Протоиерей Димитрий Смирнов. Церковь в современном мире: мифы и реальность
Лекция протоиерея Димитрия Смирнова, читанная 25 марта 2013 года в Северном государственном медицинском университете во время его миссионерской поездки в Архангельскую епархию. В этой лекции о.Димитрий высказал своё предложение задуматься всем о смысле жизни, начиная со школьной парты.

Последний раз я здесь был 12 лет назад, многое уже забыл, а многое изменилось. Тема обозначена самая широкая, и можно взять какой-то один её аспект. Но всё-таки начну с самого широкого заявленного в объявлении: «Церковь в современном мире». Так же, как и две тысячи лет назад современный мир, конечно, что-то узнал о Церкви, но его представление о Церкви далеко отстоит от истины. Поэтому главная задача Церкви по-прежнему остаётся в церковной миссии, в благовествовании, в рассказе миру о том, что такое Церковь. Сегодня на радио корреспондент Алексей как-то стал в своём вопросе противопоставлять Церковь и общество. И очень многие люди, будучи членами Церкви даже об этом ничего не знают, потому что членство в Церкви, рождение человека в Церковь, как человек рождается в этот мир из утробы матери, так человек через крещение рождается в Церковь. Так как у нас крещёных в стране примерно 85 процентов, а в Архангельске, наверно, 90, то непонятно тогда, что такое общество и кто к нему принадлежит и как это можно противопоставлять.

Начну вот с чего. Если кто-то из вас читал Евангелие (надеюсь, что такие среди нас есть), то они могли обратить внимание на то, что главным делом Христа на земле было как раз создание Церкви. И в Евангелии книга Деяний святых апостолов как раз повествует о Церкви в том мире, современном для Христа. И мы видим, что Церковь Христом строилась концентрическими кругами. В центре – Личность Христа, Он Сам; первый круг – это есть апостол, впоследствии евангелист Иоанн, любимый ученик Христа, Он его выделил из всех; второй круг – это три апостола: ещё брат Иоаннов Иаков и апостол Пётр, вот эти трое являются следующим кругом; третий круг – это уже круг 12-ти; следующий круг – 70-ти апостолов; и следующий круг, у которого уже границы довольно размыты, но мы знаем из упоминания, что было ещё до 500 братьев, которые стали учениками Христа. И мы видим, что эти концентрические круги расширяются, расширяются, охватывают собою всё большее и большее количество людей. И вот эти всего около 600 человек, которые составляли первую Церковь. Сейчас в церковь ходят сотни миллионов людей, которые живут в разных странах, говорят на разных языках, и исповедуют Христа по-разному, иногда очень серьёзно отличаясь друг от друга в своём исповедании. Одни люди только крещёные, они являются членами Церкви, больше их христианство мало в чём проявляется.

Начну со всем известного нам христианина Бориса Абрамовича Березовского, который недавно почил в Боге. Он трудился в Москве на Новокузнецкой улице, там рядом храм, в этот храм он заходил. Я не знаю, читал ли он Евангелие когда-нибудь, как он относился ко Христу, но его покаянное письмо выдаёт в нём человека, для которого очень многие вещи, драгоценные для нас, христиан, были не чужды. Степень его воцерковления нам неизвестна, всю его жизнь трудно назвать христианской. Но тем не менее по крещению он принадлежал Церкви.

И так же и наш народ. Основная масса людей крещение приняла, а уж степень знания Христа и о Христе у всех разная. Одни люди чрезвычайно близко находятся ко Христу, а другие – чрезвычайно далеко. Но из круга в круг люди постоянно переходят. Сегодня мне даже батюшки за столом рассказали про одного вора в законе, который оставил свою воровскую корону и стал христианином. И даже, что в воровском мире совершенно запрещено, женился и венчался. Это вообще, с точки зрения воров, нонсенс. Но вот некий вор, который шесть раз сидел в тюрьме, не только решил оставить своё главное занятие в жизни, но ради Христа его действительно оставил. То есть проделал такой путь, хотя он и сложен. Время от времени воры приходят в храм, и тоже у нас были с ним диалоги. Я даже с одним вёл такую работу, можно сказать, пасторскую, и всё спрашивал у него: «Олег, ну когда же ты прекратишь эту такую свою жизнь страшную?», он мне отвечал: «Батюшка, дорогой, за вход рубль, а за выход – два». Очень поэтическое выражение, которое мне сразу всё объяснило. Начать эту жизнь легко, а вот выйти довольно трудно. Судя по этой формуле, вдвое тяжелее.

Церковь, повторяю, – это не патриарх, не епископы, не священники. Обывательское сознание всё время, обращаясь к Церкви, на самом деле имеет в виду иерархию. Вот, священники такие, вот у них и это не то, и то не то, вот священник кого-то сбил на улице на автомобиле, и другие находят какие-то очень серьёзные недостатки. Но на самом деле это вообще ничего не меняет, потому что любой вопрос, направленный к любому священнику, также направлен и к Борису Абрамовичу, потому что он тоже Церковь, и к любому крещёному милиционеру или прокурору, любой учительнице или торговке мороженым. «Ты крещёный?» – «Крещёный», – «Значит, ты Церковь. Почему то-то и то-то?»

Ну и, прежде всего, это вопросы к самим себе, потому что такие вопросы задают люди крещёные. Сложилась такая парадоксальная ситуация: очень многие члены Церкви задают вопросы вместо того, чтобы выполнять свой христианский долг – а каждый крещёный человек либо сам произносит обеты Крещения, либо за него их произносили крёстные. Перед Крещением человек заключает договор, и договор не с Церковью, а с Самим Господом Богом, Который создал не только нашу маленькую Землю, но и всю вселенную, и каждого человека. И, как незнание Уголовного кодекса не освобождает от наказания, так и незнание текста этого договора не снимает с человека обязанностей. Главная задача Церкви – народ церковный просветить, и вот этим просвещением Церковь и занимается две тысячи лет, рассказывает людям о том, каковы условия этого договора. А текст этого договора изложен в Священном Писании.

Почему оно называется «священным»? Потому что две уважаемые договаривающиеся стороны – это, с одной стороны, человек с его грехами, а с другой стороны – Сам Господь Бог, который свят. Поэтому и Писание священно. Хотя писали его люди, участвовал в создании Священного Писания Сам Господь Бог. Потому что ни один человек не смог бы додуматься до такой вещи: если тебя ударят в правую щеку, подставь другую (Мф. 5, 39). Обычно люди, даже крещёные, когда им говорят, что договор требует этого, возмущаются и не могут понять, как же так. И на нас на всех, крещёных людях, ответственность за то, чтобы Церковь победила в этом мире – а Церковь с самого начала, с первых дней, позиционировала себя как воинство, которое должно этот мир победить, как и Христос победил этот мир (Ин. 16, 33). Очень многие умы за две тысячи лет пытались найти в этом договоре, который называется Новый Завет, некий изъян – чтобы, найдя какие-нибудь несуразности в тексте, объявить, что это либо подложно, либо незаконно, либо просто плохо. Но ничего не вышло, а очень многие люди, которые исповедуют что-то другое, помимо христианства, даже пытаются на свою сторону как-то Христа «перетянуть».

Самый, на мой взгляд, анекдотичный пример этого являют кришнаиты. Они просто говорят, что Кришна и Христос – это одно и то же лицо. Мол, слышите – «Кришна», «Христос» – звучит как одно и то же. Мол, поклоняясь Кришне, вы поклоняетесь Христу, поэтому пойдёмте петь «хари-хари». Но это совершенно не так. Имя «Кришна» прозвучало гораздо раньше, и то, чему учит Кришна, никак не походит на то, что говорил Христос. А внешнее созвучие, можно сказать, случайно. Хотя действительно, в основе европейских языков – а слово «Христос» греческое – один корень, и мы эти языки называем «индоевропейские» в силу того, что они вышли из того праязыка, который был предтечей индийского языка санскрит. Поэтому вполне возможно, что в глубине каких-нибудь лингвистических изысканий и лежит ответ на этот вопрос.

К сожалению, того, что каждый крещёный человек должен быть воином Церкви Христовой, люди не понимают. Как не понимают и главной задачи Церкви. Поэтому большинство людей, к сожалению, утратили смысл жизни и не задумываются над вопросом, зачем вообще Бог создал человека, зачем приходил на землю Христос, что Он хочет от людей, чего нам ждать после того, как мы умрём, как это всё будет, и что нужно делать. Поэтому люди ставят себе какие-то такие небольшие задачи. В молодости это проще: поступить в институт или приобрести какую-то специальность, у некоторых ещё проще – любыми способами денег заработать, и так далее. И пример таких людей, как Борис Абрамович, к сожалению, никому ничего не доказывает. Вот человек окончил институт, стал заведующим лабораторией, стал бизнесменом, когда представилась такая возможность, вот он достиг вершин власти в государстве, был заместителем Совета безопасности – очень высокая должность. Вот он миллионер, миллиардер – собственность по всему миру. И вот он умер – глубоко несчастным, разорённым и, что самое трагическое, никому не нужным. И в этом, собственно, его трагедия и несчастье, и сердце не выдержало, и даже есть версия, что он с собой покончил, сейчас это проверяется. Что это такое? Вроде бы то, к чему стремится большинство людей, воплотилось, чего же кончать с собой?

Оказывается, это не нужно человеку. Мы это в детстве проверяли, а многие из нас на детях это видят: «Мам, купи! Мам, купи!», плачет, а если мама не покупает, то «плохая мама»… Но вот купили эту игрушку, домой привезли, вот он играет. Прошло два дня – и всё, она уже не нужна. А была трагедия, «хочу». Оказывается – нет, не за тем погнался. К сожалению, очень многие люди, которые и на всём земном шаре, и на нашей русской земле живут, гонятся совсем не за тем. Поэтому и главная трагедия человека и человечества – это погоня не за тем. У нас в стране это особенно заметно, люди, в основном, угрюмые и несчастные, потому что гонятся всё время не за тем. И когда даже это получают… Ещё пример наглядный и тоже очень трагический – наши народные, заслуженные и всякие артисты. Нам по телевизору время от времени показывают, как они умирают – всеми забытыми, никому не нужными, часто даже некому в аптеку сходить за необходимыми лекарствами. А некоторые просто остаются в квартире и гниют заживо, мумифицируются, и через полгода их находят. Сорок лет назад гремел на всю страну, а в результате – ничего. Ни семьи, ни детей, ни средств к существованию. То есть жизнь, вместо того, чтобы приносить радость (а жизнь – это потрясающий дар) как в русском выражении говорится, идёт «коту под хвост», то есть в самое незначительное и скромное место.

Поэтому, мне кажется, такой предмет в школе, который можно было бы называть «Смысл жизни», должен быть главным, чему мы должны обучить следующие поколения. То, чему мы учим, может пригодиться в какой-то части – хороша и алгебра с геометрией, хороша и география с биологией, всякие споры по поводу русской литературы, что включать в программу, что не включать. Но принципиально главного вопроса, главной проблемы это не решает.

