Бутовский полигон
Посвящение новомученикам Российским, в Бутове пострадавшим. Съёмка от 1 июля 2013 года.


 
 
Собор новомучеников, в Бутове пострадавших
 
 

 
 
 
Священномученик Василий Смирнов
 
 
     

Священномученик Василий родился 29 марта 1870 года в селе Казанском Богородcкого уезда Московской губернии в семье священника Павла Смирнова. Его отец впоследствии был настоятелем Крестовоздвиженского храма села Алтуфьево (ныне оно находится в черте Москвы).

Василий Павлович учительствовал и состоял членом Общества педагогов средних учебных заведений Москвы. В 1892 году он вступил в духовное звание, – «по призванию», как писал в анкете. Долгое время служил псаломщиком в московском храме Святителя Николая в Заяицком и в 1910-х годах в Кремле был рукоположен во иерея к тому же храму. После 1921 года он окончил Московскую Духовную семинарию.

В 1929 году отец Василий стал настоятелем Николо-Заяицкого храма. По воспоминаниям Александры Николаевны Соколовой, жившей с ним в одном доме, батюшка «до последнего дня ходил в черной одежде с крестом... люди говорили, что он хлопотал перед властями, чтобы церковь осталась». После закрытия Николо-Заяицкого храма в 1933 году отец Василий служил в Москве в храме святителя Григория Неокесарийского, также до его закрытия. Последнее место служения, с 1933 года до ареста в 1938 году, – храм Знамения Пресвятой Богородицы села Знаменского Кунцевского района Московской области. Протоиерей Василий Смирнов был награжден митрой.

После революции на вопросы анкеты для служителей религиозного культа он отвечал так: «В каких организациях состоите теперь или каким сочувствуете?» – «Ни в каких, кроме религиозных, коим и сочувствую». – «Ваше отношение к декрету об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». – «Первому сочувствую, а второму нет». – «Ваше отношение к советской власти». – «Подчиняюсь».

22 марта 1938 года отца Василия арестовали по обвинению в антисоветской агитации, и он содержался в Таганской тюрьме. На основании показаний четырех свидетелей ему инкриминировались следующие высказывания: «Всякая власть должна быть от Бога, а большевики самовольно захватили власть»; «Из Священного Писания видно, что власть, захваченная самозванцами, долго существовать не может, так и советской власти скоро придет конец»; «Большевики говорят, что не хотят войны, а вооружаются»; «При старом строе люди жили лучше»; «Советская власть гонит Церковь, арестовывает и расстреливает православных»; «Скоро опять откроют все церкви, потому что большевики чувствуют гибель своей власти. Придет управлять страной Царь, тогда опять будем жить хорошо» и другие.

На допросах и очной ставке отец Василий виновным себя не признал. Подтвердил лишь, что говорил: «Раньше жили лучше, а теперь, при советской власти, везде и всюду создаются очереди... Большевики только говорят, что всего много, а на самом деле ничего нет».

Из материалов следственного дела видно, что отец Василий, помимо служения в храме, окормлял прихожан на дому. Свидетели показали, что у него на квартире часто бывали верующие, с которыми он беседовал и для которых «устраивал религиозные обряды».

7 июня 1938 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Протоиерей Василий Смирнов был расстрелян 1 июля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

 
 
Священномученик Александр Крутицкий
 
 
     

На Архиерейском Соборе 2000 года в сонме новопрославленных исповедников и мучеников за веру Христову был причислен к лику святых настоятель Покровской церкви г. Щелково (с. Хомутово) священник Александр Крутицкий. Он является первым канонизированным святым на Щелковской земле.

Александр Сергеевич Крутицкий происходил из старинного духовного рода. Родился он в июне 1898 года в селе Салтыкове Бронницкого уезда Московской губернии. В раннем детстве Александр лишился матери. Осиротевшую семью приняла родная сестра отца - Сергея Матвеевича, крестная мать Александра Крутицкого - Елизавета Матвеевна. По семейной традиции, как самый младший из детей, Александр был определен в Перервинское духовное училище, по окончании которого поступил в Московскую духовную семинарию.

