Выступление протоиерея Димитрия Смирнова на съезде по социальному служению
Выступление председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерея Димитрия Смирнова на III Общецерковном съезде по социальному служению. В выступление было обращено внимание, что социальная работа Церкви должна быть преимущественно ориентирована на попечение о семье, что социальные проблемы, которые пытается решить Церковь, начинаются с недостаточной защищенности семьи и детства, что Церковь должна помогать самым слабым, а в самом трудном положении у нас многодетные семьи.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Выступление протоиерея Димитрия Смирнова на съезде по социальному служению

Благословите, Владыка! С одной стороны, конечно, жалко, что товарищи, которые должны были выступать, немножко задерживаются, потому что выступать сразу после твоего замечательного выступления трудновато, к тому же есть даже некоторые параллели из того, что я хотел сказать. Регламент ограничен, но я бы хотел не только рассказать о том, чем занимается Комиссия, её аппарат. Если останется время, я скажу об этом кратко. Но прежде всего хотелось сказать о том, что в силу того, что сам Святейший Патриарх возглавил нашу Комиссию (так она называется: Патриаршая комиссия по вопросам семьи и защиты материнства), говорит о том, что он придаёт этому колоссальное значение, о том, что он полностью понимает, в чём корень наших бед. И я хотел на этом остановиться, потому что у нас совсем недавно эта Комиссия была заботой Владыки Пантелеймона и всех работников его отдела, и по епархиям, входила, как составная часть. И это, собственно, и остаётся, потому что как-то разделить наше служение нельзя. Недаром когда-то во Христе, как в семени, из которого и выросло древо Церкви, это всё и содержалось. Так всегда бывает, а потом разрастается, и для того, чтобы сделать наш труд более эффективным, и возникают административные структуры не с целью придать этому какой-то современный вид, а с целью только единственной: сделать эту работу эффективной, и чтобы её бюрократическая составляющая никак не мешала (и никак не глушила) живому проявлению любви и веры.

Вообще, христианство — вера книжная. Основа — это Евангелие. И очень важно нам глубоко понимать духовные основы и нашего служения любви. Мне тоже больше нравятся такие слова, чем «социальное служение», потому что «социальное» — слово нерусское, а любовь — всем понятно, что это значит. Это очень важно, потому что тогда мы всегда за деревьями будем видеть лес. Это чрезвычайно важно. Потому что хорошо помогать бездомным, хорошо устраивать кормление голодных, хорошо ухаживать за больными, хорошо заниматься противоабортной просветительской деятельностью — это всё хорошо. Но если мы не достигнем корня, то наш труд в каком-то смысле похож на то, чтобы косить косой лопухи. Если остаётся корень, то он тут же вырастает — ещё гуще и ещё больше. Мы никак не можем исцелить само зло. Конечно, надо помогать нашему ближнему, который попал в трудную ситуацию, и не разбирать кто в этом виноват. Ведь часто люди оправдывают своё бездействие тем, что, дескать, он сам виноват. Ну, мы сами бываем виноваты, и попадаем в очень тяжёлые ситуации. Самое обычное — автомобильная авария. Ну, виноват. Но когда человек лежит в Институте Склифосовского, то от того, что он сам виноват ли не сам, от этого сильно легче не бывает.

Очень важно в каждом служении видеть корень. Даже беседуя с каким-то человеком в тюрьме — я десять лет тюрьмой занимался — мы понимаем, что, оказывается, причина в его семье. Либо в её отсутствии (что тоже — в семье), либо в её неполноте, либо в недостойном человека поведении старших членов этой семьи, которое приводит к трагедии. Даже вот этот знаменитый на весь мир Брейвик, который совершил два террористических акта со смертью десятков людей молодых. Оказывается, причина его поступков — в детстве. Потому что он был в таком интернате, я даже не буду рассказывать, как над ним всё детство издевались. Это было реакцией его души на то, что с ним происходило не один год. Общество его вырастило. И он как дитя был не виноват. Конечно, он ответственен как взрослый, получил срок. Но тоже надо понимать, что он не на дереве вырос. Это произошло по очень понятной причине. Жалко, что это не стало таким же достоянием общества, как и его проступок, можно сказать, или преступление. И так далее.