Если сузить тему «Церковь в современном мире, и чем она должна заниматься» – опять же, смело говорю, должны заниматься все мы, потому что здесь все крещёные собрались, – то какая главная наша проблема? Через несколько десятков лет, может быть, кто-то из нас даже до этого доживёт, нашего государства не будет. На нашей земле будут жить другие люди, и они будут здесь хозяевами. Слава Богу, если они нам разрешат разговаривать на нашем языке. Но вполне может случиться так, что русских школ вообще не будет, как их практически не осталось на Украине, где для двух третей населения русский язык родной. А разговаривать на нём нельзя. Вот, это на глазах, совсем рядом – ночь на поезде, и ты окунаешься в этот мир. Причём это не какой-нибудь азербайджанский народ, это тот же самый русский народ с той же столицей Киевом, матерью городов русских. Ну да, немножко диалект другой, южнорусский. Но когда-то, пятьдесят лет назад, и архангелогородцы  говорили совсем не по-московски, как сейчас, когда благодаря радио и телевидению всё смешалось. Когда не было радио и телевидения, каждая губерния говорила немножко на своём языке, это естественно. И этот процесс происходит не только с нами, он происходит со всем христианским миром. Такой процесс идёт и в Португалии, и в Испании, и во Франции, и в Нидерландах, и в Бельгии, и в Великобритании, и в Ирландии, и в Норвегии, и в Швеции, и в Польше – везде. Сокращается население христианское. Вымирают христианские народы.

Как это произошло? Христиане, когда приняли веру христианскую – а принимали её целыми народами, – создали удивительную цивилизацию. Её вершина в техническом плане – полёты в космос, с точки зрения художеств – архитектура, скульптура, живопись, с точки зрения литературы – величайшие, совершенно неповторимые произведения прозы, поэзии, драматургии. А теперь? Даже если взять нашу русскую литературу. Кто сейчас, в наше время, является великим русским писателем? Его нет у нас. А кто среди нас самый великий русский поэт? Такого нет. А кто среди русских самый великий художник, живописец? И такого нет. А кто самый великий скульптор? Нет. А кто самый великий сейчас русский математик? Нет его. Химик? И химика нет? Нет. Их нет. То есть мы не только вымираем – мы ещё и вырождаемся.

Как же так? Величайшая цивилизация, превзошедшая все цивилизации, которые были на земле, вдруг стала вырождаться – в чём причина? А потому что источником этого духовного заряда, который лежал в основе создания этой великой христианской двухтысячелетней цивилизации, был Христос. Была духовная жизнь, была Церковь, которая воспитывала людей. Люди постепенно от этого отказались. Недаром говорят, что религия народа – это его душа. Если душа покидает тело, то народ умирает. Не сразу, потому что народ – всё-таки большое существо, состоящее из множества клеточек, и постепенно эти клеточки поражаются вот этим раком болезни и смерти. Клетки есть, но они болезненны, они, вместо того, чтобы укреплять организм, его разрушают. Поэтому мы живём внутри процесса самоуничтожения. И, хочет человек об этом думать или не хочет, но этот вопрос перед ним стоит. Может быть, не непосредственно. Вот для меня лично не стоит. Я так прикинул: всё-таки, окончательное завершение нашей русской истории произойдёт чуть позже, чем я умру, поэтому я, скорее всего, этого не дождусь, что сильно облегчает для меня ситуацию. А что делать с детьми, внуками?

У нас только две возможности: либо постараться как-то этот процесс деградации и смерти затормозить, либо нужно стать просто… равнодушной сволочью, которой всё равно. Это тоже не для всех выход, некоторые не могут. Помню, у меня был друг, Алексей Владимирович, у него дома жила собака – немецкая овчарка, которую до этого готовили к специальной деятельности в милиции. Чтобы она была злая, её там били, но ничего не смогли сделать: она как была доброй, так и осталась. Таких собак выбраковывают, и вот он её взял себе, и она у него жила 12 лет дома. Даже среди собак специальной породы, которых выращивают и настраивают на определенный лад, есть те, которых выбраковывают. Так вот и люди: не все могут быть сволочью, совсем не все, даже при определённом воспитании всего общества. И, конечно, такого рода люди страдают наибольшим образом. И вот мы видим, вы уж извините, на примере всё того же Бориса Абрамовича, что даже такой человек, за которым водились дела, которые даже не хочется поминать, к концу жизни понял, что так жить нельзя. И даже написал в своём письме покаянном: «Я был слишком алчным». Он это глубоко прочувствовал и, как человек неглупый, сумел себя в этом смысле оценить, хоть и поздновато, но сам этот акт очень ценен.

Но вот давайте представим себе, что здесь собрались те, кто не хочет идти путём равнодушия, когда «после нас хоть потоп». Как сегодня один слушатель на радио в прямом эфире спросил: «У нас засилье людей других национальностей в Архангельской области, как Вы к этому относитесь?» Ну, как к факту. К такому же, как тот, что в Архангельске белые ночи. Скоро эта земля будет принадлежать не блондинам со светлыми глазами, а очень смуглым ребятам. Почему? У них в семье по восемь детей, а у нас женщины одного едва родят, облизывают его, а остальные семь – аборты. Ну а как? Ясно, что они вне конкуренции, какое-то количество лет пройдёт, и их будет много, а нас будет мало. И ничего с этим не сделаешь – хоть шуми, хоть кричи, хоть жалуйся в прокуратуру. Это естественный процесс. Можно стенать, потрясать руками, письма писать – это не поможет. А что может помочь? Я не говорю, что этот процесс можно повернуть вспять, вряд ли. Но что-то пытаться сделать всё-таки можно. И этот процесс должен быть направлен на возрождение русской семьи.

Если посмотрим на то, что было в русской семье сто лет назад, то в среднем по статистике 1913 года, когда была перепись населения, семья имела по семь-восемь детей. В среднем. Что это значит? Были бездетные, были те, у кого один ребёнок. Но были и те, у кого было 25 детей, и 24, и 15. А в среднем – семь-восемь. Русские были самым плодовитым народом в Европе. Поэтому русские смогли колонизовать шестую часть суши. Это был могучий народ, который на лошадях освоил такую территорию, на которой жить нельзя. Все другие народы на земле живут совершенно в других условиях – у них гораздо теплее, земля плодороднее и так далее. Но – освоили, в силу того, что эти огромные пространства были достаточно пустые, не считая северных народов, которых мы не обижали. Хотя они от нас заражались любовью к крепким напиткам, и это действительно для них была беда, потому что в их организме нет ферментов, которые расщепляют алкоголь. Но не уничтожали, они все сохраняли свои языки, это не то, что было на Аляске или в резервациях североамериканских индейцев, таких процессов не было. Когда думаешь: вот город Ярославль… Ну как Ярослав Мудрый, сев на коня, приехав в такую даль, основал город Ярославль? С ума сойти. На поезде едешь – и то устанешь. Был совершенно могучий, мощный народ. Но принял некоторые идеи, которые не сами русские изобрели, это пришло из бедной Европы вместе с марксизмом, и наша страна стала таким реальным испытательным полигоном марксизма. За сто лет мы не увеличили своё население: как при царе Николае у нас было 140 миллионов, так и сейчас, то есть, весь XX век прошёл у нас в режиме самоуничтожения.

И вот нам Господь дал шанс: мы против коммунизма не боролись, он сам разрушился. Никто баррикад не строил и в леса не уходил, как тамбовские крестьяне в своё время, когда их оттуда Тухачевский выманивал и газами травил. Само. Нам даётся такой исторический шанс. Либо мы начнём восстанавливать русскую семью, когда каждому мужчине против сегодняшнего придётся работать в три раза больше, а женщины все своё время и силы будут посвящать рождению, вскармливанию и выращиванию детей, либо нам придётся всё уступить, а мы будем довольствоваться тем, какую роль нам уготовит история.

Поэтому мне представляется, что главной задачей Церкви являются ещё всяческие труды по поддержке семьи – прежде всего, тех многодетных женщин, которые живут в атмосфере ненависти к многодетности. Можете спросить у любой мамы, что ей приходится выдерживать, начиная от женской консультации и кончая простой бакалейной лавкой, как вообще им живётся. Эти женщины – действительно герои нашего времени: вопреки пропаганде, общественному мнению они всё-таки отваживаются на этот подвиг рождения и воспитания детей. И вот, если мы не изменим сознание… А легче всего изменить сознание самого себя, любая женщина замужняя знает, как трудно в чём-то повлиять на мужа: даже если каждый день скандалить, вряд ли он станет другим, а сам человек может измениться. И если мы вспомним пример про вора в законе, который стал верующим человеком и даже при церкви работает, мы понимаем, что это возможно даже для таких закоренелых преступников. Это изменение сознания в нашем церковном обиходе именуется покаянием. Если нас кто-нибудь ночью разбудит и спросит, что такое покаяние… Для очень многих из нас покаяние – это такой списочек, где написано: «гордость, уныние, зависть, вчера съела творога в гостях…» Узнаёте, да? Вам весело. Ну вот, должен вас огорчить, это к покаянию не имеет отношения, никакого причём. А изменить нам нужно своё сознание, причём полностью. В чём, главное, мы должны его изменить? «Мы» – имею в виду, крещёные люди. Я понимаю, что от одной такой беседы все стройными рядами не пойдут менять сознание. Я понимаю, что толку воду в ступе толочь... Вы не думайте, я насчёт того, что произойдет с нами, очень спокоен.

Нужно вообще поменять смысл жизни и её направление. Каждый крещёный человек должен, первое, осознать свою ответственность перед Богом и перед всеми людьми. Он должен переориентировать свою жизнь в том, чтобы жить не для себя, потому что это бессмысленно: если человек живёт для себя, он, в конце концов, оказывается одиноким и несчастным. А жить, выполняя волю Божию, в этом заключается Новый Завет человека с Богом. Когда человек трудится не для себя, он даже детей рожает и замуж выходит для того, чтобы родить детей Богу и их воспитать как христиан, чтобы они так же трудились для Бога. Если человек хочет наследовать вечную жизнь ангельскую, то… Все Ангелы, и наши Ангелы-Хранители, в том числе, – это небесные служебные духи, они служат Богу день и ночь. У нас есть хотя бы ночной отдых, если только мы не в ночную смену работаем, а у Ангелов его нет – они не пьют, не едят, не спят, не работают, они служат Богу день и ночь. Вот и человек, если он хочет быть христианином, должен служить Богу день и ночь, не покладая рук. Как апостол Павел говорит, «едите ли, пьете ли, <…> всё делайте во славу Божию» (1 Кор. 10,31).  В этом смысл, а не в том, чтобы жить для себя. Или, как некоторые говорят, «всю жизнь отдала детям». Очень плохо. Дети – это что, идолы что ли? Ты всё время им служила – ну и что у тебя вышло? Срамота. Этих детей даже стыдно в людях показать, они себя и вести-то не умеют. Твои дети – хамы. Они ленивы, они ничего не умеют, они только «гы-гы» – и балдеть. И спрашивается, чего ты им отдала, и кому это нужно? Это позорище. А нужно совсем иначе. Нужен другой результат. Вот мама Иоанна Златоустого в девятнадцать лет осталась вдовой – и посмотрите, кого она воспитала. Полторы тысячи лет люди молятся его словами. Вот какой должен быть результат.

