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Диалог под часами. Катя из Струнино и протоиерей Димитрий Смирнов

Прот. Димитрий Смирнов: Здравствуйте, дорогие братия и сестры! Сегодня у меня в гостях Екатерина. Я даже её фамилии не знаю, но волею судеб двое её деток оказались в нашем доме «Павлин», и через это мы познакомились с ней. И, узнав кое-что о её жизни, я решил её познакомить со всеми вами. У меня какая цель — я хочу Кате помочь. Потому что я считаю, что она женщина героическая, и в этом смысле, так как очень многие люди жалуются на свою жизнь, на свою судьбу, я хочу, чтобы мы все послушали, как складывалась её судьба с самого рождения и до сегодняшнего дня. И тогда всегда можно сравнить наши трудности с теми трудностями, которые испытывает она. Я думаю, мы сумеем найти возможность для того, чтобы ей помощь оказать, чтобы она жила гораздо лучше, чем сейчас у неё получается. Итак, здравствуй, Екатерина!

Катя Хохолкова: Здравствуйте!

Прот. Димитрий Смирнов: Катенька, сколько тебе лет?

Катя Хохолкова: Тридцать шесть.

Прот. Димитрий Смирнов: А сколько у тебя деток?

Катя Хохолкова: Шестеро.

Прот. Димитрий Смирнов: Тридцать шесть лет — шестеро детей. Замечательно! Мне Наталья Владимировна говорила, что ты тоже сирота.

Катя Хохолкова: Да, я из детского дома, с пяти лет. Нас три сестры было: двойняшки мы с Юлей и старшая Наташа. Моих родителей лишили родительских прав, и нас отдали в детский дом в Екатеринбурге, там Малоистокский детский дом.

Прот. Димитрий Смирнов: Значит, ты с пяти лет без родителей.

Катя Хохолкова: Маму убили, папа умер в 2003 году. Дедушка умирал, сказал: «Девочек не оставлять».

Прот. Димитрий Смирнов: Маму убили — сколько тебе было лет?

Катя Хохолкова: Пять.

Прот. Димитрий Смирнов: Убили после того, как ты её лишилась, или раньше?

Катя Хохолкова: Нет, после.

Прот. Димитрий Смирнов: А она пила?

Катя Хохолкова: Да. Мои родители выпивали, и их лишили родительских прав.

Прот. Димитрий Смирнов: И отец пил?

Катя Хохолкова: Мама больше.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты родителей помнишь?

Катя Хохолкова: Помню маму. Конечно, в нехороших эпизодах…

Прот. Димитрий Смирнов: А тебе жалко её?

Катя Хохолкова: Ну конечно.

Прот. Димитрий Смирнов: Молишься за неё?

Катя Хохолкова: Да.

Прот. Димитрий Смирнов: А как случилось, что ты верующей стала? Кто тебя научил вере Православной?

Катя Хохолкова: Я с самого детства всегда рассуждала и думала так, что мы все живём не просто так и Кто-то есть наверху, Который нами всеми руководит и за нами всеми наблюдает. Это у меня такие чувства были. А потом году в 1986 некоторые наши воспитатели стали к вере приходить, ходить в церковь, стали нам немножко рассказывать об этом, но так, чтобы никто не знал.

Прот. Димитрий Смирнов: А кто вас крестил? Уже в детском доме?

Катя Хохолкова: Нет. Я выпустилась из детского дома, приехала сюда, в Струнино, учиться, на «5-й Октябрь».

Прот. Димитрий Смирнов: А ты жила в самом Екатеринбурге с мамой?

Катя Хохолкова: Да.

Прот. Димитрий Смирнов: Не помнишь, где она работала?

Катя Хохолкова: В детском саду.

Прот. Димитрий Смирнов: Помощником воспитателя?

Катя Хохолкова: Нянечкой, да. Она мыла посуду, кастрюли.

Прот. Димитрий Смирнов: А папа?

Катя Хохолкова: У папы два высших образования, он работал у нас в Екатеринбурге на металлургическом заводе. Забыла, как профессия называется. В общем, у него много всяких профессий было, он трудился, просто попал в дурную компанию. Полюбил маму, а она выпивала.

Прот. Димитрий Смирнов: Она его к этому приобщила?

Катя Хохолкова: Да.

Прот. Димитрий Смирнов: У тебя ещё сестра Юля есть, да? Она младше?

Катя Хохолкова: Мы двойняшки.

Прот. Димитрий Смирнов: Прямо близнецы, похожи? И ты с ней общаешься?

Катя Хохолкова: Общаемся, только супруг её запрещает мне помогать.

Прот. Димитрий Смирнов: Почему?

Катя Хохолкова: Потому что я нищету пложу, говорит. Он неверующий.

Прот. Димитрий Смирнов: У них нет детей?

Катя Хохолкова: Двое детей — Саша и Даша.

Прот. Димитрий Смирнов: Он думает, что с теми, кто нищету плодит, нельзя общаться?

Катя Хохолкова: Нас никто не уважает.

Прот. Димитрий Смирнов: Я-то очень уважаю. Как с тобой познакомился — а мы с тобой второй раз видимся, — я тебя очень зауважал. А ещё кто у вас третий? Наташа? А ей сколько?

Катя Хохолкова: Она старше.

Прот. Димитрий Смирнов: Она замужем?

Катя Хохолкова: Да, у неё тоже двое детей — двое мальчишек. Она на Урале живёт сейчас, в Тюмени.

Прот. Димитрий Смирнов: Я бывал в Екатеринбурге, в Тюмени не раз, жалко, можно было пораньше увидеться. А с Наташей есть общение?

Катя Хохолкова: Мы давно уже не общаемся, но она по телефону недавно звонила, поздравляла с днём рождения.

Прот. Димитрий Смирнов: Как она поживает?

Катя Хохолкова: Говорит, что хорошо, что взяли кредит, квартиру себе покупают, трудятся.

Прот. Димитрий Смирнов: А муж у неё хороший?

Катя Хохолкова: Серёжа, её муж, тоже из детского дома. Жалко мне его.

Прот. Димитрий Смирнов: Из вашего же детского дома или из другого?

Катя Хохолкова: Кажется, из другого. Но она училась с его сестрой в одном классе, в одном детском доме. Может быть, и из нашего.

Прот. Димитрий Смирнов: До каких лет ты жила в детском доме?

Катя Хохолкова: С пяти лет до четырнадцати, до выпускного.

Прот. Димитрий Смирнов: А в четырнадцать лет куда?

Катя Хохолкова: В четырнадцать лет нам предложили устроиться либо в Струнино — на текстильную промышленность, получать профессию ткачихи, прядильщицы, либо идти в Екатеринбурге в строительный малярами, штукатурами, либо на мясокомбинат, тоже в Екатеринбурге.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты выбрала Струнино? Почему? Хотела сменить обстановку? Что тебя привлекало? Сама профессия?

Катя Хохолкова: Нет, я о профессии ничего не знала, просто Москва тут ближе.

Прот. Димитрий Смирнов: Тебе хотелось мир посмотреть?

Катя Хохолкова: У нас больше выбрали текстильную промышленность, поэтому мы поехали туда. Мы видели мясокомбинат, мы видели строительные общежития, видели, как там живут, а тут мы только на фотографиях видели. Нам очень понравилось озеро, которое нам показали, понравилось, что там есть лебеди, нам говорили, что там соловьи по утрам поют.

Прот. Димитрий Смирнов: Совпало с тем, что видели на фотографиях?

Катя Хохолкова: Нет. Всё это было, конечно, но речка высохла, лебедей нет, но соловьи пели.

Прот. Димитрий Смирнов: Из всего того, что ожидали, осталась одна маленькая птичка — соловей. Где вы жили, в общежитии?

Катя Хохолкова: В общежитии жили, нас привезли в ПТУ, мы в комнате жили вчетвером, учились и работали сразу. Потом отучились два года, и нас уже перевели в другое общежитие. Мы жили там втроём в комнате. Всё, мы уже не касаемся государства, нам было по шестнадцать лет. В шестнадцать лет мы остались один на один с миром. Очень было тяжело, потому что ничего у нас не было: ни обуви, ни одежды. Вся та обувь, что нам выдали, буквально через две недели развалилась у всех, «квакала». Мы не умеем покупать и выбирать обувь, всё время это делали за нас. Конечно, одна поехала, купила себе, нам понравилось, и цена невысокая, вроде бы такие модненькие. Поехали, все купили. То же самое: все расклеились, потому что дерматин, на клею. Ходить не в чем. Косынки, платочки, что нам выдали на комбинате, халатики и босоножки — в этом мы ходили на комбинат «5-й Октябрь» работать. И уже снег выпал, я помню, мы ходили в босоножках и в косынках этих.

Прот. Димитрий Смирнов: А специальность — прядильщицы?

Катя Хохолкова: Выбирали мы разные профессии — ткачихи, прядильщицы, чесальщицы.

Прот. Димитрий Смирнов: А что вы делали — ковры, дорожки?

Катя Хохолкова: Нет, уток у нас был, байка — разные ткани.

Прот. Димитрий Смирнов: А станки механические или электрические?

Катя Хохолкова: Станки у нас были электрические. Получали зарплату, у нас частенько её воровали. На комбинате выдают, куда положить? У нас ящиков своих не было. В сумку, сумку нас стол.

Прот. Димитрий Смирнов: А воровали свои?

Катя Хохолкова: Свои. Пока четыре машины обойдёшь, пока работаешь — кто-то забежал, знали уже день зарплаты, знали, что мы не блюли свои сумки. И забирали у нас деньги, мы оставались вообще без всего. Голодали очень. У меня брюшная стенка прилипла к спине. На нас смотрели и говорили: «Вы будто из Бухенвальда сбежали». Я в обморок падала на работе от голода, мне было стыдно говорить, что я ничего не ела.

Прот. Димитрий Смирнов: А смена сколько длилась у вас?

Катя Хохолкова: Восемь часов.

Прот. Димитрий Смирнов: И час перерыв — чтобы воды попить.