Поэтому мне хотелось бы на этом остановиться. Потому что желательно, конечно, чтобы наше служение любви приносило такие плоды, которые вообще в корне исцеляло и общество тоже. Владыка помянул служение Спасителя, которое Он выразил в умовении ног ученикам. Но на самом деле это случилось на Тайной Вечере, это было Его завещание нам. Нам, Его будущим ученикам. Он совершил Евхаристию, которая совершается до сих пор, и сегодня с неё начался наш с вами день. А второе — умыл ноги ученикам. То есть одно не бывает без другого, как не бывает Марфы без Марии. Христианство — как два лёгких у человека, оно не может быть без служения милосердию. И Христос, заповедуя ученикам служение Евхаристии, заповедовал служить и друг другу с любовью. Причём Он как Старший, как Господь и Учитель даёт пример и урок младшим — апостолам. И когда Пётр воспротивился этому, Он его понудил, и сказал, что тогда «не имеешь части со Мною» (Ин. 13, 8). Поэтому если христианин какой-нибудь, но не думает о том, чтобы начинать служение (как Владыка сегодня спрашивал у этого не ведомого нам человека: «А чем ты, собственно, занимаешься?»), он не может быть христианином, не участвуя в этом служении. В служении любви. Потому что оно должно обязательно проявляться в собственной жизни. «Если кто говорит, что он любит Бога, а ближнего своего ненавидит, ложь есть» (1 Ин. 4, 20). Любить Бога можно только через ближнего.

И далее. Есть четыре источника благодати Божией, если мы хотим спастись, а предполагается, что человек приходит в Церковь за спасением, и больше ни для чего. Итак, четыре источника: это есть Священное Писание, это есть молитва, это есть Таинства Церкви и есть добрые дела. Я совсем не удивился, когда Владыка рассказывал, что те люди, которые ухажывали за больными в больнице, с радостью и благодарностью это воспринимали как такую возможность. Почему? Они это вкусили. В чём причина их радости? В благодати Божией. Человек испытывает радость и от богослужения, и от участия в Таинствах, и читая Священное Писание, и от добрых дел. Ну и конечно, от молитвы. Вот. Если человек этого не вкусил, он не может быть христианином и не может спастись. Вот, и в этом смысле самый простой путь — это, действительно, добрые дела. Поэтому любой священник знает: если преодолевая усталость или лень, он всё-таки идёт, что-то делает для своего ближнего... Я вот это прекрасно помню: я однажды пособоровал шесть раз в день. После пятого соборования я был полумёртв. Ну, думаю, я пойду шестой раз. И как на крыльях. И вот, сколько уж лет прошло, а я до сих пор помню это совершенно необыкновенное состояние. Не потому что ты преодолел усталость, немощь, а то, что ты получил от Бога, какую награду. И так каждый человек. Поэтому нам нужно, действительно, как Владыка сказал, этого искать.

Хочу ответить на реплику. Разрешают нам детские дома? Разрешают. Но сейчас, например, прокуратура наша, Савёловская, подала два иска в суд на мой детский дом. Хотят, чтобы мы получили лицензию на образовательную деятельность и на медицинскую, хотя мы такую не ведём. Так что не надо думать, что вообще всё благополучно у нас в Отечестве. Если бы было всё благополучно, фильм о Ванге по Первому государственному каналу не показывали бы. А показывали бы про преподобного Сергия. Потому что когда предложили фильм про преподобного Серафима — это несколько лет назад, когда был юбилей, — сказали: это неформат. А вот Ванга — это формат. Поэтому не будем... Всякая бесовщина — это пожалуйста. Как что разумное, доброе, вечное, святое — это неформат. Поэтому не надо думать, что сатана вышел на пенсию. Борьба идёт. Она другие формы принимает, более мягкие, цивилизованные. Слава Тебе Господи. Но не надо думать, что мы уже всего достигли. Как некоторые чудаки говорят, что у нас вообще полный альянс, и Церковь слилась в любовных объятиях с государством. Это совсем не так, люди везде разные существует. И для телевидения гораздо важнее рейтинг их, за который они от рекламодателей получают деньги, чем состояние души нашего народа.