Вскоре семья Крутицких переехала из Бронниц на жительство к старшей сестре Александра - Марии Сергеевне и ее мужу — Лосеву Николаю Александровичу, псаломщику Покровского храма, жителю села Большое Хомутово Щелковского района. Впоследствии на хомутовском кладбище были похоронены: дед Александра Крутицкого Матвей - который был священником, отец священномученика - Сергей Матвеевич, псаломщик церкви Рождества Богородицы в селе Образцово (умер в 1913 г.), а позже — крестная Александра Сергеевича - Елизавета Матвеевна и родная сестра Мария.

После смерти отца вся тяжесть семейных забот легла на плечи 15-летнего Александра. Война, начавшаяся в 1914 году, помешала получить образование. Александр Крутицкий выбыл из семинарии в 1917 году и определился псаломщиком в храм Рождества Пресвятой Богородицы, что в селе Образцово.

В 1919 году Крутицкие купили дом в Образцове. С детства приученный к нелегкому крестьянскому труду, Александр Сергеевич сам пахал, сеял, заготавливал сено, ухаживал за лошадью, коровой, мелкой живностью, был знатоком в агрономических вопросах - сельчане часто обращались к нему за советом не только по духовным, но и по хозяйственным делам.

По благословению своей крестной матери Елизаветы Матвеевны, Александр Сергеевич женился на Пелагее Петровне Цыгановой, коренной жительнице с. Образцово. Родом из многодетной крестьянской семьи, Пелагея обладала сильным характером, хорошо пела в церковном хоре, была привычна к крестьянскому труду. Было, видимо, у крестной Елизаветы Матвеевны безошибочное чутье при выборе невесты... Пелагея Петровна смогла вынести все выпавшие на ее долю испытания, вырастить детей, сохранить любовь и верность супругу.

После 1922 года Александр Крутицкий был рукоположен в сан диакона при том же храме, где ранее служил псаломщиком.

В 1928 году в стране вышел документ «О мерах усиления антирелигиозной работы», положивший начало массовым арестам священнослужителей и мирян, закрытию храмов. И в 1929 году Александр Крутицкий был арестован в первый раз и содержался под стражей 10 дней.

В 1933 году он был рукоположен во священника и назначен настоятелем храма Покрова Божией Матери в селе Хомутово Щелковского района. Продолжая жить в селе Образцово, отец Александр добирался после службы своим ходом из Хомутова домой. Шел низом, лугом, через Учу... Его сын, Евграф Александрович, на всю жизнь сохранил воспоминания о том, как отец учил их радоваться красоте природы.

В семье священника Александра Крутицкого было трое детей. Александр Сергеевич любил их сердечно, никогда пальцем не тронул. Ощущая непрочность бытия, старался приласкать, утешить, чем-то порадовать. Александр Крутицкий был очень светлым и доброжелательным человеком. Обладая замечательным голосом, он прекрасно пел. Прихожанам навсегда запомнились церковные службы тех лет. Истовость, с которой служил Господу отец Александр, не давала покоя местной власти: такому молодому, начитанному, обладающему даром слова надо служить Советской власти, отречься от Церкви. От такого предложения священник Александр Крутицкий отказался.

- Погибнешь! — предупреждали его.

- На все воля Божья, - отвечал он.

2 марта 1938 года у себя дома священник Александр Крутицкий был арестован органами НКВД и препровожден в следственный изолятор г. Загорска (Сергиева Посада), где содержался до июня 1938 года. Его обвиняли в распространении среди населения клеветы по адресу советской власти. Основными свидетелями обвинения были его ближайшие соседи. Знаменательна дальнейшая участь главной обвинительницы: она стала пьяницей, стала вести разгульный образ жизни и дошла до того, что в 1946 г. убила сына, мать и сестру, за что была осуждена и отбывала наказание.

14 июня 1938 года Александр Крутицкий судебной тройкой при Управлении НКВД СССР по Московской области был приговорен к расстрелу. 1 июля 1938 года на полигоне в Бутове приговор был приведен в исполнение.

