Диалог под часами. В студии депутат Светлана Хохлова (ТК Спас 2012-11-30)
Беседа протоиерея Димитрия Смирнова с депутатом городского поселения Истра Светланой Константиновной Хохловой. ТК Спас, 30.11.2012 г.

NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Диалог под часами. В студии депутат Светлана Хохлова (ТК Спас 2012-11-30)

Прот. Дмитрий Смирнов: Здравствуйте, дорогие братия и сестры! Мы вновь с вами в передаче «Диалог под часами». И сегодня у нас в гостях и поэт, и депутат местного совета Светлана Хохлова. Здравствуйте, Светлана Константиновна!

Светлана Константиновна Хохлова: Здравствуйте, батюшка!

Прот. Дмитрий Смирнов: Так получилось, что я узнал о Ваших таких трудностях всяких, и вот решил Вас пригласить, чтобы Вы поподробнее рассказали. Может быть, кто-то из наших зрителей сумеет помочь Вам в Ваших проблемах? Как это можно охарактеризовать? Что Вас беспокоит?

Светлана Константиновна Хохлова: Начну с самого начала.

Прот. Дмитрий Смирнов: Лучше с конца.

Светлана Константиновна Хохлова: С конца, тогда значит с августа. Двадцать четвёртого августа президент дал поручение губернатору Шойгу и премьеру Медведеву проверить охранность зон в Ново-Иерусалимском монастыре. Отец Феофилакт, настоятель монастыря, пригласил общественность к себе. Я – депутат, и общественная группа у нас есть такая.

Прот. Дмитрий Смирнов: Депутат истринского...

Светлана Константиновна Хохлова: Депутат городского поселения Истры, так теперь называется.

Прот. Дмитрий Смирнов: Городского поселения... А это не город, а поселение?

Светлана Константиновна Хохлова: Вообще-то меня тоже смущало, что это – город или поселение, а оказывается, что «поселение» называется потому, что в него вошли ближайшие деревни, поэтому теперь называется не просто «город Истра», а с вошедшими вот этими деревнями.

Прот. Дмитрий Смирнов: А, понятно.

Светлана Константиновна Хохлова: И мы начали работать на эту тему. Подготовили письмо со всеми аргументами, со всеми нарушениями…

Прот. Дмитрий Смирнов: А там были нарушения?

Светлана Константиновна Хохлова: Колоссальные были нарушения.

Прот. Дмитрий Смирнов: А какого рода?

Светлана Константиновна Хохлова: Вот у нас есть такая в городе улица Пролетарская Морозова... Давайте, сначала расскажу, что такое «охранная зона»?

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну, охранная зона – это всем понятно.

Светлана Константиновна Хохлова: Понятно, да?

Прот. Дмитрий Смирнов: Если существует памятник истории культуры, то он должен охраняться: и как здание, и окружающая среда. Близ него нельзя строить. А ещё подальше нельзя строить здания определенной высоты и так далее…

Светлана Константиновна Хохлова: Да, правильно, это называется регламент охранных зон.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да, ну просто это часто находится в пренебрежении.

Светлана Константиновна Хохлова: Не просто в пренебрежении, а как раз в том и беда... У нас же русская Палестина! И когда Патриарх Никон вместе с царем Алексеем Михайловичем увидели красоту истринской земли, царь Алексей Михайлович сказал, что вот это русская Палестина. О, нет, он сказал, что «вот, Новый Иерусалим здесь». И Патриарх Никон эту идею развил и выстроил Новый Иерусалим. Тем более что тут не просто сама по себе идея, сама по себе красота да, но ещё и сходство святынь, которые рядом располагались. Ещё и удивительное сходство ландшафтов. Вот, например, реку Истру Патриарх Никон назвал «рекой Иордан». И у нас до сих пор какие-то святыни сохранены, но очень многое пошло под застройку. И самое печальное, что это произошло в последние десять лет. Зоны уже были согласованы в две тысячи шестом году. И вот, несмотря на то, что они были согласованы с нашим местным руководством, всё равно застройка продолжалась. И когда уже были утверждены Громовым – это было четвёртого апреля одиннадцатого года – и всё равно вот эта застройка незаконная с превышением высотности продолжалась. В частности, есть такая улица Пролетарская. Там вообще хотели целый микрорайон построить. И построили пока один дом, но тоже с превышением высотности. И, наверное, это бы продолжилось, если бы общественность не поднялась на защиту. Так, сейчас есть город Истра...

Прот. Дмитрий Смирнов: А общественность местная или кто-то из москвичей?

Светлана Константиновна Хохлова: Местная. Нет, к сожалению, пока только местная.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну это здорово, что всё-таки у вас такие сознательные жители. Обычно всё как-то равнодушие полное.

Светлана Константиновна Хохлова: К сожалению, да... это очень такая...

Прот. Дмитрий Смирнов: У людей просто недостаточен культурно-образовательный ценз, чтобы суметь оценить.

Светлана Константиновна Хохлова: Батюшка, Вы знаете, ещё мне что кажется, люди как будто как выжатые все. Вот за меня даже сейчас соседи заступаются... Но у них такой вид... усталый. Люди уставшие чрезвычайно.

И когда отца Феофилакта вызвал к себе Патриарх, сказал, чтобы отец Феофилакт готовил вот это письмо. Мы вместе как доверенные лица (я как депутат и его юрист), собрав все документы, которые у нас были, подготовили это письмо. К нам приехала сначала прокуратура...

Прот. Дмитрий Смирнов: А на чьё имя?

Светлана Константиновна Хохлова: На имя Патриарха. К нам сначала приехала областная прокуратура. Составили акт, с которым мы, конечно, не согласились.

Прот. Дмитрий Смирнов: О чём?

Светлана Константиновна Хохлова: Акт о нарушениях. Но там по акту получалось почти всё хорошо. Фактически. Но батюшка взял и написал, с чем он не согласен, а мы подписали. Прямо в этом акте написал, вот это «я не могу такое подписать». Потому что там как будто всё хорошо.

Прот. Дмитрий Смирнов: То есть прокуратура не на стороне закона, а на стороне застройщиков.

Светлана Константиновна Хохлова: Тут трудно сказать. Понимаете, если я так скажу...

Прот. Дмитрий Смирнов: То что?

Светлана Константиновна Хохлова: ...то как бы получится, что я рано сужу. Вот, но тот акт...

Прот. Дмитрий Смирнов: Но судя по этому акту?

Светлана Константиновна Хохлова: По акту получалось да, что что-то не совсем то, что нужно.

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, а Вы знаете, я где-то читал – не помню уже где – что в нашей стране вообще свобода слова, которая гарантируется президентом. Поэтому, если Вы скажете, «у меня такое мнение», после этого Вы можете говорить всё, что угодно.

Светлана Константиновна Хохлова: Хорошо.

Прот. Дмитрий Смирнов: Это даже не подсудно.

Светлана Константиновна Хохлова: Не подсудно? Меня в этом году судили! Сейчас я Вам расскажу.

Короче говоря, потом (после вот этого) приехала уже прокуратура генеральная. Там акт не успели составить, но с тех пор, как всё это произошло, началась просто клеветническая кампания в городе.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну это понятно. Видимо, Вы тем, что поднимаете шум, препятствуете бизнесу людей, которые производят застройку, это же их бизнес. Поэтому, понятное дело, неизбежна против Вас кампания и всё, что угодно может быть. Нам это очень понятно и привычно. Но мне вот интересна позиция генеральной прокуратуры.

Светлана Константиновна Хохлова: Пока ещё не сказали. Это было в конце октября, когда они приехали, и нам сказали: «Ждите». Мы ждём.

Прот. Дмитрий Смирнов: А, то есть ещё позиция не обозначена.

Светлана Константиновна Хохлова: Да, никто нам ещё не сказал. Но кампания ужасная... Вот про батюшку... тут прямо, вот представляете?

Прот. Дмитрий Смирнов: Я представляю... Я даже могу не читать. Дело в том, что все вот эти заказные вещи, они...

