Апокалипсис на дворе, вы что, не чувствуете? Часть 1
Интервью протоиерея Димитрия Смирнова журналу "Сноб". Часть 1.
Часть 2.

Игорь Порошин, журнал Сноб: Отец Дмитрий, Русская Православная Церковь в последние пять-семь лет очень активна на общественном поле. Причем эта активность – именно публичная активность – нарастает. С чем это связано?

Прот. Димитрий Смирнов: В прошлом основная поглотительная энергия Церкви была обращена на восстановление разрушенных храмов, а теперь переформатировалась в миссию. Те истины, которые Церковь восприняла от Спасителя, она хочет передать народу. Раньше другой площадки, с которой можно обращаться к народу, кроме храмов, не было. Теперь у Церкви появилась возможность выступать на телевидении, на радио. Пусть микроскопически, анекдотически, но всё-таки предмет «Основы православной культуры» в одном классе наших государственных школ появился. Появилась такая востребованность. Меня удивляет позиция телевизионных начальников. Я вполне понимаю, что телевидение – это бизнес. Но эта логика почему-то не применяется по отношению к Церкви. Религиозные программы были бы более рейтинговые, чем «Давай поженимся».

-Что было бы в таких программах?

- Пусть решит тот, кто будет их делать. Если мне поручат – тогда я буду делать. Сейчас, знаете, думать бесплатно совсем нет сил.

- Давайте я подумаю. Представьте религиозное реалити-шоу по образцу «Дома-2», в котором, допустим, группа потерянных, отчаявшихся, неверующих людей в режиме реального времени приходили бы к вере. Как-то так?

- А как угодно. Но я бы, конечно, не так стал делать, у меня совершенно другие вкусы. Я не считаю, что людям важнее всего – развлекалово. А реалити-шоу – это, всё-таки из этого жанра.

Если вернуться к Вашим вопросам, во-первых, у Церкви появились новые возможности. А во-вторых, наш новоизбранный Патриарх, Кирилл – это чрезвычайно умный, работоспособный, образованный и креативный человек, обладающий колоссальной энергией. Он многие десятилетия возглавлял Отдел внешних церковных связей. Внутри аппарата, который он создал, было всё: и подготовка к проведению Архиерейских Соборов, и внешняя церковная политика, оформление идей и подготовка к тому, чтобы они стали достоянием всех. Например, Русский Народный Собор – это есть продукт его ума и сердца. А теперь, когда он стал Патриархом, все возможности для него открылись. Он настолько сумел активизировать нашу церковную жизнь, что это войдёт в историю, и уже вошло. Он сделал для Церкви то, что намечталось ещё 100 лет назад, а теперь это воплощается. Это такой удивительный человек, от него загорается вся церковная жизнь. Его роль – колоссальна.

- Вы сказали – 100 лет. На мой взгляд, Русская Церковь не была такой активной никогда. Ну, разве что в XVII веке. В физиологии есть такой термин – суперкомпенсация, период повышенной работоспособности, он часто применяется к спорту. Русская церковь стала очень спортивной в последнее время, боевой, мускулистой, какой прежде не была.

- Очень интересное наблюдение. И в нём есть правда. Потому что той свободы, которую Русская Церковь имеет сейчас, она не имела никогда за тысячу лет. Никогда. Особенно в синодальный и большевистский период. Про большевистский и так все знают, имело место физическое уничтожение. А в синодальный период правил всем обер-прокурор Святейшего Синода, который совсем не всегда был вообще религиозным человеком. Хотя были там выдающиеся люди. И, конечно, Церковь поначалу к этой свободе не была готова, никто не думал, что без единого выстрела советская власть падёт. Поэтому все наши мускулы прятались под рясой. Но они были всегда.

- Это что-то новое для православия. Агитационное католическое искусство, конечно, иногда изображало Христа настоящим чемпионом мира по бодибилдингу – например, Микеланджело Буонарроти. Но не православное.