Долгое время родные ничего не знали о судьбе отца Александра. Его жене - Пелагее Петровне, пережившей с тремя детьми страшные времена гонений и притеснений, власти сообщили, что он осужден на 10 лет лишения свободы. В 1956 году на ее запрос в Генеральную прокуратуру было получено извещение, в котором из соображений секретности были изложены заведомо ложные факты: «Крутицкий А.С., отбывая наказание в исправительно-трудовом лагере, умер 18.03.1943 года от кровоизлияния в мозг». А в 1958 году дело по обвинению священника Александра Крутицкого было пересмотрено, выявлена полная несостоятельность обвинения.

Пелагея Петровна, прожившая после ареста мужа еще 43 года, умерла в возрасте 86 лет в 1981 году.

В 1993 году священник Александр Крутицкий был окончательно оправдан и посмертно реабилитирован, стала известна точная дата смерти Александра Сергеевича. А в 2000 году священник Александр Крутицкий был причислен к лику святых Русской Православной Церкви.

День 1 июля - память священномученика Александра Крутицкого — почитают ежегодно в Покровском храме и на всей Щелковской земле. Созданы иконы святого. Будут написаны новые. Возможно, что рядом с новомучеником иконописцы напишут образ Божией Матери. Ведь святой начал свое служение в сане диакона в храме, посвященном Рождеству Пресвятой Богородицы с. Образцово, в сане священника служил в церкви Покрова Божией Матери с. Хомутово, отошел в жизнь вечную в день празднования Боголюбской иконы Царицы Небесной. Это указывает на покровительство Пречистой Богородицы нашему прославленному земляку.

Священномучениче Александре, моли Бога о нас!

 
 
Священномученик Василий Крылов
 
 
     

Василий Сергеевич Крылов родился в 1906 году в селе Подлипичье Дмитровского уезда Московской губернии в семье псаломщика.

Окончил сельскую школу, и в 1917 году поступил в Дмитровское духовное училище. Но уже в 1918 году училище было закрыто пришедшими к власти безбожниками. Поскольку Василий был сыном псаломщика, то ни в какие другие учебные заведения его не приняли. В это время стал тяжело болеть его отец, и Василий некоторое время прислуживал в храме, помогая отцу. В 1923 году отец скончался, и викарий Московской епархии епископ Бронницкий Иоанн (Василевский) направил Василия псаломщиком в храм Казанской иконы Божией Матери в село Марково Бронницкого уезда [1].

22 октября 1926 года рукоположен во диакона к Спасской церкви в селе Ведерницы Дмитровского района епископом Орехово-Зуевским Никитой, и вскоре он был переведен в Богоявленскую церковь, что в Елохове, в Москве.

В 1929 году был определен в Вознесенскую церковь в селе Раменье Дмитровского района.

19 февраля 1931 года рукоположен во священника ко храму Рождества Христова в селе Рождествено на Истре Солнечногорского района архиепископом Звенигородским, викарием Московской епархии, Филиппом (Гумилевским).

4 июня 1931 года отец Василий, как лишенный избирательных прав за его служение в церкви и как человек по возрасту годный для тяжелых общественных работ, был взят на трудовой фронт в тыловое ополчение.

29 июня 1934 года он вернулся и был направлен священноначалием служить в Троицкий храм в селе Рязанцы Щелковского района Московской области.

16 августа 1937 года был арестован одним из первых в Щелковском районе, был обвинен в в «контрреволюционной деятельности» и «антисоветской агитации».

– В предъявленном обвинении виновным себя признаете? – спросил его следователь.

– В предъявленном обвинении виновным себя не признаю. Никогда нигде контрреволюционной деятельностью не занимался.

– Я зачитаю вам ряд выдержек из показаний свидетелей о вашей контрреволюционной деятельности.

И следователь, зачитав показания лжесвидетелей, снова спросил:

– Признаете ли себя виновным и подтверждаете ли показания свидетелей?

– Зачитанные мне выдержки из показаний свидетелей я не подтверждаю, категорически отрицаю и виновным себя не признаю, так как никогда нигде антисоветских провокационных разговоров и настроений я не высказывал, – ответил отец Василий.

23 сентября следователь перед окончанием следствия снова допросил священника.

– Что вы можете показать дополнительно по своему делу? – спросил он.

– Дополнить ничего не могу, все показания обо мне свидетелей считаю ложью.

– Какие у вас будут ходатайства по делу?