Поэтому покаяние, изменение сознания, должно быть переориентацией всей жизни на прямо противоположную. Всё, что вдалбливает в голову общество, школа, кинематограф, эстрада – всё это нужно выкинуть даже не в мусоропровод, а лучше в отхожее место. Потому что это всё самоубийственно. А только то, что свято, благородно, высоко и божественно – вот этому мы должны служить, если хотим быть христианами и если хотим, чтобы наша земля сохранилась. А, может быть, и не только. Как сейчас Сирия говорит, мол, мы с надеждой смотрим на вас, вы можете нас сохранить. Из многих стран Северной Африки христиан сейчас выгоняют сотнями тысяч. Кто выгоняет? Мусульмане. Причём не какие-то. Это в нашей стране мусульмане другой национальности, а там свои же арабы-мусульмане выгоняют и убивают своих же христиан, которые на этой земле жили две тысячи лет. И вот пришло время, когда их выгоняют, дома сжигают, убивают и детей, и женщин, и стариков. А кто им оружие на это даёт? Бывшие христианские государства: Франция, Америка и так далее. Это всё ждет нас, если мы опять не станем народом, который этого не допустит. Сейчас мы настолько ослабли, что допустили это и в Ливии, и в Сирии, и на Балканах… Очередь дойдёт и до нас. Хотя у русских есть такое свойство: если на краю села горит чей-то дом, то «до нас ещё не скоро». А если ветерок? Через десять минут все сгорим, это всё очень быстро. Как Сталин, доверившись Гитлеру, другу своему закадычному, всё думал, что нас это не коснется: «у меня пакт о ненападении». Ну и что этот пакт? Этот пакт туда ушёл, куда сейчас уходит туалетная бумага. В то время туалетной бумаги ещё не было, но пакт пошёл именно туда. Никто на этот пакт вообще не посмотрел, это никогда никого не удерживало. Пакт был просто дипломатическим манёвром, чтобы усыпить бдительность, что и удалось. Потому что, когда кто-то предупреждал, что где-то группируются войска, его сажали «за сеяние паники». Когда предупреждали, что группируются немецкие войска – авиация, танки, мототехника, – вот так реагировала, так сказать, ставка верховного главнокомандующего, хотя он тогда ещё так не назывался.

Вот это самое главное, чему в практическом плане мы должны, если хотим жить как народ, как культура, как Церковь, посвятить свою жизнь, сколько каждому осталось. А что нужно делать – это уже относится к тактическим задачам. Но для начала всё очень просто. Хотя бы у себя в городе взять списки многодетных матерей – а они есть, эти списки – и всем им «включить зелёную улицу». Всем, у кого нет детей или мало, взять их под свою опеку. Для того, чтобы каждая мать увидела: если я буду рожать детей, меня мои сограждане не оставят, они мне помогут и едой, и одеждой. Тогда таких будет становиться всё больше и больше, не будут бояться. Потому что сейчас люди больше всего боятся детей, от них предохраняются, как от бандитов. Думают, что дети их объедят.

Вот я воспитываю пятьдесят детей-сирот. Государство даёт на это ровно ноль рублей ноль копеек, коммуналку мы платим такую же, как и все, – слава Богу, не вмешиваются. Но вы знаете, у нас не было такого дня, чтобы детей не во что было одеть или нечем было кормить. Всё устраивается, Бог помогает. Через людей, конечно, это всё люди деньги приносят, зная, что негосударственное учреждение. Но ни один из трёх моих детских домов не бедствует. И у нас в приходе тоже много многодетных семей – не знаю ни одну, которая бы бедствовала, у детей не было бы еды или фруктов, или они были бы какими-то сопливыми идиотами. Нет, все чистенькие, все хорошие, все грамотные, большинство в вузы поступает. Это всё фобии. Единственное, что не является фобией, это то, что воспитывать детей – каторжный труд. Это действительно так, потому что мать не имеет выходных, не имеет отпусков, пока детей всех не вырастит. Вот тогда отпуск. А до этого всю жизнь до конца нужно отдать детям. А вот это как-то жалко – себя детям отдавать. Хочется всё время «для себя». Всё боится человек в чём-то себя обделить. В результате остается как Людмила Зыкина – одна голая со своими бриллиантами, которые не съешь с гречневой кашей. А когда у тебя пять мальчиков и четыре девочки, ты очень хорошо себя чувствуешь. Но нужно в это поверить, в то, что это угодно Богу. Поэтому христианство есть не только некая умозрительная доктрина, это практическая жизнь: если Бог дал детей, Он даст и на детей, в это тоже надо поверить, здесь проявляется наша вера.

Ну вот, пять минут осталось. В заключение скажу вот что. Некоторые говорят: «А я не замужем, что делать?» Отвечу и на этот вопрос. Почему ты не замужем? Потому что мужчины умнее женщин. Чемпионка мира по шахматам играет только на уровне мастера спорта, хотя, когда стала чемпионкой мира, ей дали гроссмейстера, но это так, из уважения. А так, женщина и штангу не может поднять, как мужчина – никак. Мужчины умные, и они понимают, что жениться незачем: только свистни, и двадцать женщин выстроятся в ряд – выбирай любую. Пять лет с одной пожил, что-то она стала «вякать» – пошёл к другой. Женщины стали так доступны, что стали дешевле проституток. Женщина чего-то себе требует, а проститутке сотню долларов дал – и всё в порядке, и забот никаких. Если женщине вернуться к исполнению седьмой заповеди, вообще не будет проблем. «А, ты меня любишь? Паспорт покажи. Так ты женат? Auf Wiedersehen». Тогда не будет ни измен, ни любовных треугольников. Тогда уже мужчины – в ряд, как в Китае. В Китае мужчин на 100 миллионов больше, чем женщин, поэтому каждый китаец готов жениться, ради Бога, на любой. Нет, я вам серьёзно говорю. И ещё за счастье почтут. Так же и здесь, если у нас женщины вернутся к тому, что было ещё во время войны: Гитлер обследовал молодых женщин незамужних, была такая команда, и обнаружилось, что все девственницы. И ему сказали, что такой народ вообще непобедим. А сейчас – с пятого класса с фонарём не найдёшь. Поэтому нужно обязательно воспитывать детей в целомудрии, а всё, что развращает детей, изгнать из своей жизни. Тогда мужчины будут опять рыцарями, будут за женщин драться, будут их любить, будут хотеть за них кровь проливать и так далее. А если женщины наперегонки, кто скорей кому отдастся, то тогда конечно – «зачем жениться, когда она и так моя?» Только последний дурак будет жениться.

Поэтому ещё древние отцы, ещё в шестом веке, а сейчас, слава Богу, уже двадцать первый, говорили: если женщина потеряет стыд, то вообще никто не спасётся. И вот мы приехали в это время. Нужно вернуться к тому, что есть норма. А норма для незамужней женщины – это девственность. Если эта норма вновь воцарится, у нас не будет сорока миллионов одиноких женщин, которые одной ногой на работе, другой ведут хозяйство, и мучаются, а ему жалко 5000 рублей на алименты. Мы единственная страна в мире, где восемьдесят процентов мужчин вообще не платят алименты. Восемьдесят. Почему? Ну, они же умные. Но они бессовестные. У них нет совести. А почему – а их воспитали мамы. А он был единственный в семье, а раз он единственный в семье, то он, естественно, эгоист. Потому что его женщины только облизывали, и мама, и бабушка. А если бы у мамы их было восемь, то он бы не был эгоистом, он бы уже с пяти лет занимался воспитанием младших братьев и сестёр и учил бы их тому, чему его до пяти лет научили. Из нашей малодетности вытекает очень много проблем, всенародных. И вот если мы с вами не решим эту проблему, нас на земле не будет. Мы находимся не в состоянии демографической проблемы, а в состоянии демографической катастрофы. У нас очень серьёзное положение.

Ну вот, кто желает оспорить то, что я сказал, – я к вашим услугам.

   1. Какое сейчас положение нашей армии?   (1:00:14)

Боеготовность, демография, демографическая яма, контрактная армия, военнослужащие, партизаны

   2. Как правильно ставить икону или как правильно вешать её на стену?   (1:01:42)

Сверло, иконы, шурупы, дюбели, молоток, стамеска, пёрка

   3. Почему не принимаются законы, направленные на снижение числа абортов? Государство не заинтересовано в росте населения?   (1:04:40)

Послание президента Федеральному собранию, демографическая проблема, материнский капитал, аборты, криминальные аборты, бесплодие, последствия абортов, бюджет, Лахова, репродуктивные права, женское счастье, общественная работа, семья

   4. Как сохранить семью, когда жена православная, а муж нет?   (1:10:34)

Терпение, скандалы, домашняя церковь, муж, жена, церковь, христианская установка

   5. Какова ответственность мужчины, мужа?   (1:12:24)

Глава семьи, священник домашней церкви, ответственность, устройство жилья, воспитание детей, муж главный воспитатель, женщина-педагог, единственный сын, женское воспитание, дедовщина в армии

   6. Сыну 7 лет, занимается греко-римской борьбой. Тренер требует, чтобы на тренировке снимали нательные крестики. Что делать?   (1:13:51)

Тренировка, апостол Павел, ношение нательного креста, рентген, отречение от Христа

   7. У женщины сын покончил жизнь самоубийством, она каждый вечер плачет. Как ей выйти из этого состояния?   (1:14:59)

Исповедь, попущение Божие, воспитание ребёнка, аборты

   8. Все хорошие, умеющие работать мужчины, находятся в монастырях…   (1:15:50)

монастыри, незамужние женщины, игумены, монашество

   9. Должен ли христианин указывать другому человеку на его зло?   (1:17:24)

Гордость, прагматизм, благодарность

  10. Главная причина трагедии 1917 года.   (1:19:04)

Отступление от Бога, Причащение в армии, грабь награбленное, ленинцы, гражданская война, крестьянские восстания, тамбовское восстание, тамбовский мятеж, Сталин, коллективизация, истребление крестьян, подавление крестьянских восстаний, февральская революция, проходимцы из Швейцарии, Ленин, идолище поганое, улица Урицкого, улица Володарского, Гитлер, Гимлер, восстания против советской власти, китайцы, латыши

  11. Нужен ли России царь, помазанник Божий?   (1:22:53)

Избрание царя

  12. Что Вы думаете о проблеме мужеподобности девочек и женоподобности мальчиков?   (1:24:22)

Потребность в защите, женское воспитание, совместное обучение, мамы-одиночки, учителя-женщины

  13. Как сохранить целомудрие, если в самом воздухе пахнет проституцией? Порядочная женщина оказывается всегда в самом невыгодном положении.   (1:25:55)

Девственница, настоящее христианство, подвиг, христиане, подвижники, христианская жизнь, подвижничество, Вера, Надежда, Любовь, София, материнские чувства, Христос

  14. Верно ли мнение, что не нужно заниматься детьми с тяжёлым неврологическим диагнозом, так как это бессмысленно, они просто не в тот день зачаты.   (1:27:07)

Астрологическое суеверие, качество жизни болящего, смысл жизни, инвалид, синдром Дауна, духовный центр семьи, нравственность, советские родители, похороны, сумасшедшие мамы

  15. Как не раздражать окружающих своим воцерковлением? Как выжить воцерковлённому ребёнку в школьной среде?   (1:30:49)

Тюрьма, эфиопские христиане, Норвегия, гомосексуалисты

  16. Прислушивается ли власть к мнению Церкви?   (1:34:11)

Путин, Дом союзов, Кургинян, ювенальная юстиция, Администрация президента, политический расклад

  17. Как изменить сознание у взрослых детей, воспитанных при социализме, крещёных в 90-е годы, но не воцерковлённых? Как вы относитесь к воцерковлению перед Крещением, и какая продолжительность воцерковления?   (1:35:54)