Светлана Константиновна Хохлова: … надергали из Интернета просто.

Прот. Дмитрий Смирнов: Просто клише. А как ещё пишется? Неужели кто-то куда-то поедет?

Светлана Константиновна Хохлова: Точно, клише.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да, определенная... Вот даже вижу: «...золотому тельцу». Ну такие...

Светлана Константиновна Хохлова: … набор знакомых фраз.

Прот. Дмитрий Смирнов: Абсолютно.

Светлана Константиновна Хохлова: Надергали, причём тут потом подтянули автора, некто Сергей Бычков. Аж в две тысячи пятом году про батюшку написал. Мы открыли Интернет и увидели, что на этого Бычкова Гусинскому жаловались. Какая-то церковь, которая автокефальная, по-моему, она называется, и союз каких-то еврейских общин. Жаловались на него, что он клеветник.

Прот. Дмитрий Смирнов: Наши евреи жаловались? На Сергея Сергеевича?

Светлана Константиновна Хохлова: На вот этого Бычкова, да.

Прот. Дмитрий Смирнов: Надо же!

Светлана Константиновна Хохлова: Да, за то, что он клевещет. Ну и, короче говоря, этот документ мы вытащили. Естественно, он у нас есть. То есть мы можем подтвердить. Тем не менее, не стесняются те, кто набрали вот этой клеветы из Интернета, не стеснялись – слепили Бог знает что.

Прот. Дмитрий Смирнов: Светлана Константиновна, Вы поймите, Вы находитесь сейчас в положении человека, который говорит, что: «Вот позавчера зарезали моего соседа и не постеснялись его при этом ограбить!» Если уж человек отваживается на сочинение каких-то материалов (естественно, по определенному заказу, даром-то кто будет работать?), то чего уж тут? Какое может быть стеснение? Стеснение может быть только в средствах.

Светлана Константиновна Хохлова: Смотрите, какой фокус...Они пишут, что «золотому тельцу», а средств не пожалели! По всей Истре раскидали газетёнки-то такие.

Прот. Дмитрий Смирнов: Конечно, да нет... Вы как будто, ну я не знаю, первый раз замужем. Раз Вы депутат, да ещё взялись мешать чьему-то бизнесу по уничтожению ландшафта памятника такого мирового значения... Недаром Дмитрий Анатольевич сам лично взялся быть ответственным за восстановление этой святыни, которая пострадала во Вторую мировую войну. Там ведь имеется и музей прекрасный, и действующий теперь монастырь, Это, действительно, русская святая земля, специально созданная. Три сотни лет это место является местом паломничества. Особенный такой, продуманный, можно сказать, объект.

Конечно, в чём большие трудности у нас в стране? У нас вообще нет земли. Мы такая вот нищая страна – что-то вроде Цейлона. Поэтому земли вообще нет. Поэтому нужно обязательно Ясную Поляну застроить, нужно застроить Новый Иерусалим, нужно застроить Архангельское. Понимаете? Хотя, ну отъезжай ещё на какое-то количество километров – и пустые поля, заросшие деревьями, толщиной с ногу. Нет, почему-то вот нужно обязательно... Как великий русский поэт Алексей Толстой сказал: «Сад изгадить надо затем, что он цветочный».

Светлана Константиновна Хохлова: Как будто зависть какая-то, да?

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну нет, я думаю, что для людей деньги – это ценность понятная. А красота пейзажа и сохранение места в том виде, как оно было... Потому что вот нам же очень важно, чтобы когда смотришь на монастырь, сзади него не торчали вот эти зубы современной безобразной архитектуры. Потому что эта архитектура – это не архитектура. Эти строения – они безобразны.

Светлана Константиновна Хохлова: Безобразны, безобразны...

Прот. Дмитрий Смирнов: Вот, а они этого не чувствуют. Понимаете, наш народ в большинстве своём не чувствует, что выкинуть окурок из окна автомобиля или высморкаться на тротуар – это значит нарушить красоту. Не чувствуют красоты, потому что красота планомерно семьдесят с лишним лет уничтожалась. И люди выросли вот в таких ужасных районах, где вообще нет ничего красивого. Понимаете? Всё разворочено: дороги, бордюры, дома. И поэтому люди живут, как в помойке. Поэтому для большинства людей то, о чём Вы так заботитесь, не представляет ценности. И вот эти застройщики, может быть, хорошие специалисты в бизнесе, возведении зданий. Но вот у них рука очень легко поднимается на то, чтоб уничтожить пейзаж.

Светлана Константиновна Хохлова: Эти все люди у нас в районе... В администрации ни один истринец практически не работает. Вот смотрите, мэр города – из Тамбова, Анна Николаевна Щерба, глава района, – из Пинска, это прекрасные русские города. Вокруг – люди из Углича, ещё где-то. Застройщик один из Тулы – прекрасный поэт Юрий Иванович Воротнин. Он пишет в своих стихах, как он жалеет о том, что его родная земля заросла ковылём. Но одновременно приезжает в Истру – и мою родную землю совершенно не жалеет. То есть ему здесь всё равно. Такое впечатление, что как будто они чужие, временные на этой земле. Вот что! Конечно, Вы говорите правильно, что многие из них...

Прот. Дмитрий Смирнов: Вот, понимаете, когда я тут был два раза в Венеции... Ну я совсем не итальянец. Но красота – она и есть красота. Если бы мне сказали: «Вот тебе десять миллионов долларов, давай построй в Старом Городе в Праге самую большую в мире башню». Я бы сказал: «Знаете, я этого делать не буду, я просто не могу, у меня рука не поднимется». А у этих людей... Им надо обязательно вот это испортить. Почему? Потому что, если из окон будет виден монастырь, это будет дороже стоить.

Светлана Константиновна Хохлова: Элитное...

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну да, они используют то, что им не принадлежит для того, чтобы с этого взять деньги.

Светлана Константиновна Хохлова: Вот в том-то и дело. Хотелось бы ещё людям сказать.

Прот. Дмитрий Смирнов: И вот ваша деятельность заключается в том, что вы...

Светлана Константиновна Хохлова: … противостоим.

Прот. Дмитрий Смирнов: А много вас таких вот противостоящих?

Светлана Константиновна Хохлова: Вы знаете, у нас есть такая инициативная группа и общественное движение «Гражданская позиция» Истры. Вот оно не зарегистрировано, а инициативная группа зарегистрирована. И это движение, люди же все работают, как-то все заняты, но я постоянно поддержку получаю от людей, иногда даже просто моральную: «Света, мы прочитали там на твоём сайте, мы там за тебя молимся, если нужно, шум поднимем», ещё что-то, вот такое мне предлагают.

Прот. Дмитрий Смирнов: Хорошо, а мэр на Вашей стороне?

Светлана Константиновна Хохлова: Нет, к сожалению, тоже не на моей стороне.

Прот. Дмитрий Смирнов: А его заместители?

Светлана Константиновна Хохлова: Никто. Никто.

Прот. Дмитрий Смирнов: То есть из администрации никто?

Светлана Константиновна Хохлова: Из депутатов даже никто.

Прот. Дмитрий Смирнов: То есть все в деле?

Светлана Константиновна Хохлова: Наверное.

Прот. Дмитрий Смирнов: А Вам деньги предлагали?

Светлана Константиновна Хохлова: Три раза.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да? И помногу? Сколько стоит Ваше невмешательство...?

Светлана Константиновна Хохлова: Прямо привозили конверт. Но я не заглядывала. Я сразу отказалась. Три раза это было.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну а толстенький так конвертик?

Светлана Константиновна Хохлова: Ой, батюшка, не разглядывала, потому что это даже страшно – взять деньги.

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, взять не надо. А спросить: «А сколько там?»

Светлана Константиновна Хохлова: Ой, честно говоря, даже не помню, спросила или нет, просто сам факт фантастический.

Прот. Дмитрий Смирнов: Интересно, а кто предлагал?

Светлана Константиновна Хохлова: Я так полагаю, что от одного из застройщиков это происходило. Точно, на сто процентов сказать не могу.