– Никаких ходатайств по делу у меня не имеется.

На этом следствие было закончено, и отец Василий был отправлен в одну из московских тюрем, где уже другой следователь 8 октября 1937 года снова допросил его, интересуясь более фактами его биографии как священника и давно ли он служит в церкви. Выяснив это, следователь спросил:

– Какую вы вели агитацию против существующего строя?

– Никакой, – ответил отец Василий.

– В предъявленном вам обвинении признаете себя виновным?

– Виновным себя не признаю.

13 октября 1937 года тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере.

Скончался 31 мая 1942 года в одном из лагпунктов Севжелдорлага, располагавшегося тогда в Коми области.

Включен в Собор новомучеников и исповедников Российских постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 мая 2003 г.

 
 
Священномученик Сергий Кротков
 
 
     

Отец Сергий родился в 1876 году в селе Подлесная Слобода Зарайского уезда Рязанской губернии (ныне Луховицкий район Московской области) в семье священника. Отец его умер, когда мальчику исполнилось три года, и с этого времени Сергей стал жить у родственников. Как сирота Сергей был отдан в Рязанскую духовную семинарию для обучения за казенный счет. По окончании семинарии Сергей Михайлович был определен преподавателем Закона Божия в церковноприходской школе. Сочетавшись браком с девицей Марией, дочерью протоиерея Палладия Афанасьевича Орлова, служившего в селе Луховичи Рязанской губернии (ныне город Луховицы Московской области), он был назначен на его место и рукоположен в сан священника в 1903 году.

Когда началась Первая мировая война, отец Сергий был направлен полковым священником в 139-й Моршанский полк, который воевал на Австрийском фронте. Он прошел всю войну вместе с частью, занимавшей позиции на передовой. За безупречное пастырское служение во время военных действий отец Сергий был награжден орденом Анны 3-й степени, Георгиевским крестом и возведен в сан протоиерея. Отец Сергий прослужил полковым священником до большевистского переворота в 1917 году, и лишь после того, как полк был расформирован, он уехал в Воронежскую епархию, где получил место настоятеля в храме в селе Валуйчик Бирюченского уезда (ныне Красногвардейский район Белгородской области). Перед его отъездом с фронта епископ Кременецкий Дионисий предложил священнику не возвращаться в Россию, где в то время начинала бушевать революция, и поселиться в Западной Европе, но тот отказался.

В 1922 году протоиерей Сергий был назначен настоятелем Никольской церкви в село Царёво. Это было тяжелое время для православных, но священник был непоколебим в своем пастырском служении, которое было в те времена исповедничеством. Даже внешняя бытовая сторона жизни была нелегка. Чтобы истопить, например, печь, нужно было искать дрова, а их не было. Отец Сергий шел на реку Талицу, нырял в холодную воду и вылавливал тяжелое мокрое бревно. И ныряя, бывало, говорил: «Благодать-то какая!»

Прихожане любили пастыря за благочестие, за серьезное отношение к богослужению, которое и всех присутствующих в храме настраивало на сосредоточенную молитву. Ко всем — и к верующим, и к неверующим — отец Сергий относился ровно, с христианской любовью и приветливостью встречая каждого приходящего к нему. По мере своих небольших возможностей он старался помочь всем нуждающимся, иногда отдавая свои последние деньги. Кто не имел средств, с тех отец Сергий денег за требы не брал.

Храм святителя Николая был одним из самых посещаемых в округе, здесь всегда было много молящихся, что и послужило причиной возникновения для отца Сергия неприятностей. Неподалеку в селе Нагорном служил священник Николай Веселовский; он, преследуя свои цели, часто бывал у гостеприимного отца Сергия и, в конце концов, решил попытаться занять его место. Ему удалось склонить на свою сторону двух певчих из Никольского храма и выхлопотать себе назначение в этот храм. Однажды из окна своего дома отец Сергий увидел сани, в которых рядом с купелью сидел отец Николай, получивший назначение на его место.