Институт катехизации, Символ Веры, Крещение, Отче наш, Богородице Дево, ОПК в школе

  18. Как Вы относитесь к тому, что служба в храме служится с сокращениями? Не является ли это отступлением от Христа, как послабление в посте?   (1:38:47)

Сокращение богослужений, послабление в посте, отступление от Христа, еретик, садизм, доброта, христианство, монастырь, служба на Савву Освященного, монастырский устав, приходской устав, Греция, Болгария, суббота для человека

  19. Принимать или не принимать УЭК?   (1:41:08)

Электронная карта, Послание Архиерейского собора

  20. Почему отец Георгий Кочетков до сих пор в сане?   (1:42:24)

Лишение сана

  21. Почему оказывается поддержка Филаретскому институту?   (1:42:36)

Поддержка

  22. У нас в городе есть секта “кочетковцев”, которые причащаются каждую неделю без подготовки, смущая прихожан.   (1:42:49)

Причащение, сектантство, смущение от дьявола, сектантский дух, кочетковцы, Георгий Кочетков, конференция против Кочеткова

  23. Когда лучше креститься – в неосознанном детском возрасте или будучи уже взрослым и осознающим происходящее?   (1:43:53)

Крещение младенца, воцерковлённые христиане, жить жизнью Церкви, невоцерковлённая семья, учение Христово, Василий Великий

  24. Как спасти Россию?   (1:45:06)

Лекция, спасение, Господь

  25. Расскажите о себе.   (1:45:18)

Детские дома, чужих детей не бывает

  26. Священник со всей своей семьёй живёт в ужасных условиях уже около 10 лет. Имеются ли в нашей Церкви нормы социально-бытового устройства священников, или на всё есть воля Божия?   (1:45:49)

Отец Владимир, настоятель Свято-Ильинского кафедрального собора, воля Божия, христианское милосердие, позор крещёным, дом для батюшки, автомобиль для батюшки, прихожане, Украина, Германия, католические священники, военное духовенство, государственная служба

  27. Из Архангельска ежегодно уезжает больше 14 тысяч человек. Практически не осталось работающих предприятий. Нас воспитали: «цель жизни – коммунизм, а не дети», и мы родили по одному. Многие женщины и хотели бы иметь больше детей, но работать негде.   (1:51:59)

Чиновники, христианское отношение, задача Церкви, архангелогородская семья, охота, сельское хозяйство, промышленность, найти себе применение, способ существования, советская власть, свобода, чеченцы, средний возраст россиянина, старый народ, пенсионеры, пенсии, налоги, прилагать голову, найти нишу, демографическая ситуация, Путин, Северодвинск, Госдума, усыновление, многодетные, торговля детьми, нефть, газ, благодарность Богу, благодарность предкам, завоевание земли, окультуривание земли, социалка, Черногория

  28. Сдают ли Ваши дети ЕГЭ?   (2:01:41)

ЕГЭ

  29. В чём главная духовная проблема современного студенчества?   (2:01:48)

Нежелание учиться, плохая учёба, безделье

  30. Молодежь в Архангельске тянется к Богу, хотят слышать Слово Божие, но, заходя в наши храмы, ничего не понимает. Почему наша ортодоксальная Православная церковь так крепко держится за мёртвый язык?   (2:02:10)

Сокровищница, христианская культура, язык иконы, храмовые здания, канон Андрея Критского, церковнославянский язык, послания апостола Павла, Священное Писание, потери в переводе, Георгий Кочетков, Владимир Красно Солнышко, Евангелие, Алексий Митрополит Московский, патриарх Иоаким

  31. Как правильно молиться за людей, которые попали под влияние сект, за их возвращение в лоно Православной церкви? Часто батюшки говорят, что это отступники, и молиться за них нельзя.   (2:12:22)

Требник, молитва о пчёлах, насекомые

  32. У меня много детей, есть муж, три работы, а счастья нет. Еле концы с концами сводим – тяжело.   (2:13:17)

Помощь многодетным, помощь одиноким старикам, помощь вдовам, помощь больным, помощь сиротам, организация помощи на приходе, два крыла молитвы, пост, милостыня, милость

  33. Я прошла оглашение по системе Георгия Кочеткова. Мы, братья и сестры, не отделяемся от Церкви, я причащаюсь еженедельно шестнадцать лет.   (2:16:13)

Кочетков, еженедельное причастие, сектантский дух, Александр Копировский, нехристианская духовность, агрессивность, своеволие, непослушание священноначалию
+

– Отец Дмитрий, Вы были ответственным от Патриархии за связь с армией. По Вашему мнению, какое сейчас положение в нашей армии? Боеготова ли она?

– Нет, сейчас не боеготова. Но у нас безвыходное положение. Есть такое понятие в науке демографии – «демографическая яма». У нас нет достаточного для армии количества молодых людей. Из этого малого количества 200 тысяч настолько боятся служить, что бегают, а некоторые даже за границу, чтобы только не служить. Поэтому государство вынуждено пойти на контрактную армию. То есть собирают мужиков таких неприкаянных, которые не могут ни на работу устроиться, ни образования не имеют, ни специальности, чтобы из них попытаться сделать хоть каких-то военнослужащих. Этот контингент в армии называют «партизаны», то есть рядовые, необученные. Потому что безвыходное положение, ситуация очень трудная.

– Как правильно ставить икону или как правильно вешать её на стену?

– О, я уже как-то это объяснял. Слушайте внимательно. Даже по радио объяснял. Значит, берётся дрель. Выбирается сверло, желательно с победитовым наконечником. Диаметр сверла… (смех в зале — прим. ред.). Да я серьёзно. Диаметр сверла должен соответствовать весу иконы: если икона из липы, то можно сверло потоньше, а если из дуба и толстая, то надо миллиметра три. Просверлили на нужную глубину – а глубина должна быть не меньше трёх сантиметров, если икона из дуба, а если из липы или из картона, то достаточно двух сантиметров. Если у нас есть шурупы или дюбели уже готовые, то их диаметр должен быть, конечно, меньше просверленного отверстия. Мы дюбель туда вставляем, и, если он слишком длинен, его укорачиваем, можно ножницами, можно с помощью молотка и стамески. Но не на столе, а подкладывают какую-то доску, в крайнем случае, можно хлебную. Сделали ушко, на которое будет вешаться эта икона. Если его делать не хочется, можно взять большое сверло или такой механизм, который называется пёрка. Высверливается в иконе углубление на один сантиметр, тогда будет такое отверстие, на которое можно прямо так вешать. Ввинчивается шуруп на глубину 8 миллиметров – и вешается икона. В доме икону можно вешать в любом удобном для вас месте. Кто не понял, как вешать икону, готов повторить ещё раз.

– Проблемы, которые Вы обозначили, понятны. Руководство страны ведь это всё ведь знает, но почему не принимаются законы, которые бы ограничивали аборты и так далее? Государство не заинтересовано разве в том, чтобы население росло?

– О том, что государство страны об этом знает, свидетельствует, скажем, Послание президента Федеральному собранию, где о демографической проблеме говорилось. То, что создали материнский капитал, который действует, тоже говорит о том, что эта проблема известна. По поводу абортов. Понимаете, когда президент хочет что-то сделать, он, естественно, запрашивает тех специалистов, которые есть в стране, в частности, медиков. Ему говорят, что в 1930 году во времена Сталина были запрещены аборты. На самом деле это миф. Они были не запрещены, а ограничены, и количество абортов с 1930 года до отмены всё равно ежегодно росло. Тогда возникло очень много так называемых «криминальных абортов». И говорят, что если опять эту норму ввести, то количество абортов не уменьшится, но увеличится количество искалеченных женщин.

Аборт и так калечит женщину, у нас каждая пятая женщина бесплодна из-за абортов. И вот сейчас создают всякие перинатальные центры для того, чтобы увеличить количество женщин, которые могли бы родить… Это всё последствия абортов, и на строительство этих центров уходят уже миллиарды из бюджета. Гораздо лучше изменить сознание молодой женщины и ей сказать, что если ты станешь женщиной-академиком или женщиной-генералом или чемпионкой мира по самбо, ты не будешь счастливой – ну, будешь только в тот момент, когда тебе будут вешать олимпийскую медаль. А вот если у тебя будет добрая и хорошая семья, то это и есть счастье. Достаточно на лица посмотреть женщин, которые имеют семью, и сравнить с теми, которые не имеют.

Однажды… Депутатша такая есть, Екатерина Филипповна Лахова, так вот был период, когда она покаялась в своей деятельности по поводу внедрения «Закона о репродуктивных правах», и у нас с ней была дружба в течение трёх лет. И она меня попросила однажды выступить в Думе по поводу приезда в Думу женщин-депутатов СНГ. Набился целый зал думский женщинами. Все причёсаны волосок к волоску, все «упакованы», колец на каждой – на автомобиль целый. Передо мной Вольфович выступал – нам как-то всегда везёт, мы вместе с ним выступаем.

Ну, я им сказал, мол, то, что Вольфович вам говорил, как Василий Иванович велел, на всё это надо наплевать и забыть, а вот послушайте, что я вам скажу. Вы все, собравшиеся здесь, – женщины, которых именуют успешными. Вы депутаты. Работа непыльная, каникулы огромные, зарплата – мечтать нельзя, и ни за что не отвечаешь. У вас и деньги, и всё есть, и даже власть и уважение – относительное, но всё-таки. И вот, представьте себе: сегодня вечером к подъезду той гостиницы, где вас разместили, подъедет настоящий мужчина, рыцарь, подойдёт к вам и скажет: «Любимая, брось эту всю фигню, поехали со мной, будь моей женой. Я готов тебя на руках носить и тебе посвятить свою жизнь. Что вы ответите?» Зал весь выдохнул: «Да!» Я говорю: «Ну вот, дорогие, вот в чём женское счастье, а не в этих побрякушках, которые вы на себе носите, которые уже не делают вас привлекательными. А то, что мужиков настоящих у вас нет – поэтому вы и занялись общественной работой». А если бы было у каждой по восемь детей, они бы были по-настоящему счастливы. Они, вроде бы, всего достигли, а счастья-то нет. Вот в чём дело-то. А счастье – вот оно, это Богом данная возможность.

«Как сохранить семью, когда жена православная, а муж нет?»

В храм ходить не хочет, гад, заповеди не соблюдает… Все, милочка моя, такие вопросы нужно решать до свадьбы, нужно смотреть, за кого выходишь. А сейчас уже поезд ушёл. Если сохранить семью хотим во что бы то ни стало, то тут потребуется вчетверо больше терпения. Но если устраивать какие-то скандалы, то понятно, что при современной ситуации муж сразу вильнёт хвостом и уйдёт к первой попавшейся, которая будет с него пылинки сдувать и говорить: «Вася, работать не надо, только живи здесь, чтобы у меня в доме мужиком пахло, а я тебе ещё буду наливать». Поэтому надо выходить замуж за того человека, который хочет с тобой строить домашнюю христианскую церковь, ибо семья – это домашняя церковь. А дети – это народ Божий, который мы должны привести ко Христу. Муж – священник этой церкви, жена – диакон, во всём помощник ему, а дети – церковный народ. Только с такой установкой христианской можно выходить замуж. А если просто как курица или киска, то и получится брак на какое-то время, как у киски. Она побрачевалась немножко, родила своих котят, потом он ушёл, и она уже и забыла, кто был муж.