Катя Хохолкова: Была утренняя смена, дневная и ночная. Мы любили в ночную работать, потому что тогда давали бесплатные талончики на обед. И мы как-то подкреплялись, и у нас ещё были силы работать. А так и деньги кончались, и поесть не было ничего. И вот так руки поднимаешь, потому что там были бобины каждая по два с половиной килограмма, их надо было снимать, а их там много было, семь машин съёма, и сил не хватало. Кровь вниз спускается, ты вся бледнеешь, у тебя шум в голове.

Прот. Димитрий Смирнов: И падаешь. А вы, когда жили в общежитии, в складчину питались или каждый по отдельности?

Катя Хохолкова: Каждый по отдельности. Но я такой добрый человек, что, когда что-то у кого-то кончалось, приходили ко мне, и я то, что было, отдавала. Всегда.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну а тебя кто-нибудь подкармливал?

Катя Хохолкова: Нет. Только я и Юля — моя сестра.

Прот. Димитрий Смирнов: А вы от природы такие добрые или вас кто-то этому научил?

Катя Хохолкова: Наверное, от природы. У нас бабушка по отцовской линии была очень добрая — баба Валя.

Прот. Димитрий Смирнов: А Наташенька ваша тоже добрая?

Катя Хохолкова: Наташенька немножко не такая. Она больше в маму.

Прот. Димитрий Смирнов: А у вас отец у всех один?

Катя Хохолкова: Да, и мать одна — Татьяна и Сергей. Вот так жили тяжело, всякое переносили.

Прот. Димитрий Смирнов: А мама вас не била?

Катя Хохолкова: Нет.

Прот. Димитрий Смирнов: А отец?

Катя Хохолкова: Нет.

Прот. Димитрий Смирнов: А лишение из-за чего? Не кормила вас?

Катя Хохолкова: Они пили. Мы были сами себе предоставлены.

Прот. Димитрий Смирнов: А, голодные ходили, немытые, да?

Катя Хохолкова: Мы всё время были одни. Я помню, выйдем на балкон одни, зажжём бумажку, ветром сдуло вниз — пожар. Пожарных вызывали, а дома никого нет.

Прот. Димитрий Смирнов: Баловались по-детски.

Катя Хохолкова: То уйдём куда-нибудь, бабушки сидят: «Девочки, вы чьи?» — «Мы Хохолковы». — «А вы кушать хотите?» — «Хотим».

Прот. Димитрий Смирнов: А, вы Хохолковы... Хорошая фамилия, интересная, я первый раз такую встречаю. Катенька, вот ты в шестнадцать лет стала как взрослая работать, и учёба твоя кончилась? А ты после этого ещё чему-нибудь училась?

Катя Хохолкова: Я проходила курсы бухгалтера на персональном компьютере, три месяца в Сергиевом Посаде. По специальности не пошла работать, устроилась в Троице-Сергиеву Лавру, меня взяли туда приёмщицей товаров в художественную лавку. Я там работала у отца Олимпия.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты знаешь, что мы с ним друзья? Мы с ним даже вместе учились. Ему шестьдесят лет недавно исполнилось. Хочу к нему поехать.

Катя Хохолкова: Он меня принимал на работу.

Прот. Димитрий Смирнов: Сколько лет ты работала прядильщицей?

Катя Хохолкова: Лет пять, потом в Троице-Сергиевой Лавре тоже пять лет.

Прот. Димитрий Смирнов: А почему ушла?

Катя Хохолкова: По семейным обстоятельствам. Я сейчас уже не помню. Денег мало было, и я устроилась подрабатывать в Москву.

Прот. Димитрий Смирнов: Ездила прямо в Москву?

Катя Хохолкова: Ездила. Там график очень сложный был. Там больше платили.

Прот. Димитрий Смирнов: А у тебя к тому времени дети были?

Катя Хохолкова: Двое — Настя и Рома. Супруг пил, не помогал, все деньги пропивал, было тяжело.

Прот. Димитрий Смирнов: А муж тоже детдомовский?

Катя Хохолкова: Нет, струнинский. Его родители приехали в Струнино из Украины.

Прот. Димитрий Смирнов: А где он сейчас?

Катя Хохолкова: В Москве живёт, с другой семьёй.

Прот. Димитрий Смирнов: А детьми не интересуется?

Катя Хохолкова: Ну почему, когда Насте исполнилось четырнадцать лет, она ушла к бабушке, его маме, жить, и он помогает им сейчас, то есть они, Рома и Настя, сейчас полностью на его содержании.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты с ними видишься?

Катя Хохолкова: Вижусь, они приходят.

Прот. Димитрий Смирнов: У вас хорошие отношения?

Катя Хохолкова: Хорошие. Конечно, они молодые, у них свои взгляды на жизнь, всё бегом: бегом учиться, работать. А ещё друзья, подруги, особо не поговоришь.

Прот. Димитрий Смирнов: Не курят?

Катя Хохолкова: Я с ними беседы проводила, когда чувствовала, что от них пахнет, но мне кажется, что Рома покуривает.

Прот. Димитрий Смирнов: А на кого он хочет пойти учиться?

Катя Хохолкова: На машиниста, на железную дорогу хочет пойти. Настя тоже учится, осваивает ЭВМ.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты, значит, пять лет в Лавре поработала. На электричке ездила туда из Струнино?

Катя Хохолкова: На электричке. Сорок минут до Сергиева Посада, потом пешком.

Прот. Димитрий Смирнов: Я эту дорогу хорошо знаю, но я из Москвы ездил. Первые полгода я там учился постоянно, а потом мне пришлось из Москвы каждый день ездить в Сергиев Посад на учёбу.

Катя Хохолкова: В Академии немножко поработала. Уборщицей работала. Мыла полы.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты хорошо умеешь убираться?

Катя Хохолкова: Хорошо.

Прот. Димитрий Смирнов: Это, значит, тебе шестнадцать, потом ещё пять лет — тебе двадцать один, потом пять лет в Лавре — тебе двадцать шесть, а потом?

Катя Хохолкова: Потом в пиццерии югославской в Москве на Кузнецком Мосту работала.

Прот. Димитрий Смирнов: А там суточная была работа?

Катя Хохолкова: Два через два. И в палатках работала, и мебель продавала, в «Трёх китах» работала продавцом.

Прот. Димитрий Смирнов: И в Струнино ездила? Это два часа на электричке в один конец.

Катя Хохолкова: Ездила. Потом на Павелецкую меня перевели. Больше зарабатывала там.

Прот. Димитрий Смирнов: Сколько примерно в месяц получала?

Катя Хохолкова: Сейчас не помню, но достаточно. Хватало, и долги раздавали.

Прот. Димитрий Смирнов: А сейчас?

Катя Хохолкова: Последнее время я работала в Москве-3 на железной дороге в колёсной мастерской уборщицей, потом там вышли из декретного отпуска, а меня временно брали, я пошла дворником в Струнино, но там сокращения, и меня сократили. Как раз у меня пошла шестая беременность на этой работе, кому нужны такие работники, и меня сократили. Теперь дома сижу.

Прот. Димитрий Смирнов: А по закону беременных нельзя сокращать.

Катя Хохолкова: Я родила на тот момент, там у нас обанкротилось предприятие, всех увольняли, а потом они писали переводом заявление в другую компанию. А мне не сказали писать.

Прот. Димитрий Смирнов: Ясно, решили избавиться. А у тебя не было мысли вернуться на комбинат, чтобы стать опять прядильщицей?

Катя Хохолкова: Почему, я с удовольствием берусь за любую работу. Я и на шоколадной фабрике работала, везде меня как работника хвалили. Я ответственно везде тружусь, как для себя. Просто сейчас дети маленькие, мне их не с кем оставить, они часто болеют. Хорошо, что я недавно отказалась от прививок. Как шестого родила, отказалась от прививок, потому что мы после прививок болеем все, лежим в больнице по десять раз в год.

Прот. Димитрий Смирнов: Аллергия?

Катя Хохолкова: Нет, обыкновенный насморк, кашель, лёгкое отравление. Я думаю, что иммунная система у них слабенькая.

Прот. Димитрий Смирнов: Я тоже отказался от прививок, и у меня дочка их не делала всю жизнь.

Катя Хохолкова: Как только мы отказались от прививок, ни разу не лежали в больнице.

Прот. Димитрий Смирнов: Может быть, они плохого качества. На нас же всякие эксперименты ставят.

Катя Хохолкова: Я прочитала, что на первых годах жизни ребёнку колют прививку, которая состоит из бычьей клетки и генномодифицированных дрожжей. Зачем это нужно нашему организму?

Прот. Димитрий Смирнов: Я в этом не очень хорошо разбираюсь, но сужу по результату, по тому, что никто не несёт никакой ответственности, даже бывает, дети умирают.

Катя Хохолкова: Наш ген не «читает» бычью клетку, организм наш не принимает её. У него получается сбой, поэтому и болеют дети.

Прот. Димитрий Смирнов: А сейчас как твоя жизнь протекает? Ты сейчас в Струнино. У тебя что за жильё?

Катя Хохолкова: Я раньше жила на съёмных квартирах, кто ради Христа пустит пожить. Но кто с детьми меня пустит? Я, конечно, работала, помогала. Находились такие люди, православные, но знаете, как враг нападает на таких людей, которые добрые дела делают? Удержаться очень сложно на таком пути, потому что там лбами сталкивает.

Прот. Димитрий Смирнов: Кого с кем?

Катя Хохолкова: Хозяйку, у которой я живу. Она не то чтобы против меня, она против детей, потому что они маленькие, где-то напроказничают.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, раздражают.

Катя Хохолкова: Хотя у неё тоже дети были, но всякое бывало. Вы себе не представляете: откуда-то появилась початая бутылка портвейна. Никто её в дом не приносил — в серванте стоит, где святая вода! Откуда она взялась?! Нам лекции давай читать: нельзя выпивать. А мы вообще не приносили, но вот откуда-то взялась. Разные ситуации… То деньги пропадут, ищем два дня, потом находим, но всё равно два дня идут искушения, и сомнения, и мысли всякие разные. В общем, много было ситуаций. Я сама на себе это всё испытала, сама пускала к себе жить Лену, Юрину маму, который у Вас сейчас в интернате, беременную с ребёнком, и тоже были искушения такие! Только не забывай, что ты ради Христа пустила, терпи. Очень тяжело было.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну а сейчас?

