Диалог под часами. В студии Яна Истомина (ТК Спас 2013-03-22)
Беседа протоиерея Димитрия Смирнова с корреспондентом Яной Истоминой, в которой в отличии от предыдущих программ, когда о.Димитрий задавал вопросы своим собеседникам, Яна сама задаёт вопросы батюшке. ТК Спас, 22 марта 2013 года.

   1. Что Вы порекомендуете делать, если первокурснику грозит отчисление и армия с её «неуставными отношениями»?   (0:49)

армия, дедовщина, многодетные семьи, формирование характера ребёнка в многодетной семье, инфантильность

   2. Как воспитывать патриотизм в детях?   (5:05)

женское воспитание, мужское воспитание, инфантильность, патриотизм, семейное воспитание, воспитание любви

   3. Правда ли, что все наши проблемы от малодетности?   (13:20)

малодетность,

   4. Что должно сделать государство, что должно произойти, чтобы семьи стали многодетными?   (15:37)

многодетные семьи, трудности воспитания детей в многодетных семьях, бытовые навыки, распределение ролей в семье, роли супругов в семье, домашняя рутина

   5. Что лучше: когда многодетная мама работает, или когда она полностью посвящает себя семье?   (18:37)

распределение ролей в семье, роли супругов в семье, домашняя рутина, помощь по дому

   6. Воспитание детей – высшее творчество.   (20:28)

воспитание детей, работа с детьми

   7. Как неработающей матери сохранить авторитет у детей?   (21:26)

родительский авторитет, социальный статус родителей, воспитание детей, жизненные ценности

   8. Как быть юноше, физически не приспособленному к армейской дисциплине?   (26:08)

вегетососудистая дистония, армия, дисциплина, жаворонки и совы, дискредитация армии СМИ, антивоспитание

   9. Страх матери-одиночки потерять сына.   (31:29)

проблемы матерей-одиночек, армия, единственный ребёнок, единственный сын

  10. Есть ли у военнослужащих возможность полноценно участвовать в церковных Таинствах?   (33:20)

военные священники, верующие в армии

  11. Чем занимается военный священник?   (37:03)

работа с личным составом, работа с семьями военнослужащих, христианское просвещение

  12. В чём заключается Ваша работа в армии?   (38:27)

организация работы военных священников, обмен опытом работы военных священников

  13. С какими проблемами сталкиваются военные священники?   (40:22)

специфика военной службы, ходатайство священника за солдата

  14. Удаётся ли верующему солдату совмещать исполнение военного устав и участие в церковных службах и Таинствах?   (41:35)

дисциплина в армии, армейский устав, личное время воина, самоподготовка

  15. Можете ли Вы рассказать о чём-то неординарном, с чем Вы сталкивались в армии?   (45:34)

болезни армии, проблемы в армии, офицеры, помощь государства армии

  16. Есть ли у современных мальчишек какие-то черты характера, которые могут удержать их в русле традиционных ценностей?   (50:43)

воспитание детей, вред телевизора

– Здравствуйте, дорогие телезрители! Сегодня нашу программу «Диалог под часами» мы решили построить несколько иначе: обычно отец Дмитрий Смирнов у нас задавал вопросы, а теперь нам бы хотелось у него спросить о многом, что тоже очень интересно. Поэтому, если Вы не против, батюшка, давайте начнём.

– Я должен подчиниться.

– Отец Дмитрий, Вы давно меня знаете. Вы знаете, что я мама четверых детей, семья у нас многодетная. Старший сын у меня призывного возраста. И вот сейчас мы столкнулись с такими двумя проблемами. С одной стороны сын пошёл у меня в институт и не смог адаптироваться в системе высшего образования. Что это значит? Поступил – и расслабился.

– Это значит, набрал двоек, и сейчас его выгоняют.

– И теперь встал вопрос даже об отчислении, совершенно верно. Передо мной встал вопрос такой. Материнский капитал, часть которого уже за учёбу заплачена, он пропадает. Его учить никто не собирается. Это с одной стороны. Другая сторона этой проблемы – нам грозит армия. Каждая мать переживает по этому поводу, и небезосновательно, я хочу сказать. Потому что неуставные отношения продолжают в армии существовать, мы этого боимся.

Какие, на Ваш взгляд, существуют пути выхода из такой вот ситуации?

– Только одно. Это многодетность. Когда у мамы не четверо, а восемь, она уж и не чает, когда только отправит старших в армию, чтобы можно было хоть вздохнуть. И у неё вообще такой проблемы не встаёт. Потом, у младших, которые обычно вполне состязаются со старшими, если бывают стычки, лупят старших смертным боем. Поэтому, когда такой из многодетной семьи мальчик поступает в армию, он не боится никаких там старослужащих. А потом, ведь сейчас ведь один год служат. И более того, солдатам теперь разрешается иметь мобильные телефоны. Один звонок в военную прокуратуру – и тут же вопрос решается. А если почему-то не решается, можно маму подключить. Никакой проблемы сейчас с этим нет.

– А что же получается, батюшка, смотрите: только младшие сыновья у нас вырастают настоящими мужчинами и настоящими патриотами? Старшие, которые более трусливые и бьют младших, они не такие, да?

– Нет, тут не в этом дело, а в том, что ведь на самом деле воинский долг – это вещь очень хорошая и правильная, но всё-таки у нас не хватает не только мужчин, а вообще народу в стране. Мы только-только начинаем прекращать этот процесс вымирания, и поэтому есть такая проблема, даже с Вашим мальчиком, видите, он расслабился, он не достаточно понимает, что такое материнский капитал, не достаточно хорошо понимает, как маме достаются деньги. В то время, как его сверстник Александр Невский уже на Неве топил спокойненько псов-рыцарей, и за то прозвание получил – «Невский», ему было 18 лет, то теперешний русский юноша даже таких простых вещей не понимает, как денежки достаются. Он ещё инфантилен.И таких всё-таки немало. А семья должна воспитывать таких конкурентоспособных мужчин, а для этого их должно быть много, не меньше пяти. Но у Вас, вообще, близко к истине.

– У меня, получается, по счёту сын – третий. У меня сын, дочь, потом опять сын и опять дочь. Вот тот сын уже будет настоящим патриотом.

– Нет, патриотами будут все. Я не представляю себе, как русский человек может быть не патриотом. Я таких, вообще-то, не встречал.

– А как воспитывать патриотизм? Вот у Вас была прекрасная беседа, если помните, с корреспондентом «Известий», которая была выложена в Интернет. 157 комментариев, я подчёркиваю – комментариев. Люди не только просмотрели, но и захотели отреагировать.

– это Вы так всё внимательно читаете?