«Про ответственность женщины Вы сказали, а какова ответственность мужчины, мужа?»

Вообще-то наибольшая. Я вот сейчас, чуть раньше, сказал: муж – глава этого прихода, он настоятель, священник домашней церкви. Вся ответственность на нём. И в том, чтобы добыть питание для своей семьи, и в устройстве жилья, и в воспитании детей. Главным воспитателем должен быть муж. Женщина-педагог – это, как Горбачёв говорил, «нонсенс». Понимаете? Эта каторжная работа совершенно не для женщин. А у нас – единственный сыночек, дома женское воспитание, в школе женское воспитание, и потом вырастает такой «стручок», который говорит, что «в армии дедовщина». Ни один парень, воспитанный в большой семье, никакой дедовщины не боится. В любой семье младшие бьют старших. Я тоже колотил своего брата до 16 лет. А потом однажды он мне так дал, что всё прекратилось.

«Моему сыну 7 лет, недавно он стал посещать секцию греко-римской борьбы. Тренер требует, чтобы на тренировке снимали нательный крестик. Что мне делать?»

Ну, можно застрелиться, например. А можно снять крестик, а после тренировки надеть. Что в этом особенного? Скажу вам такую вещь, за которую меня, может быть, во дворе сожгут на костре, но апостол Павел никакого креста никогда не носил. И хороший вышел из него апостол.

«Может быть, стоит подыскать сыну другую секцию, где не надо снимать крестик, или смириться?»

Тут не с чем смиряться. Когда мы идём рентген делать… Я деревянный крестик ношу, а кто металлический, того просят снять, потому что крестик будет загораживать часть лёгких. Это же не отречение от Христа. Не надо делать проблему там, где её нет.

«У женщины на работе сын покончил жизнь самоубийством, она говорит, что каждый вечер плачет. Как ей выйти из этого состояния?»

Ну, понятное дело. Как? Надо на исповедь приходить. Потому что, раз это попущено Богом, значит, она что-то упустила в его воспитании, значит, есть, в чём покаяться, и, может быть, батюшка найдёт слова, чтобы её утешить. Хотя как тут утешишь, когда был сын, а теперь его нет. Но, по крайней мере, напомнить ей о тех абортах, которые она сделала, и посоветовать ей плакать о тех, которых она угробила сама. Этот-то всё-таки хоть пожил чуть-чуть.

«Все хорошие, умеющие работать мужчины, находятся в монастырях…» (смех, аплодисменты – прим. ред.).

Во-первых, это не так. Во-вторых, во всех монастырях Русской православной церкви, включая Зарубежную, не более полутора тысяч человек. А у нас незамужних женщин десятки миллионов, понимаете? Потом, насчёт их качества. Спросите у любого игумена: в монастыре остается каждый двадцатый, а остальным пробивают пенделя. Потому что они ни на что не способны. Поэтому они там и оказываются. Им деваться некуда, они ничего не умеют, они даже не умеют потерпеть.

– Вы наговариваете на монашество.

– Ничего не наговариваю. Спросите у любого игумена. Я же специально об игуменах вспомнил, уж игумены-то правду скажут.  « “Бойтесь, когда о вас все говорят хорошо” (Лк. 6, 26). Значит, христианин как воин должен и не очень приятные вещи иногда сказать, и, естественно, на тебя обидятся. Как идти на исповедь, не примирившись? Человек сделал явное зло, а приходится просить у него прощения».

Дело в том, что ругаться с человеком или указывать ему на его зло – практически всегда бессмысленно, потому что люди все гордые, они начинают защищаться, объясняться, оправдываться. Мы должны быть прагматиками. Говорить что-либо можно человеку только если ты уверен, что он тебя послушает. Задать себе вопрос: вот я ему сейчас скажу, как он отреагирует? Если чувствую, что он отреагирует с благодарностью, тогда сказать надо. Но, сами понимаете, такой случай – редчайший. Поэтому бесполезно одному взрослому человеку других взрослых людей учить. Я тоже пришёл не для того, чтобы вас учить, а просто чтобы поделиться. Приехал дядя, рассказывает какие-то свои мысли. Вы пришли послушать. Никакого же принуждения нет. Хотите верьте, хотите проверьте.

– На Ваш взгляд, какая главная причина трагедии 1917 года?

– Самая главная – это отступление от Бога. Вот, например, самая моя родная тема – армия. Как только вышел указ, что в армии можно не причащаться – а раньше все военнослужащие, все нижние чины и все офицеры, каждый раз, когда батюшка Великим Постом в армии служил Литургию, причащались, исповедовались – сразу количество причастников сократилось на 60 процентов. То есть всё было с некоторым принуждением. И так во всём. Когда был лозунг «Грабь награбленное», с удовольствием пошли грабить. Когда призывали церкви ломать, расстреливать попов, очень много нашлось охотников. Нет бы сказали: «Ну как же, батюшка нас Закону Божию учил, правде, я не буду»… Нет, слушали каких-то проходимцев, которые из Швейцарии приехали, фамилии русские приняли, а совершенно ненавидели и Россию, и народ наш. И до сих пор – сколько у нас ленинцев, даже среди молодежи много. Ленин ненавидел русских лютой ненавистью. А они его восхваляют, и тут в Архангельске стоит, идолище поганое. И все улицы – Урицкого, Володарского… Удивляюсь, почему Гимлера нет или Гитлера. Это такого же рода люди. И так в каждом городе. Ну и что? Поэтому – это народ отступил. Но не все. Это доказывает гражданская война. Люди бились, крестьяне особенно. У нас было 1632 восстания крестьян против советской власти. Тамбовский мятеж самый большой, но они были по всей стране. Истребляли на корню. Поэтому Сталин и затеял эту коллективизацию – чтобы был повод истребить крестьян. Он боялся их, потому что это огромная сила: первый раз победили, а потом могли бы и не победить. Если нашёлся бы человек, который всех крестьян смог бы объединить, конечно, советская власть бы не устояла. А так как призывались на помощь китайцы, латыши, то с помощью иностранных регионов и чрезвычайной жестокости это было подавлено, но из последних сил, всё на волоске было.

Поэтому нельзя сказать, что поголовно народ отступил. А так – когда февральская революция случилась, то всё духовенство практически это приветствовало. За что боролись, то и получили.

«Вчера было Торжество Православия, мы молились о царе – помазаннике Божием...»

Ну только об упокоении можно... «Где он? Нужен ли он России?»

Ну, что значит «нужен»? Если кому-то нужен – нет проблем, взять и избрать. Это же очень просто. В разных городах, начиная от Архангельска и кончая, допустим, Волгоградом или Астраханью, вывести на улицы по трети города – здесь 100 тысяч, в Москве 9 миллионов. И сказать: хотим Васю Петрова избрать царём. И всё. У нас сейчас армия 800 тысяч человек, она не сможет этому противостоять. Даже если только одни москвичи встанут – у нас в Москве, если приезжих не брать, 10 миллионов человек. Все выйдут на улицу – и можно всю власть поменять, никакая ФСО не защитит никого, и поставить царя. Но никому это не надо. Людей интересует другое совсем.

«Что Вы думаете о проблеме “мужания” девочек и женоподобности мальчиков?»

Ну как, что я думаю? Для меня это очень печально, но это процесс тоже неизбежный. Женщина нуждается в защите, а мужчин не обретает. Ей приходится боксом заниматься. Не на кого положиться. А мальчиков воспитывают женщины и в школе, и дома. Школы у нас все сплошь «женские». И потом ещё вот проблема – мальчики и девочки совместно обучаются. Я бы устроил школы так, чтобы только начальная школа была совместная, а потом – могут учиться в одном помещении, но чтобы мальчиковые классы и классы для девочек были бы разделены. Потому что девочки созревают раньше, они на голову выше мальчиков, и их, мальчиков, просто подавляют. Они и так подавлены мамами-одиночками, которые на них только орут день и ночь, учителями-женщинами. И ещё сверстницы-девочки. И вырастает такая «девчонка», и потом волосы начинает выращивать, губки красить, себе в ушки серёжки вставлять.

«Как сохранить целомудрие, если в самом воздухе пахнет проституцией? Порядочная женщина оказывается всегда в самом невыгодном положении».

Да, в нашем обществе требуется определённое мужество, конечно, каждая девственница испытывает давление общества. Ну так и что? А христианство – это всегда плавание против течения. Христианство – это всегда подвиг, а христиане, которые ведут христианскую жизнь, именуются подвижниками. И вот это подвижничество требуется и от женщин, и от мужчин. Достаточно вспомнить Софию, которая воспитала Веру, Надежду и Любовь. Она все материнские чувства имела. Но всё-таки уговаривала своих девочек не отрекаться от Христа. Мы для чего это празднуем? Для того, чтобы увидеть, что такое настоящее христианство.

«Среди многих людей, в том числе, и священнослужителей, существует мнение, что не нужно заниматься детьми с тяжёлым неврологическим диагнозом – это бессмысленно, они просто не в тот день зачаты».

Ну, никаких «тех» дней, вообще-то, не существует. Это суеверие астрологическое. Все дни «те», и заниматься стоит всем. Для того, чтобы улучшить качество жизни болящего человека и для того, чтобы твоя жизнь приобрела смысл. Всякий инвалид нужен не только сам себе, он нужен всем окружающим. У нас в приходе живут два мальчика-дауна, и жили ещё два мальчика, один уже умер, и уже не мальчиком умер, а благодаря хорошему уходу круглосуточному прожил 25 лет. И сейчас мальчик один живёт, ему уже за 30. Он даже не говорит, но в школе нашей приходской учился, у него абсолютно сохранное сознание. Он одним пальчиком нажимает на компьютере буковки – мать переписывает – и исповеди пишет. Очень мальчик умный, развитый, и даже стихи пишет. И он нужен всей семье, у них восемь человек детей – старшая девочка, он второй, все остальные мальчики. И он является таким духовным центром, его все любят, все за ним ухаживают, там детей с детства приучают, что есть люди здоровые, есть больные, все очень ребята хорошие. Это для них очень большое нравственное подспорье. То есть вся семья построена вокруг этого болящего, и весь приход тоже его знает: вот Ваня, его на колясочке папа провозит вперёд, он причащается каждый раз на службе. И остальные детки, когда приходят в храм, стоят вокруг, смотрят, как ухаживают за ним. То есть – их приучают. Потому что обычно родители наши, советские, всё стараются детей оградить. Вот некоторые боятся детей на похороны взять, мол, он «испугается». Наоборот – детям очень интересно. Вот я сколько раз наблюдал: придёт, смотрит на покойника. Смотрит – все крестятся, целуют ему лобик, и он тоже подходит, просит его поднять. То есть абсолютно нормальная реакция. Но сумасшедшие мамы от всего нормального детей ограждают. А детям очень важно видеть, что существуют инвалиды, существуют люди на коляске, существуют люди, которые не могут говорить. А может быть, тебя парализует? А он уже, глядя на то, как это делается, будет знать, как с тобой обращаться.

– Очень часто бывает сложно человеку, стремящемуся к воцерковлению, в рабочей среде, в организации, где он работает, сохранить православные традиции. Как вести себя в обществе? Как не раздражать окружающих и в то же время сохранить целостность свою? Больше всего страшно за детей. Как детей научить выживать в школьной среде?