В 1930 году отец Сергий был назначен в храм Покрова Божией Матери в село Покровское Московской епархии рядом с Царицыном, находящимся ныне в черте Москвы. Отец Сергий с семьей остался жить в своем доме в селе Царёво, и добираться до нового места служения ему было крайне неудобно. Нужно было доехать по железной дороге от Красноармейска до станции Софрино, от Софрино до Москвы, от Москвы до станции Царицыно, а затем пешком до села Покровское. От Красноармейска до станции Софрино в те годы ходил паровоз «кукушка», к нему прицеплялся небольшой состав, на котором возили хлопок для Красноармейской текстильной фабрики. Состав состоял из маленьких голубых вагончиков и таких же маленьких открытых платформ; на них перевозили пассажиров, которые задолго до подхода «кукушки» старались занять себе места. Отец Сергий вместе с другими ехал на такой открытой платформе, нахлобучив шапку-ушанку, срок носки которой давным-давно кончился, прижав к груди сплетенную из камыша сумку.

Однажды на платформу вскочили лихие молодчики и остановились напротив священника. Один из них, криво улыбнувшись, сказал: «Смотрите, поп сидит». Все притихли. Отец Сергий только посмотрел на них, но ничего не сказал, и они, смутившись его открытого решительного взгляда, отошли.

В Покровском храме отец Сергий прослужил более семи лет. Одна из женщин, знавшая его в то время, вспоминала о нем: «Мы знали о материальных трудностях батюшки и старались ему помочь, предлагали деньги, но батюшка говорил, что ему ничего не нужно, а деньги просил опустить в кружку, висящую на стене. На исповеди хотелось все рассказать отцу Сергию, хотя он никогда не настаивал, чтобы мы были откровенны. Совершая требы, он никогда не требовал денег и, если видел, что человеку трудно заплатить, совершал требы безплатно. Так мы и остались ему должны за крестины, венчания и отпевания».

В конце 1937 года власти приняли решение храм закрыть. Один из жителей села по распоряжению сельсовета стал собирать подписи под заявлением о закрытии храма, но ему не удалось собрать много подписей. Вскоре после этого, в конце февраля 1938 года отца Сергия вызвали в НКВД, где предупредили о готовящемся закрытии храма, а также намекнули на то, что и его собственное положение представляется в данный момент угрожающим. Несмотря на предупреждение о грозящем ему аресте, отец Сергий не оставил служения в храме. «Что же, — сказал он своим домашним, — прихожане придут молиться, а я окажусь дезертиром, предавшим Бога и паству».

2 марта 1938 года, отслужив Литургию, отец Сергий вышел из храма. На улице его ждал извозчик, который отвез священника в районное отделение НКВД, а затем в Таганскую тюрьму. 14 июня 1938 года тройка НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу.

Протоиерей Сергий Кротков был расстрелян 1 июля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Матушка отца Сергия, их дети, отец матушки Марии протоиерей Палладий Орлов похоронены в с. Царёво на кладбище возле церкви.

В 2000 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви протоиерей Сергий Кротков был причислен к лику Святых как священномученик. Память его совершается 11 февраля и 1 июля.

 
 
Преподобномученик Никанор Морозкин
 
 
     

Святой преподобномученик Никанор (в миру - Никифор Михайлович Морозкин) родился 13 марта 1870 года в селе Выжелес Спасского уезда Рязанской губернии. Позже его семья переехала в Харьковскую губернию. В восемнадцатилетнем возрасте Никифор навсегда покинул отчий дом и отправился в Оренбург. Там он сначала пел в храме на клиросе, а затем стал псаломщиком.

В 1899 году Никифор поступил в число братии Николо-Перервинского монастыря. Через четыре года, 25 ноября 1903 года, он был пострижен в монашество с наречением ему имени Никанор, а 24 января 1904 года - рукоположен в сан иеродиакона. Отец Никанор был образцовым иноком. Когда в 1909 году настоятель Николо-Перервинского монастыря ходатайствовал перед священноначалием о рукоположении иеродиакона Никанора во иеромонаха, то в своей характеристике отметил, что тот «отличался всегда своим примерным поведением и усердием в исполнении возложенных на него обязанностей». Рукоположение во иеромонаха состоялось 5 октября 1909 года в храме Христа Спасителя.