Теперь очень важная вещь. Тоже Владыка сказал, но я хочу это развить. Что значит «остаться человеком»? Включён некий механизм саморазрушения человека у нас в стране. В чём это выражается? В том, что наш народ из самого прекрасного на земле, из самого плодовитого, из самого трудолюбивого... Это только один народ на земле смог шестую часть суши колонизовать и создать удивительную цивилизацию, в которой есть всё, начиная от шедевров архитектуры и гениев военного дела, медицины, химии, математики, физики, техники, и большой железной дороги. Ну, в общем, в России есть всё: и художники, и поэты, и писатели. Если какой-нибудь народ имел бы одного писателя как Толстой, он бы мог спать спокойно и всем рассказывать: вот этот народ родил Толстого. У нас писателей десятки. Причём мирового уровня. И так в любой области. Вот взять любую область человеческого духа — русский народ сотворил там удивительные вещи. И что же? К чему мы пришли в результате победоносного шествия советской власти по нашей земле? Мы первые в мире по наркомании, первые по алкоголизму, первые по абортам (правда, последнее время Румыния стала нас обгонять), первые по разводам, первые по сидящим в тюрьмам (ну, после Америки; на втором месте). И так далее. То есть чисто статистически мы стали много хуже. И что происходит с семьёй? Молодые люди уже даже не хотят регистрировать брак, и чтобы как-то закамуфлировать своё абсолютно незаконное сожительство, они присвоили именование «гражданский брак» соединению, которое гражданским не является. Потому что гражданский брак заключается в ЗАГСе. Заключение актов гражданского состояния. Это говорит о чём? Что русский человек расчеловечивается. Потому что есть пять признаков, которые отличают человека от животного. Напомню: разум, слово, религия, семья и пятое — стыд и совесть. Если что-то из этого человек теряет, идёт процесс превращения человека в животное. Если он теряет всё — теряет и стыд, и совесть, и разум, и религию, и семью, — он превращается в демона. И вот, к сожалению, зло, о котором замечательная писательница говорила, захватывает душу нашего человека.

И почему семья так важна? Ну потому что Бог не сотворил человека как индивидуума с правами. Нет. Бог «мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1, 27). Человек — это семья. И поэтому сказано, что из ребра Адама, потому что это было как бы одно существо. И их разъединение — это исключительно для того, чтобы Адам мог любить Еву. А глядя на неё, сказал: «Сия есть кость от костей моих» (Быт. 2, 23). То есть моя вторая половина, это моё продолжение. То есть в этом проявляется и образ Божий в человеке. И когда разрушается семья, разрушается не только подобие, которые было разрушено после изгнание человека из Рая, но и Его образ. Потому что человек — такое же трёхипостасное существо (но тварное), как и Господь Бог. И если разрушается у человека семья, тогда он теряет свою трёхипостасную божественную сущность. Это катастрофа. Если землю будут населять люди, вне семьи существующие, это уже будут не люди, а какие-то другие существа, что мы и наблюдаем по их поведению. И мы знаем, какие проявления человека — содомско-гоморские — всё больше и больше начинают процветать и в Европе, и в Америке, и как они вообще агрессивны по отношению к другому (остальному) человечеству, хотя их всего полтора процента на земле. Это всё очень и очень опасно. Прежде всего для души и для спасения. Потому что Бог так задумал человека, для того что бы тот мог усвоить спасение, данное от Бога через благодать, которую он черпает из этих источников, от Бога.