Катя Хохолкова: Мы сейчас живём в Струнино, у нас коммунальная квартира, четырнадцать квадратных метров жилой площади, там прописано шесть детей и я, жили семь человек.

Прот. Димитрий Смирнов: А вам дали её? Это муниципальное жильё такое?

Катя Хохолкова: Её от комбината дали моему первому супругу — папе Ромы и Насти. И вот мы туда вселились через суд, судебные приставы приезжали.

Прот. Димитрий Смирнов: А что, там было занято?

Катя Хохолкова: Нас туда не пускали, нам ключи не давала моя свекровь, хотя они там не жили. Он жил в Москве, она в другом месте.

Прот. Димитрий Смирнов: То есть вы подавали в суд на вселение?

Катя Хохолкова: Да, на препятствование вселению.

Прот. Димитрий Смирнов: Они смирились?

Катя Хохолкова: Да, отдали ключи. Мы стали там жить.

Прот. Димитрий Смирнов: А долго длились суды?

Катя Хохолкова: Ой, долго! Не то чтобы судились, просто я четыре года не знала, куда мне дальше идти, какой шаг сделать. Я подала в суд, суд рассмотрел наше дело, принял мою сторону, и на этом всё. Решение суда было такое: отдать ключи в зале заседаний. Но в этом зале никого не было, я одна была, мне дали адрес, и всё.

Прот. Димитрий Смирнов: А взломать нельзя было?

Катя Хохолкова: А кто, я?

Прот. Димитрий Смирнов: Мужиков не было, чтобы их попросить?

Катя Хохолкова: Я одна, а там квартира коммунальная, там соседка всё время, она старый человек, ей покой нужен, а тут какие-то дети появились.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну а когда вы вселились, она, наверное, с ума сошла?

Катя Хохолкова: Да. Она в прошлом году продала комнату свою.

Прот. Димитрий Смирнов: И кто там сейчас живёт?

Катя Хохолкова: Поселился один мужчина, разведённый, точнее, он не живёт со своей супругой, у него сын — инвалид по речи, но он тоже недолго прожил, два месяца, а потом на тот свет ушёл.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты одна там теперь живёшь?

Катя Хохолкова: Сейчас эта комната перешла его сыну и жене. Супруга его привела туда ещё одного тюремщика, и они там жили и пили, и я вызывала милицию, а моя участковая надо мной просто посмеялась. Сказала: «Ты сама виновата в том, что выгнала соседку свою Антонину». Я говорю: «Я её не выгоняла, просто у меня такая ситуация, что мне идти некуда».

Прот. Димитрий Смирнов: А куда ты её выгнала?

Катя Хохолкова: Она сама ушла. Не стала терпеть это всё и ушла. А все-то как, наверное, думают: я её специально выгнала, делала всё для того, чтобы она ушла. А я наоборот старалась: сейчас Тоня придёт — убираю быстрее туалет, и кухню, и ванную. До её прихода надо всё убрать, всё почистить и самой уйти, чтобы её не раздражать. Мы уходили и приходили вечером, старались друг другу на глаза не попадаться.

Прот. Димитрий Смирнов: Значит, в коммуналке три комнаты?

Катя Хохолкова: Две.

Прот. Димитрий Смирнов: И в одной живёт сейчас эта семья пьющая, а в другой ты с четырьмя детьми?

Катя Хохолкова: Да. У нас там ремонта давно уже, конечно, не было.

Прот. Димитрий Смирнов: А комната шестнадцать метров?

Катя Хохолкова: Четырнадцать.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну точно как я. Когда мы жили в бараке — отец, мать и нас трое братьев, — у нас была комната тринадцать метров. Барак тоже большая коммуналка. А кухня одна на двадцать семей, и один туалет на двадцать семей. Всё детство у меня так прошло интересно.

Катя Хохолкова: Весело.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, довольно весело. Там и драки были, милицию в барак через день вызывали, потому что до смертоубийства доходило. Если что-то сейчас и снится из детства, это как страшный сон. Так что я это понимаю. А этаж первый или второй?

Катя Хохолкова: Четвёртый.

Прот. Димитрий Смирнов: Это самый высокий?

Катя Хохолкова: Нет, дом пятиэтажный. Наверху живёт семья, хорошая, у них двое детей. Супруг выпивает, жена умерла, а детей мне очень жалко. Там девочка и мальчик, двойняшки, они часто ко мне ходят. У меня получается не четверо, у меня очень много народу получается, потому что ко мне то Лена с детьми — у неё тоже четверо — придёт, в общем, я дружу только с многодетными.

Прот. Димитрий Смирнов: Какая Лена?

Катя Хохолкова: Юрина мама, который в Вашем детском доме «Павлин».

Прот. Димитрий Смирнов: Это твоя подруга? Я помню её, она приезжала, светленькая такая.

Катя Хохолкова: И Ира — у неё четверо — частенько приводит своих детей, когда ей надо или документы оформить, или в больницу, или ещё куда-нибудь. Поэтому у меня всегда очень много детей. Приходят сверху частенько, потому что я не могу их домой отпустить, особенно девочку — Настю.

Прот. Димитрий Смирнов: А их отец много пьёт?

Катя Хохолкова: Много. Когда выходит из запоя, хороший человек, занимается воспитанием, стирает, убирает.

Прот. Димитрий Смирнов: Это все так, когда выходят из запоя.

Катя Хохолкова: Но это ненадолго, буквально два дня. Вчера она опять плачет. Час ночи, а она плачет. Я поднимаюсь, смотрю в скважину: идёт мужчина пьяный. Я испугалась: там Настя, она маленькая, мало ли что.

Прот. Димитрий Смирнов: Сколько ей лет?

Катя Хохолкова: Ей семь-восемь лет, я думаю.

Прот. Димитрий Смирнов: Но его не лишают?

Катя Хохолкова: Не лишают. У них забирали детей, через полгода все документы собрали, но мама умерла, кому они нужны? Тётке? Тётка молодая, у неё своя жизнь. Мне всех деток жалко.

Прот. Димитрий Смирнов: Мне тоже.

Катя Хохолкова: Как я могу отпустить в этот бардак девочку Настю, там мужчины пьяные, сами понимаете. Она меня любит: «Тётя Катя, забери меня с собой, я с тобой поеду!»

Прот. Димитрий Смирнов: Хочется из дома вырваться, да?

Катя Хохолкова: Хочется. Данила и Настя — двойняшки, оба ходят в первый класс.

Прот. Димитрий Смирнов: Катя, расскажи о своём хозяйстве, у тебя же корова есть?

Катя Хохолкова: Мы в Монастырёво участок купили — тридцать соток.

Прот. Димитрий Смирнов: Монастырёво далеко от Струнино?

Катя Хохолкова: От дома три часа. Сначала мы едем на автобусе до Следнево, потом идём пешком, с детьми где-то около часа. Этот участок купил мой теперешний супруг Алексей. Дом, который там стоял, сгорел, а мы купили землю, хотели строиться. Мы стоим в очереди на улучшение жилищных условий с 2005 года, но ничего не намечается. Ходи — не ходи, собирай — не собирай, ничего, но ведь это невыносимо: в спичечном коробке столько народу. Поэтому он купил участок, стал строить дом. У нас уже стены, крыша есть.

Прот. Димитрий Смирнов: Дом рубленый или брусовой?

Катя Хохолкова: Брусовой.

Прот. Димитрий Смирнов: Сколько там площадь?

Катя Хохолкова: Большая. Семиметровый брус плюс пристройка.

Прот. Димитрий Смирнов: Семь на семь? Сорок девять?

Катя Хохолкова: Он трёхэтажный. Супруг два с половиной метра вырыл вниз фундамент.

Прот. Димитрий Смирнов: Чем копали?

Катя Хохолкова: Лопатой. У него трактор есть, вообще он рукастый. Не пьёт, не курит. Трудится день и ночь, работящий, всё умеет. Может с нуля дом построить, но не хватает денег, конечно. Вот сейчас он всё лето был на заработках, чтобы купить брус, доски, утеплять пол, доделывать стены.

Прот. Димитрий Смирнов: Кем он работает?

Катя Хохолкова: Работает на железной дороге в охране. Там он на хорошем счету у начальства, его всегда просят то тут что-то сделать, то там.

Прот. Димитрий Смирнов: То есть он там охраняет и параллельно что-то делает, и ему доплачивают?

Катя Хохолкова: Ну это я не знаю, но вряд ли.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты не вникаешь в это, он сам?

Катя Хохолкова: Он немногословен.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты не знаешь, сколько он денег зарабатывает? А кто продукты покупает?

Катя Хохолкова: Все деньги у него. Молоко, хлеб он покупает, иногда масло, крупу купит, а так я на детское пособие живу. Я получаю, но сейчас у меня карточка сломалась, Савелий мне её сломал, мне не снять деньги.

Прот. Димитрий Смирнов: А заменить долго?

Катя Хохолкова: Нужно месяц ждать, но, чтобы её заменить, нужно в Сбербанк сходить, её заблокировать, а у меня не было времени, потому что я в деревне была. Мне не вырваться, у меня там хозяйство. Мы корову купили в прошлом году за сорок тысяч, дойную, двадцать два литра молока она давала.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да, так корова и стоит. Она оправдала себя?

Катя Хохолкова: Оправдала, но она года два пожила и умерла. Жалко. Но я поблагодарила Бога, потому что у меня был маленький ребёнок, столько забот, тяжело. Всё было на мне: и дойка, и сметана, и творог, и куда её пристегнуть, чтобы она паслась. И печку растопить, и всех накормить, и работники были — им надо было сварить поесть.

Прот. Димитрий Смирнов: А кто тебя научил обращаться с коровой?

Катя Хохолкова: Алексей, он всё это умеет. Как говорится, «доцент заставит». У нас была коза, и я не могла с ней справиться. Он: «Садись, дои». Я села, доила, научилась. Но козье молоко у нас никто не пил.

Прот. Димитрий Смирнов: Почему?

Катя Хохолкова: Не знаю. Не любили. Свежее — пьют, два-три часа постоит — всё. Четыре литра молока давала, хорошей зааненской породы коза.

Прот. Димитрий Смирнов: Но из козьего молока можно ещё сыр, творог делать, делала?