– Конечно, конечно.

– О, как интересно…

– Конечно, и Вы знаете, я была поражена. Тема по сравнению с другими животрепещущая. И Вы там сказали, что в Дагестане существует такая система, что молодые люди должны заплатить взятку, чтобы пойти в армию. Почему у нас всё наоборот?

– Нет, не то, что «должны», но там такое явление встречается.

– Существует такое явление.

– Люди готовы. Да. Конечно, берут, но существует некий такой конкурс. Я сам с удивлением об этом узнал.

– Я была поражена этому факту.

– Потому что многодетные семьи, настоящие мужчины.

– У них культ рыцаря, культ воина, да? Из-за этого, да?

– Да никакого особого культа. Просто как так, мужчина – и не быть в армии, не уметь пользоваться таким замечательным предметом, как автомат Калашникова? Как так? И потом, вот недавно ко мне приехал руководитель одного из моих детских домов, узнав, что у меня есть автомат.

– У Вас есть автомат?

– Уже нет, я им отдал. Потому что дети хотят собирать, разбирать, готовиться. Каждый психически нормальный мужчина, особенно русский, он воин. И чтобы это из него выхолостить, очень много нужно его держать сначала в детском саду, потом в женской школе. Говорю «женской», потому что там все педагоги – женщины, потом там женские классы, ведь у девочек развитие быстрее происходит.

– И они подавляют.

– И они подавляют. Потом, у многих мальчиков вообще пап нет.

– Да.

– Поэтому какое тут мужское воспитание? И такой одуванчик вырастает, он всего боится. А наша страна, наш народ воевал из своей истории 80 процентов времени, поэтому война у нас в генах, любовь к оружию, к таким вещам, к подвигу. И очень долгое такое антивоспитание женское превращает мужчин в женщин.

– Батюшка, расскажите, а как в Ваших детдомах воспитываются мальчики. В смысле патриотизма.

– Понимаете, мы специальной такой задачи не ставим, потому что патриотизм вообще-то не воспитывается. Скажу Вам по секрету, больше никому не говорите. Патриотизм вырастает.

– Всё-таки вырастает на чём-то, на беседах, на общении с кем-то, с нужными людьми.

– Нет-нет. Это только некоторое подспорье, которое может этому послужить. А на самом деле патриотизм вырастает из семейной жизни. Ведь что такое патриотизм? Это любовь к своему. Сначала он видит, как папа любит маму, видит, мама любит деток, потому он видит, как мама учит старших любить младших и так далее. Потом это вырастает в любовь к школе, любовь к своему дому, любовь ко двору, к подъезду. Чтобы там не были всякие безобразия написаны, а наоборот. Вот, можно взять, купить банку краски, сказать: «Сынок, пойдём покрасим, видишь, какое безобразие тут у нас». Вот это патриотизм. Потом улица. Потом город. По мере роста человека, по мере того, как его сознание становится готово вместить большие пространства, он начинает любить свой город или свою деревню. Потом страну, когда он о ней узнаёт. А уж потом добавляется история. Откуда есть пошла Русская земля, какие у нас были предки замечательные. Что это такая за великая российская цивилизация, построенная, собственно, одним народом, ну, с помощью прекрасных включений и других народов, украсивших великую русскую культуру, которая имеет мировое значение. Вот так потихонечку это вырастает.

– То есть от частного к общему, так скажем.

– да, от маленького к большому. Вместе с ростом человечка.

И потом, самое главное – это русский язык. Это же сложнейший язык, полмиллиона слов в обороте, мало таких языков, которые пользуются таким огромным набором слов. Это всё развивает ум. А для наших малых народов это вообще прекрасно, они знают по два языка. Зная русский, он умственно развивается очень здорово. А зная русскую литературу, а если ещё русскую музыку, то вообще он просто растёт. Из представителя малого народа он становится причастным к великим достижениям. А русский язык – мост ко всей европейской культуре.

– Батюшка, ну, возвращаясь к армейской теме, хотелось бы задать такой, может быть, конкретный вопрос. Вот у меня сын боится дедовщины, если он попадёт в армию. Говорит: «Мам, я боюсь действительно».

– Какая дедовщина, сейчас все поступают в одно и то же время в армию и в одно и то же время её покидают.

– Вы имеете в виду год?

– Да, год службы, человек не успеет даже чему-то научиться…

– А Вы считаете, это нормально, что он ничему не успевает научиться?

– А у нас безвыходная в стране ситуация. Мы сейчас делаем (я говорю «мы», потому что армию воспринимаю своей) контрактную службу. Чтоб были профессионалы во всём. Почему? Потому что молодых ребят не хватает для того, чтобы обеспечить защиту страны. Просто их не хватает. Они не родились. Их нет в природе.

– Та есть четверых мало, надо ещё и ещё рожать…

– ну вот Антонов, наш социолог из МГУ, наш замечательный учёный, подсчитал, что чтобы сохранить популяцию русских на уровне 140 миллионов, как сейчас, до конца века (то есть ещё 90 лет), нужно, чтобы те семьи, которые существуют, родили по восьмому. Тогда мы не увеличим население, а сохраним то, что есть. Потому что семей мало. У нас очень много матерей-одиночек. Я не помню, по-моему, их 40 миллионов. Понимаете, мужчины теперешние, они зачастую, когда им заявляют: «Ну когда мы семью-то будем создавать?» Он говорит: «Я не готов».

– Да, это незрелость. Его самого ещё надо воспитывать.

– Да не воспитывать… Это уже поздно. Он так и остаётся таким полугрудным младенцем, но как он будет грудь употреблять, он усами всё исколет. Вот, поэтому большие проблемы.

– Батюшка, Вы всё время говорите, что наша проблема в малодетности, да?

– Ну, одна из…

– Да.

– Я просто вижу, занимаясь всю жизнь с детьми. Я не говорю, что в этом все проблемы. Нет, конечно. Самая главная проблема – это расхристанность. Люди просто забыли Бога. В голове у них и магия, и какие-то там звёзды, и пришельцы неизвестно куда и откуда. И вся эта дурь всё время подогревается…

– Телевидение, Интернет, да.

– Конечно, люди наживаются на этом и посмеиваются. И всякие эти экстрасенсы, ясновидящие… Как хорошо, в Европе их, так сказать, как-то вешали, четвертовали, жгли эту всю нечисть. А сейчас – пышным цветом, они платят денежки, им дают эфирное время, порчу на народ наводят полную. Ладно, просто были бы шарлатаны. Я за шарлатанов, пусть люди, которым деньги некуда девать, отдают их шарлатанам: будущее узнать, карты, на здоровье. Но ведь портят, они же влияют на психику, люди становятся больными. Даже знаю случаи, когда люди, входя в эти пространства, и детей бросали, и так далее. У меня в моём детском доме есть такой мальчик. Мама совсем с ума сошла на почве магии. Понимаете? Ребёночек чудный.