- Это период Ренессанса, по-русски – Возрождение. Как-то на слове «Возрождение» ставят точку. А никто же не говорит, возрождение чего. А это возрождение язычества. Поэтому оттуда и такой Христос, который больше похож на Геракла. Это совсем не Христос.

- Но Вы же сами говорили о мускулах, которые прятались под одеждой.

- Я говорил о том термине, и я даже это подчеркнул, который Вы использовали. Церковь имеет духовной силой. И я не думаю, что Буонарроти, когда с любовью рисовал мускулистых пророков, апостолов и Самого Спасителя, имел в виду, что это духовная сила Церкви. Нет, его как настоящего художника интересовала именно пластика человеческого тела. За это мы его, собственно, и ценим. Я, например, когда оказываюсь в Сикстинской капелле, а я стараюсь её посещать, когда бываю в Риме, смотрю на это, совершенно забывая о религиозном сюжете. Потому что он так далёк от моего восприятия Евангелия, что меня это больше интересует, как те гипсовые слепки…

- Да Вы, батенька, эстет… Простите.

- Я эстет. И чего с этим сделать?

- А Вы не жалеете о том, что в русском православном искусстве не случилось таких явлений по разным причинам? Потому что именно это искусство гипнотизирует и не зависимо от того, насколько оно связано с Первоидеей, оно служит Церкви, потому что люди ломятся и стоят у Ватикана?

- Анекдот рассказать?

- Давайте, пожалуйста.

- Два эстета спорили, какой город краше – Санкт-Петербург или Лондон. И выиграл тот, кто отстаивал Санкт-Петербург, потому что тут не о чем спорить: Лондон строили варвары, а Санкт-Петербург – итальянцы.

У нас был период – XVIII век, который исказил нашу традиционную иконографию. Наш Исаакиевский собор неотличим от какого-то храма, который мог бы и в Риме стоять, и в любом другом граде. По своей такой эстетике, музыкальности. Но он всё равно вжился в нашу традицию, в наше искусство, и даже стал во многом образцом. У нас было взаимное влияние культур, та форточка, которую Пётр I открыл в Европу, постепенно превратилась в арку, потом вообще эта стена упала, ветры стали дуть туда-сюда. Всегда это искусство осмыслялось, а потом даже превзошло весь Запад. Потому что вся музыка ХХ века вышла из Стравинского. Малевич, Кандинский, русский авангард – это то, чем Запад, собственно, и питался. Он очень быстро догнал по уровню своей эстетики то, что предлагал Запад. Последний реальный всплеск – это импрессионисты и постимпрессионисты, а уже там всякие Браки, Пикассо – это уже перепевы, и ничего сверхъестественного в этом нет.

Возвращаюсь к Вашему вопросу, который мне очень понравился – про мускулы. Церковь сильна духовной силой. Тем, что она рождает христиан. Вот что важно. А как эта духовная сила отражается в искусстве, в скоростной езде на автомобиле или в боксе — это уже не играет никакой роли. Сейчас на наших глазах происходит удивительное: полностью разоренная страна, которая претерпела ущерб не меньший, чем при послевоенной переписи населения 1947 года, из Средиземного моря пускает ракеты точно в нужное место, из-под воды.

- Вы восхищаетесь самим этим актом?

- Ну, акт, собственно, обычный. Люди тренируются, мне это кажется очень правильным.

- Я имею в виду само чудо, что из воды какая-то штуковина вылетает, что-то такое умное, а-ля как американцы воюют последние десять лет.

- Ну о том, как воюют американцы, и вообще о самих американцах и об их умности у меня совершенно другие представления. Я не так-то много знаю американцев, но я очень часто слышу от них, как они чёрное называют белым. Это от христианства уж очень далеко.

- Хорошо, давайте вернёмся к воде. Вы видите в этом чудо возрождения?

- Да. Я про подводные лодки очень много знаю, потому что я бывал на всех наших базах, на подлодках, и вниз спускался – знаю, как она устроена. И знаю, что было время, когда у нас их практически не осталось. А теперь они плавают в Средиземном море. Опять. Понимаете? Это очень важный и нужный фактор для всего моего народа. Этот фактор дает возможность строить нашу жизнь так, как мы сами хотим.