Катя Хохолкова: Творог делала, да можно всё делать. Я не знала, куда сбывать, представляете, утром, днём и вечером по три банки, куда это девать?

Прот. Димитрий Смирнов: А в Струнино рынок есть?

Катя Хохолкова: А кто будет ездить? Я одна в доме.

Прот. Димитрий Смирнов: А летом вы там живёте?

Катя Хохолкова: Да, вот мы в воскресенье в храм едем, все банки захватываем и раздаём там творог, сметану. Берёт народ в храме, в монастыре женском Успенском. Всем нравилось, очень жирное молоко было, прямо жёлтое, у нашей Зори. Сейчас тёлочка у нас, муж тёлочку в прошлом году привёз из Сергиева Посада, у знакомых купил за восемь тысяч, скрещенную с американским быком. Говорят, тоже молочная, Марта, сейчас она стельная. Батюшка благословил её держать.

Прот. Димитрий Смирнов: А батюшка монастырский?

Катя Хохолкова: Да, из Успенского женского монастыря.

Прот. Димитрий Смирнов: А до монастыря долго вам добираться?

Катя Хохолкова: До Александрова на электричке или на автобусе, а там ещё или на автобусе, или пешком.

Прот. Димитрий Смирнов: И вы каждое воскресенье туда ездите?

Катя Хохолкова: Обычно мы на машине ездим, у Лёши свой УАЗик небольшой, он нас возит.

Прот. Димитрий Смирнов: А сам-то он ходит в храм?

Катя Хохолкова: Заходит, стоит, службу отстоит. К батюшке очень редко подходит, только когда его подтолкнёшь: «Иди».

Прот. Димитрий Смирнов: Причащается?

Катя Хохолкова: Нет.

Прот. Димитрий Смирнов: Почему? Боится?

Катя Хохолкова: Не знаю.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты с ним не разговаривала?

Катя Хохолкова: Разговаривала. А он: «Опять ты свои высокие материи загибаешь». Я говорю: «Я не свои».

Прот. Димитрий Смирнов: А он тебя любит?

Катя Хохолкова: Наверное, да. Я думаю, что любит.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты его?

Катя Хохолкова: Да. Он хороший человек, мне его всегда жалко, я его всегда жалею.

Прот. Димитрий Смирнов: А он тебя?

Катя Хохолкова: Ну наверное, да. По-своему.

Прот. Димитрий Смирнов: Но ты чувствуешь, что он к тебе хорошо относится? Я в душу не лезу, мне самому это интересно.

Катя Хохолкова: Если бы я была как он, наверное, я бы тоже думала, что да, жалею. Если бы я была как он. С его колокольни.

Прот. Димитрий Смирнов: Понятно, то есть ему кажется, что это нормально.

Катя Хохолкова: Он такой по природе, наверное. Помогает во всём, от всех просит только трудиться, чтобы все дела были сделаны, чтобы никаких недоделок не было, вот этого он не любит. А у нас всегда недоделки.

Прот. Димитрий Смирнов: Я не представляю, как всё доделать, когда дети маленькие.

Катя Хохолкова: Я посчитала, десять часов у меня уходило только на корову. Встаёшь с утра, помоешь, подстилку поменяешь. Встаёшь когда в пять, когда попозже, но старалась пораньше встать, особенно летом, чтобы её не кусали, чтобы ей получше попастись. Пока управишься, идёшь, дома уже все встали, надо завтрак готовить, всех кормить, поить. Потом её надо перевязывать идти, а она же не близко, не где-то возле дома, надо идти на другое место.

Прот. Димитрий Смирнов: А кому-то из детей поручить это рано ещё?

Катя Хохолкова: Он Савелию всё поручал.

Прот. Димитрий Смирнов: Но Савелий - вот такая кроха!

Катя Хохолкова: Савелий шёл. Сначала боялся, плакал, кричал. Просто его в прошлом году моя старшая дочка напугала, что возле леса маньяк ходит с топором.

Прот. Димитрий Смирнов: А было так?

Катя Хохолкова: Не знаю. И он очень боялся пасти корову, потому что он оставался с ней один возле леса, кричал там так, что в деревне было слышно. Он справлялся со всем: и сена ей наносит, и воды полведра может принести, напоить её, и дров принести, печку растопить.

Прот. Димитрий Смирнов: А оттого, что он сейчас в «Павлине» живёт, вам тяжелей стало или в чём-то легче?

Катя Хохолкова: Ну как Вам сказать? Мне легче на душе стало, потому что я знаю, что он будет учиться, что его никто не будет обижать.

Прот. Димитрий Смирнов: Мы никого не обижаем.

Катя Хохолкова: На него нельзя давить, у него психика такая. Он никогда ни в чём не отказывает.

Прот. Димитрий Смирнов: Но он очень парень нервный.

Катя Хохолкова: Лёша у нас нервный, вот и Савелий нервный.

Прот. Димитрий Смирнов: Его целый год надо отогревать, чтобы он в чувство пришёл. Ну а как муж относится к тому, что Савелий теперь у нас живёт?

Катя Хохолкова: Поначалу ругался: «Вот, помощнички, сбежали!»

Прот. Димитрий Смирнов: А он не понимает, почему они сбежали? Что это оттого, что он к ним плохо относится?

Катя Хохолкова: Даже не знаю. Понимает он — не понимает…

Прот. Димитрий Смирнов: Ты не пробовала заговорить с ним?

Катя Хохолкова: Я с ним разговариваю. Я ему говорю: «Лёша, понимаешь, если ты так будешь продолжать, от тебя и эти убегут. Твои дети от тебя убегут».

Прот. Димитрий Смирнов: А Савелий — это не его?

Катя Хохолкова: Нет...

Не знаю… Он говорит: «Меня так воспитывали».

Прот. Димитрий Смирнов: Представим себе: некий человек с детства попал в Освенцим и там нагляделся. Потом пришла армия, его освободили, он вернулся домой и начал свои фашистские методы применять. «Меня, — говорит, — так воспитывали». Мало ли кого как воспитывали. Я — может быть, это не стоит говорить — без ножа в школу не ходил вообще. Иначе не дойдёшь: отнимут деньги, драка может быть. Покажешь нож — по крайней мере, драки не будет, а так шпана же ждёт и просто не пускает. Если ты побежишь, они вслед камни кидают. Мы вот так в школу ходили, с ножом. Ну и что теперь, я и сейчас должен с ножом ходить? Времена-то совсем другие. «Меня так воспитывали» — это же не аргумент… А как ты думаешь, если попросить кого-нибудь съездить туда, чтобы с ним поговорить как мужчина с мужчиной? Это может подействовать?

Катя Хохолкова: Я думаю, да. Но Вы знаете, мне очень жалко его, очень. Он такую тяжёлую травму перенёс, он упал с крыши, с двухметровой высоты.

Прот. Димитрий Смирнов: Но ведь не головой же стукнулся?

Катя Хохолкова: Я не знаю, что с ним было, но у него до сих пор десятый позвонок…

Прот. Димитрий Смирнов: Компрессионный перелом?

Катя Хохолкова: Да. И ногу продырявил ещё. Но я этого ждала, батюшка, потому что видела, как он ко всем детям относится: у него с утра до ночи мат. Все уроды, извините за выражение, все, городские особенно. В метро садимся в городе, наша семья едет в деревню, мы грузим сумки, он смотрит, дети гуляют: «Городские — уроды». Никогда без этого не уедет. И всегда: то машина не едет, то денег нет, то ещё что-то — всегда ругается. Нет ни терпения, ни понимания, ни смирения, что это дети. Все дети есть дети, они не взрослые люди, им ещё всю жизнь учиться быть людьми. И чему они научатся? Матом ругаться, быть такими вспыльчивыми?

Прот. Димитрий Смирнов: Вот мы, например, если ребёнок выругается матом, из своей школы исключаем. И все дети знают это. У нас в фойе даже висит такой указ, иначе не сохранишь. Если разрешить, снисходительно относиться, то сразу начнётся как на улице.

Катя Хохолкова: Нет, Лёша мне помог, потому что в тот момент, когда мы с ним познакомились, я была на улице.

Прот. Димитрий Смирнов: А как вы с ним познакомились?

Катя Хохолкова: Я на улице была. В прямом смысле. Мне некуда было идти. Я была с ребёнком, я была беременна Савелием, и сестра меня не пускала к себе, потому что там ей муж запретил пускать. Я помню, я сидела во дворе на лавочке, она подходит и говорит: «Катя, ты можешь уйти отсюда? Серёжа видит в окно, что ты сидишь тут, и думает, что он уйдёт сейчас на работу, а ты пойдёшь ко мне». То есть и со двора попросили.

Прот. Димитрий Смирнов: Это Юля?

Катя Хохолкова: Да, но она, наверное, просто ещё не понимала, что говорит. Мне, конечно, было обидно, думаю, даже и со двора, как кошку поганую, выгнали. Ушла с Настей.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты на улице ночевала?

Катя Хохолкова: Не то чтобы ночевала, нас не пускали в дом. Мне одна знакомая, тётя Таня, говорит: «Приходи ко мне, живи». Я пришла, она говорит: «Катя, иди жильё ищи». Вот мы день ходим ищем, а вечером приходим ночевать, второй день опять ищем.

Прот. Димитрий Смирнов: Это съёмную квартиру какую-нибудь?

Катя Хохолкова: Да. У Насти был солнечный удар, у неё «мошки» стали летать перед глазами, тяжело, мы на речке сели отдохнули. Там компания пришла дубковская, все знают, что я, можно сказать, бомжую на улице. Мы развернулись и ушли с Настей. А вот было такое время, что я Савелия родила, мне жить было негде, я ходила в Дом ребёнка, говорю: «Возьмите у меня ребёнка, мы с ним на улице остались». Они смотрят на меня и говорят: «Вы нормальная мать».

Прот. Димитрий Смирнов: Нормальная, конечно.

Катя Хохолкова: Они говорят: «Почему мы должны брать у нормальной матери ребёнка в Дом ребёнка?» Я говорю: «Я к вам работать устроюсь, мне просто жить негде». Нет, никто. Не понимали, что ли, эту ситуацию…

Прот. Димитрий Смирнов: По закону каждой сироте или, как сейчас называют, социальной сироте…

Катя Хохолкова: Иди добивайся жильё через суд. Время-то идёт, а где нам жить? Идёшь в администрацию.