– Отдайте их в мой детский дом, и я их научу. А как я смогу сейчас вас научить? Думать надо, голову включать. Конечно, есть сложности. Но, понимаете, когда мне русские люди говорят о сложностях, я вспоминаю сложности недавней нашей истории, когда были действительно сложности. Человек ходит в церковь, а потом его ждёт за это тюрьма. Вот это сложность. Или сейчас эфиопских христиан сотнями тысяч гонят из их домов, а дома сжигают, вдогонку из автоматов стреляют. Вот это сложность. А тут-то в чём сложность? Кто-то не так посмотрел, не то сказал? Да пошли они все… Мы живём своей жизнью, и пусть они к нам приспосабливаются. Наша страна, у меня паспорт есть. Как считаю нужным, так себя и веду. Что они могут-то? Конечно, много есть проблем в каждом обществе, и у нас есть проблемы. Но всё-таки не сравнить с Норвегией, где шаг влево, шаг вправо – и всё, у тебя ребёнка отняли. Попробуй выскажи где-то в школе своё отношение к гомосексуалистам – в этот же день у тебя детей отнимут. Вот это сложность. А у нас-то? Говори, что хочешь, езжай, куда хочешь, кому хочешь какие хочешь лекции читай, чем хочешь, тем и занимайся.

Ну, конечно, сложности. Любой бизнес откроешь, и сразу сложности начинаются, кто-то хочет твои денежки забрать. Обычная история. Если ты богатый, значит, надо квартиру охранять, как бы не обобрали. Во всём сложности. В темноту не ходи, много не пей, ну и так далее.

«На тему сегодняшней лекции. А власть прислушивается к мнению Церкви?»

Прислушивается. И в том числе, к моему. Я это обнаружил, когда Путин выступал в Доме Союзов, когда там Кургинян устроил собрание против ювенальной юстиции. Путин обратился с речью. И в этой речи половина текста состояла из того, что было до этого в тех текстах, которые и я тоже готовил. То есть люди из его команды из интернета взяли, быстро это «препарировали», но я же узнаю, что я это писал. С департаментом внутренней политики Администрации президента я тоже в контакте, и иногда доводится консультировать. В общем, я вижу там неплохое отношение. Конечно, как каждому человеку, желательно, чтобы было больше, быстрее. Но всего расклада политической жизни я не знаю, это только президент знает те угрозы, которые существуют. Но что Путин не дурак, это я точно могу сказать.

«Как изменить сознание у взрослых детей, воспитанных при социализме, крещёных в 90-е годы, но не воцерковлённых? Как вы относитесь к воцерковлению перед Крещением, и какая продолжительность воцерковления?»

Понимаете, сейчас такого института катехизации, который существовал в древности, нет, к сожалению. Более того, если сейчас его ввести явочным порядком, то народ «не поймёт». Народ все равно воспринимает Церковь как свою. Вот, допустим, пришли детей крестить. По закону я как священник должен родителей попросить: «Пожалуйста, прочтите трижды “Символ Веры”. После того, как они прочтут, наизусть, я могу их проэкзаменовать, спросить: «Что означает седьмой член “Символа Веры”?» Так же и с крёстными. Если кто-то не ответит на мой вопрос, я говорю: «Ариведерчи. Придёте в тот раз, когда будете это знать».

Но, понятное дело, если я спрошу, никто не ответит. А если откажу в Крещении, они пойдут в другой храм. А если и там откажут, то они найдут батюшку, который покрестит тихонько ночью, как мы все крестили при советской власти, ничего не спрашивая. Потому что русского человека заставить что-то выучить, да ещё что-то потом объяснить – это задача неразрешимая. В идеале, конечно, нужно готовить. Но это идеал, нужно к этому идти. Сколько у нас десятилетий на это уйдёт, я не знаю. Поэтому мы бы очень хотели, чтобы вот эти начальные сведения – о том, что входит в понятие православной культуры – детки, пока они маленькие, учили в школе. И, если бы кто-то хотел креститься, он приходил бы уже готовым – и «Символ Веры» знал бы, и «Отче наш», и «Богородице, Дево». И дальше уже в Церкви восполнял, а начало получал бы в школе. Это было бы идеально. Но школа в лице учительниц отчаянно этому сопротивляется.

«Как Вы относитесь к тому, что служба в храме служится с сокращениями, ведь для этого нет никаких причин? Не является ли это отступлением от Христа, как послабление в посте?»

Нет, ни послабление в посте, ни сокращение богослужений не является отступлением от Христа. Тот, кто так считает, является еретиком, и вообще такому даже не место в Церкви. Это просто такой садист, садюга. Главное свойство христианина – он должен быть добрым. Богослужение должно быть рассчитано на среднего человека. Кому тяжеловато – вот у нас служба три часа идёт, – тот придет на час позже. Кому маловато три часа молиться, может пойти в монастырь – у нас в Москве шесть монастырей, три мужских и три женских. А есть монастырь в Москве, где служба ещё и ночью. Мы тоже по уставу ночью совершаем одну службу в году на Савву Освященного, служба идёт девять часов. Поэтому, если ты любитель – милости просим, девять часов помолимся. Так что, одно дело устав монастырский, другое дело устав приходской. У нас, по сравнению с Грецией или с Болгарией, и так служба вдвое дольше. Конечно, русские люди крепкие, особенно женщины, но всё-таки больше трёх часов тяжеловато, уже просто не выдерживают. Служба должна быть приспособлена к людям. Ибо сказано: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2, 27).

«Выразите свое мнение об универсальной электронной карте. Принимать или отказываться? Спасибо».

Пожалуйста. Не буду выражать своё мнение об электронной карте. Читайте Послание архиерейского собора верным чадам Русской православной церкви. Там всё про эти карты сказано. Я участвовал в разработке этих документов как член Межсоборного присутствия, и я полностью подписываюсь, хотя и не архиерей, но моё мнение целиком и полностью совпадает с мнением последнего Архиерейского собора.

«Почему отец Георгий Кочетков до сих пор в сане?»

Очень простой вопрос: потому что его до сих пор ещё не лишили.

«Почему такая большая поддержка Филаретскому институту?»

Не знаю, в чём она большая, я этой темой не занимался. Но мне кажется, что большой поддержки какой-то особенной нет.

«У нас в городе есть секта “кочетковцев”, которые причащаются каждую неделю без подготовки, смущая прихожан».

То, что люди причащаются каждую неделю – это не признак сектантства. А то, что смущаются прихожане – то всякое смущение вообще-то от дьявола. Мои прихожане – в большинстве, не все, конечно, половина, наверное – тоже каждую неделю причащаются. А в чём сектантский дух? В том, что они («кочетковцы» – прим. ред.) выделяют себя из Церкви. Вот это качество общины отца Георгия действительно не может приветствоваться. Я даже был организатором первой конференции против Кочеткова, ещё в Москве, лет 25 тому назад.

«Когда, на Ваш взгляд, лучше креститься – в неосознанном детском возрасте или будучи уже взрослым и осознающим происходящее?»

Если отец и мать – воцерковлённые христиане, которые живут жизнью Церкви, то тогда младенцу лучше креститься на восьмой день после рождения. Ну, или на сороковой – на сороковой даже лучше, тогда мать, по прошествии сорока дней, может уже в Крещении участвовать, а для неё это всё-таки событие незабываемое. Тогда священник уже прочтёт и молитвы сорокового дня, вот так лучше. Если ребёнок в невоцерковлённой семье, тогда ему креститься лучше сознательно, после 20 лет, лучше после 21, когда священник сможет с ним поговорить, разделяет ли он учение Христово. Василий Великий крестился в 30 лет, например.

«Как спасти Россию?»

Этому посвящена была моя лекция, но вообще спасает Господь, а не мы.

«Расскажите, пожалуйста, про себя».

Не буду.

«Женаты?»

Сорок два года уже женат.

«Сколько детей?»

Пятьдесят. В трёх детских домах у меня пятьдесят детей. Слыхали такое выражение: «Чужих детей не бывает»? Вот, это про меня.

И опять: «Как правильно ставить иконы?»

Это я уже говорил.

«Несколько дней назад мне довелось побывать дома у священника. Отец Владимир служит настоятелем Свято-Ильинского кафедрального собора. Он с семьей из пяти человек около 10 лет живет в полуобгоревшем ветхом доме в ужасных условиях. В начале 2000-х годов его дом поджигали пять раз, каждый раз пожарным удавалось ликвидировать пожар. Отец Дмитрий, скажите, имеются ли в нашей Церкви нормы социально-бытового устройства священников, или на всё есть воля Божия?»

Слушайте и запоминайте, что есть воля Божия. Воля Божия заключается в том, чтобы вы сегодня же собрали деньги батюшке на новый дом. Вот в чём воля Божия. И этот дом постоянно горит для того, чтобы инициировать ваше христианское милосердие. То, что батюшка живёт в ужасных условиях, это вам всем позор, всем крещёным. Вы христиане, вы должны батюшке купить и дом, и автомобиль, и одеть его жену. Мы же питаемся подаяниями: что вы нам принесёте, то у нас и есть. А у вас батюшка, имеющий пятерых детей, живёт в таких условиях. Срамота. Я просто в шоке. Вот уж чего от вас не ожидал. И главное, здесь-то у нас сколько народу – человек 200, 300 даже. А если со всех приходов собрать? Поэтому – каждый в своём приходе должен собрать, ладно уж, неделю на это потратить. А потом – среди прихожан наверняка есть и маляры, и штукатуры, и каменщики. Какие проблемы-то? Я понимаю, если вдруг у всех священников дома сожгут, тогда довольно трудно, может, за год. А тут-то что? Одного батюшку не можем обслужить. Я первый готов сдать. Так что это вообще непорядок.

Батюшки у нас должны жить лучше всех. Они же для вас трудятся. Это ваш батюшка. Вот на Украине прихожане соревнуются, у какого батюшки машина лучше, кого больше народ любит. Вот как надо. Это же ваш священник. Вас крестит, вас венчает, вас будет отпевать скоро. Ну, нельзя же так. Надо Церковь воспринимать как «мою» Церковь. Мой приход, мой храм. Мой храм должен быть самый лучший в городе. Батюшку лучше всех я содержу, он должен быть самый здоровый, ему должны на лечение давать. Мы же от него зависим. Если кому не нравится – хорошо, ты вырасти батюшку, воспитай, обучи. Пусть твой сын будет батюшкой, и к нему будут так относиться.

Вот я был в Германии в командировке по заданию Патриархии и участвовал в удивительном действе. Местный епископ рукополагал в католической церкви – это юг Германии, там католики живут – сразу нескольких священников для разных приходов. И весь город вышел крестными ходами встречать этих парней. Как прославляли их матерей и отцов, которые воспитали им пастырей! Я понял, что весь народ их благодарил, что так воспитали. Католические священники неженатые, они отрекаются от семьи для того, чтобы послужить народу. И весь народ с благодарностью принимал этих парней, которые решили им послужить. А у нас что? Не можем домик обиходить. Это неправильно. Хотя в Германии каждый священник от государства зарплату получает. Она небольшая, но жить можно вполне, и неплохо. Но тем не менее, народ очень заботится. А у нас никогда священник не получал зарплату, кроме военного духовенства, но те были на государственной службе, прихода не имели, поэтому государство платило зарплату на уровне капитана, офицера. А остальным всем – народ. Если крестьяне, денег нет – кормежкой. Кто мешок картофеля принесёт, кто дюжину яиц, кто молока, кто творог, и так далее. Батюшек кормили. У батюшек всегда семьи многодетные были. А так батюшки и землю пахали, у всех была и лошадь, и соха. А когда батюшка устаревал, мужики приходили: «Батюшка, давай мы тебе вспашем». А как же? Он нам, а мы ему, очень даже замечательно.