Ко мне недавно тут один американец приезжал, тоже православный священник. Природный американец, по-русски не говорит. Его отвезли, как говорили в советское время, в глубинку. И он был поражён. Он удивился, что там деревня, а в ней магазин, сотни товаров. Он говорит: «А где санкции? Мне чтобы купить вот это, вот это, вот это, нужно ехать в какой-то гипермаркет за 40 км, а тут в одном магазине, всё рядом, всё есть, качество то же самое». Он всё это снимал, выкладывал в интернет картинки для друзей. Его это удивляло.

В Америке есть чем восхищаться. Но мне там не нравится, я больше десяти дней в Америке не могу прожить. Я начинаю умирать, готов на велосипеде или на самокате оттуда уехать. Ну вот что делать, мне нравится здесь. Мне нравятся наши глупости, мне нравится всё, вплоть до недостатков. Когда любишь человека, любишь его целиком, хотя и отдаёшь себе отчёт, что это плохо, то плохо.

- Или это любовь-ненависть…

- Про ненависть не скажу, я уже подзабыл, что это такое.

- Ваше знаменитое вторжение на праздник радио «Серебряный дождь» – это не было актом ненависти?

- А я же это объяснил. Вы не читали? Я всё объяснил. У нас идёт богослужение, и в 425-ти метрах от нас направлены на нас колонки, и 110 децибел, всё уже подсчитано. Служить нельзя, услышать исповедь людей, а я полслужбы исповедую, невозможно.

- Это где было?

- Это было в Петровском парке. Там, где мы с Вами находимся.

- А, это здесь было поблизости...

- Да. И я послал туда одну женщину: «Выясни, что там происходит». Она рассказывает: «Там обнесено всё забором, туда не пускают, там идёт рок-концерт». Я понял, что посылать – это бесполезно, пойду сам. И пошёл. Ну а за мной пошло ещё сто человек.

- А кто были те люди? Говорят, все были молодые, вполне себе крепкие.

- Если Вы посмотрите фотографии, которые там прилагались, там из молодых, может, два человека было. А так были люди пятидесяти и старше лет, наши прихожане.

- А, ну то есть непосредственно со службы?

- Ну да, я пошёл, они пошли за мной. Прошёл туда…

- А я уж собирался Вас спрашивать, взяли ли Вы стратегию акционизма, как Энтео.

- Да нет, ну я уже слишком стар для таких глупостей. Второе: я совершенно не знал ничего о радиостанции «Серебряный дождь». Я совершенно не знал о их юбилее.

- Очень популярная радиостанция…

- Вы в этом варитесь, как журналист, а я-то? Мне мешают, моему богослужению. Я как настоятель должен принять меры. Мне говорят: «Ты должен был звонить в прокуратуру». Отлично! И что? Они бы доиграли и ушли, а служба сорвана. Я решил быстро во всём разобраться. Я вхожу туда, там рамки и охрана, они не пускают. Мне пришлось сквозь охрану пройти. Я прошёл, зацепился ногой за ковёр и упал, охранники меня подхватили, поставили на ноги. Я пошёл на сцену, сказал, что концерт окончен. Потому что грохот такой, что меня никто не слышит. Только по губам можно было определить эти мои слова. Со мной ещё священники пошли. Я хожу быстро, быстро туда дошёл, оказалось, со мной ещё несколько священников. А внизу наш народ, заполнили всю эту маленькую площадочку. Среди музыкантов оказался человек, который знает, что мы друзья с Мамоновым, знает моего брата, который тоже играет на гитаре, музыкант. Он спрашивает: «А им бы это понравилось?». Я отвечаю: «Да мне всё равно, вы мне службу проводить мешаете». На этот момент я ещё ничего не знал про «Серебряный дождь». Потом пришла какая-то женщина: «Вас приглашает начальство этого концерта». Я говорю: «Вы знаете, если они хотят со мной поговорить, пусть они поднимутся на сцену, мы решим, а пока убавьте звук, потому что невозможно в ухо кричать». Она спрашивает: «Ну а что Вы хотите», я объясняю: «Я хочу, чтобы убавили звук, это невозможно».