Прот. Дмитрий Смирнов: А угрозы какие-нибудь были?

Светлана Константиновна Хохлова: Угрозы давно уже идут.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну а угрозы какие?

Светлана Константиновна Хохлова: Значит, первый раз год назад появилась клевета. Тоже газету привезла. Вот в этих газетах меня оклеветали. Вот здесь письмо в редакцию написал некий Аблаков: «Вырвала микрофон из рук у него...

Прот. Дмитрий Смирнов: Ай-ай-ай...

Светлана Константиновна Хохлова: ...практически схватив за горло. И начала кричать что-то про родную землю, дорогу и так далее». Вот. Когда я принесла этот документ в милицию, милиция мне сказала: «В общем мы здесь ничего не усматриваем». А через два месяца этот человек подал на меня в суд, и уже было написано, что я его обозвала «вороной-провокатором». У нас была видеозапись. Это дело происходило на публичных слушаниях по генплану, и якобы я его обозвала «вороной-провокатором». Целый зал свидетелей. Естественно, все слышали, что я не обзывала. Была видеозапись с этого заседания.

Прот. Дмитрий Смирнов: А Вы знаете, Светлана Константиновна, нельзя доказать, что я Вам не давал три рубля.

Светлана Константиновна Хохлова: Нельзя. Но видеозапись есть. Никто не принял во внимание.

Прот. Дмитрий Смирнов: Эту видеозапись?

Светлана Константиновна Хохлова: Ни видеозапись, ни моих свидетелей.

Прот. Дмитрий Смирнов: И Вас осудили.

Светлана Константиновна Хохлова: Один раз, а потом ещё в областном суде всё подтвердили.

Прот. Дмитрий Смирнов: И к чему Вас присудили?

Светлана Константиновна Хохлова: Я должна Аблакову двадцать тысяч рублей. Вот этому. И получил он кусок земли. Мне тут же пришла информация, что ему дали кусок земли. Всё, парень удовлетворён, я думаю. Всё. Теперь будут искать следующего такого.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну, понятно.

Светлана Константиновна Хохлова: Вот. С тех пор, значит, в Истре ещё много чего произошло. Клевета и вот эти суды закончились где-то к середине лета. Начался другой виток.

Прот. Дмитрий Смирнов: И сколько было судов против Вас?

Светлана Константиновна Хохлова: Ну вот, наверное, суда четыре проходили по поводу того, что я якобы его обозвала вороной-провокатором. Вот. Потом притихли некоторое время, тишина...

Прот. Дмитрий Смирнов: Подождали, пока Вы подумаете над своей судьбой. А ещё какие угрозы были?

Светлана Константиновна Хохлова: Значит, следующим было такое: у нас по соседству незаконно на общедолевой собственности строят пиццерию, прямо около моего дама фактически. Жители ко мне (из шестого, я живу в восьмом, а это жители из шестого) жители ко мне обратились. Ну что я могла сделать? Я позвонила в милицию, говорю: «Копают!» А милиция не приехала. Я пришла туда. Жители говорят: «Что делать? Сносить нам забор или нет?» Ну такое какое-то вот замешательство. И развязали эти секции и уложили забор. Потому что никто, ни прокуратура не реагирует – никто. И они сами взяли и уложили забор, КамАЗ не пропустили, который ехал. Неделя прошла. Я была на приёме у министра по экологии.

Прот. Дмитрий Смирнов: Министра областного?

Светлана Константиновна Хохлова: Областного, да.

Прот. Дмитрий Смирнов: Там есть такой министр?

Светлана Константиновна Хохлова: Да, есть у нас такой министр. Воронцов.

Прот. Дмитрий Смирнов: Интересно. Чего он сказал?

Светлана Константиновна Хохлова: «Разберёмся». Вот до сих пор разбираются. Прошло уже полтора месяца. Пока я даже ответа не получила. Вот. И в это время, пока я была, приехала телерадиокомпания, по-моему, «Московия». Приехали, отсняли передачу, уехали. И на следующий день мне позвонил милиционер и пригласил с ним встретиться.

Прот. Дмитрий Смирнов: Милиционер ваш местный?

Светлана Константиновна Хохлова: Да. Наш участковый.

Прот. Дмитрий Смирнов: Чего сказал?

Светлана Константиновна Хохлова: Ну сказал, что я забор свалила, надо встретиться. Но я встретиться с ним не могла, у меня были дела. Я месяц не могла встретиться с ним. Ну, судя по тому, что... Дальше, если бы я с ним встретилась, я думаю, что... Хорошо, что я была занята этот месяц, не могла встретиться. Потому что, если бы я с ним встретилась, дальше бы события развивались по этому же сценарию. Суд...

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну да, могли Вас побить, а сказали, что Вы избили двенадцать милиционеров, из них четверо в реанимации...

Светлана Константиновна Хохлова: Да. Так так и произошло! Позавчера я выезжаю со своей стоянки, от своего дома, и двое милиционеров бросаются на капот моей машины, вытаскивают ключ из замка. Я выскакиваю, меня хватают за обе руки и не отпускают вообще, держат до тех пор, пока не приехала ГАИ. Слава Богу, ГАИ не нашла состава преступления, ключи мне отдали. Но вот такое было.

Прот. Дмитрий Смирнов: А что же такая у них не согласованность? Как плохо работает министерство внутренних дел-то?

Светлана Константиновна Хохлова: Не понятно. И сегодня утром...

Прот. Дмитрий Смирнов: Конечно, это другой департамент, я понимаю, но всё-таки могли бы согласовать, чтобы нужное ГАИ приехало. В одном городе не могут порядок навести: справиться с одним депутатом.

Светлана Константиновна Хохлова: Но дело в том, что я просто думаю, ведь милиция же выполняет и как бы свою огромную работу делает, и как-то вот я бы тоже не хотела на них особо обижаться. Но это уж, конечно, был случай чересчур.

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, тут понимаете, обижаться – это уже, знаете, такое дело семейное. А тут не обижаться... Дело в том, что роль милиционера – это защита таких женщин, как Вы. Понимаете? И оказание всяческой помощи. А не наоборот. Поэтому то, что они делают – это называется должностное преступление. Поэтому тут дело не в этом: обиделись Вы или нет. Тут совершено преступление. Чтоб оно не совершалось впредь, оно должно быть законным образом зафиксировано, и этому должна быть какая-то реакция, например, служба внутренней безопасности есть и так далее. То есть нужно как-то вмешиваться в это дело.

Светлана Константиновна Хохлова: Вот они вмешались по-своему...

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну вот. Очень интересно.

Светлана Константиновна Хохлова: Удивительно себя соседи повели. Они через некоторое время спустились, попытались меня отбить, когда меня не отпустили. Они собрались там у подъездов. И потом милиционер всё к ним подбегал, то есть полицейский, вот всё я не могу...

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну это не важно, привыкнем. Я тоже путаю.

Светлана Константиновна Хохлова: …всё подбегал: «Подпишите протокол». Они все врассыпную, не хотят даже подписывать никаких протоколов против меня, то есть...

Прот. Дмитрий Смирнов: А почему бы его не порвать?

Светлана Константиновна Хохлова: Будет опять с нашей стороны правонарушение какое-то. Люди же всего боятся. Мы же запуганные, зашуганные до предела.

А сегодня утром выхожу из подъезда, завожу машину, и вдруг вижу, что под моей квартирой (у меня два окошка на первом этаже) написано: «Света, иди в монастырь», а на двери: «сдай мандат», ну матерных слов не буду произносить, не положено... И тут уж соседи вызвали милицию, пришёл участковый. Я слышала, как они показания давали, объясняли ему, что оказывается не только около моего подъезда, около первого ещё было то же самое написано. То есть продолжается вот всё это преследование.

Прот. Дмитрий Смирнов: Но они не сказали что это Вы написали?

Светлана Константиновна Хохлова: Не знаю. Соседи так сказать не могли.

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, милиция. Сама написала, сама вызвала.