Прот. Димитрий Смирнов: Зачем через суд? Это и так положено.

Катя Хохолкова: И ребёнка не прописывали у меня, и четвёртого, и пятого отказывались паспортистки прописывать. Ситуацию мою знали, говорили, что муж против. Я говорю, что по закону положено или по месту прописки отца, или по месту прописки матери прописывать ребёнка. Так как я мать-одиночка, по моей прописке в любом случае надо прописывать ребёнка. Отказывали. Я ездила в Александров в УФМС к главному паспортисту, он даже смотреть не хотел мои документы. Говорит: «Ты что, законов не знаешь?» В общем, он меня и прописал. Вы знаете, как долго не прописывали? А от этого зависит и детское пособие, и оформление всех документов.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты не знаешь, почему они так делали?

Катя Хохолкова: Просто вредничали. Не хотели. Мало кто меня любит, нас все в городе осуждают.

Прот. Димитрий Смирнов: А за что можно тебя не любить? Ты такая добрая, красивая, работящая. Что в тебе есть такого, чтобы тебя не любить, ты мне расскажи.

Катя Хохолкова: «Нет условий, а рожает».

Прот. Димитрий Смирнов: А, из-за детей.

Катя Хохолкова: А потом, говорят, ходит и просит у всех помощи. А у кого я прошу? У администрации? Я ходила к юристу, спрашивала, как поступить в этой ситуации или в этой. Могут ли жильё предоставить временное пока, до суда? Отказывали. С комом в горле выходила от них. Одиннадцать человек сидят, у них всё хорошо, а мне где жить с ребёнком? Вот, и потом ради Христа, конечно, тётя Клава пустила.

Прот. Димитрий Смирнов: А кто-то помогал тебе просто так? Вот чтобы дали тебе денег?

Катя Хохолкова: Только православные люди помогали. И сестричество в Успенском женском монастыре помогало, и Лёше, когда он лежал в травматологии, они там дежурят, у них там комната, и молебны, и иконы замироточили.

Прот. Димитрий Смирнов: А когда можно будет уже переезжать в ваш дом?

Катя Хохолкова: Мы переедем по-любому в апреле.

Прот. Димитрий Смирнов: А окна вставлены уже?

Катя Хохолкова: Окна он вставил, но там пока щели. Двери, окна есть, Лёша хочет двойной пол стелить, чтоб тепло было. И утеплить всё, чтобы не улицу топить.

Прот. Димитрий Смирнов: И этот дом находится на вашем хозяйстве, на этих тридцати сотках? Там сажаете уже что-то?

Катя Хохолкова: Конечно.

Прот. Димитрий Смирнов: Вы уже деревенские жители. А школа там есть?

Катя Хохолкова: В Следнево есть школа, шестнадцатая.

Прот. Димитрий Смирнов: Это час пешком идти?

Катя Хохолкова: Да. Они там у меня учились один год все трое. Но там всё так дорого, обеды дорогие, а откуда у нас? Получается, всё из детского пособия, из которого нам в течение месяца надо на еду, за квартиру заплатить, порошки купить, моющие средства. А я все практически деньги в школу отдавала: обеды за троих детей, проезд туда и обратно, сборы за воду и ещё какие-то, в общем, много всяких сборов было. А детям дашь деньги, а они их иногда и не туда, куда надо, истратят. И опять заново надо искать и отдавать. Поэтому в нашей школе, в десятой, в Струнино, в этом плане попроще: там многодетным скидки, ничего не просят, с бюджетом справляемся.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну а у Лёши есть телефон, у тебя есть телефон, чтобы созвониться, что ты задержишься у нас, пока мы детей подлечим?

Катя Хохолкова: Есть. Лёша десятого числа уезжает на заработки лес валить, так что мы тут вообще одни остаёмся.

Прот. Димитрий Смирнов: А он тебе денег оставит?

Катя Хохолкова: Не знаю.

Прот. Димитрий Смирнов: А он может тебя вот так бросить — и как хотите, да?

Катя Хохолкова: Не знаю.

Прот. Димитрий Смирнов: А вот если сложить все пособия детские, это в месяц сколько?

Катя Хохолкова: Семь тысяч было. А сейчас он установил над детьми отцовство: Софию, Павла и Тимофея он на себя записал, в графе «отец» он есть.

Прот. Димитрий Смирнов: А вы не расписаны?

Катя Хохолкова: Нет.

Прот. Димитрий Смирнов: То есть он тебе и не муж?

Катя Хохолкова: Нет.

Прот. Димитрий Смирнов: А почему он не хочет?

Катя Хохолкова: Не знаю.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты не спрашивала?

Катя Хохолкова: Спрашивала, и торопила, и говорила: «Если с тобой что-то случится, я как бы и не жена тебе».

Прот. Димитрий Смирнов: А дом?

Катя Хохолкова: Всё на мне.

Прот. Димитрий Смирнов: А что он так странно — ничего не говорит?

Катя Хохолкова: Он говорит, что государство платить будет больше. А я говорю: «Не будет. И на работе ты будешь получать больше, чем государство платит, как многодетный отец, раз мать не работает».

Прот. Димитрий Смирнов: Из-за этого?

Катя Хохолкова: Да, он не верит, что на работе будет получать какие-то дотации.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, я знаю одну многодетную семью, тоже шесть детей у них, и они не расписываются потому, что она лишится сразу пособия.

Катя Хохолкова: У меня как у матери-одиночки пособие на каждого неучащегося ребёнка шестьсот шестьдесят рублей, на учащегося по восемьсот шестьдесят рублей в месяц. Плюс лекарства сто пятьдесят рублей в месяц на всех и молоко, если ты берёшь справку у педиатра, до трёх лет жизни по триста рублей в месяц. Плюс я оформила ещё субсидию.

Прот. Димитрий Смирнов: А ты материнский капитал получала?

Катя Хохолкова: Его нельзя получить, его мы хотим пустить на стройку, на дом. Только как это сделать?

Прот. Димитрий Смирнов: Ну я точно не знаю.

Катя Хохолкова: Мы узнавали, нам сказали: «Нужно нанимать фирму, которая Вам будет производить какие-то работы, и тогда вот этой фирме мы отдадим Ваш капитал». Вы же понимаете сами, какие там цены и запросы, это просто деньги на ветер. Лёша может всё сам делать.

Прот. Димитрий Смирнов: А если, допустим, я найду в Москве такую фирму, которая возьмёт эти деньги, всё оформит, а деньги вам отдаст?

Катя Хохолкова: Ну даже не знаю. А это законом не преследуется?

Прот. Димитрий Смирнов: А чего такого-то?

Катя Хохолкова: По телевизору такая реклама…

Прот. Димитрий Смирнов: А что тут незаконного? Пусть им будет стыдно. Вместо того чтобы матери многодетной помочь, они рогатки ставят. Дело в том, что у нас в государстве очень много жуликов, поэтому они, вместо того чтобы проверить: вот строится дом… Материнский капитал — это смешная сумма, триста пятьдесят — триста семьдесят тысяч, это копейки. Построить двухэтажный дом с мансардой — это не один миллион. А эта сумма — полы сделать во всех трёх помещениях, это максимум. Поэтому пойди, проверь. Нет, они лучше тысячу справок, лучше заплати фирме, пусть она тебя обокрадёт, а фирма ещё, может быть, какой-нибудь налог им заплатит.

Катя Хохолкова: Всё делается для того, чтобы люди просто не хотели рожать детей. Ни за что и никогда.

Прот. Димитрий Смирнов: А почему ты всё-таки идёшь против всего?

Катя Хохолкова: Потому что я знаю истину.

Прот. Димитрий Смирнов: А в чём истина?

Катя Хохолкова: Лучше родить этого ребёнка, потому что, если я забеременела, это Господь жизнь дал, и этот дар даётся почему-то только женщине. Кто может подарить жизнь?

Прот. Димитрий Смирнов: Я тоже считаю, что каждый зачатый ребёнок должен быть рождён. Это уж сто процентов.

Катя Хохолкова: А ещё в глубине души я всё время чувствую себя одинокой, никому не нужной, брошенной. Когда дети есть, живёшь для них, кажется, что ты не одинок, что ты кому-то нужен. Мне кажется, я это раскопала у себя в глубине души. Может, защита такая у меня, не знаю. Я всё время в жизни хоть и не одна, нас три сестры, но они все разбежались в разные стороны, получается, я одна. Со всеми своими горестями, бедами, несчастьями. Когда ребёнок рождается, это такая радость.

Прот. Димитрий Смирнов: Я тебе завидую. Я поэтому стал детскими домами заниматься, потому что мне всегда хотелось, чтобы было много детей.

Катя Хохолкова: Когда младенец дома, на него просто любуешься и глаз не оторвёшь.

Прот. Димитрий Смирнов: Один запах чего стоит — так вкусненько они пахнут!

Катя Хохолкова: Такие они сладкие, молочные! Я вот, глядя на Пашу, ещё хочу родить. Он такой красивый!

Прот. Димитрий Смирнов: Да твоих детей только в кино снимать! Мы сейчас поедем, фотографии снимем. Сколько твоих сейчас здесь у нас?

Катя Хохолкова: Четверо.

Прот. Димитрий Смирнов: Вот мы четверых снимем и тебя в центр, пусть люди посмотрят, какие у тебя дети — необыкновенной красоты. Ну, Катенька, спасибо!

Катя Хохолкова: Вам спасибо!

Прот. Димитрий Смирнов: Вот, дорогие мои, познакомил вас с Катей, будем все вместе ей помогать. До свиданья.

Катя Хохолкова: До свиданья.

Комментарии.

    Комментариев 95

    1. и.Александр:

      Дай Бог здоровья Кате и деткам!
      Катя говорила, что материнский капитал можно использовать только на строительство при этом нужно нанимать фирму. Есть еще один способ нужно взять кредит на строительство (целевой) и обратиться в Пенсионный фонд с сертификатом и соответствующими документами, и в течении 2-х месяцев материнский капитал переводят в банк и кредит закрываются. Это все официально,я так делал. Но, они должны быть в браке,там потребуют св-во о регистрации.