Поддержка семьи. Действительно, Церковь должна помогать самым слабым. И в самом трудном положении у нас многодетные семьи. Сегодня я узнал про одного священника, у которого супруга родила, имея девять детей, ещё двоих, двойню — их стало одиннадцать — и они не имеют даже дома своего. Это в одной в отдалённой епархии. И что семья столь большая, что не могут ей помочь. И конечно, мне кажется, это должна Церковь делать, и у нас, уже у нашей Комиссии есть такой опыт: мы просто собирали средства для того, чтобы приобрести жильё для такой семьи, и удачно. Мы не можем решать проблемы, которые можно решить только в масштабе государства, но это не важно. Дело, даже сделанное единично, пусть даже накормить одного человека — это тоже благо, потому что даёт ту самую благодать человеку, который в этом участвует.

Поэтому когда мы помогаем больному, страждущему, нуждающемуся, мы должны понимать, что причина того, что он попал в такую ситуацию, кроется в его детстве. И это можно найти, разговаривая с ним, и нам, чтобы не плодить дальше эти трудности, нужно обязательно направить свой взор на детей, на их спасение, на их защиту, на помощь им и семьям. Вот это очень важно, это воистину церковная задача. Почему? Государство не знает, что делать с семьёй. Потому что нет таких учебников, где бы рассказывалось, что такое семья. Бесполезно на площадях, в универсамах говорить о троичности человека. Это никто не услышит и не поймёт. Это могут понять только церковные люди. Это нам Господь открывает замысел свой о человеке, это мы знаем всю драгоценность семьи. Мы сами понимаем и чувствуем, почему гражданский брак — это преступление против Бога, и это то, что выводит человека за рамки Церкви, что это есть сожительство, которое для Бога неприемлемо, что это восстание человека на Бога. И очень важно, что больше и кого больше человек будет слушать: либо мать свою, Церковь, в Которой крещён с детства, либо Ларису Гузееву в программе «Давай поженимся». И то, что почва — сердце человека — удобрена милосердным служением, которое мы все осуществляем, говорит о том, что у нас есть шанс выиграть в этом соревновании, потому что мы не просто говорим какие-то прекраснодушные речи, а мы реально можем человеку помочь, наставить, подкрепить и защитить. Потому что люди, отягчённые такими жизненными обстоятельствами, нуждаются в реальной защите — и юридической в том числе. Поэтому просто прошу всех и умоляю со всей серьёзностью, отвечая на Патриаршую инициативу о создании такой комиссии уже два года тому назад, также принять и в этом служении своё посильное участие. Несмотря на то, что каждый занимается своим конкретным делом, всегда параллельно что-то возникает, потому что служение любви, оно в общем одно, церковное. Спасибо за внимание.

Комментарии.

    Комментариев 14

    1. Ivanka:

      Как услышала здесь о исках на детдома о. Димитрия, переживаю, как там дела идут?

    2. Алексей:

      Ваши бы слова о.Димитрий да священникам в уши. Если бы вышестоящие руководство обязала священников на приходах знать хотя бы по именам прихожан многодетных. А то за частую кроме формального служения на Богослужениях их интересы дальше не распространяются. Во всяком случае я о таких интересах священников или мероприятиях на приходах наплавленных на многодетные семьи не встречал.

      • ВладимирМ:

        Когда пишут такие комментарии, да ещё с рекомендациями священноначалию, то, естественно, предполагается, что были проведены достаточно представительные социологические исследования, чтобы на основе собранных статистических данных сделать соответствующие выводы. Хотелось бы узнать, где можно ознакомиться с Вашими работами в этой области?

        • Алексей:

          Я с 2000 года посещаю Храм, если в Вашем храме есть хотя бы какое то социальное служения которые есть у о.Димитрия действующие на постоянной основе и не прекращающиеся, то Вам повезло с батюшкой. А если вообще о Батюшках об этом даже о.Димитрий говорил, что некоторые из них через порог боятся здороваться. Не надо всех батюшек в святые записывать.