Светлана Константиновна Хохлова: Для славы, да?

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну, что, почерк Ваш? Злоумышленники же печатными там буквами писали?

Светлана Константиновна Хохлова: Ну почти какими-то.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну вот. Печатными буквами, но почерк-то Ваш! Не говорили так?

Светлана Константиновна Хохлова: Ещё нет.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну скажут ещё.

Светлана Константиновна Хохлова: Какой-то велосипед стоял у нас под окнами сегодня. Мы его не могли найти. Специально затащили в подъезд...

Прот. Дмитрий Смирнов: Чей-то.

Светлана Константиновна Хохлова: Чей-то, да. Когда вызвали милиционера, мы ему отдали этот велосипед. Оказалось, вдруг какой-то мальчик подходит и говорит: «Это мой. Только я не знаю, как он туда попал. Он должен стоять у пятого подъезда. Но как он попал вот сюда – не понятно».

Прот. Дмитрий Смирнов: Действительно. Ну может быть он с мотором и с крыльями?

Светлана Константиновна Хохлова: Может сам ушёл.

Прот. Дмитрий Смирнов: Интересно. Это вот прямо сегодня же утром и свежая новость?

Светлана Константиновна Хохлова: Да. Когда меня милиция задержала (полиция), я очень боялась, больше всего, что я на передачу не попаду. Потому что ведь, что угодно: могут взять и посадить или ещё что-то сделать. Не попаду на передачу и не смогу сказать, что в Истре происходит. Может быть, посмотрит кто-нибудь из вышестоящего начальства. Пусть они увидят. Уже дошли до святого. Ну как можно батюшку оболгать? Ну как это вот...

Прот. Дмитрий Смирнов: Как можно... А Вы не знаете, что сейчас вообще против Церкви идёт война? Это очень вписывается всё...

Светлана Константиновна Хохлова: Бога не боятся.

Прот. Дмитрий Смирнов: …так сказать, в общую тенденцию. Ничего такого страшного. Надо понимать, что у нас, в нашей стране это повсеместно. И даже верховное руководство ничего не может враз сделать. По-моему, мы в этой атмосфере живём.

Ну, а вот есть какая-то надежда на то, что всё-таки победа будет за Вами, и застройка прекратится? Вот что им мешает быстро начать строить и игнорировать Ваше какое-то мнение? Чего они боятся?

Светлана Константиновна Хохлова: Наверное, они боятся всё-таки президента.

Прот. Дмитрий Смирнов: А, президента побаиваются.

Светлана Константиновна Хохлова: Всё-таки, думаю, побаиваются. Хотя, конечно, вся вот эта кампания, как макароны, лезет со всех сторон, но всё-таки они не могут вот так крышку открыть – и выпрыгнуть, они вот так как-то выползают, понимаете, так вот тайно, пытаются нас, наверное, удушить.

Прот. Дмитрий Смирнов: Понятно. Интересно. Ну а ведь какая-то реакция от президента, кроме вот того, что Вы давеча рассказали, что он вызывал и премьер-министра, и губернатора, есть?

Светлана Константиновна Хохлова: Он прямо дал поручение (это было в газетах или в Интернете, я не помню, ну в СМИ, короче, я видела это дело) поручение проверить сохранность вот этих охраняемых территорий.

Прот. Дмитрий Смирнов: Дело в том, что ведь мэр и его компания, они же могут так подать, что да проверено, всё замечательно.

Светлана Константиновна Хохлова: Они хотели так.

Прот. Дмитрий Смирнов: И чего тут сделаешь? И президент успокоится: «Всё проверили, фу, слава Богу, сведения не подтвердились», ну как это обычно.

Светлана Константиновна Хохлова: Да, наверное, так, но дело в том, что Патриарх-то уже сказал прямо по телевидению он где-то сказал речь, что в Новом Иерусалиме нарушаются зоны охраны. Как же, он что же теперь свои слова возьмёт обратно? Если бы он это точно не знал, разве бы он это сказал?

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, конечно.

Светлана Константиновна Хохлова: Конечно, нет. Значит, он знает. И наша власть это прекрасно знает.

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, Патриарх-то знает. Но, понимаете, если у них есть нарушения, то тогда надо сносить? А может, там и заём в банках, тогда это вообще, банк-то не будет прощать.

Светлана Константиновна Хохлова: Насколько мне известно, в доме, который не застроили, уже продали все квартиры. Во всяком случае, такой слух в городе есть, что уже проданы все квартиры. То есть там уже всё давно окупилось. Но дело в том, что, понимаете, никто бы их и не стал, наверное, заставлять сносить этажи, лишь бы только они дальше не строили, уже в пойменную землю не лезли. Тем более что там по документам прокуратуры написано, что пойменная зона в случае аварии на гидроузле попадает на четыре метра в зону затопления. Ну зачем? То есть мы здесь построим, уедем, а что с вами будет – наплевать? Понимаете?

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну конечно. Работаешь мэром, зарабатываешь тут деньги на этой земле. А потом возвращаешься куда-то к себе в Пинск, или в Тулу, или в Углич...

Светлана Константиновна Хохлова: В Тамбов.

Прот. Дмитрий Смирнов: В Тамбов. Хорошая земля плодородная. Там завести себе на эти деньги хорошее хозяйство, приносящее стабильный доход. Так что ясные вещи. Ну а, если это не военная тайна, потому что я понимаю, война – есть война, какие Ваши будут дальнейшие действия?

Светлана Константиновна Хохлова: Я хочу хотя бы получить ответ от министерства экологии и ответ по пиццерии, который мне до сих пор не дают, хотя, говорят, он получен.

Прот. Дмитрий Смирнов: А Вы не пробовали привлекать сами московских журналистов, допустим?

Светлана Константиновна Хохлова: Пробовали, приезжали, у нас три передачи было за последний год только снято.

Прот. Дмитрий Смирнов: А они в эфир выходили?

Светлана Константиновна Хохлова: Выходили. Передача пятиминутная была, но очень такая ёмкая новостная о том, что продолжается застройка охранных зон. Журналисты много писали. Я сама журналист. Куда я только ни писала! В какие только места, в какие только газеты! И очень помогал Евгений Соседов. И он занимался и Можайском (там Бородино), и Радонежем, и, конечно, он очень помог нам вот здесь.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну в Бородине, я слышал, что вроде отбили.

Светлана Константиновна Хохлова: Частично. Но зато там такой произвели ремонт, что глаза бы не глядели. Мне прислали снимки, как отремонтировали подножия этих памятников. Так всё... плохо, короче говоря. Ну, хотя бы отбили от какой-то застройки. Вот насчёт Радонежа – не знаю, давно с ним не созванивалась. И он по монастырю нам очень помог. Это его помощь в том, что приехали вот эти радиокомпании. Он свою работу делает, и, конечно, я ему очень признательна.

Прот. Дмитрий Смирнов: А вот что нужно сделать, чтобы Вас обезопасить от...? Ну, как-то, знаете, идёшь по улице, вдруг какие-то хулиганы. Или, допустим, бывает, вот я слыхал, бывают всякие ДТП. Едет человек – и вдруг ДТП. Не говоря уж как-то про прямое вмешательство: два милиционера крутят руки, предварительно бросившись на капот. А бывает, и сумасшедшие нападают, маньяки. Понимаете? Вот как можно было бы Вас обезопасить? Ваши там... Члены вашего движения что-то делают для этого?

Светлана Константиновна Хохлова: Они люди не такие заметные, они так не вылезают. Я волей-неволей по роду своей депутатской деятельности уж взяла на себя такое бремя, поэтому я волей-неволей на виду. А люди всё-таки как-то осторожнее.

Прот. Дмитрий Смирнов: А другие депутаты, вот Вы упомянули, что они как-то с Вами не солидарны?

Светлана Константиновна Хохлова: Нет, не солидарны.

Прот. Дмитрий Смирнов: А что они вам говорят?