    2. larga:

      УМ-НИ-ЦЫ,МО-ЛОД-ЦЫ,так держать.

    3. SergeyB:

      На ком держится Русь. Спасибо Вам, Екатерина…

      • irina voronova:

        Вот, не могу согласиться. Замечательная, конечно девочка. Но! Ребенка воспитывает отец, это вроде дорогой наш о.Дмитрий всегда нам сообщал. Или нет?

    4. yulja:

      Низкий поклон Катеньке за то что не испугалась,не озлобилась на нас,грешных.И стыдно за наше государство где верхушка жирует и «бесится»,а простые люди вымирают под подсознательным лозунгом: «лучше деньги чем дети».Неверующие люди боятся дать жизнь сокровищу данного Богом,ведь ребенок это же Дар Божий,но во истину понимаешь это ,к сожалению,только тогда когда приходишь к вере.

    5. Максим Моисеевич Румянцев (Екатеринбург):

      Батюшка, а есть какой-нибудь счёт куда можно деньги перечислять? Может быть, отдельный для посетителей блога для нужд тех людей, которых Вы показываете нам или у Вас уже существует такой фонд или счёт? Думаю, если бы даже форумчане по 300-500 рублей в месяц перечисляли, то таким как Екатерина Сергеевна это была бы существенная поддержка. Жду реквизитов. Знаю, что у батюшки в храме стоят специальные кружки на разные нужды, но многие из нас — не москвичи.

      С уважением. Простите. Благословите.

    6. cap86:

      REGENT, нужен долговременный счёт на который можно бы было посылать помощь для деток Екатерины Сергеевны. Очень жду.

    7. hamida:

      Отец Дмитрий спасибо Вам за эту беседу.Она очистила мне душу.Хочется Кате и ее детям помочь-в силу своей возможности.Как это сделать?В моей жизни была другая девочка Катя из Истокского детского дома-но там другая история.Общее только одно-государству никакие дети не нужны.

      • deva13022:

        Катя какое-то время воспитывалась в детском доме Малый Исток в Екатеринбурге,потом их с Юлей перевели в Буланашскую школу интернат.

    8. opri4nik:

      Послушал, хотел что-то написать, а слов нет.

      • eva100:

        У меня тоже после просмотра нет слов, а есть внутри боль и какое-то чувство вины перед Катей за то, что у самой было счастливое детство.

    9. Pavel1958:

      Спасибо, батюшка Димитрий и Екатерина. Хорошо что вы есть.
      Если не затруднит, сотрудники блога, сообщите Куда бы я мог выслать свою посильную помощь Кате

    10. sky-ocean:

      А, может, помощь этой семье начать с помощи Лёше? Поговорить с ним по-мужски, полечить, если потребуется, а потом подыскать ему лесоповал во Владимирской или Московской области. Только, чтобы он, непьющий, некурящий и немногословный, половину зарплаты все-таки отдавал детям.

      • neonilla:

        Скорее всего Катя, которую всю жизнь некому было защитить, очень бы хотела чтобы именно так и было. Свои-то возможности она уже испробовала, не получается. Может быть наши мужчины — те, кто живут поближе, найдут в себе силы и время, благословившись у батюшки, на серьёзный, добрый разговор, проблем-то много, а там уж дальше видно будет

    11. Илья Будников:

      Спасибо, большое за диалог и низкий поклон Катерине. Тема постройки дома для нас тоже очень актуальна, поэтому сегодня сходил в Пенссионный фонд и узнал , что за строительство дома можно рассчитаться материнским капиталом. Причём строить можно и своими силами (без участия каких — либо фирм).
      Деньги дают в 2 этапа: 50% до начала строительства, остальные через 6 месяцев. Можно получить деньги в форме компенссации, если дом построен.
      Дом будем строить каркасный, утеплять соломенными блоками, технология проверенная. Сам построил мансарду над баней, а знакомый, дом больше 100 кв. м. Будет дёшево и сердито.

    12. Tina:

      По эмоциональному воздействию и удару по совести эта бесхитростная беседа – самый отрезвляющий диалог под часами.
      Как ни пытались «добрые» люди спихнуть Екатерину Сергеевну на обочину жизни, Господь спас ее и ее детей. И встреча с отцом Димитрием – это тоже чудо Господне.
      Потрясающая женщина! Ни ропота, ни возмущения, ни жалоб, ни осуждения! А только любовь и жалость к тем, кому она хочет помочь от чистого сердца! За всё, чтобы она не бралась, она делает «как для себя». Точно, она не от мира сего!
      Вдвойне ударным этот диалог стал еще и потому, что он последовал после диалога с Евгением Фёдоровичем Кира, который рассказал о случае, после которого он перестал делать аборты.
      Его потрясло (да и нас не меньше!), как не родившийся еще малыш, у которого билось сердце, были ручки – ножки, глазки, пытался спрятаться от смертоносных щипцов. Не имея шанса выжить, он пытался бороться за жизнь.
      Отец Димитрий уже неоднократно говорил о том, что многодетных матерей надо сделать самым привелегированным классом общества. Сделать все, чтобы они могли спокойно , с уверенностью в завтрашнем дне, воспитывать своих детей – достойных граждан России.
      Увы, железобетонное чиновничье равнодушие и презрительное детоненавистничество сторонников призыва «Хватит плодить нищету!» приводит к тому, что многие просто заводят детей, как породистых собак. Дабы в будущем дитятя тоже стал предметом роскоши.
      Очень хочется верить, что нынешний спутник жизни Екатерины Сергеевны тоже осознает, какой красоты Душа находится рядом с ним, оформит брак, перестанет сквернословить. И они будут счастливы. С такой мужественной, доброй, любящей и работящей женщиной любые горы можно свернуть!

    13. Татьяна:

      У нас 4.слова про нищету,рожает как кошка- слышала.и мы на нефт трубе не сидим.А вот почему- то везде как не репортаж или рассказ про многодетных,так все время про трудности,боли. Надо, на мой взгляд, и другие стороны многодет.семей рассказывать о больших семьях, где все не так горько с соц.поддержкой. Ну и что !!!пусть про богатых людей, если они многодетные.Думаю, что благодаря СМИ в большой степени такое отношение- раз многодетные- закрывайте глаза и уши. проблемы воспитания ,отношений везде одни. Больше или меньше.Женщина Катя из Струнино молодец у нее есть муж и крепкая сила жить, я знаю в нашем районе моск обл тоже ситуацию- беспросветную, по-моему.В комнате без мужа с 6 детьми живет мама ,которую муж бросил , а свекровь разрешила ей оставатся в кв-ре пока грудной в сад не пойдет,не выпускает днем на общую территорию кВ-ры. Женщина рисует по ночам матрешек и продает в инете.говорит:» нам,слава Богу,хватает. И каждый из нас может что-то подобное рассказать.Понятно,надо знать ,чтобы помочь вовремя. я хочу сказать,что нужно для всех другие истории рассказывать как пример для молодых для подражания,может не в рамках этого блога,если у него задача другая. Хотя почему бы и нет?

      • Ольга Букалова:

        Согласна с Вами, но в данный момент нужно развернуть вектор мнения всего общества в сторону уважения многодетных семей, сопереживания их трудностям, желание помочь, кто чем может. Ведь и в органах соц.защиты (к примеру) работают обычные люди, только глаза у них замылены и понятия о ценностях искажены. Истории про многодетные семьи, с трудностями, но где родители не унывают, не скатываются на дно жизни, т.е являют терпение, смирение, любовь к детям и позволяют изменить отношение тех, кто не многодетный (не решается на такой подвиг).

    14. Ольга Букалова:

      Хотела написать что-нибудь умное, да расхотела. Я,пока не стала верующим человеком относилась к многодетным родителям тоже плохо. Считала, что они создают себе проблемы по своей глупости. Теперь я понимаю — дети это не проблема, а счастье, но для этого надо было пройти путь воцерковления и общения с отцем Дмитрием (через интернет). Катенька меня поразила своим терпением, кротостью. Несмотря на свое нелегкое детство и большие трудности сейчас в быту, она не унывает, поддерживает других и улыбается. Посмотрев этот сюжет, можно сказать, если в России есть такие ЖЕНЩИНЫ, то Россию ждет хорошее будущее.

    15. Svetlana NI:

      Нас было трое у родителей, жили более-менее нормально, но я всё детство слышала это «нищету плодить». Потом соседка у нас нарожала 6 детей — соседи также злорадствовали: наплодила.
      Такое отношение к многодетным семьям давно укоренилось в России, казалось бы сейчас радоваться нужно при катастрофической убыли населения. Хотя бы радоваться — не я на подвиг решилась, так хоть кто-то вместо меня. Нет, всё то же злопыхательство.
      Тут, конечно, нужно просто всем миром помочь. Не такие уж это жертвы — детей содержать. Не на крайслер же собирать.

      • Ромашка:

        трудно сейчас признаться,но я тоже «дитя системы»,когда родила дочку(1993г)ничего в стране небыло..И я жила без Господа,хотя и под его защитой и сама крестилась и дочь,Слава Богу крестила..Но очень долго жила стереотипом»зачем плодить нищету?»И муж просил, и сама хотела….,но нет.работа,бизнес,карьера..А сейчас и рада-бы,да поезд увы ушёл…Как глупо я прожила БОльшую часть своей жизни…Девочки,женщины,обращаюсь к Вам!!!!Рожайте!!!Рожайте деток,чем больше,тем лучше!!!А мы,(Я),старая ДУРА,которая не делала этого,в своё время,с Божией помощью ,будем Вам помоготь,чем сможем…простите меня,что перекладываю столь тяжкое бремя на Ваши плечи…Но если не вы-то нам,русским-кердык….