– Как это жалко…

– Я когда прихожу, он так прыгает на меня, как на баобаб. Сладкий невозможно. Ну как такое существо можно вообще бросить? Он мне уже роднее родного. А вот мама совершенно очумела.

А телевидение прямо продолжает упорно всё это пропагандировать. Лишь бы деньги давали на рекламу.

– А чтобы была многодетность, многодетная семья, Вы говорили, что государство должно явить заботу, конкретную заботу. Но Вы же сказали, что самое основное в головах у нас, да?

– Конечно.

– Я просто приведу личный пример. У моих старших детей из-за постоянного ухода за младшими и помощи по дому сформировался некий такой стереотип в дальнейшем не иметь многодетной семьи. Казалось бы, наоборот они должны быть такими ориентированными на многодетность, однако же – нет. Вот как Вы считаете, это временное явление? Причём я знаю, это не только в моей многодетной семье такое.

– Есть такой синдром.

– Детишки старшие устают. Они как бы дальше уже хотят одного-двух детей, и всё. Это перекос в воспитании, или же всё-таки это пройдёт, как Вы считаете?

– Они, конечно, устают, безусловно. И тут ещё для них есть такая опасность, что они всё время сравнивают своё существование с существованием других детей.

– Совершенно верно.

– И он видит, что тот балдеет, ему делать нечего я мало того, что уроки вынужден делать…

– Ещё и денег нет.

– А ещё и дети тут, и так далее, и не всё купишь. И так далее, и так далее. Но бояться рожать детей они не будут – это раз. Во-вторых, они по дому всё умеют делать.

– Это да.

– Очень многие люди теперь вообще ничего не умеют делать. Ни мальчики, ни девочки. Потому что всё делали за них взрослые, и очень быстро. Зато такая хозяйка, которая выросла в многодетной семье, которая всё умеет делать – это же ценнейшая будет жена. Любой муж в неё вцепится, и будет до последнего ей предан. Потому что ему будет с ней хорошо, спокойно.

А в многодетности ещё вот какое преимущество… Вот опять, то, что у Вас всего лишь четверо – это недостаток, если бы было восемь, Вы бы сидели в доме, а не в телевизоре.

– А не на телевидении, да.

– И больше времени им уделяли. Понимаете? Потому что у многодетной матери всё внимание – детям. А это им чрезвычайно важно, чрезвычайно. Они тогда вырастают добрые, мать не такая истеричная, потому что она не разрывается, она сохраняет свою женскую цельность, это очень важно.

– Батюшка, вот Вы сказали: «не такая истеричная», а я, наоборот, успокоилась только тогда, когда пошла на работу, потому что очень тяжело в течении многих лет (например, 15-ти лет) женщине рожать и вариться в этом котле до бесконечности. Одно и то же, одно и то же, одно и то же. Кормишь грудью, потом ухаживаешь, растишь и так далее…

– Причина-то не в Вас, а в муже, простите уж.

– Вы считаете?

– Только в нём. Весь процесс и в частности обеспечения своей многодетной жене комфортного существования – это обязанность мужа. Носить на руках надо не только до ЗАГСа и Венчания, а надо всю жизнь. Некоторые жёны говорят: «Вот, мне муж совсем не помогает». Странная постановка вопроса. Это жена должна помогать мужу в воспитании его детей. Это же его дети-то.

– А если такая ситуация: муж вроде бы помогает, всё хорошо. А у женщины у самой такой характер, когда она и рада рожать, и она рожает, и делает это, но однако же ей тяжела рутина и однообразие. Хотя, безусловно, новых детей, которые появляются, не назовёшь рутиной. Это всегда что-то новое, встреча с чем-то новым.

– Абсолютно новым. Вот сколько детей, столько разных характеров, особенностей. И потом, вот знаете, я много чем занимался в своей жизни, но всё-таки заниматься детьми – это самое интересное. Тут сплошное творчество. Каждый день – неожиданность. Это гораздо интереснее, чем иметь дело с клавишами, с глиной, с масляными красками. Понимаете, это всё живое, причём оно само растёт. Это как некоторое садоводство, причём эти цветы, они все разные и ещё бегают. Тут такой простор, начиная от дизайна одежды и кончая какими-то необыкновенными походами, путешествиями и так далее. Многообразие огромное. И по мере роста детей всё это, опять же, расширяется.

– А знаете ещё какая проблема есть? Дети, когда вырастают, они становятся очень умными. И знаете в каком плане? Они считают, что папа зарабатывает деньги, и папа у нас авторитет. А мамочка всё время тут метёт полы, всё время там что-то делает с едой, ухаживает за нами. И она теряет постепенно авторитет, если она не работает и не зарабатывает. Я на своём примере это испытала. Как только я пошла работать, детки все сразу встрепенулись, начали вежливо со мной обращаться, и более внимательно. И всё наладилось и устаканилось.

– Это временно.

– Да? А что же будет дальше?

– Дальше увидите. Вы понимаете, что это же авторитет внешний. И потом, у детей очень сильно развит инстинкт, чтобы быть как все. Ещё, по-моему, Аристотель заметил, что человек вообще-то животное стадное. У всех же мамы работают, и вот, наша мама как все. Такое восприятие. Потом, такое отношение к деньгам.

– Тут не только деньги, тут ещё и социальный статус. Мама работает на телевидении – как здорово.

– Пусть Ваш четырёхлетний объяснит осьмилетнему, что такое социальный статус. А я посмеюсь.

– Ну это я говорю про старших детей.

– Ну, а старшие, конечно, впитывают всё, что в пространстве произносится, как-то для себя осмысливают, и на них это влияет, к сожалению. Но если мы хотим воспитать людей полноценных, мы должны максимально изолировать их от этого влияния, потому что в сердце человека должен быть Бог, а не три рубля. И главный текст, который ребёнок должен произносить – это не «Мам, купи», а «На, мамочка, я вот тебе сделал, заработал, купил, и вот, я тебе дарю». Вот что такое патриотизм. Патриотизм начинается с любви к матери. Как естественное ответное чувство. Поэтому патриотизм – это вещь естественная. А если общество устроено так, где все друг другу изменяют, ругаются, где это культивируется. Я помню, я чуть со стула не упал, когда Людмила Зыкина сказала: «Я четыре раза была замужем, и со всеми мужьями у меня хорошие отношения». Зачем это нужно было говорить?

– Похвасталась она, наверное, так. Потому что детей нет, хвастаться больше нечем.