- А это была открытая площадка?

- Да. И она говорит: «Хорошо». Я прошу: «Вы оставите свой телефон?». Оставили. Мы ушли. Ко мне подходит милиция, спрашивают: «Ну, батюшка, Вы довольны? Всё в порядке?», я отвечаю: «Всё в порядке». Они убавили звук. Мы начали вторую часть богослужения, к концу они прибавили опять. Мы этой женщине позвонили, они опять убавили. Всё. Вот весь инцидент был исчерпан за 20 минут. Потом уже, не кончилась ещё служба, мне сообщают: «Приехали «LifeNews», хотят взять у Вас интервью». И «LifeNews» мне рассказало, что сегодня в день независимости Соединённых Штатов исполняется 20 лет «Серебряному дождю», что концерт посвящён этому событию, что это была их акция, она была согласована. Я говорю: «Да, нам сказали, что согласована, только с нами не согласовали силу звука». У нас другой храм есть, поглубже, в километре отсюда, там тоже напротив парк, но там железно: как только у нас служба кончается, они начинают свои свистопляски, как только мы начинаем службу, они прекращают. И всё, у нас никогда никаких конфликтов не было. Там всякие праздники бывают, проводы весны или зимы, устраивают шум, грохот – жить нельзя. Но по крайней мере не во время богослужения. Вот и всё.

- Я понял. Я прочёл в интерпретации, как будто это была некая акция, давно запланированная Вами.

- Если бы я запланировал эту акцию, ни одна бы душа туда вообще не попала из сотрудников. Если б я эту акцию готовил, я бы туда не пошёл, а пришли бы очень хорошие, сильные ребята, которые просто всех бы испугали одним выражением лица.

- А что это были бы за ребята?

- Я не знаю, но я бы обратился по радио, по телевидению, через блог, и завтра бы они пришли.

- А как Вы себе представляете, что это за ребята с серьёзным выражением лица? Кто они?

- Ну как? Те, кто смотрит наш мультиблог. Сказать: «Ребята, готовится акция по срыву праздничного воскресного богослужения. Прошу вас помочь». Я вот однажды обращался, у меня был такой инцидент. Один из моих храмов, а у меня их восемь, оказался на частной территории. Эти частные владельцы решили нас туда не пускать. Тут мимо меня проезжал один парень на мотоцикле. Я говорю: «Слушайте, можете помочь?». И готово приехать было сто ночных волков. Это оказался кто-то из их руководства. С флагами, всё. А что там, снести один забор – это вообще не составляет труда. «Отец Димитрий, мы Вас знаем, мы Вам поможем». Хорошие мускулистые ребята. Мы же в своей стране.

Я совсем не против рок-концертов. Просто всему своё время, своё место и свой звук. У меня прихожане живут в этих больших домах, которые прям над территорией, где проходил концерт, они говорят, что целый день было нечто, некоторые даже уехали просто в другой конец Москвы к родственникам, потому что всё сотрясалось. Тем более, когда музыкант стоит на сцене, динамик направлен в противоположную от него сторону, он-то комфортно себя чувствует, а все остальные…

- Вы упомянули «Ночных волков». Как Вы относитесь к их присутствию в поле Православной Церкви, к тому, что они каким-то образом ассоциируются с Церковью?

- Вы крещёный, Игорь?

- Нет.

- А каждый крещёный человек присутствует в поле Православной Церкви, понимаете? На мотоцикле он ездит, или сёрфингом занимается, или пивко пьёт, если он крещёный, он в поле. Он христианин со всеми правами. А там, насколько мне известно, все крещёные, даже сам Хирург. А вообще, к любой народной инициативе я отношусь очень хорошо.