          • ВладимирМ:

            т.е. исследований никаких не было, просто Вы использовали свой сугубый достаточно ограниченный опыт, чтобы сделать столь обобщающие выводы… да ещё как бы возразили мне, что дескать «Не надо всех батюшек в святые записывать», утверждая этим, что это именно я всех батюшек записал в святые… :-) :-) :-) — всё понятно, вопросов больше нет…

            • ВладимирМ:

              имхо для обращения с призывом к священноначалию как-то слабовато :-)

            • Алексей:

              Зачем нужна эта полемика, вы своим приходом довольны, очень хорошо, я нет, хотел обозначить проблему. Жаловаться на кого то конкретно я не собирался и уж тем болие исследованиями и расследованиями заниматься нет нужды. Откуда вывод, всё просто у меня двое детей и иметь больше детей не разу с амвона не кто не призывал. Приход маленький, про многодетные семьи вообще никогда не слышал в приходе. Узнал об одной и то случайно, женщина 8 детей имеет, когда другой приход появился в городе она туда «без оглядки ушла».

              • ВладимирМ:

                согласен, не нужна… просто Вы не аккуратно изложили свои мысли, сделав из своих частных наблюдений жизни маленького не очень дружного (возможно, ошибаюсь в интерпретации Ваших слов) прихода обобщённые выводы и притянув не по делу священноначалие… тогда лучше было бы, чтобы иереев обязали иметь многодетные семьи… хотя, с другой стороны, у нас, например, на приходе у самих священников по 5-8 детей, причём никто с амвона не призывал их к этому — как-то сами сообразили :-)

              • dmitry.r:

                а зачем же перекладывать всё на священников, приход Вы называете своим, проблемы Вам известны, вот и по трудитесь во Славу Божию на благо прихода. А женщина с 8 детьми может из-за того и ушла, что прихожане там, о ней и её детях позаботились со всей любовью, а не «обозначали проблему» и не сетовали на «нерадивых» священников…
                ПС: знаете чем Православный отличается от других, другие много говорят и ничего не делают, либо что-то делают, а потом много говорят, а Православный ничего не говорит, просто берёт и делает!

      • Volt:

        В нашем приходе отец Антоний знает имена бездетных прихожан а многодетных тем более.Так-что не надо про священников отсябятину молоть.

        • ВладимирМ:

          В нашем тоже… поэтому и спросил — откуда такие данные, да ещё с обобщениями для священноначалия… но может быть я просто пропустил это проведённое обследование приходов нашей Церкви?

    3. Volt:

      Давайте называть «гражданский брак» тем, чем он и является а именно блудным сожительством.

    4. Nivich:

      Как всегда интересно.
      Только почему социальное служение возглавляют клирики? Не лучше ли бы пошло социальное служение у нас в стране, а также восстановление семьи, если бы этим занимались миряне на постах министров здравоохранения и образования, например? А также жилищного строительства, чтобы решать проблемы многодетных семей «в масштабах страны». Поясните, если я заблуждаюсь, пожалуйста.

      • ВладимирМ:

        Вы просто не понимаете предназначение Церкви, которое заключается в любви к Богу и прежде всего через любовь к ближнему, а любовь к ближнему как раз и осуществляется, в т.ч., через социальное служение людям. А предлагать, чтобы эту любовь к Богу через любовь к ближнему осуществляли некие чиновники из какого-то министерства — конечно, очень оригинально, но довольно таки странно для церковного человека. Надеюсь, что Вы понимаете, что социальные программы государства при этом не только не отменяются, а наоборот, Церковь всегда выступает за их развитие и совершенствование. Хотя возможно Вы просто хотите как бы переложить с себя все дела милосердия и доброты на государство, а себя оправдывать тем, что: «Я ведь плачу налоги». Но какое это имеет отношение к христианству? Да никакого.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.