Светлана Константиновна Хохлова: Стараются не говорить. Иногда шёпотом, когда мы выходим уже с Совета депутатов говорят: «Света, ты конечно права, но ты понимаешь…»

Прот. Дмитрий Смирнов: А что понимаешь?

Светлана Константиновна Хохлова: А я просто говорю: «Я понимаю, я всё понимаю». Ну, чем-то связаны.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну да. А тогда какой смысл вообще быть депутатом?

Светлана Константиновна Хохлова: Наверное, попросили их. Ведь меня же тоже попросили. Не я сама стала депутатом: взяла и сама себя зарегистрировала. Нет, ко мне подошёл как раз от КПРФ представитель и говорит: «Будешь?» Я сначала отказалась, сказала: «Не, не буду». «Ну ты подумай». Я подумала, а вдруг я что-то могу сделать хотя бы для своей для Истры?

Прот. Дмитрий Смирнов: А, кстати, а Андреевич Вам не может помочь?

Светлана Константиновна Хохлова: А кто это?

Прот. Дмитрий Смирнов: Геннадий Андреевич – вот такой есть у нас депутат большой. Он даже фракцию возглавляет.

Светлана Константиновна Хохлова: Есть, да. Я обращалась к Черемисову, сказала, что мне угрожают. Но он: «Ладно, Света, пока тебя ещё не убили – всё нормально».

Прот. Дмитрий Смирнов: А он – бывший милиционер?

Светлана Константиновна Хохлова: Вот да, рассуждает примерно так.

Прот. Дмитрий Смирнов: Потому что многие мои прихожане говорят, что очень часто в полиции рассуждают так: «Вот когда убьют, тогда...»

Светлана Константиновна Хохлова: «...тогда будете обращаться». Ну, что-то вот такое, да.

Прот. Дмитрий Смирнов: Хорошо. Вот я бы Вам посоветовал, конечно, заявление ну как бы в трёх уровнях написать: и участковому...

Светлана Константиновна Хохлова: Написала.

Прот. Дмитрий Смирнов: и в ваше ГУВД...

Светлана Константиновна Хохлова: Написала.

Прот. Дмитрий Смирнов: и в министерство...

Светлана Константиновна Хохлова: Написала.

Прот. Дмитрий Смирнов: и также в прокуратуру.

Светлана Константиновна Хохлова: Написала.

Прот. Дмитрий Смирнов: «Мне поступают угрозы»... Есть такое?

Светлана Константиновна Хохлова: И в прошлом году также, батюшка, написала – ноль эмоций.

Прот. Дмитрий Смирнов: До того?

Светлана Константиновна Хохлова: До того, как суд был.

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, это не важно. Но, чтоб оно было. А у Вас есть копия?

Светлана Константиновна Хохлова: Обязательно! Я за три года научилась – верить нельзя ничему. Обманывают на каждом шагу. Нельзя! Вот если, Боже упаси, ты дал – даже никто не видел, что ты просто так написала заявление. В прокуратуре сейчас такой новый фокус: ты отдаёшь заявление, его пишут в журнал, но тебе не дают никакую расписку, что ты отнесла. Всё. Наша инициативная группа даже с этим пытается бороться, чтобы что-то давали, хоть какую-то расписку, чтоб было с кого спросить, – ничего подобного.

А написала я за последние два месяца, наверное, двадцать писем. В Общественную палату. Не только по себе. По себе тоже, когда уже стали совсем прижимать, я тоже везде понаписала. По незаконной застройке в Истре. Ведь, понимаете, жителям не оставляют места даже ходить. Даже тротуаров нет. Если Москва – город большой, тут огромные площади, можно настроить всяких монстров – и всё равно останется, где пройти. А Истра – это малюсенький городок. Там вот настроили, если смотреть в перспективу...

Прот. Дмитрий Смирнов: Да я недавно был.

Светлана Константиновна Хохлова: В Истре?

Прот. Дмитрий Смирнов: Да. Я ездил причащать двух пожилых людей – своих знакомых – и проезжал. Если бы я знал, я бы к Вам заехал. Как Вы сказали, дом шесть?

Светлана Константиновна Хохлова: Дом восемь. Юбилейная, восемь. Я Вам телефон напишу.

Прот. Дмитрий Смирнов: А у вас есть сайт, да?

Светлана Константиновна Хохлова: У меня два сайта. Мне, во-первых, батюшка поручил, отец Феофилакт, делать сайт для монастыря. Называется «Новый Иерусалим во времени и пространстве». Я там собираю материалы по Патриарху Никону, собираю материалы по русской Палестине, по тому, как ведётся реставрация и по городу. Всякие воспоминания.

Вот, кстати, благодаря этим воспоминаниям, даже нашла, куда делась моя бабушка. У меня была прабабушка слепая. Истру бомбили, а бабуся у нас была связисткой. Её отпустили, говорят: «Надя, беги спасай детей». Она схватила детей, а бабушка говорит: «Я не пойду, потому что я вам буду только помехой». И как её ни упрашивали, она всё равно осталась. Марфа её звали.

А потом, когда собирала материалы, нашла то, что была слепая бабушка, которую гнали как раз по тем местам, где она там жила, гнали немцы со всеми остальными беженцами, и её убили, потому что она была слепая, уже шла практически там босиком. Её просто пристрелили, чтобы не мучилась. Вот, слепая бабушка. И судя по тому, я не могу сто процентов сказать, что именно она, но многие штрихи такие говорят о том, что она вполне могла быть бабушкой Марфой. Вот этот сайт – он как бы кусочек моей родины такой.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну да, семейной истории.

Светлана Константиновна Хохлова: Да. Не семейной, а всей Истры – моей родины. Мы прослеживаем восемь поколений предков в Истре, дальше не знаю...

Прот. Дмитрий Смирнов: А может, Вам историю Вашей борьбы там тоже поместить?

Светлана Константиновна Хохлова: Батюшка не велел чудить. Правильно делал, потому что это другой сайт. У меня есть другой сайт, где я могу всё. Называется «Гражданская позиция».

Прот. Дмитрий Смирнов: Понятно. А это такой парадный. Потому что это тоже очень интересно, как вот правда и закон торжествуют. Правда, я уверен, будут торжествовать. Некоторая опасность существует.

Светлана Константиновна Хохлова: Конечно, опасность.

Прот. Дмитрий Смирнов: А вот Вам не страшно бывает?

Светлана Константиновна Хохлова: Батюшка, я смотрела такой фильм «Из жизни Фёдора Кузькина». Классный фильм! Обязательно посмотрите. Это классный фильм, это вся наша советская действительность. А мы ещё советские, вот мы советские.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну, разумеется, и умрём такими.

Светлана Константиновна Хохлова: Вот. И он там говорит, главный герой говорит...

Прот. Дмитрий Смирнов: Сделаны мы в СССР, как поёт наш певец Газманов.

Светлана Константиновна Хохлова: Да, у нас всё советское, так вот, ещё смешавшееся и с русским...

Прот. Дмитрий Смирнов: Русское, конечно. У нас язык похож на русский.

Светлана Константиновна Хохлова: И Фёдора Кузькина спрашивают друзья, соседи: «Ты чего это такой смелый-то?» А он говорит: «Я не смелый, я отчаянный».

Прот. Дмитрий Смирнов: А! И Вы тоже отчаянная?

Светлана Константиновна Хохлова: Конечно! Всё: с работы выгнали...

Прот. Дмитрий Смирнов: А где Вы работали?

Светлана Константиновна Хохлова: Журналистка я. В «Истринских вестях».

Прот. Дмитрий Смирнов: А, там в Истре? И оттуда выгнали? Очень интересно, расскажите.

Светлана Константиновна Хохлова: Я работала с десяти до десяти и без выходных фактически. Почему? Потому что я истринская, а остальные в основном – приезжие. А мероприятия все проходят когда? В праздники. Ну все праздники вот были мои. Я должна снимать и писать. Я фотограф. Вообще я как фотокорреспондент у них работала.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну вот здесь вот в Вашей книжечке как раз фотографии, где Вы фотографируете. Указывает принадлежность. И здесь в книге фотографии Ваши, да?