– Но, я думаю, немного найдётся женщин, которые бы захотели повторить её судьбу.

– Да.

– При всех регалиях. Эта её жизнь показывает, кому это всё надо. Всё это внешнее, ненужное, а теперь всеми её достижениями забавляются далёкие от неё люди.

– Посторонние люди.

– Ну, может, не посторонние. Всё-таки, были какие-то отношение, пусть и не шибко, может быть, искренние. Ну, как суррогат, как некий заменитель.

А что может человеку заменить семью? Да ничего на свете. Поэтому строительство вообще жизни на земле начинается со строительства семьи. Мы строим семью. Два молодых прекрасных человека, уже начинающие друг друга любить. И вот, они строят, и вот, Господь посылает им детей. И потом это переходит на строительство и большого мира, своей страны. А есть такие отдельные люди, которые вообще занимаются строительством всего мира, потому что тем, что они сделали (допустим, Луи Пастер), пользуются вообще и в Африке, и в Австралии. Такое вот совершить.

– Отец Димитрий, возвращаюсь всё-таки к армейской теме, которая очень волнует многих. Тоже на конкретном примере хотелось бы. Сын у меня со сложным таким характером . В нашем случае у нас протест против армейской дисциплины идёт не только на ментальном уровне, но и на физиологическом. Есть же вот люди-совы и люди-жаворонки. Не может человек из-за вегето-сосудистой дистонии вставать рано.

– Есть. У нас вот до революции (сейчас не знаю, какой процент), но 84 процента населения было крестьян, и они все были жаворонки. А вот дворяне или чиновники (но больше дворянство) – это были все совы. Потому что ночью карты, балы, гулянки. Они все совы.

– Ну вот у меня разные дети. У меня есть и жаворонок вроде – девушка, дочка старшая. А сын конкретно сова. А сейчас в армию берут всех, даже с травмами головы. Я понимаю, конечно, что Богу только известно, что лучше для данного парня – армия или институт. А вот если его там изуродуют, допустим, с его неврологией?

– Хорошо, а он на трамвае ездит?

– На трамвае – нет.

– А на метро?

– На метро ездит.

– А если его изуродуют? Вы знаете, что преступность на улицах нашего любимого города, я не знаю во сколько, но в пять-восемь раз больше, чем в армии. Опасность быть изуродованным в Москве во много раз больше, чем в армии. Если мы сравним армию с мирской жизнью, то в армии, там как будто не только Ангелы, а Архангелы одни служат. Это просто полный порядок, если судить по количеству нарушений и преступлений на душу населения. Вот умирает солдат от пневмонии – все газеты, начиная от Чукотки, кончая Калининградом, об этом рассказывают. В это же время в этом же районе, в том же месте, где дислоцируется эта часть, умирает 18 человек. Там, в этом городке. А о них – ни слова. Потому что одна и та же инфекция, один и тот же ослабленный иммунитет приводит к таким результатам. Но про одного шумят (почему – потому что это армия), а про тех нет. И также в любом другом. Любое нарушеньице тут же обрастает, потому что есть огромное число людей, у которых просто задача и в мозгу, и, может быть, откуда-то ещё – дискредитация армии. Они на это заточены. А в армии-то порядок. Там есть каждый человек, который будет за это отвечать. А в миру – нет. В миру приводят больного прям к воротам больницы, а сотрудники говорят: «А у нас мест нет, иди помирай». Сколько таких случаев? Это побольше, чем во всей армии. Поэтому что армию-то бояться? Конечно, в армии бывают всякие инциденты, безусловно. Но это инциденты, это штучные вещи, которые за счёт многократного повторения в течение нескольких дней в новостях создают иллюзию, что армия – это вообще что-то такое уголовное. Ничего подобного. Ничего подобного. Армия – это люди самые сильные. Психически все абсолютно нормальные, их проверяют.

– Сейчас, говорят, это уже не очень хорошо проверяют.

– Нет-нет-нет. Всё хорошо проверяется, обязательно. И если есть хотя бы подозрение, уже даже ружья не дадут такому человеку, понимаете. Если что, наблюдают, и есть какие-то странности, сразу комиссуют. Никому, никакому командиру самого младшего звена, лейтенанту приключения не нужны. А приключения очень большие с каждым таким инцидентом.

Поэтому это всё продукт воспитания нашего народа средствами массовой информации. Вот это антивоспитание, будь я президентом в нашей стране, я бы сегодня же это отменил. Потому что нельзя так. Нигде, ни в какой стране не создают такое впечатление об армии в народе. В военное время расстреливать на месте за это надо, это контрпропаганда. А здесь, собственно, ребята, вы на кого работаете? Армия – это всегда государственная слава. А у нас народ стал бояться армии.

– Да.

– И причём, от Вас я удивился это услышать. Я понимаю, однодетная мать, брошенная своим ,как это называется, любимым человеком. У неё был любимый человек, а потом он полюбил другую.

– Частое явление.

– Да, у некоторых – довольно частое. Потому что в России живут одна краше другой, не успеваешь головой крутить. И поэтому полюбил, полюбил, полюбил. Вот. А она осталась одна. Конечно, для неё её сыночек… Даже если так: вот армия, вот смотри – золотые ворота, бриллиантовые кровати, всё на пару, кухня тебе итальянская, китайская, японская, обмундирование – ручная шерсть, понимаешь, командиры одевают солдат, прежде чем они идут защищать родину, лично сами зашнуровывают им берцы. Всё равно для неё это не аргумент. «Мой». Как они говорят, «мой ребёнок». Почему? Потому что Богом она запрограммирована на то, чтобы родить десять, а у неё один. И больше у неё никого нет. Естественно, вся эта могучая русская женская нерастраченная энергия направлена на этого бедного скрюченного. Потому что она его всю жизнь от физкультуры освобождала, а то вдруг он там повредится, устанет бегать и так далее.

И вот, такой червячок поступает в армию. Конечно, она страдает.

– У нас дети воцерковлённые. Хотелось бы, что бы и в армии это продолжалось. Чтобы была система, когда ребёнок (уже не ребёнок, а военнослужащий наш) ходил бы тоже на Исповедь, как обычно. Какая вообще сейчас ситуация в армии?

– У нас есть военные священники, их около тысячи человек, они служат для нашей армии на безвозмездной основе. И у нас уже сорок штатных священников, которые входят в Управление по работе с верующими военнослужащими. На первом этапе эта цифра будет расти до 240 единиц, и в дальнейшем увеличиваться. Я думаю, что оптимальная цифра для той армии, которую мы строим, будет 800 тыс. человек: один на тысячу воинов. Сейчас, благодаря тому, что есть штатные и нештатные священники, каким-то образом справляются. В каждом военном городке будет обязательно военный священник.