        • Svetlana NI:

          Я тоже очень, очень жалею, что у меня одна дочь. Да трудно нам всем было в эту постперестройку, и мозги нам запудрили про карьеру, какое-то другое предназначение. Глупость все это. Теперь рада бы детей вернуть, а нельзя…

    16. iraida:

      Очень любвеобильная женщина- даже такая тяжёлая жизнь не ожесточила её. Детей любит и ещё родит, если Бог даст, мужа любит (который вероятно любит её по-своему),на сестёр зла не держит, на соседей , на всех людей, которые ей отказывали в помощи не обижается. Всех оправдывает и пытается понять.Своею любовью прикасалась многих, но не все приняли ее.А говорят , что любви нет. Вот она ЛЮБОВЬ рядом. Только мы её редко узнаем. Потому что настоящая любовь- это жертва своего времени , внимания, каких-то материальных средств. А главное приложения своего сердца. Спасибо за пост! Трогает до глубины души.Катенька- я верю, что помощь придёт. Голос твоей ЛЮБВИ достучался до наших сердец.

    17. Emilia:

      Низкий поклон Кате. Мы очень мелки со своими проблемками. Боимся трудностей ,боимся рожать больше детей, особенно против наши мужья.Прости ГОСПОДИ. У меня только трое детей. Надо нашу чёрствость оживлять. Спаси Господи отца Димитрия.

    18. artembeloglazov:

      Реально стыдно перед человеком. Абсурд какой-то, чтобы человек с детьми так страдал.
      Обязательно нужно помочь им.
      Спасибо огромное о. Димитрию за то, что знакомит с такими людьми, потому что, не зная о них, воспринимаешь её слова как фантастику. Хорошо отрезвляет.

    19. sestrasestra:

      Надо о. Димитрию подсказать, что надо бы проверить, была ли оформлена земля на КАтерину юридически, и, если нет, то подсказать Кате это сделать. И надо начинать оформлять дом юридически уже сейчас, пока на него кто-нибудь глаз не положил (наверняка там бумаги как надо не были оформлены на строительство), чтобы потом Катерину с детьми не лишили этого дома.
      Как еще помочь Кате?

    20. инна:

      Дай Бог сил и здоровья этой женщине, после просмотра ролика мне стало просто стыдно, нет- даже не за чиновников, а за себя лично, я думаю- я бы так не смогла, вот сижу и примеряю на себя- совесть говорит, что малодушие бы победило. А она рожала, несмотря ни на что. И слова тут излишни. И Господь ей поможет! Уверена. Хотелось бы узнать- как можно хотя-бы соразмерно моим возможностям поучаствовать материально в её судьбе?(хоть я и далеко, на Украине, но для банков ведь границ нет.) А отцу Димитрию огромное спасибо, за то, что он своими усилиями даёт нам грешным шанс приобщиться к делам милосердия. Низкий Вам поклон за это!

    21. 231282:

      Помоги ей Господь!

    22. Aleksandra77:

      Просто хочется сказать, что Катя — настоящая русская женщина! Бесконечно восхищаюсь мужеством и верой этой женщины! Вот бы по первому каналу ее показали! Так нет же! Надеюсь, что в храме будет отдельный конвертик для сбора средств? Отдельное спасибо за прекрасный мультиблог!

    23. moroz:

      И откуда у нас в стране появилась ненависть к детям, кто-нибудь может сказать? Или это тоже от малодетности, поскольку, имея одного ребенка, вряд ли можно стать человеком с «широкой русской душой»..А Катя наша несчастная женщина. Впрочем, наверно, как мы все.

      • Natalya t:

        Несчастная? Меньше всего Катя похожа на несчастную при всех своих трудностях, наоборот, производит впечатление цельной, пребывающей в гармонии с собой личности, а ее ответ на вопрос батюшки о том, почему она решается иметь столько детей меня просто поразил — «Я знаю истину»… человек, знающий истину никогда не будет несчастным. А вот это вот расхожая фраза про нищету пока остается непревзойденной по степени пошлости, когда речь заходит о многодетных семьях.

      • neonilla:

        мне совсем не показалось, что Катюша — несчастная женщина, просто проблемы есть, помочь надо бесспорно, но мне кажется людям с виду более благополучным есть чему у неё поучиться, а чему — это каждый сам для себя может определить.
        Первое, что мне пришло на ум — как молодая женщина, которую по сути никто ничему не учил смогла сама распознать и понять, что главное в этой жизни…некоторые и к концу жизни-то не понимают. Она нам всем преподала урок…

      • Tatiana_Piter:

        Присказку «Нищету плодить» я слышала еще при Советской власти, задолго до перестройки. Причем, произносили её с глубоким возмущением, подозревая в многодетной семье толпу дармоедов. Да и то сказать, какая же труженица на «общий котелок» многодетная мать? В те времена и трое детей считалось многодетностью.. И, что странно, власти, как будто, приветствовали многодетность, ордена давали, медали, детям пр общем сборе в школе ботинки дарили решением родительского комитета, т.к. априори подразумевалось, что многодетная семья — нищая семья. Но если б все начали рожать, медалей на всех не хватило бы .. да и бесплатных ботинок тоже.Как-то так лицемерно сочетались медали и презрение к многодетным. Потому такие отчаянные женщины, как Катюша, и выглядят до сих пор в глазах сытеньких родственников, соседей и чиновников ненормальными, потому что они — люди другой цивилизации. Той цивилизации, которую бесноватые уничтожали в 20-м веке, и которая, надеюсь, снова грядёт! Для Катюши жизнь — в любви, а для презирающих её — в ненависти и завистливой злобе.

      • Tatyana Vladimirovna:

        Мне тоже показалось, что у несчастного человека не может быть такой искренней, наивной улыбки. Сохранить чистоту души после всего, что Катя видела и пережила, — настоящее геройство. Огромное уважение к ней сочетается с осознанием того, как же недосягаемо далеко мне до ее кротости, незлобивости, жалости и любви к людям.

    24. evgenia_r:

      Проблемы и заботы человека, у которого есть образование, жилье и работа не идут ни в какое сравнение с проблемами этой женщины.
      Посмотрив данное интервью — это становится очевидным!
      Надо помогать. Будем помогать.

    25. Алексей:

      Посмотришь на подобное и убеждаешься, как же мелки собственные проблемки, какие то глубокомысленные мыслишки, не дающие покоя.
      И наверное также прошел бы мимо, ну сидит какая то грустная тетка на улице с детьми ну и пусть себе сидит, мне то некогда.

    26. malkova:

      Какой ужас — сын маленький кричит возле леса так, что в деревне слышно. Детям-то как тяжело. Хорошо, что есть такой «Павлин», сейчас ребятам помогут. Не зря отец Димитрий всегд учит, с кем жизнь надо связывать, а тут ужас.

    27. Larmas:

      Очень милая, добрая и мудрая русская женщина! Именно та, которая и в избу… и коня укротит, и детей накормит и поцелует, и мужа пожалеет и поможет ему во всем. И ничего в замен не попросит, кроме покоя в душе и в семье. Такая не предаст. Глядя на эту женщину, веришь, что сила и дух русского народа неисчерпаем. Это дает надежду на будущее нашей страны. Низкий поклон ей. Как помочь Кате?

      • Dana V:

        Екатерина, женщина с нелегкой судьбой и ей нужна помощь. При всем этом она не озлобилась и не потеряла надежду. Это и ценно в ней.
        Вот только этот пресловутый конь, которого надо «остановить» -порядком поднадоел. Тут с мужчинами, которые не хотят официально жениться, не умеющих общаться с детьми не знаешь что делать.
        В напутственном слове при освещении храма МВД о.Дмитрий сказал, что выше профессионализма — качества души человека. Как нам этого не хватает.

    28. Sophie:

      Звучит даже как-то оскорбительно «лукавая Российская Федерация»… При чем тут вообще «Российская Федерация»? Когда конкретные люди проявляют немилосердие, тут ничем не поможешь. Я на себе ощутила, как изменились взгляды прохожих на меня, когда я стала появляться с тремя детьми на улице. А у меня, слава Богу, было все благополучно. Кто заставляет проявлять такое отношение? Причем в большей степени «взгляд медузы-горгоны» был характерен со стороны женщин… И это не только мое наблюдение.
      Тут, кстати, не угодишь людям: будут дети плохо одеты, начнут говорить «опять нищету наплодили», будут хорошо: «Откуда у вас столько денег, чтобы так одеваться?» (как у наших друзей было). В любом случае виноватыми будем.

      • regent:

        это обычная зависть и внутреннее ощущение своей неправоты, т.е. женщины (особенно) чувствуют, что их предназначение на земле несколько иное, чем им вбивают в голову, в т.ч. СМИ и «общественное мнение», и отсюда их неприязнь к нормальным семьям… как бы самооправдание своего никчёмного существования…

        • Kuzma Evgenievna:

          есть такой момент. Приходится своим престарелым родственницам, которые по одному сыну родили, и нянькаются с ним до его пенсии, объяснять, а почему у моей сестры шестеро детей, да ещё мулатов, да ещё один из них ребёнок-инвалид, да почему таких инвалидов не выявляют на ранних сроках, дабы их укокошить… и так далее, и тому подобное. Просто иногда поражаюсь хамству вопрошающих, причём в глаза у неё спросить стесняются, и спрашивают у меня.

          • морж:

            Просто наша страна территория победившего фашизма. Много соплей по поводу ветеранов, идиотские «низкие поклоны» и т.д. а на деле фашистское отношение к старикам, инвалидам, сиротам,женщинам, собственным детям и т.п.

            • Tatiana_Piter:

              Скорее, победившего коммунизма — советикусы, видя детей и многодетные семьи, беспокоятся, что им не хватит при делёжке «всем по потребностям». Потребности-то у них у каждого — ого-го, а индивидуальных возможностей — с гулькин нос, т.к. ни ума, ни сердца от рождения.

        • I.rina:

          А может это «тяжелое наследие советского режима»? Потому что нет такого в Европе и США чтобы ненавидели многодетных, как у нас. Там на них смотрят скорее с завистью и восхищением, в смысле «как они решились/могут себе позволить», ну речь о белых, конечно, которые в сознательном состоянии рожают.

          • ваще:

            только не надо за Америку и Европу — эти инфернальные зоны либерало-педерастии… Большой чёрный папа — любитель содомитов в Америке… министр-мужеложник (активный) в Германии, от которого млеет А.М., и невзрачный французик-извращенец во главе Франции… какие ещё ваще многодетные без зависти и упрёка… идеал запада — типа кучки маленьких будущих педерастиков :-)

            • I.rina:

              Америка очень разная. И Европа тоже. Там есть нормальные люди. Есть белые христиане у которых по 10 детей.