– Из Архангельска ежегодно уезжает больше 14 тысяч человек. Практически не осталось работающих предприятий. Нас воспитали: «цель жизни – коммунизм, а не дети», и мы родили по одному. Многие женщины и хотели бы иметь больше детей, но работать негде.

– Вы думаете, я не знаю? Ведь что такое государство – это часть народа, которую мы именуем чиновниками. К сожалению, наш чиновник относится к народу не по-христиански. О своей семье, своих детях он ещё заботится, и иногда неплохо. О народе хуже. Задача Церкви – а чиновник тоже часть нашего народа – их тоже просвещать. Мы тоже стараемся, чтобы он жалость испытывал к народу. Я тоже это понимаю. Но знаете, если мы отъедем на 100 лет назад, когда в каждой архангелогородской семье было по восемь детей – то промышленности-то тоже не было. Жили-то рыбкой, охотой и сельским хозяйством, хотя лето короткое. Понимаете? Понятно, человек получил специальность какую-то, работал на каком-то предприятии, и он уже к определенным вещам привык, переучиваться ему трудно. Но так вот, прикинуть – чем заняться? Найти себе применение. Ведь можно найти. Ведь даже в тех губерниях, где земли уже не оставалось, мужики уходили на отхожий промысел, брали лошадь, телегу, ямщиками работали. То есть находили способ существования.

Надо нам понимать, что советская власть кончилась, плакать о ней не будем, потому что очень много зла народ от неё видел. Свобода, конечно, нам тоже дорого досталась. И люди бегут, и всё понятно. Но смотрите: мы-то бежим, а чеченец-то приезжает. Он-то находит себе здесь применение. А чего же мы-то не находим, на своей земле? Значит, есть какие-то ниши, какие-то возможности. Надо же тоже голову прилагать. Конечно, трудно. Мы всё привыкли, что какая-то нянька в лице государства нам это сделает – нет, теперь этого не будет. Им главное налогов побольше собрать, чтобы, например, с пенсиями что-то решать. Потому что скоро пенсионеров будет гораздо больше, чем молодёжи. У нас и так средний возраст россиянина сейчас – 40 лет, представляете? Это же очень старый народ, поэтому каждый работающий должен кормить огромное количество пенсионеров. Как им скажешь «Нет, пенсию не будем платить, давай с 70 лет»? А безвыходное положение, кормильцев мало. Поэтому они там и исхитряются, и чего-то химичат, нам же этого всего тоже не говорят. Нам-то наплевать, нам – вынь да положь, а где взять? Такая ситуация.

Поэтому – и чиновник недостаточно любит свой народ, демографическая ситуация, промышленность вся встала… Но это же понятно, что не Путин её останавливал. Ну вот сейчас в Северодвинске лодки начали делать, всё-таки рабочие места открылись, вроде кто-то ещё специальность свою не забыл, кого-то подсобрали. Из последних сил, плохо ли, бедно… Я тоже всё это знаю.

Я обозначил проблему, понятно, что мы не ринемся. Но ведь у нас люди, у которых миллионы – и те рожать не хотят. Вот в чём дело-то. Вот взять членов Государственной Думы. Ну, если не можешь сам родить – усынови по мальчику и по девочке. И ведь в каждом городе есть своя Дума, и там люди, наверное, не бедные, можно посмотреть, на каких машинках ездят. Я же не говорю, что все. Для многих это невозможно, но хотя бы некоторые, чтобы начался процесс. Он уже идёт, конечно, многодетных всё больше становится. Путин тоже сказал, что надо, чтобы по три ребенка было, так, осторожненько выразился. Но мы должны знать, что подсчитано арифметически: если мы хотим с вами, чтобы до конца этого века, до 2090 года, наш народ сохранил численность в 140 миллионов, такую же, как сейчас, нужно, чтобы те семьи, которые у нас есть, родили бы по восьмому ребёнку. Если родят по пять – население будет 130 миллионов. Понимаете? Все, а не одна семья на тысячу. То есть у нас состояние очень тяжёлое. А мы детьми торгуем в Америку и в Европу, там они неизвестно, чем занимаются, а некоторых убивают. То есть одичали совсем.

Понятно, я знаю, что и с работой плохо, и промышленность стоит. Если бы не нефть и не газ, что нам Бог дал, мы вообще бы сейчас корой питались. Так что надо благодарить Бога, наших предков, что они хоть землю завоевали и окультурили, что мы теперь этим газом и нефтью живём. И благодаря этому только мы живы. Что бы мы тут заработали? Слава Богу, хоть социалку выплачивают как-то, хоть можно чего-то поесть. Поэтому надо всё время думать, смотреть – как, что, где, какая-то торговлишка, кто что умеет, тот то и может. Взять хотя бы с чужими детьми посидеть – тоже копейка, или кому-то что-то починить. Не телевизор смотреть с утра до ночи, футбол, а взять топорик, да хоть дрова наколоть. Вот я был в Черногории, там у каждого дома пять кубов дров. Кто хочет – купи. То есть он пошёл в лес, напилил, привёз, наколол, торгует дровами. Как в пятнадцатом веке. Но хоть как-то, все хотят какую-то копейку заработать. Надо не лежать, а что-то делать, тогда потихонечку будем богатеть.

«Ваши дети сдают ЕГЭ?»

Конечно, сдают. Куда ж мы денемся...

«В чём главная духовная проблема современного студенчества?»

В том, что не хотят учиться. Очень плохо учатся, бездельничают. Вот это главная проблема, я так считаю.

– Мне кажется, что молодежь в Архангельске тянется к Богу, хотят слышать Слово Божие, но, заходя в наши храмы, ничего не понимает. Почему наша ортодоксальная Православная церковь так крепко держится за мёртвый язык?

– Сейчас объясню. Вы греческий язык знаете? Вот Вы говорите «ортодоксальная», а «ортодоксальная» в переводе на русский язык означает «православная». Я думал, мы с Вами по-гречески сейчас поговорим.

Церковь устроена как сокровищница. Христос основал Церковь, и Сам говорил: «Я есть зерно, Которое упало в землю» (Ин. 12, 24). И вышел росток. На этом ростке сначала было 12 листочков, и все эти 12 листочков были зелёными, каждая клетка живая. А сейчас Церковь представляет собой двухтысячелетнее дерево. На этом дереве есть и дупла, и сухие сучья, и трещины – ну, представляете, две тысячи лет! И поэтому, если мы начнём какую-то операцию, то мы можем вообще всё дерево погубить. Поэтому к тому, что является христианской культурой, мы относимся очень бережно. Не только к языку, но и к иконе, и к храмовому зданию.

Можно сказать: ну, а что, иконы? Ведь язык иконы очень многие не понимают. Когда человек впервые сталкивается с иконой, он тоже не понимает, почему такое изображение, почему такой фон, почему такое выражение лица у тех, кого изображают на иконах. И так далее, очень много возникает вопросов. Но достаточно человеку в течение года походить в церковь, и он очень легко осваивается. Нужно выучить тридцать слов, чтобы понимать язык. Всё, конечно, зависит от того, как читают. Вот мы в храме стараемся так читать, чтобы каждое слово было понятно, и даже мне моя жена сказала: «Как хорошо твои батюшки стали читать»! У меня 25 священников, научились все читать. Я раньше раздавал Канон Андрея Критского всем в руки, а теперь все откладывают, потому что и так каждое слово понятно. Очень важно читать отчётливо. Если бы у меня сейчас был текст церковнославянский, я бы вам почитал, и вы бы увидели, что абсолютно всё понятно.

Лучше сделать небольшое усилие и действительно донести. Если читает гугниво и невыразительно – он и по-русски так же прочтёт, вы ничего не поймёте. Потому что тексты, особенно, послания апостола Павла, трудны и по-русски. Чтобы вникнуть, нужно несколько раз читать и даже подглядывать в греческий текст, посмотреть, как в подлиннике, чтобы понять смысл, потому что русский перевод тоже несовершенный. Но если мы откажемся от славянского языка, с этим произойдёт некая утрата всё равно. Лучше тянуть всех вверх, чем отступать назад. Я ещё всегда так делаю: читаю очень понятно по-славянски, а когда читаю проповедь, ещё и перечитываю по-русски. Ну, лишние полторы минуты. И на каждом слове задерживаюсь. Конечно, Священное Писание должно быть понятно.

Но в переводе всегда есть потери. Ну вот, например, сейчас вспоминаю тот перевод, которым пользуется отец Георгий Кочетков. Вместо «вонмем», что в переводе на русский язык значит «слушайте», он говорит «внемлем», а «внемлем» – это значит «мы слушаем». «Вонмем» – это «слушайте», а «внемлем» – «слушаем». Совершенно другой смысл. То – призыв. Тогда надо говорить уж по-русски «слушайте» и дальше читать текст. А «внемлем» и фонетически не так звучит. И вот в каждом переводе есть такие потери.

И потом, церковнославянский язык – это язык тоже особый, на нём никогда никто не говорил, это язык специально создан для богослужения на основе древнеславянского языка. И начиная со времён Владимира Красного Солнышка мы на нём служили и читали Евангелие. Все наши предки, хотя это не был русский язык, понимали. Конечно, тогда он был ближе. Вот современный украинский ближе к церковнославянскому. Но, если молодые люди по-английски свободно говорят, поют английские песни, то в церковнославянском три десятка слов, которые нужно понять, остальное абсолютно понятно. Допустим, сербский язык – восемьдесят процентов слов абсолютно такие же, как русские. Корова – «крава», вилы – «вилы», вообще всё. Единственное – интонация другая, не сразу привыкнешь. Так же и чешский. Мы говорим «выход», а они говорят «выступ», а сербы – «излаз». Но всё равно всё понятно.

Поэтому из-за этого рубиться смысла нет. Но для нас, людей уже воцерковлённых, которые понимают, для нас это просто будет удар: пришли люди новые, ничего не понимают, мы для них отказываемся от того, что нам дорого. А потом они скажут: «Ну, давайте иконы сейчас вынесем, а сделаем такие световые короба. Наснимаем девчонок красивых, нимбы им нарисуем фломастером, свет включим, будет всё мигать, будет современненько так». А вместо храма, какие мы строим, каменного, с куполами, построить куб железобетонный с огромными окнами. Скажут: это не храм, скорее ресторан. А тоже – «зато всё понятно». Как в городе.

А мы всё-таки жалеем, вот пять человек сказали: «Архангельск потерял своё лицо, старые дома поломали». Они же сохраняли тепло человеческих рук, в этом была красота, в этом была жизнь предков… Я когда только подумаю, что тот текст, который я читаю, читал ещё Алексий, Митрополит Московский… И теперь я его читаю – это же здорово. У меня в приходе есть Евангелие XVII века патриарха Иоакима. И вот мы его, этот текст читаем, тот же самый, ту же книгу – а ей 400 лет. Это здорово: передаётся из поколения в поколение, сохранили ведь, не сожгли при большевиках. Кто-то сохранил дома её, потом в церковь принёс. Все это как-то здорово, это есть драгоценность, понимаете? Поэтому – нет нужды. Что посоветовать тем, кто не понимает? Да очень просто. Встань на полчаса раньше, посмотри календарик, посмотри, какие зачала, прочти, перед тем, как в церковь ходить. Лень читать – на компьютере найди, нажми на кнопочку, тебе текст с переводом из принтера вылезет, возьми бумажечку в карман и стой в храме, и читай по-русски. Хочешь – аршинными буквами, хочешь – по-китайски.