– И Церковь и приход?

– Нет, структура будет не приходская, а военная. Сейчас у нас 172 храма. Но священник, во всяком случае, стал доступен. А для ребят, которые исповедуют ислам, уже есть два штатных муллы, и эта цифра будет расти. С приходом нового министра штат уже увеличился на 10 человек, и на подходе уже 150 подготовленных военных священников. Потом это направление будет развиваться, откроется специальный факультет, где священников будут дополнительно готовить для армейской службы. Они будут подчиняться своим командирам, потому что священник будет называться «Помощник командира по работе с верующими военнослужащими». У нас по последней переписи в армии 76 процентов верующих. Мы-то с Вами застали другие времена, а сейчас практически все ребята верующие, и, конечно, у них есть тяга, особенно у тех, которые из таких районов, где нет Церквей: Сибирь, Дальний Восток, там ещё недостаточно развита церковная жизнь, и поэтому когда ребята приходят в армию, первым делом спрашивают: а где тут покреститься можно? Крестим сотнями. Такой вот мощный процесс. Так Церковь находит свою паству среди солдат. Поэтому я надеюсь, но и сам наш Верховный Главнокомандующий сказал, что в каждом военном соединении должен быть военный священник (это его слова). Но вообще, это действительно так.

– А каков день военного священника в части? Что он делает реально? То же, что делал бы в своём приходе или что-то ещё? Подчиняется ли он военному уставу?

– Его рабочий день гораздо более интенсивный, потому что он в течение дня имеет возможность для личной работы с личным составом, с их супругами, семьями и так далее. Потому что это компактное проживание, всё рядом. Священник на приходе работает так: кто к нему придёт, с какой надобностью обратится, того и принимает (некоторые люди каждый день в храм ходят, а другие раз в год). А здесь он через некоторое время уже всех знает, кроме сменяемых. В этом смысле в течение года службы преподать доброе христианское учение человеку, который с Луны приехал, довольно трудно. Это задача сложная. Но, тем не менее, она будет всё равно решаться, так или иначе.

– Вы бываете в частях, исповедуете военнослужащих? Какие у них проблемы и что они у Вас спрашивают? Расскажите об этом, может быть, были какие-то интересны случаи?

– Когда я бываю в соединениях, я не исповедую, потому что моя роль там другая. Я занимаюсь организацией или преподаванием методик и делюсь опытом. Или объясняю, какие стоят задачи, и что происходит на данном этапе, ориентирую.

– Вы делитесь опытом со священниками, которые служат в части?

– Да, потому что каждый варится в собственном соку. Вот сейчас у нас недавно были сборы, я начал их проводить, потом вынужден был вернуться на военную коллегию, а они ещё сейчас продолжаются (по-моему, завтра заканчиваются) в Екатеринбурге. Собрались штатные военные священники, местное окружное военное руководство, проводятся занятия: пять дней военных сборов, как обычно у офицеров. Это нам в некотором смысле заменяет военно-университетскую подготовку, которая, мы надеемся, будет. Вот этим я и занимаюсь. А исповедуют уже сами помощники командиров и во время учений и в военных городках, где работа поставлена на нужный уровень.

– А с какими проблемами сталкиваются военные священники?

– Абсолютно с такими же, как и в миру. Люди есть люди. Военные в этом смысле не сильно отличаются. Есть некоторая специфика, ознакомившись с которой священник может быть ходатаем за воина перед начальством. Или если он увидит, что есть какая-то проблема, которая затрагивает многих, он также может содействовать её решению.

– Это очень хорошо.

– Конечно. Я даже опрашивал женщин мусульманок, как они относятся к тому, что их сын будет служить в военной части, где есть священник. Они говорят: «Мы будем так рады». Потому что в некоторых частях немного мусульман. Невозможно устроить, чтобы был при них отдельный мула. Но мы всегда можем связать их с ближайшим священнослужителем. Он может приехать, если у них возникает какая-то проблема, нужна помощь, или если они хотят помолиться вместе с ним.

– А какой же распорядок у военного солдата, который должен подчиняться военному уставу, а на Литургию тоже хочется сходить. Как это совмещается?

– Да, Литургия проводится в воскресенье, в праздники и, в общем, годовой план занятий включает в себя такую вещь, как личное время, самоподготовка, и это всё в дальнейшем будет тесно связано, как во всех армиях мира. Это необходимо. Как раньше были занятия, которые назывались политическими. Сейчас это всё кануло в Лету. Я был в Калининграде в Военно-Морском институте, там стоит обелиск с головой Карла Маркса. Я у курсанта пятого курса спрашиваю: «Кто это?» Он отвечает: «Не знаю, тут не написано». Я спрашиваю: «А так не узнаешь?» Он говорит: «Да нет, наверное, какой-то полководец». «А Карл Маркс – такое имя слышал?» «Что-то слышал, что-то с революцией связано». Я говорю: «Так вот это его голова стоит». То есть это уже совершенно другие люди.

– Другое поколение, которое уже забыло, может быть, к счастью.

– Они не забывало, оно и не знало никогда. Это мы могли забыть. Но я не представляю себе, чтобы я забыл, как выглядит Карл Маркс, это уже в мозгу калёным железом нарисовали. А эти ребята 20-летние скорее знают Чингиз-Хана, чем Карла Маркса. Про Энгельса и сейчас пол-Москвы не знает, кто он такой, а если б не было надписи напротив Храма Христа Спасителя, я думаю, никто бы не знал. Известно, что некоторые его высказывания исполнены ненависти к русским, вообще к России. Может, где-то, на свалке истории ему найдётся место. Хотя с точки зрения скульптуры памятник хороший, красивый.

– Вам нравится?

– Ну да, я как бывший скульптор его вполне ценю. Но при чём тут Энгельс? Вы представьте себе Берлин, и там памятник Энгельсу. Что за абсурд?

– Батюшка, возвращаясь опять к армии: насколько военный священник доступен для военнослужащего? Он должен быть в любой момент готов к беседе? Подошёл к нему солдат и сказал: «Батюшка, помогите!» И он обязан в любой момент помочь?

– Да, конечно. Как отец родной. Особенно для тех, у кого родного отца нет по известной неосторожности его мамочки, которая на всё была согласна. А должно быть не так: сначала ЗАГС, потом Венчание, а потом всё остальное. А у нас это прочно забыли. И в результате мучаются сначала мамочки, потом их сыночки.

– Может быть, Вы с чем-то сталкивались таким неординарным, чем-то удивительным в армии?

– Если говорить о неординарном, то это наши военные.