- Как Вы относитесь к тому, что его байкерское формирование называют боевым отрядом Православной Церкви?

- Как к обычному бреду. Это просто смешно. Если боевые, то расскажите мне хотя бы об одном сражении. Нету таких сражений. Наоборот, у них акции мирные, с флагами.

- Всё зависит от контекста.

- Как подать.

- Любой пикет уже воспринимается как знак войны. Люди, стоящие с иконами или другими религиозными символами у Новосибирского оперного театра, отчасти воспринимаются как символ войны.

- Кем?

- Против кого они направлены.

- Они направлены против явления. А почему нельзя выражать своё мнение о некоторых явлениях? Ну человек такую форму избрал. Ну он же не кидает гранаты, значит всё в рамках дозволенного. Почему одним можно тысячу человек собирать, куда-то идти, какие-то плакаты нести, да ещё флаги других государств, а другим нельзя с иконами пройти? Что такого? Да пускай ходят!

- Я хотел бы вернуться к тому, с чего мы начали. А начали мы с чрезвычайной, исторически беспрецедентной общественной активности Русской Православной Церкви.

- Появилась возможность у Церкви впервые. Церковь осознала эту возможность. Можно сравнить с человеком, который подходит к воде, он пальцем ноги трогает – о, тёплая! Заходит по колено – красота! И сразу поплыл. А до этого он же привык, что это Белое море, в нём нельзя плавать. А оказывается, и в Белом море бывает тёплая вода. И Церковь, конечно, естественно, проявляет активность, чтобы успеть за это время, чтобы построить большее количество храмов, открыть воскресные школы, заняться образованием и воспитанием детей, что-то успеть создать. Хотя, конечно, сил не очень много. Ну, по крайней мере все стараются трудиться. Я, например, с Вами разговариваю. У меня какая цель? Удовлетворить Ваше любопытство? Нет. Я использую это для решения каких-то поставленных перед собой задач. Вот, собственно и всё.

- По поводу этой новой роли…

- Она не новая, она с самого начала задана Христом: «Идите и проповедуйте» (см. Мф. 28, 19)

- Я имею в виду новое качество, в котором Русская Церковь выступает.

- Новое качество – да.

- Вы задали вопрос, без которого мы, наверно, не обошлись бы – о моих отношениях с Русской Церковью. Формально я вне Церкви, но связь с ней в любом случае существует: интимная, поэтическая, потому что Церковь – это часть моей земли, часть моего сознания. Эту связь во многом сформулировал один из моих любимых русских писателей – Василий Розанов.

- Я тоже его очень люблю. «Что Вы думаете о современной молодёжи?», Розанов: «Не думаю». По-моему, гениально.

- Что делать? Собирать грибы и ягоды и готовить варенье на зиму.

- Да, в этом слышится такое глубокое понимание жизни, конечно.

- Не помню, в «Уединенном» или по мотивам какого-то своего итальянского путешествия он пишет следующее: «Да, прекрасны итальянские храмы, все здесь внушает торжественность, гордость, человек как бы приподнимается; не то в Русской Церкви – у нас просто тепло». Это – поэзия, а в идеологическом смысле ни один человек не объяснял мне так ясно высшую суть Русской Церкви, как один старший мой товарищ, сказавший по поводу заявления Ватикана о контрацепции: «Я за то люблю Русскую Церковь, что она ко мне в постель не лезет гондон отбирать». Извините, цитирую буквально.

- Да на здоровье. Я вырос в бараке.

- Так вот в последнее время складывается ощущение, что Русская Церковь занимается тем, чем она никогда не занималась, а занимался всегда Ватикан: она «лезет в постель» и «хочет отнять гондон». То есть она осуществляет некую экспансию в частную, телесную жизнь, из неё уходит тепло и появляется вот эта вот ватиканская торжественность, маскулинность, воинственная устремленность вовне.