        • Tatiana_Piter:

          Да, верно, «внутреннее ощущение своей неправоты»… иначе говоря, «хвостом чуют» , — вряд ли мысли мают «паспортисток»

      • Дмитрий:

        «лукавая» Российская федерация тут очень даже причем, как и любое государство.
        В любом государстве/системе в силу разных причин существует негласная квота на к-во детей в семье, и существует негласный договор с обществом на эту тему (а в Китае даже гласный). На подсознательном уровне все как бы и так знают, что нужно идти делать аборт (чтоб «не плодить нищету»,»нет условий, а рожает» и т.д ..). И на подсознательном же уровне осуждающие многодетность воспринимают многодетных как тех, кто из общего котла взял себе не одну порцию, а две, то есть превысил квоту за счет них.
        Это напоминает ненависть тех, кто соблюдает лицензионные правила и все программное обеспечение покупает, по отношению к тем, кто пользуется пиратским софтом. Они чувствуют, что платят и за себя и за них, ибо производитель издержки переложит по-любому на покупателя. (Может показаться, что они правильно чувствуют, но это не совсем так, если бы не пираты, лицензионный софт стоил бы гораздо дороже, что хорошо видно на примере опять же Китая)
        Поэтому их реакция понятна.
        Мораль сей басни — кто смел, тот и съел.
        А вторая — современное общество никогда не поднимет на пьедестал многодетность.

        • urisdikziya:

          грабь награбленное мы уже слышали… это от зависти. Брать чужое без разрешения называется воровством, очень невыгодное дело ;)

          • regent:

            так любой грабитель именно так и считает, что грабить награбленное нельзя… он же типа как бы за это награбленное как-то боролся, может, даже жизнью рисковал… :-)
            но наши грабители они же особенные… есть честные бандиты, воры и домушники, которые на своём горбу добывали свой «капитал»… к ним без претензий, а есть бывшие руководители компартии, комсомолии, профсоюзов и прочих школ коммунизма, которые под фанфары разворовали страну без особых усилий, стали представителями крупного бизнеса, вошли во власть и теперь учат всех жить не по лжи, соблюдать законы и заповеди, не завидовать и ни в коем случае не зариться на награбленное ими… а тем, кто попроще втемяшивают в голову шаблон, что «грабь награбленное мы уже слышали» :-)

      • LENA_MATRONA:

        А ВЫ не оскорбляйтесь,один «матерный»капитал чего только стоит.Кто с ним связывался,тот поймет о чем я.Бездна лукавства.

    29. dashul:

      Очень хотелось бы помочь Кате адресно. Сообщите, пожалуйста, ее номер телефона или номер карточки банковской. Спасибо за прекрасную беседу!

    30. Natalia70:

      дайте катин адрес куда отправить помощь

    31. Tatiana_Piter:

      Удивительная женщина. Светлая, чистая душой, умница, красавица. Буду участвовать в помощи этой семье! Пройдет немного времени, детишки подрастут, и все те, кто сейчас «презирает» эту женщину, будут ей завидовать! Цыплят по осени считают… У Катюши будет хорошая «осень»- с детьми и внуками, с большой дружной любящей семьёй и большим, теплым, уютным домом.

    32. георгий панчулидзе:

      Надеюсь на милость Божию и помошь отца Димитрия,что с Катей и ее семьей будет все хорошо.Будем молится о Кате.Знакомая история.У меня тоже шестеро детей (мне 33 года),работал грузшиком,бухгалтером,в пекарне,директором большого склада.Более года безработный,живем дома тесно,но с любовью.Слава и Спасибо Богу помогает ОН нам в это трудное время(государство нам как многодетным не помогает,наверное нашы чиновники не любят многодетных). БОЖЕ спаси и сохрани Отца Димитрия и нас.

      Георгий.Грузия.Кутаиси.

    33. Anatalla:

      Какой наш Батюшка Димитрий мудрый и добрый человек! Этот диалог под часами особенный. Бедная Катенька, сколько ей пришлось пережить. Но больше всего из ее рассказа меня ужаснула жестокость и черствость окружающих Катю людей.Что это вообще за суждения такие: «нищету плодить».Кто дал моральное право подобным людям вставлять свои недалекие оценки?!А более того обижать и вставлять палки в колеса(взять тех же паспортисток, не желавших прописывать малышей) вместо того, чтобы проявить человечность и сострадание. Вообще, конечно, очень трудная у нее сиротская доля — некому было ей ни помочь, ни заступиться.Но, даст Бог, все у Катеньки и ее деток будет хорошо!

      • Tatiana_Piter:

        А вот если бы государство именем людей судило этих слишком «самостоятельных» паспортисток и чиновниц, да так судило бы, чтоб никакой дряни не пришло бы в голову подменять своими базарными «хотелками» государственные законы, тогда мы б в другой стране жили… Законы есть, хоть и завалященькие частенько, но любая самая микроскопическая чиновница, которая и решать-то ничего не должна, может безнаказанно плюнуть на государство и сограждан, элементарно не исполняя свои обязанности. Вообще, в недавние времена это назвали бы вредительством и подрывной деятельностью — и не ошиблись бы!

        • Anatalla:

          Вы знаете, я, конечно, не юрист, но интересуюсь, так для общего развития, юриспруденцией. Я глубоко уважаю позицию «с точки зрения действующего закона». Однако в «недалекие» времена, когда подобные вещи называли «подрывной деятельностью», в основе законодательства находились ни идеи справедливости и естественного права, а принципы правящей безбожной партии. И под «подрывную деятельность» или «шпионаж» или еще что-то в этом роде (воспаленная человеческая фантазия много чего может придумать) легко попадали и православные священники, и просто благочестивые миряне, и те, с кем соседи сводили счеты. В наше время подобное деяние паспортисток с точки зрения действующего Закона также следует квалифицировать, как преступное деяние, но этим должны заниматься сотрудники прокуратуры, но ни мы с Вами.

    34. sergey33:

      Эх, не дослушал. Ехать пора. Мне сейчас через Струнино ехать-то. Соседи…

    35. sheep:

      Какая красивая и чистая душой русская женщина. Божий человечек. Катя, Вы настоящая!!!

    36. innagalits:

      Чем можно помочь Кате?

    37. Irene:

      Сейчас по «Спасу» идет «Диалог под часами». У отца Дмитрия в гостях Людмила Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество».

    38. Nadia356:

      Какая красавица, умница, столько перенесла и не озлобилась.Не смотря на обстоятельства, родила всех детей и еще хочет. Всетаки Гсподь ей помогает.Берется за любую работу и все у нее хорошо плучается. А с мужем мне кажется нужно обязательно поговорить, как-то обо всем, о жизни, какому то батюшке.Возможно ему это даже понравится, такое внимание, расположить к себе.Возможно контакт наладится.Но только батюшка, а не просто психолог.Может быть ему самому где-то, как-то хотелось бы быть ближе к вере,но не знает как, боится.Вот о.Димитрий поможет, может душа и оттаит.Как бы хотелось чтоб все у них наладилось.Помоги Господи!

    39. SergeySV:

      Слушая рассказ многодетной матери об отношении лукавой российской федерации к многодетности, отпадает всякое желание иметь много детей

      • Nina Zakharova:

        Не вся Российская Федерация против многодетности. О. Димитрий, например, за.

        • SergeySV:

          чтобы решиться на многодетность, нужно быть по меньшей мере любимым персонажем отца Димитрия — доном Кихотом, а по большей — стать православным христианином, а это чересчур трудно, требует решительности и постоянства.

      • AngelinaZ:

        У меня немного другое впечатление. Я бы перефразировала Ваш комментарий, Сергей: «Слушая рассказ о жизни сироты, об отношении лукавой российской федерации к детям-сиротам, отпадает всякое желание тратить средства и время только на себя.»
        И дополнила бы «появляется огромное желание помочь детям-сиротам, особенно выпускникам=брошенным ещё раз, теперь и государством».

        С появлением «много детей» у этой женщины появилось много счастья. Лично моё впечатление от этой беседы.

      • LENA_MATRONA:

        Слабо.Не перевелись еще на Руси богатыри…

      • Татьяна:

        Вот видите , друзья, одного уже напугали… Сергей, с вашим чувством юмора у вас все будет замечательно!!! И все ваши шестеро детей будут вас обожать!!!))))

    40. lavrina:

      Всё-таки верующий человек — он совершенно необыкновенный и, действительно, не от мира сего. И это, думаю, прекрасно…

    41. xmosets:

      У моей жены похожая история:
      Когда ей было 3 года на глазах у детей (4 ребенка) мамин «друг» убил отца. После этого мать перестала заботится о детях, их нашли когда они просидели дома без еды более 2-х недель, очень ослабших. Детей поместили в больницу. Мать лишили родительских прав. Но детям после повезло — их отдали не в детский дом, а по разным семьям. Мою жену к себе взяла работник больницы (врач педиатр). Жили они в двоем. Когда жене было 16 лет ее вторая мама умерла рака. При чем ей приходилось вкалывать обезболивающее…
      После смерти матери жене была проведена сложнейшая операция на сердце.
      Я с ней познакомился в техникуме. Живем вместе уже 6 лет. 3 детей, через месяц ждем 4-го. (После 1 и 2-ой беременности у нее был после-родовыей психоз, нужно было лечится в психоневрологическом диспансере).

    42. Irene:

      Какая же ты умница, девонька! При таких трудностях, при таких проблемах – ни обид, ни ропота, а добрая, светлая улыбка, вера и надежда. Дай Бог тебе сил и терпения! Да пошлет тебе Господь добрых людей на твоем пути!

    43. Nina Zakharova:

      У меня четверо сыновей дошкольников, и мы оформили семейный детский сад, я получаю около 30 тыс в Москве. Может, Катя тоже сможет так? Если своих дошкольников не хватает, можно зачислить в свой семейный сад детей из других семей. Подробности можно узнать в интернете. В любом случае я готова перечислить небольшие деньги. Хорошо, если будет электронный счет.

    44. Darya2211:

      Скажите, пожалуйста, как можно помочь Кате?Может быть можно было бы опубликовать ее контакты, чтобы отослать посылку или приехать к ней с помощью?

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.