Светлана Константиновна Хохлова: Мои. Я Вам потом сайт напишу, всё скажу, где, чего, если будет минутка – посмотрите.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да? Конечно, конечно.

Светлана Константиновна Хохлова: Вот. Уволили по сокращению штата, то есть сократили меня, как фотокорреспондента. Но я же ещё и журналист. Не побоялись сразу, два в одном флаконе я была. Я специально на флешке закачала газету. Ну можно будет потом посмотреть. В городе говорили, что газета имени Светланы Хохловой, потому что там половина публикаций выходила моих. Ну такая работоспособность. Я просто полюбила очень эту работу. Сначала не хотела, лет десять назад. Я сначала не хотела работать, я хотела открыть фотостудию, там халтурить потихоньку. Но так получилось, как мне потом сказали, что та женщина, которая была редактором, по просьбе главы района пригласила меня в редакцию. Я сначала думала, что я не буду так уж работать. Я так немножко поработала, в основном по полдня, – и всё, остальное – я буду зарабатывать. Ну когда втянулась, ну уж тут...

Прот. Дмитрий Смирнов: И как же газета будет без вас обходиться?

Светлана Константиновна Хохлова: Прекрасно обходится, замечательно.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да? Нашли других?

Светлана Константиновна Хохлова: Всё, конечно. Незаменимых нет.

Прот. Дмитрий Смирнов: Бюджет увеличили и наняли другого.

Светлана Константиновна Хохлова: Да. Всё замечательно. Я думаю, всё у них хорошо.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну что же... А вот я хотел спросить, вообще мужчины в городе есть?

Светлана Константиновна Хохлова: Я выхожу как раз из монастыря. Это было где-то неделю назад. Какой-то человек мне звонит. Говорит: «А я,– говорит, – вот увидел на Вашей машине написано “фотограф”». Зовут человека Олег Олегович. Не знаю, кто он такой. Говорит: «Я Вам теперь буду помогать. Вот это у Вас услышал, это вот про Вас слышал, это знаю. Нельзя на святыню замахиваться. Буду Вам теперь помогать». И единственное, пока вот вывод, какой он сделал, он везде прошёлся, по нашим всем лицам и был в администрации. Говорит: «Между собой все переругались, перессорились, но против тебя все объединились». То есть вот как бы я не нравлюсь никому: ни в одной администрации, ни в другой, ни депутатам, наверное, – никому. Я всем мешаю как депутат. Но я же выполняю свою должность, люди ко мне обращаются. И я не могу не откликнуться. То есть, если не откликнуться, тогда зачем я стала депутатом? Я без этого прекрасно жила, гораздо лучше, чем депутатство. Я не могу устроиться на работу... Мне в этом году дважды предлагали прекрасную работу. Госслужбу, например. И я отказалась, потому что если сейчас оставить эту депутатскую деятельность, я думаю, что и то, что осталось в Истре застроят. От моего города не останется ничего.

Прот. Дмитрий Смирнов: А жить на что?

Светлана Константиновна Хохлова: Я фотограф.

Прот. Дмитрий Смирнов: То есть у Вас какие-то приватные заработки?

Светлана Константиновна Хохлова: Конечно. Позвонят – свадьбу снимем. Ещё чего-нибудь. Ничего. С голода не умираем.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну отлично. Значит, жить можно.

Светлана Константиновна Хохлова: Жить можно.

Прот. Дмитрий Смирнов: Хорошо. Очень интересно, такие прямо страсти разворачиваются. Вообще, тут прямо сценарий проглядывается. Можно фильм снять.

Светлана Константиновна Хохлова: С удовольствием расскажу про фильм.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да? У Вас уже и фильм есть?

Светлана Константиновна Хохлова: Нет. Расскажу, чтоб создать фильм, расскажу прямо всю историю. Документальный, батюшка, надо. Сейчас больше...

Прот. Дмитрий Смирнов: Вот что ещё я бы посоветовал, если есть... Вот на том сайте, который вот не парадный, вот прямо всё, с фамилиями, что сказал, прямо вот, знаете, такой дневничок.

Светлана Константиновна Хохлова: Я так, собственно, и пишу.

Прот. Дмитрий Смирнов: Дневник депутата. Понимаете? Потому что это очень интересно. Вообще, правда, хоть она глаза колет, но вот всё-таки это Ваша защита.

Светлана Константиновна Хохлова: Да, меня не понимают многие вот мои даже сотрудники, говорят: «Ты что? Зачем ты написала?» А я говорю: «У меня больше нет никакого оружия кроме, как прокричать». Я хоть поору. В подворотне поймали, хоть буду орать «караул». Ну, это примерно то же самое, больше у меня ничего нет, никакой защиты.

Прот. Дмитрий Смирнов: Потому что вот, так как Вы теперь уже не работаете журналистом, можно сделать как бы своё издание. Ну в Интернете, дешёвенькое. Тем более, быть единственным автором для вас – это вполне возможно... Украсить фотографиями Вашими, разукрасить Вашими стихами – по-моему, будет очень впечатляюще, что потом весь город, ну кто с Интернетом дружит, он переключится на Вас.

Светлана Константиновна Хохлова: Огласка, куда от неё денешься? И это очень сильно раздражает. Какие-то подводные камни там... Я же не всё знаю. Я знаю только, что на поверхности. А кто за кем стоит? Кто на кого давит? Какие инвесторы, откуда они взялись?

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну, это же как, если раньше говорили шерше-ля-фам, то здесь – шерше-мани. Чего там…

Светлана Константиновна Хохлова: Откуда деньги.

Прот. Дмитрий Смирнов: ...шурше? Где шуршит, там и...

Светлана Константиновна Хохлова: Шуршит.

Прот. Дмитрий Смирнов: Конечно. Всё совершенно ясно. С одной стороны, конечно, так как на такой высоте поддержка монастырю, то, понятно, что он обречён на восстановление.

Светлана Константиновна Хохлова: Батюшка, я не могу понять, как они не боятся президента и Патриарха? Почему они не боятся? Что у нас местная власть – отдельная власть? Не понимаю!

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет. Тут понимаете, какое дело. Ну известен такой факт. Когда на лобном месте рубили головы ворам, в это время в толпе карманники обирали карманы. Желание денег настолько велико... Вот сейчас идёт кампания против пьянства за рулём. Но ведь всё равно садятся за руль пьяные. Каждый день нам показывают людей. То есть каждый надеется, что он не попадётся. Так же и здесь. Это настолько тотальная вещь. А деньги всё-таки в строительном бизнесе. В Италии, например, говорят, что весь строительный бизнес в руках мафии. Не только торговля живым товаром, наркотики, казино, а ещё и строительный бизнес, потому что уж очень большие дивиденды. И это очень эффективно. Поэтому и здесь: такие большие деньги, что люди идут как бы на риск.

Светлана Константиновна Хохлова: Знаете, чем они всё время прикрываются? Они говорят, город должен развиваться. Ну что это за развитие однобокое?

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет. Развиваться – это нет. Все лозунги по этому поводу мне совершенно понятны. Дело в том, что сам Новый Иерусалим с одной стороны города. Развивайся в противоположной.

Светлана Константиновна Хохлова: Конечно. Огромные площади земли.

Прот. Дмитрий Смирнов: Вот как Москва сейчас взяла и развилась...

Светлана Константиновна Хохлова: В другую сторону.

Прот. Дмитрий Смирнов: ...туда, в сторону юга, так сказать, юго-запада.

Светлана Константиновна Хохлова: Почему нужно именно так развиваться, чтобы всё вокруг уничтожить?

Прот. Дмитрий Смирнов: Чтобы из окна был виден монастырь! В этом всё дело.

Светлана Константиновна Хохлова: Элитное жильё, да? Элитный вид, как правильно?

Прот. Дмитрий Смирнов: Не важно, главное, что вот, понимаете, вид из окна, а земля – потом.

Светлана Константиновна Хохлова: Не надо коммуникации подводить...