- Я этого не ощущаю. Может быть, из-за того, что я внутри, а Вы вне. Поэтому я не знаю, какие флюиды улавливает Ваша душа. Я Вас просто приглашаю на службу в субботу вечером в наш храм, дорожку уже знаете. Вы постойте, посмотрите, кто под чью простыню лезет. Попробуйте это ощутить или, наоборот, может быть, тепло ощутите. Одно дело прийти в собор, построенный Монферраном, а другое дело – в какой-то приходской псковский храм или там на Ладоге. Совсем другое будет ощущение. Одно дело такой восстановленный Храм Христа Спасителя, а другое дело – рядом храм Ильи Обыденного. Понимаете, мне Ваши сентенции представляются немножко наивными. Представьте себе, человек прочёл две статьи в газете, идёт мимо Большого театра, смотрит афишу, а потом говорит: «Да я знаю».

- «Знаю я этот театр!»

- Ну да, а что знает? А не знает, что, оказывается, вчера был концерт классической музыки, это совсем не был ни балет, ни опера, а вообще новое явление такое – Спиваков со своим оркестром играл чудесные вещи, например. Для театра это вообще новость.

- Вы не понимаете, о чём я. Чаадаев когда-то сказал: «Все события мира нас миновали». Так вот сейчас такое впечатление, что Русская Церковь «играет» в Ватикан, хочет разом за пятилетку прожить его долгий, тернистый и очень увлекательный путь, пережить «все события мира». Есть ощущение, что просто сериал «Борджиа» насмотрелись… Вы не видели сериал «Борджиа»?

- Нет. А что, интересно?

- Любопытно. Он повествует, собственно, о фамилии.

- Я люблю читать книги. А вот экранизации… Фальшивый грим, причёски, диалоги. Ну совершенно не могу просто, у меня отвращение. Я люблю всё подлинное. К сожалению, не могу. Даже когда тема интересная. Про Раскол был сериал, я не смог даже 10-ти минут посмотреть, хотя попытался себя заставить, но всё от начала до конца, «всё не так, как надо», как поэт сказал.

- Давайте вернёмся к истории Ватикана, её полноценность, маскулинность, спортивность…

- Русская Церковь от Ватикана в течение веков такие отличные прививки получила. Совершенно у нас нет таких задач. Ватикан себя мыслил как государство. А сейчас уже – как империя с населением в миллиард человек. Методы совершенно государственные. Там возникла совершенно другая догматика, для нас она просто неприемлема. У нас нет желания ни конкурировать с Ватиканом, ни бороться. Мы знаем и спокойно к этому относимся: вот это – хорошо, вот это – плохо.

- Я вижу совсем другое. Почему Иоанна Павла Второго не пустили в Россию? Он очень хотел приехать перед смертью.

- Этому есть две причины: первая – потому что мы не должны потакать разным людям, которые во что бы то ни стало что-то хотят. У него была задача свою пяту поставить везде. Хватит с него Киевской Руси.

- Вы считаете, что это был бы мистический акт?

- Безусловно!

- Это не было частное желание умирающего человека?

- Как только человек родился, в роддоме на него заводят медицинскую карту. И он начинает быть умирающим. Что тут нового? Что ему, умирающему человеку, здесь делать? Что, у нас самые лучшие клиники, что ли? Нет! Он себе писал биографию, вот он везде побывал: «Я – первый Папа, который объехал весь мир». Весь мир – да, но не Россию. Владимир Владимирович ему подарил прекрасный альбом с видами Московского Кремля.

- Ну пусть бы написал он эту биографию. Что от этого Русской Церкви?

- Объясняю вторую причину. Вот Вы, например, слышали о том, что католическая церковь просила прощения за крестовые походы?

- Да, конечно. Я восхищён этим.

- А Вы слышали о том, что католическая церковь просила прощения у Русской Церкви за разорение нескольких епархий в Русской Православной Церкви?

- На Украине?

- Да.

- Нет.

- Не слышали. Потому что не было этого.

- Простите, отец Дмитрий, но это явления несколько разного масштаба.