– Военные в целом?

– Да, наши офицеры, генералы. Они очень открытые люди, и в них сохранилось очень много мальчишества от детства. Потому что они живут своей отдельной страной под названием Армия. И там много сохранилось от прежнего благородства. Не всё, конечно. Армия так же страдает, как и всё наше общество. Все болезни общественные, конечно, отражаются на ней, тем более, очень многие годы отношение было такое, что просто трудно было служить. Некоторые даже уходили из армии, от обиды просто. Они готовы идти на всё – реально (мы единственная армия на свете, где люди согласны умирать не за деньги), а при этом отношение к ним глумливо отвратительное.

– А в чём оно заключается?

– В том, что всё время что-то выискивают, вместо того, чтобы поддерживать и помогать. Как часто наша опека делает: вместо того, чтобы поддержать социально ослабленную семью, она предпочитает изъять детей. Потому что это делают люди, которые с детьми никогда не работали, и они даже не понимают, что это такое, отнять у ребёнка мать. Это травма, которую ребёнок никогда не может изжить. Никогда. Также и здесь. Нужно было бы наоборот к народу обратиться: «Братья и сестры, давайте поддержим наших армейских». Сколько они сидели без зарплаты, без горюче-смазочных материалов и так далее…

– Эта ситуация сейчас продолжается?

– Нет, сейчас многое изменилось к лучшему. Проблема с жильём, пусть не так как об этом рапортовали, но всё-таки решается. Уже нет тех сотен тысяч желающих получить квартиру. Стало появляться новое вооружение, новый министр уже исправил многие ошибки, которые были в недалёком прошлом. Поэтому есть очень большие надежды на то, что будут благоприятные изменения. Так что в военных больше искренности. Мне даже кажется, что офицер гораздо лучше поймёт солдата, чем какой-нибудь руководитель фирмы своего сотрудника. В миру отношения, на мой взгляд, более безжалостны, нежели в армии.

– Правда?

– Взять, например, такие случаи, когда во время боя-столкновения в Чечне солдат прыгает и ловит пулю, которая предназначается командиру, сознательно. Он понимает: кричать уже поздно. Вы можете себе представить какого-нибудь клерка, который вот так прыгнет на лексус своего шефа, потому что охранник зазевался? Исключено. А вот тут – пожалуйста.

– Потому что на войне обостряются все человеческие качества.

– Да, и, кстати, дурные тоже. Но, тем не менее, такие случаи, которые случались во Вторую Мировую войну постоянно, оказывается, не исключение и для нашей армии. Солдат тот погиб, конечно. Но это же прекрасная смерть. Пусть жизнь очень короткая и матери больно. Но вот он, патриотизм-то.

– Отец Дмитрий, Вы общаетесь часто с ребятами, мальчишками 12-14 лет?

– Постоянно.

– Какие у них есть черты характера, которые могли бы их удержать на плаву в этом мире – в плане традиционных ценностей? Есть ли они вообще и какие Вы подмечаете?

– Я же занимаюсь только сиротами. У нас 50 детей.

– Да, вот о них и речь.

– У нас нет никаких телевизоров. Есть компьютерный класс. Отдельные фильмы хорошего проверенного качества просматриваем на дисках. А так дети заняты всё время учёбой в школе, у них собственные проекты, чтение книг, конный спорт.

– А какие проекты?

– Разные. Сами выбирают: по языку, по истории, по литературе. Подготовка к праздникам. Занимаются музыкой, постановкой спектаклей. Последнее, что поставили – «Синюю птицу».

– Да, я слышала. В «Павлине»?

– Да, так что стараемся насыщать их день. Потому что телевизор ещё и биологически вреден. Очень мощно влияет на человека не только духовно, а просто вреден для глаз, для мозга. Стараемся, чтобы они читали, чтобы мозг участвовал как-то в процессе познания мира. Но они ходят в обычную школу, там обычные дети, родители же теперешние, как правило, не занимаются воспитанием детей, что вырастет, то вырастет. И поэтому, конечно, мы испытываем большие трудности от этого соприкосновения. А с другой стороны мы не можем их изолировать, потому что им жить в этом мире. То есть, мы должны их учить преодолевать эти инфекции.

– Да, конечно. Ну что ж, наше время подошло, к сожалению, к концу. В нашей сегодняшней программе мы осветили, я надеюсь, очень много тем, которые, возможно, интересны нашим зрителям, и я очень рада, что у нас получилась такая беседа, которая была и мне, в том числе, весьма полезна. Спасибо Вам, отец Дмитрий. Я прощаюсь с Вами, дорогие телезрители. До свидания, батюшка.

– Рад стараться. Всего доброго, до свидания.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 28

    1. shvetsov:

      Очень сложная и объемная тема беседы.
      Поранив один из 5 пальцев руки, мы, неизбежно, ощущаем боль. Так и Мама, теряющая сына, испытывает боль утраты. Совершенно неважно один он у нее или 8. С этой болью ей жить.
      Утешение придет от Бога, но страх за оставшихся семерых сыновей не исчезнет.
      Сегодня мы все запуганы Средствами массовой информации.
      Вот к чему приводят их старания:
      чем сильнее страх у мам, тем меньше свобод детям, тем легче подсунуть им виртуальный мир, тем хуже подготовлены дети к жизни в реальном мире, тем легче ими помыкать, и в конечном итоге можно завоевать бескровно;
      дети лишаются права на ошибку из-за чрезмерной опеки, но именно на ошибках мы учимся;
      когда же они вырастают, начинают понимать, что навык, приобретенный в компьютерных играх, совсем бесполезен во взрослой жизни, оказывается, работодатели хотят специалистов высокого класса, да еще с огромным опытом, как у пожилых;
      работать своими руками позорно, да они и не приучены.
      Страх за детей никогда не покинет родителей. Как защитить свое дитя? – вечный вопрос. Ответ на него дан давным-давно: «Чти Господа,- и укрепишься, и кроме Его не бойся никого» Притчи Соломона гл.7.1.

    2. Михаил:

      Очень понравилась передача!! В ней много полезного узнал у военном духовенстве!! Спасибо большое!!
      Ведущая очень смелый человек!! Не побоялась много вопросов рассмотреть на примере своей семьи!! Интересно узнать должностные обязанности, подчиненность военного батюшки, если они уже разработаны и есть!? Понимая разные задачи командира и священника (у командира военная служба) не очень просто «вписаться» в коллектив, да ещё может быть ходить в наряды, сдавать проверку. Может где то можно найти и почитать как уже существующие 40 человек служат в Должности Военного духовника??