Прот. Дмитрий Смирнов: Да, всё уже есть. И, главное, подешевле. Чем дешевле ты построил, тем больше денег ты взял. Если хороший вид из окна, то можно цену взвинчивать. Ну, в общем, тут всё очень просто.

Светлана Константиновна Хохлова: Вот смешно, знаете как, батюшка. Вот я всё не могу понять одну вещь. Вот смотрите: построил один дом, построил второй дом, но жить ты всё равно сможешь в одном. Но не сядешь ты на две табуретки одновременно. Ну один. Куда ещё деньги?

Прот. Дмитрий Смирнов: Нет, ну это же бизнес. Поэтому за этим стоят строители. Так можно говорить: ну запустили один космический корабль, зачем второй?

Светлана Константиновна Хохлова: Нет. Конечный итог. Что ты можешь себе на эти деньги приобрести? Дом в Испании? Ты там жить не будешь. Ну я вижу, что не живут они в Испаниях, они живут всё равно в Истре.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну приезжать в Испанию в курортный сезон.

Светлана Константиновна Хохлова: Да и так можешь: приехал погостить. Это какое-то ненасытное...

Прот. Дмитрий Смирнов: Об этом я вчера тоже с одним товарищем говорил. Я говорю: «Зачем человеку миллиард»? Он отвечает: «Миллиард-то ладно. А когда миллиард, потом он хочет десять». Как-то к этой цифре...

Светлана Константиновна Хохлова: Зачем?

Прот. Дмитрий Смирнов: Не знаю, какая-то магия цифр. Потому что, действительно, один человек довольствуется какими-то разумными вещами.

Светлана Константиновна Хохлова: Так мы богаче гораздо. Вот я не могу понять. Я вот, как советский человек, опять же, привыкла понимать, что всё моё, и мне всего жалко. Зачем же я буду на своём строить какое-нибудь безобразие, чтоб я потом сама там не могла пройти?

Прот. Дмитрий Смирнов: Хорошо. Ну зачем тогда люди плюют на асфальт? Ни в одном городе мира тротуары не захарканы. Ни в одном. Мне по долгу службы пришлось много ездить какой-то период своей жизни. А у нас... Нигде не ставят на тротуары бутылку из-под пива. Едет, открывает... Ну нигде я не видел, чтобы окурки бросали. У нас везде бросают окурки. Ну казалось бы, ну ты живешь в этом городе, пусть даже ты приезжий, ну что тебе приятно на это на всё наступать?

Светлана Константиновна Хохлова: Не понятно. Что значит, опять же, приезжий? Вот тоже, почему? Вот я просто ищу мотивы. Вот я приезжаю, например, в ту же Пинегу, Ваш любимый север. Я весь север объездила на своей семёрке.

Прот. Дмитрий Смирнов: А откуда Вы знаете, что это мой любимый?

Светлана Константиновна Хохлова: А я же слышала, как Вы об этом говорите в своём блоге.

Прот. Дмитрий Смирнов: Да что Вы?

Светлана Константиновна Хохлова: А я Вас слушаю с января. И когда я услышала по России... Мы же там всё объездили, и в Каргополе были. То есть я поражена этой красотой. Но неужели я там возьму и что-то нагажу или застрою? Да это жалко! Это такое единение с природой, с миром, с моей родиной. Это моя родина! Как я продам для того, чтобы в Испании что-то купить? Да зачем? Вот моё! Это мне уже окупили, мне уже всё это купили кровью мои предки. Они уже всё купили, это моё, наше с вами, того дядьки, который там застраивать хочет. Зачем? Зачем ему?

Прот. Дмитрий Смирнов: Светлана Константиновна, да меня не надо убеждать. Я от этого только страдаю.

Светлана Константиновна Хохлова: Я тоже страдаю, батюшка.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну вот, дорогие братия и сестры! Чтобы нам со Светланой Константиновной не страдать, давайте хотя бы в этой всемирно известной святыне, которая есть Новоиерусалимский монастырь, устроим тот порядок, который требует наш закон. Ничего сверх того не требуем. Поэтому кто может, откликнитесь и помогите. А куда обращаться?

Светлана Константиновна Хохлова: Обращаться в Истру к депутату Светлане Хохловой.

Прот. Дмитрий Смирнов: А адрес какой?

Светлана Константиновна Хохлова: Истра, площадь Революции, дом пять.

Прот. Дмитрий Смирнов: Площадь Революции, дом пять.

Светлана Константиновна Хохлова: Это у нас администрация города.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну всего Вам доброго, Светлана Константиновна. Будем за Вас молиться.

Светлана Константиновна Хохлова: Помолитесь за меня. Спасибо.

Прот. Дмитрий Смирнов: Ну вот, дорогие братия и сестры! Я думаю, что из тех, кто нас слышал, кто-нибудь, кто способен помочь этому делу и Светлане Константиновне, откликнется. Всего вам доброго, до свидания.

Комментарии.

    Комментариев 35

    1. Torpedon77:

      Света держись..Скоро ты будешь. Мэром поверь. В Истре будет что очень хорошее..Ну ты меня знаешь!

    2. Svetlana NI:

      Спасибо всем за моральную поддержку.
      Всё, господа, меня уже судят, и суд этот будет 26.12.12 — за самоуравство. Дело шито белыми нитками, но меня обвиняют и дело шьют.
      Вот так депутатам защищать ваши права, дорогие сограждане, если вы не защищаете своего депутата и ждете, что кто-то за вас все сденлает.

      • mtn:

        Вы кто, депутат? Депутаты же не подсудны…

        • Svetlana NI:

          Кто это вам сказал? Это уже второй суд — в первый раз меня оклеветали и судили за то, что, якобы, обозвала исца вором и провокатором. Может, он и такой, но я его не обзывала — есть даже видеозапись с тех слушаний, где все это происходило, пришли свидетели — их проигнорировали. А показания лжесвидетелей, хотя их свидетельства были противоречивы, приобщили к делу! Неужели не верите?
          Это было на слушаниях по генплану и все это есть на сайте http://istra-da.ru/
          Самый потрясающий вывод, который я сделала за три года своего депутатства, хоть он и не нов, это — народ заслуживает своих правителей. Наш народ в основной массе инертен, безразличен, ленив и от этого упрям, ничего не знает и знать не хочет, а только то, что выгодно для лени, и отсюда это батюшкино «любимое»: «а Я считаю…» В лучшем случае, могут языком поцокать и головой покачать (но это о. Димитрий уже говорил). Это очень-очень жаль, потому, что единицы надрываются ради сонного царства.
          Я все равно вас люблю, дорогие мои. Проснитесь, пожалуйста!
          С уважением. Светлана Хохлова.

    3. marianna:

      7 лет живу в Пекине, здесь тоже плюют на землю, мусорят и бросают окурки…

      • neonilla:

        Когда после 17-го года в Европу хлынула русская эмиграция, то уровень культуры там резко возрос во всех сферах, это признавали все… китайцы в бытовом смысле в своей массе одна из безкультурных наций считается, кстати нигде в мире они не ассимилируются… Что ж нам на них у себя равняться?

    4. Pavel1958:

      А вообще, впечатление тяжелое: «…пока тебя ещё не убили».
      Безысходность.

    5. MarinaSPB:

      Вот бы всем приехать к героической Фотинии на именины (в начале февраля). Снять самый большой зал в Истре, и ПОЗДРАВИТЬ КАК СЛЕДУЕТ!

      • MarinaSPB:

        Краткий сценарий праздника ( согласовать с кем надо ): 1)Молебен о здравии в Новоиерусалимском монастыре. 2)Прогулка по городу с заходом в отделение милиции и редакцию газеты. 3)Торжественный обед ( с подарками и концертными номерами ). 4)Свободное общение после обеда с исполнением «Вот кто-то с горочки спустился» женским составом. 5)Проводы. Поправки принимаются!

      • d.fatiniya:

        Только не в начале, а в конце февраля, 26-го.