В 1917 году иеромонах Никанор был назначен духовником братии Николо-Перервинской обители. 24 августа 1920 года совет общины при часовне Иверской иконы Божией Матери в Москве просил Патриарха Тихона назначить иеромонаха Никанора заведующим часовней, как «достойного во всех отношениях и для занятия этой важной должности». В 1921 году Иверская часовня была ограблена - воры проникли внутрь через крышу и похитили украшения с икон и другие ценности. Отец Никанор, как заведующий часовней, и члены церковного совета были обвинены в халатности и арестованы. Они провели в тюрьме под следствием одиннадцать месяцев. Однако суд оправдал всех обвиняемых, и их освободили.

Иеромонах Никанор вернулся в Николо-Перервинский монастырь и был назначен его настоятелем. В 1923 году его возвели в сан игумена и назначили членом Московского епархиального собрания. В том же году он был возведен в сан архимандрита.

Фото иеромонаха Никанора (Морозкина) в заключении В 1932 году начались очередные гонения на Церковь. Отца Никанора арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму. На допросе архимандрит Никанор сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, так как с моей стороны никакой антисоветской агитации не было. Я считаю себя обязанным исполнять среди крестьян требы, на которые меня приглашают, но в разговоры с крестьянами о политике никогда не вступал. Лично я относительно советской власти считаю, что со стороны её в отношении Церкви гонения нет, но есть гонение на духовенство, которое невинно содержится в тюрьмах».

На вопрос следователя о том, помогает ли он своему предшественнику на посту настоятеля Николо-Перервинского монастыря, высланному ранее, отец Никанор ответил, что, действительно, посылает помощь регулярно один раз в месяц.

13 марта 1932 года тройка ОГПУ приговорила отца Никанора к пяти годам ссылки в Казахстан, и он был отправлен в Алма-Ату. 1 июля 1934 года его освободили по инвалидности, после чего он вернулся в Москву; но здесь ему жить не разрешили, и будущий преподобномученик поселился в селе Спас-Осташево Волоколамского района Московской области, где стал служить в местной Спасской церкви.

Фото священномученика в Таганской тюрьме26 марта 1938 года архимандрит Никанор был в очередной раз арестован. Сначала его держали в волоколамской тюрьме, потом - перевели в Таганскую тюрьму в Москве. Вот выдержка из тогдашнего его допроса:

« — Вы арестованы за контрреволюционную и антисоветскую деятельность, которую вы проводили среди окружающих вас лиц. Признаете ли вы себя в этом виновным?

— Контрреволюционной и антисоветской клеветы я никогда не высказывал и виновным себя не признаю.

— Вам зачитываются выдержки из показаний свидетелей, каковые уличают вас в контрреволюционной и антисоветской деятельности. Дайте правдивые показания по этому вопросу.

— Я еще раз подтверждаю, что никогда против советской власти ничего не говорил и зачитанные мне выдержки из показаний свидетелей считаю ложными».

Следователи устроили очные ставки архимандрита с лжесвидетелями; отец Никанор сказал, что он всецело был занят богослужением и выслушанные им показания о его антисоветской деятельности считает ложными.

29 апреля следствие завершилось. Напоследок отца Никанора еще раз спросили, признает ли он себя виновным в проведении контрреволюционной и антисоветской агитации, на что тот повторил, что виновным себя не признает.

14 июня 1938 года тройка НКВД приговорила отца Никанора к расстрелу. Он был казнен 1 июля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 7

    1. ЯиТы:

      Молитвенно поём вместе с Вами! Спасибо!

    2. PetriFevronia:

      Ужасное трагичное время …

    3. dovmont belyaev:

      Как хорошо что есть ещё батюшки. Отец Димитрий родной человек. Слава Богу не администратор.

    4. Alexis:

      Хорошее видео, чувствуется смирение.

    5. Анна Вихляева:

      «Не ведали, на небе ли мы были или на земле: ибо нет на земле такого великолепия и такой красоты, и не знаем, как ее выразить. Только то и ведаем, что там Бог с людьми пребывает, и служба их лучше всех стран».

    6. makdalin:

      Спасибо!

    7. георгий панчулидзе:

      По молитвам новомучеников Российских, в Бутове пострадавшим Господи Иисусе Христе помилуй отца Димитрия и нас грешных.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.