    3. Ольга:

      Хорошая беседа. С большим уважением отношусь к батюшке. Не совсем согласна с фразой : «Если мы сравним армию с мирской жизнью, то в армии, там как будто не только Ангелы, а Архангелы одни служат.». К сожалению, имея двух сыновей, частенько беседую с матерями, у которых сыновья уже отслужили. Казалось бы, всё позади, могли бы сказать, что ничего всё, нормально, отслужили и пришли мужчинами. А я ни одного ещё хорошего отзыва не услышала. Одна говорит, пришёл озлобленный, другому, наоборот, всё безразлично, ни работать, ни учиться не хочет. Третья подозревает что в армии были наркотики и сын «познакомился». Знакомый военный офицер (кстати, мусульманин) говорит, что для его сына уж лучше пусть будет тюрьма, а не армия. И это ведь не СМИ сгущают краски, это сходятся во мнении разные, не знакомые даже друг с другом люди. При всём моём уважении, возможно, отец Димитрий сильно идеализирует армию?

      • regent:

        о.Димитрий уже много раз называл причину — только многодетная семья спасёт Россию и позволит воспитывать настоящих мужчин… это необходимое (но, конечно, не достаточное) условие… можно сколько угодно обсуждать эти проблемы, но если не будет выполнено необходимое условие, то это пустая трата времени…

        • Ольга:

          regent, а как именно спасёт? вот конкретно от наркомании офицеров как именно спасёт многодетность?

          • regent:

            будет повышаться качество русского народа (мужчин, женщин, детей)… в т.ч. офицеров, солдат и старшин… если же будут процветать безотцовщина, блуд, детоубийства и деградация семьи, то никакие стенания не помогут… нет крепкой многодетной семьи — нет русского народа… есть проституция, пьянство, наркомания, гомосексуализм и прочие прелести богоотступничества…

            • PinQueen:

              Проходил службу я еще в Советском Союзе с 1989-1991гг. Служил я в г.Москве, в АБМО СССР (автобаза министерства обороны СССР) в Крылатском. Так вот, хоть и Москва, хоть и СССР, хоть и часть в роде бы престижная , но дедовщина и у нас была. Старослужащие издевались над новобранцами. Заставляли подчиняться им. Выполнять их работу. Давили на психику и все такое… Офицеры и прапорщики об этом всем знали, и более того, поощряли все это. Им таким сбособом наверно было проще управлять вверенными им подразделениями. Не редко, некоторые их них и сами прилагали к солдатам физическое и психологическое воздействие. Били умело, не оставляя следов. Бывало возили нас(солдат) на строительство своих гаражей, и все такое… Будучи новобранцем я не раз мечтал расправится с некоторыми… Я так думаю, что если в то время была война, или еще какие-нибудь боевые действия, то некоторые из них не вернулись бы с поля боя. Но, слава Богу, что дело до мести не дошло. Да и я уже простил всех своих обидчиков. Мир всем!

          • shvetsov:

            Открою один секрет: младшие дети в семье тянутся к старшим детям.
            Старшие играют с младшими, что не делают в силу ряда причин, родители. Старшие обучают младших, общаясь с теми, и даже не придают этому значения. На старших детях родители учатся быть родителями. Старшие больше времени проводят с младшими. Им чаще приходится отвечать на вопросы младших, чем родителям. Старшие присматривают за младшими вне дома и защищают их или дают советы как поступить. Старшие приобретают большой авторитет у младших. Общаясь с младшими, старшие сами обучаются. Роль старших детей в семье велика и ответственность огромная. Младшие подражают старшим, поэтому очень важно доверять старшим. Воспитывать в них добродетели. Разъяснять им нападки зла. Чему научится старший, то переймут у него младшие.
            Очень важно родителям давать себе отчет в том, что наш первенец подражает нам неосознанно. На ряду с хорошими привычками он впитывает в себя и наши плохие. Вот почему очень важно анализировать каждому взрослому члену семьи свои мысли, чувства, слова и поступки прошедшего дня. Работая над собой, мы приготовляем своих детей к большой жизни. Не работая над собой, мы бросаем их на произвол судьбы. Будьте как дети

    4. EVL:

      Тема безопасности ребят в армии еще далеко не раскрыта. Каждая мать, провожая сына в армию, хочет быть уверена:
      1)что в мирное время сын живой, здоровый, возмужжавший, позврослевший вернется домой. Может быть пригласить в студию женщин из Комитета Солдатских матерей, чтобы понимать права матери, чей сын идет в армию? Ведь сколько было необъясненных смертей ребят в армии!
      2)что сын не станет бесплатным рабом на строительстве коттеждей какого-нибудь генерала, а действительно будет проходить военно-патриатическую подготовку. Я очень уважаю наши Вооруженные Силы, но, как уже здесь писали, и в армии есть конкретные люди, злоупотребляющие своим положением. Как родители могут защитить права своего сына в армии?

      • neonilla:

        На портале ОД размещена прекрасная беседа-встреча с матерью Евгения Родионова — Любовью Васильевной, посмотрите-послушайте, на некоторые свои вопросы получите ответы, да вообще будет о чем подумать, возможно, и сравнить свою «точку зрения» на отдельные стороны жизни армии …

        • EVL:

          Спасибо!

        • EVL:

          Neonilla, точка зрения на Комитет Солдатских Матерей безусловно изменилась. Мне даже в голову не приходило, что можно на таком святом сделать показуху.
          Мученическая смерть Евгения и жертвы во время этой бесконечной современной Кавказской войны, несомненно не напрасны. Но я имела ввиду другое — бессмысленные смерти в мирных военных частях (например, от воспаления легких после нескольких часов стояния на плацу на 40-гадусном морозе). А использование срочников в качестве бесплатной рабочей силы? Конечно, непрерывная молитва за сыновей… Но ведь, как говорится, на бога надейся, а сам не плошай. Надо ли ради сохранения системы приносить в жертву своих детей или все-таки попытаться воздействовать на систему, предотвращая душегубство. Несомненно, служба военных священников необходима. Но когда еще реально в каждой части появится батюшка?

          • AlexandrPichugin:

            Правильно говорить:»На Бога надейся и сам не плошай»! Вся проблема в том, что мы на Бога не надеемся, а скорее думаем, что сможем «изменить систему». И потом, бессмысленных смертей не бывает. Каждая смерть логически обусловлена, если можно так выразиться. И со стороны людей, которые надеются только на себя (не плошают), и со стороны Бога, который принимает к Себе (или не принимает) души умерших.