    6. Pavel1958:

      Батюшка Димитрий:»Какое тут может быть стеснение.Стеснение может быть только в средствах» :)). Замечательно! Надо,наверное, начать собирать уже остроумные реплики батюшки

    7. iputincev:

      Помоги Господи!

    8. мария:

      Низкий Вам поклон о. Дмитрий за такой диалог. Даже и не думалось, что могут быть такие депутаты. Сегодня у меня открытие! и подтверждение — Жизнь у нас продолжается!
      Может быть нужно письмо Президенту? со сбором подписей

    9. Александр, Москва:

      Бесовской коммуноидный режим пал, а слуги Диавола остались. Криптоколония
      Каких-то «гауляйтеров» спускают сверху на территории, чтобы они там орудовали. И так везде. Ведь кто-то их, этих «гауляйтеров», специально подбирал, отобрал где-то по каким-то особым принципам, взращивал и обучал особым образом по лекалам с Запада, специально их расставил и посадил наместниками, гауляйтерами территорий. И они делают не только то, что всегда делали в России чиновники — крадут, — но главным образом они разрушают память, святыни, глумятся над историей, делают из людей манкуртов. В этом — сделать из людей манкуртов, чтобы они потребляли Кока-Колу и западный ширпотреб, чтобы они стали массой, чья задача поддерживать потреблением транснациональные корпорации, и состоит задача этих «гауляйтеров».
      А если кто не вписывается в такой формат, того гнобят. Например, в Сергиевом Посаде выбрали мэром города православного человека, магистра богословия и доктора педагогических наук Николая Васильевича Маслова. И его там просто «съели». Он им был так чужд, так ненавистен с его православием, с его принципами, с его честностью… Накинулись стаей, оклеветали, оплевали, изгнали…
      Спаси Господи Светлану.

      • MarinaSPB:

        Нет, это хуже гауляйтеров, — это т.н. старосты, из своих.. Эти перед гауляйтерами в войну выслуживались, измываясь над соотечественниками.

    10. moroz:

      Вот пример патриотизма. Вчера с Расторгуевым передача, сегодня со Светланой как продолжение. А.Кочергин в своей книге «Мужик с топором» цитирует великого кормчего: «Чем хуже- тем лучше». Да уж, похоже, для русского народа так и есть. Все усталые, измотанные, в большинстве своем какие-то злобные. А увидишь светлое лицо — и на душе просветлеет. Спасибо, батюшка. Светлана, держитесь!

    11. julia l:

      Гостья напоминает бесстрашного мышонка,которого эти жирные и жадные коты бизнесмены перекидывают с лапки на лапку,но выпустить когти боятся,только злобно шипят…Но как говориться «не всё коту масленица».
      Храни Вас Господь,Светлана Константиновна.
      Помоги Господи на этом благом пути.

    12. Dana V:

      И при всем — какое в ней милое простодушие.

      • MarinaSPB:

        Да, чудная наша провинция, ею Россия прибывала всегда! Только там еще осталась эта несуетность, открытость и искренность.. в одном народном депутате.

    13. afi:

      Моя преддипломная практика была посвящена гор. Истре — Градостроительное зонирование городской территории, в том числе и холма на котором располагается Новоиерусалимский монастырь. Как студенты, мы определяли историческую, архитектурную, ландшафтную и пр. ценности территории, определяли охраняемые и особо охраняемые зоны, рекреационные зоны, зоны перспективной застройки… и всё это выполнялось, согласно Градостроительному кодексу и пр. регламентам…
      Напишите, пожалуйста, сайт Светланы. Буду рада быть полезной.

    14. Сергий:

      Отче, благодарю Вас за трезвую позицию русского человека. Ощущение безысходности. Это творится по всей стране, согласен. Если война, как нам поступать? Такой же пример — Соловки. На войне молитвы помогают, но при этом всём… Что делать? Как поступать? Не только в таком конкретном случае. А вообще, когда видишь такой же безпредел. Терпение кончилось. В соцсетях об этом рассуждать? Не могу больше жить так, как медуза.

    15. HAPPY Ortodox:

      Ну а через упомянутого «куратора» — Дмитрия Анатольевича? Ведь такой материал вполне может «прийтись ко двору» (с учетом развернувшегося показательного движения против коррупции в верхних структурах). Разве при проверке гос.комиссией по инициативе Дмитрия Анатольевича может быть всё гладко в Истринской администрации? И разве это не интересах верующих и всей Церкви, а следовательно и Патриарха (и всего Отечества), и разве Патриарх не имеет контакта с Дмитрием Анатольевичем? Неужели кучка жадных бессовестных местных чиновников сильнее Кремля? Хочется искренне верить, что в Кремле просто не «в курсе»…
      А Светлане отдельное спасибо за такую честную и твёрдую гражданскую и депутатскую позицию! Искренне желаю, чтобы на место невоспитанного Тамбовского Истринского мэра была назначена Светлана, уже имеющая налаженный контакт с духовенством монастыря — и тогда и всемирно известный Храм, и чудный Истринский уголок Подмосковья несомненно будет в надежных руках — в руках заботливых, любящих, деятельных.
      Помолимся за Светлану! А помощники обязательно найдутся, дело-то благое и правое!

      • ak:

        Этот ‘куратор’ сейчас пробивает очередную расспродажу еще кое-где оставшей гос.собственности в ‘частные’ руки (не трудно догадаться чьи) с целью привлечения ‘инвестиций’, при этом заявляя, что денег в казне и так хватает, даже лишние есть, которые собирается отдать обратно на помощь ‘голодающего запада’ отдать, купив их ‘очень надежные’ бумаги. При этом не утруждая себя мыслью о том, зачем нужны чьи-то инвестиции,когда и так есть свои лишние деньги. Вот такой вот юрист-экономист. А вы про какой-то вид на монастырь. Тут такие дела нужно провернуть, а вы тут со своим монастырем… Может после и монастырь продадут — в надежные частные руки инвесторов, они его восстановят…

    16. Irene:

      Помоги, Господи, отважной Светлане. Может, кто-нибудь найдется из посетителей блога, кто живет в Истринском районе и может помочь Светлане в ее благом деле. На сайте Светланы «Гражданская позиция Истра» есть вкладка «Чем помочь». Правда, обращение там очень расплывчато: непонятно, чем все-таки конкретно можно помочь. Можно будет зарегистрироваться на сайте и узнать, чтО можно сделать издалека.
      Отдельное спасибо администрации блога за оперативное размещение материала. В пятницу — на «Спасе», не прошло и недели — в блоге. С интересом послушала беседу еще раз, отыскала сайт Светланы.

    17. serafim 20:

      Таких как Светлана мало,насколько еще хватит ее сил?Те кто может,помогите ей,влиятельные люди откликнитесь!Сохраним исторический памятник Новый Иерусалим.Спасибо,Светлана,что оказались не продажным депутатом и Вам спасибо,о.Дмитрий,что помогаете ей.

    18. opri4nik:

      Согласен с Вами о.Дмимтрий, война идет против нашего Православия в полную мощь. Но мы тоже щи лаптем не хлебаем.
      Все получат по заслугам.
      Храни Боже Опричнину.

    19. yulja:

      Дай Бог Светлане Хохловой сил и терпения в борьбе с продажными депутатами и застройщиками!Ни совести,ни вкуса у «людей» нет…можно им только посочувствовать.

    20. xmosets:

      Я бы посоветовал Светлане набирать по больше единомышленников! Поставить видео-регистратор в автомобиль тоже не помешало бы!

    21. kuzma_prutkoff:

      спасибо

    22. ElenaL:

      Спаси, Господи, и сохрани мужественную женщину Светлану Хохлову, которая практически в одиночку сражается с продажной системой!

    23. Елена12:

      Добрый день о. Дмитрий! Мир Вам. Спасибо Вы меня спасли. В период нападок на Церковь поколебалась моя вера, Ваше трезвое слово образумило меня. Пишу и плачу, это слезы радости. Храни Вас Господь.

      • toyarova:

        И Вам спасибо, что написали. Может, кто то ещё откликнется, есть вот и у меня такие знакомые.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.