– Как правильно молиться за людей, которые попали под влияние сект, за их возвращение в лоно Православной церкви? Часто батюшки говорят, что это отступники, и молиться за них нельзя. 

– Хорошо, вот у нас в Требнике есть молитва о пчёлах. Значит, получается так: за насекомых можно молиться, а за людей нельзя. Ну вот где логика-то? За насекомых можно. Пчёлы крещёные?

«У меня много детей, есть муж, три работы, а счастья нет. Еле концы с концами сводим – тяжело».

Я считаю, что те семьи, где один ребёнок, или нет детей, или мало, должны обязательно многодетным помогать. Мы в церкви ещё 20 лет назад устроили такую кружку, куда каждый, входящий в храм, опускает сколько-то денег – хоть копейку. Потом в конце месяца мы это собираем и делим на многодетных, одиноких стариков – им на лекарства не хватает пенсии, – и на тех, кто нуждается, например, какую-то операцию надо делать. И вот, по количеству детей, распределяем каждый месяц. В среднем выходит по 1500 на ребёнка. Если пять детей, то это уже 7-8 тысяч. И мы можем на приходах такое организовать, и семьи наши не будут несчастными. Ну как же, мы христиане… Ещё первые христиане в апостольское время помогали и вдовам, и сиротам, и больным, а мы чего? Христианин не может жить спокойно, когда рядом какая-то несчастная семья. Мы должны обязательно ей помочь. Поэтому это на нас обязанность. Я понимаю, вы ещё христиане молодые, но надо это организовывать обязательно. У нас вот все многодетные семьи на учёте, есть и вдовы. Вот недавно… У нас Светочка есть такая, у неё пять детей – муж умер. Все помогаем. Обязательно. Она говорит: «Я ни в чём не нуждаюсь, живём сейчас лучше, чем при Лёшке». Ну, а чего смешного? Потому что Лешка плохо заботился о своей семье, но так как муж был, никто и не стремился помогать особенно, а сейчас знают, что вдова. Священник у нас один умер, тоже трое детей осталось у Виктории, тоже помогаем. Это обязательно. Потому что у молитвы есть два крыла – пост и милостыня. Если мы хотим, чтобы наши молитвы Бога достигали, мы обязательно должны творить милостыню. «Суд без милости не оказавшему милости» (Иак, 2, 13). Поэтому день, который мы прожили без милости, для Бога потерян.

– Я прошла оглашение по системе Георгия Кочеткова, я хочу сказать, что мы, братья и сестры, не отделяемся от Церкви.

– Вы знаете, я Юру Кочеткова знаю сорок лет, Вас наверное, ещё на свете не было.

– Я причащаюсь еженедельно шестнадцать лет.

– Я очень рад, что Вы причащаетесь. Моя дочка тоже, как родилась, а сейчас ей уже 38, каждую неделю причащается, и она мне является хорошей помощницей, и так далее. То, что хорошо – хорошо. То, что есть сектантский дух – это есть. И я Юру и Сашу Копировского знаю, и знаю, как это всё начиналось. Но, к сожалению, такой элемент есть, в этом вся проблема. Рождается совершенно другая духовность, которая часто выражается и в агрессивности, и в своеволии, и в непослушании священноначалию и так далее. Вот эти установки, которые изложены – а Вы знаете, что у отца Георгия есть такая толстая книга, – там же всё это написано. Мы все в курсе дела, не думайте, что это терра инкогнита, и никто ничего не понимает.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 25

    1. Владимир:

      Очень часто слышу, что кто крещён тот и есть часть церкови в не зависимости от того понимал он что он входит тем самым в церковь или нет.Есть у Тихона Задрнского такая мысль, что всё над кем был произведён обряд крещения и кто этого не осозновал как второе рождение и приобщения к церкви, становяться в последствии хуже язычников.В советское и поссовектское время очень много таких людей накрестили. На мой взгляд это одна из причин сегоднешнего состояния нашего общества.

    2. MISHA67:

      Батюшка ,давайте Вас выберем в президенты . На Кипре был президентом Архиепископ Макариос III . А Вы тем более знакомы с силовыми структурами и вас там все знают , можете и главу администрации из них себе назначить . А потом проведём референдум и президента назовём Государь (не царь а именно государь ) ,государями были наши великие князья ,которые многие стали святыми благоверными. Тогда и вопросы семьи решить будет легче ,потому что у государя власть на Руси самая большая .

      • s2235:

        А кто будет нами и мультиблогом заниматься, Путин?

      • Сарычева Наталья:

        Нереально.Долго ждать,если затевать..Лучше бы на каком центральном канале времени дали -больше пользы сразу.
        Архиепископ Макариос III -прочла наскоро в Википедии.Что-то неспокойно ему было править.Жалко было бы такой же участи Димитрию Смирнову.Пусть поживёт подольше.Имея такой педагогический дар,харизму,владея словом простым,ясным,дохдчивым-на этом поприще многое сдела и сделает.Вот здесь надо каждое слово ловить,а записывать-повнедрять хоть каплю разумного в той же средней школе и т.д.А не прибегать новоиспеченным журналисткам с мутными вопросами-руками машут,глазами вращают,ответами не особо интересуются))
        Долгие лета батюшке!

        • MISHA67:

          Согласен с Вами ,что это больше фантазия вызванная лучшими пожеланиями . У батюшки итак нагрузка более чем огромная ,просто его титанические усилия нивелируются нашей действительностью . К сожалению в нашей державе материализуются больше негативные фантазии : большевиков ,прихватизаторов , чиновников -казнокрадов, нанопыльщиков и т.д.

      • dmitry.r:

        Как-то о.Димитрий сказал,что если бы ему предложили поменяться с президентом,хотя бы на неделю,он бы отказался…к тому же о.Димитрий говорит,что он анархист…

    3. Pavel1958:

      Интересная лекция, но особенно, живое общение батюшки Дмитрия всегда оно нестандартное и новое

    4. Tigri:

      Лекция интереснейшая, но каждый раз когда Батюшка поминает шахматы получается неловко. Лучше бы он этого не делал. Дело в том, что лучшая женщина шахматистка Юдит Полгар входит в 10 (!!!!!) сильнейших среди мужчин и кстати говоря это не мешает ей быть хорошей женой и матерью.

      • regent:

        очевидно, что о.Димитрий говорит о том, что «в массе»… а не об отдельных исключениях, которые всегда бывают… даже как-то неловко объяснять такие элементарные вещи… :)

        ПС это ничего не меняет но для «чистоты эксперимента»:
        На март 2011 года Юдит Полгар имела 51-е место в рейтинге ФИДЕ с рейтингом 2686. Её максимальный рейтинг — 2735 (в 2005 году), считается уже супергроссмейстерским. Это наивысший рейтинг среди женщин и третий рейтинг среди всех шахматистов Венгрии. В рейтинге ФИДЕ, среди первых ста шахматистов, Юдит Полгар — единственная женщина.

    5. EVL:

      Многие годы, когда нерегулярно ходила в церковь, тоже задавалась вопросом, почему бы не вести службы на современном русском языке. Нежелание выучить язык — всего лишь лень. В какой-то момент стыдно стало: английский выучила — для работы понадобилось, а святыню оставленную предками изучить не могу. А теперь точно такое же понимание, как сказал отец Димитрий — сокровище надо хранить.

    6. SvetlanaArs:

      В беседе был затронут вопрос о восточных единоборствах и у нас с мужем произошло непонимание друг друга: я согласна с о.Димитрием, что сняв с себя крест на время занятия, я не отрекаюсь от Христа, а он мне говорит, что крест снимают именно чтобы человек отрекся и поклонился «духу зала», что этот их ритуал во всех восточных единоборствах имеет религиозный смысл. Тогда уж и наряжая Рождественскую елку, я поклоняюсь духам охоты (этот обычай был взят у язычников), и лепя снеговика я тоже буду делать снежного идола и невольно поклоняться ему. Насчет бреда про елку и снеговика он мне ничего не отвечает, а вот насчет единоборств категоричен. Я наверное не по адресу здесь задаю вопрос, но всё же может кто-то что-нибудь мне подскажет.

      Спаси Господи о.Димитрия за очень интересную лекцию.

      • regent:

        во всех единоборствах (бокс, борьба, самбо…) крест перед поединком снимается, чтобы не получить или не нанести травму…
        кроме того, согласно Вашему мужу все апостолы, а не только Пётр, отреклись от Христа, т.к. не носили креста вообще…
        это что-то новенькое в христианстве, похоже у Вашего мужа какое-то мудрённое суеверие от «духа зала» :-)

        • Tigri:

          Полностью согласен с Вами, но мне кажется, что не в муже дело. Одно время (лет так 12) я был прихожанином Храма (не какого-нибудь а Православного, Иоанн Крестьянкин там служил когда-то даже), где нечто подобное проповедывалось. И даже похлеще. Хорошо интернет появился, а с ним и Отец Дмитрий, Отец Артемий Владимиров, Профессор Осипов. Вот их послушал и ушел в другой Храм. Так что скорее всего мужу этой женщины кто-то мозги засоряет (Как мне раньше) У меня с женой постоянные конфликты были из-за этого. Сейчас, Слава Богу нет. Я конечно сам виноват — не спорю, но так меня «учили» и мужа этой женщины «научили». Вот отца Дмитрия послушает и может отучится.

      • Alex33:

        Тут дело вот еще в чем. Восточные, южные, северные единоборства пропитаны не нужной духовностью. В этих ритуалах христианам конечно участвовать не нужно. Видимо это имеет ввиду Ваш муж. Крест можно убрать в кармашек одежды. А православный календарь греки старались вводить без ущемления традиционных прздников. Но бабам снежным лучше не кланяться.

    7. su_mai:

      ИМХО, беда, в основном, в том (сужу по себе), что в малом не верны и во многом соответственно тоже… Это от неопределенности целей, не способности к самоопределению в жизни, подмене ценностей. А главное нет решимости борьбы с грехом. Парадокс, принимаем Христа Воскресшего, но не отступаем от греха и не просим покаяния и помощи. Не понимаем, то, что Бог может, то Он хочет сотворить для спасения человека.

    8. георгий панчулидзе:

      Спасибо Вам отец Димитрий,многому хорошего учимсья от Вас.

    9. Larkisa:

      «…О Боже!
      По милосердию ты хочешь всем спасения.
      Но, позабыв о Промысле, мы ропщем без конца…
      Как трудно со смирением претерпевать лишения,
      Но ни лиши нас , Господи, духовного отца.»
      Спаси и помилуй Господи дорогого о.Димитрия…
      Замечательная лекция!Не убавить , ни прибавить.

    10. su_mai:

      Благодарю Вас! Ваши слова наполнены смыслом, по этому добавляют сопротивляемости унынию.

    11. Pavel L:

      Спасибо

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.