            • EVL:

              Яна Истомина разрешила вопросы, волнуемые лично ее в отношении собственного сына — дедовщина и особенности здоровья.Несомненно эти же вопросы волнуют и других матерей и отец Димитрий ответил на них. Могу только как врач добавить лично для Яны, что даже если ее сын будет продолжать учиться в ВУЗе и не пойдет в армию, лучшим лекарством избавления от ВГСД (вегето-сосудистой дистонии) являются регулярные занятия такими видами спорта, которые вызывают равномерное длительное учащение сердцебиения и умеренную отдышку (бег и беговые лыжи, плаванье). Проверено лично и многократно. Так что утром через силу — на пробежку. Через 2-3 месяца забудет про ВГСД и полюбит спорт на всю жизнь. А в армии, каждое утро начинается с марофона, так что в этом плане — только на пользу.
              Но я написала свои вопросы, которые волнуют меня, как мать у которой скоро двое сыновей тоже пойдут служить. Мой дядя погиб в армии из-за самодурства офицера (еще в советские времена). А после этого к бабушке пришли из органов и настоятельно «рекомендовали» не писать в прокуратуру. И именно потому, что она была многодетной матерью (7 детей), опасаясь за судьбу остальных, она не подала жалобу.

      • poryadok:

        Комитет солдатских матерей это же финансируемая из-за рубежа НКО. Интересно, чем они могут помочь нашей армии?…

        • EVL:

          Справедливости ради: Любовь Васильевна Родионова сказала (я про интервью по ссылке neonillы), что она встречала в регионах реально работающие организации. Я знаю, что в Башкирии матери тоже объединяются, скидываются и отправляют хотя бы раз в полгода одну посланницу с подарками в каждую часть, где служат башкирские ребята. К сожалению, контактов нет, не знаю — это комитет солдатских матерей или какая-то другая добровольная организация. Несколько раз слушала их рассказы-отчеты по местному радио. И ребята, отслужившие в армии, рассказывали, что из-за того, что «земляки» не забывали, отношение рководства части было уважительным — знали, что башкиры друг другу помогают.

    5. Dobryi:

      Здравствуйте!
      Очень уважаю отца Димитрия. Во многом благодаря к нему обрёл путь православия. Но… Почему-то никак не стыкуется в голове мнение батюшки о современной армии и поток уголовных дел, заведённых почти на всю верхушку оной в настоящее время.
      Простите меня грешного за дерзновение высказать своё недостойное недоумение по данному вопросу.

      • regent:

        1) О.Димитрий никогда не скрывал своего негативного отношения к «верхушке оной» и не раз публично высказывался об этом, поэтому не совсем понятно о каком мнении батюшки Вы говорите.
        2) Поток уголовных дел заведён не на современную российскую армию, а на конкретных людей оказавшихся по недоразумению на руководящих постах, т.е. Вас кто-то ввёл в заблуждение относительно того, что судят армию.

        • Dobryi:

          Но ведь есть старая расхожая поговорка про «рыбу, которая гниёт с головы»… Или она в данном случае неуместна?
          Больно за свою страну, где во власти всё чаще и чаще стали оказываться «случайные люди».

    6. mart60:

      Поддерживаю новый формат.))

    7. tatyana leonidovna os:

      чудесная беседа. помогает задуматься, а надо ли оно — выходить на работу, ведь предназначение женщины — дети) только если бы все женщины «сидели дома», не было бы многих талантливых врачей, учителей, парикмахеров, психологов……а? что вы, люди, думаете по этому поводу?

      • regent:

        Вы абсолютно правы — вот именно этих талантливых женщин мы и мир лишились бы будь у них дети:

        Джоан Роулинг, писательница, «мама» Гарри Поттера — 3 детей

        Анастасия Михаэли (35) лет уроженка Ленинграда в юности была выбрана королевой красоты Санкт–Петербурга. В 1997 году приехала в Израиль и сделалась Гиюр. Она замужем и у нее 7 детей. Анастасия одна из лидеров партии «Наш Дом Израиль», представленной в Кнессет Израиля

        Эту женщину многие знают по ее картинам: за последний год у нее было восемь персональных выставок в крупнейших столичных галереях. Можно много говорить о ее живописных полотнах, но мы хотим рассказать о «полотнах» другого рода: Татьяна Чувашева — многодетная мама (4 детей). И она знает о героях своих картин нечто такое, что заставляет нас говорить с ней не только как с художницей.

        Чулпан Хаматова — российская актриса театра и кино. Народная артистка России. Лауреат Государственной премии России (2004). Ведущая артистка московского театра «Современник». Хаматова является одним из учредителей благотворительного фонда «Подари жизнь». 3 детей.
        -
        Семье музыкантов Владимира и Светланы Нор — 17 лет. Плоды этой дружной семьи — 7 детей, 5 мальчиков и 2 девочки. Первая мысль — наверняка воспитание деток занимает все материнское время. Но, к нашему удивлению, оказывается, что Светлана активно занимается концертной деятельностью, постоянно совершенствуя свой музыкальный талант.

        список «лишенок» может быть продолжен практически до бесконечности… :)
        да и на самом этом блоге о.Димитрий беседовал уже со многими многодетными мамочками (музыкантами, журналистками, врачами), которые как-то не знают, что мы их лишились :-)

        • tatyana leonidovna os:

          спасибо за ответ. наверное, да, на все в жизни хватит времени и сил, если есть талант и желание служить людям. Я только имела в виду другое: если девушка рожает лет в 20 первого ребенка, а потом еще 7 подряд, то 10 лет жизни она не ездит по театрам и коллективам, она реально находится дома. через 10 лет сидения дома ей вряд ли захочется работать. значит, она не проявит свой талант или просто компетентность в работе. вот

          • regent:

            1) девушка, родившая столько детей, уже полностью проявила свой талант и своё предназначение в этой жизни
            2) «10 лет сидения дома» — это не сидение, а великий труд, ответственность и призвание… и с этим не сравнятся ни поездки по театрам и киноконцертным залам, ни компетентность в какой-либо более лёгкой и менее нужной всем людям работе…
            Вы не согласны?

            • dmitry.r:

              Да,да…согласен!
              ПС:…и многие будут вспоминать в театрах и киноконцертных залах,эту удивительную женщину… :-)

      • ludmelis:

        Мне думается, что многодетная мать волей-неволей в своём маленьком государстве — семье,- становится для своих чад-граждан и учителем, и психологом, и врачом (поле для приобретения и развития на практике талантов велико), и гораздо более лучшим, чем некоторые представители,имеющие «корочки» перечисленных специальностей. С парикмахером ещё проще: как на раз-два,- элементарно, без всякого спецобучения (сужу по себе, хотя, к сожалению, являюсь однодетной матерью).
        И, с другой стороны,а сколько этих бесталанных, одно,-двухдетных матерей, делающих карьеру?…

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.