- Так всегда можно сказать, но это относится к области демагогии. Убить одного человека и убить сто человек – это явления разного масштаба. Но убить двух человек и двести человек – это явления одного масштаба, и одна статья – «двух и более человек». Католическая церковь даже бровью не шевельнула, когда отбирались храмы, избивались и убивались священники.

- Вы имеете в виду военный период?

- Нет, послевоенный. Вот сейчас.

- Вы имеете в виду начало 1990-х?

- Да. Ведь Папа, он христианин (должен быть), и он мог сказать: «Братья, этого делать нельзя. То, что вы делаете, это не по-христиански». Приезжать на автобусе из другого города, вламываться в православный храм, всех выгонять, священника бить. Против этого ничего не было сказано! То есть между Ватиканом и Московской патриархией существует проблема. И, не заметив её, приехать сюда и поставить здесь свою туфельку, это как-то… Нет, давайте решим вот эту проблему.

- То есть проблема в Ватикане – Ватикан должен извиниться за события в украинских православных приходах? Только в этом проблема?

- Нет, не только. Извиниться недостаточно. Нужно, чтобы Ватикан относился к Русской Православной Церкви по-христиански.

- А как относится Ватикан? Церковь-сестра.

- Когда надо – сестра, когда надо – не сестра. И в течение десятков лет разные иерархи разные мнения высказывают. То говорят, что это два легких одной Церкви. А то говорят, что никакая вообще не сестра – как были раскольники, так и есть. А мы, русские, хотим от Запада только одного: оставьте нас в покое.

- Мы – это и есть они. Как можно самих себя оставить в покое?

- О, нет. У нас разная ментальность.

- Где граница этой ментальности? Словаки – это Запад или мы?

- Это надо спросить у словаков. Только сам человек может говорить о своей идентификации. У нас на Украине полно людей с русскими фамилиями. Раньше это определялось очень просто: по языку, на котором человек говорит (80% киевлян говорят по-русски). Но главное не как он говорит, а что он о себе думает. Ты кто, брат? Ты украинец – значит одно, ты русский – значит это другое.

- А что это значит применительно к Церкви?

- А к Церкви: ты кто – христианин или ты не христианин? Цель средства оправдывает? Есть такие вещи, которые именуются церковной политикой. У Церкви есть интересы разные: имущественные, государственные – можно много всего насчитать, это всё одно, но есть же вещи, которые не колеблются – это христианство. Ты же не можешь жить по принципу: так, сейчас я его отравлю, а потом, значит, покаюсь. Это уже не христианство и никогда им не станет.

- То есть католицизм не является христианством, по-Вашему?

- Некоторые философы так думали. Но когда я стал ездить в Италию, я встретил там массу христиан.

- Это было для Вас новостью?

- Это было открытие.

- Вы думали, кто они?

- Ну какие-то такие заблуждающиеся на счёт себя люди. Вы помянули нынче поэзию. Вы знаете, что есть масса людей, которые пишут стихи и никакого представления о поэзии не имеют?

- В смысле не знают, не читают?

- Нет, они читают, но они ничего не понимают. И более того, они даже печатают. Более того, они даже считают себя поэтами. Ну вот, так что человек может считать себя христианином, и таковым не быть. Дерево судят по плодам.

Но несмотря на то что в Италии очень много христиан, есть серьёзная проблема между нашими Церквями.

- Я пока не очень понимаю.

- Ну очень трудно. Ну понимаете, Игорь, Вы же наших реалий не знаете.

- Мне с точки зрения здравого смысла это не понятно.

- Здравый смысл тут – это инструментарий не достаточный, к сожалению.

- Всеволод Чаплин недавно назвал российское участие в событиях в Сирии священной войной, чем вызвал негодование, в том числе сирийских христиан. Не есть ли это подтверждение того, о чем я говорил в самом начале, – что Русская Православная Церковь очень хочет прожить эту историю, которая была у Ватикана? Ведь выступление Чаплина буквально совпадает с риторикой Ватикана времён крестовых походов.

- У нас есть такая песня, которую написал наш композитор Александров, про священную войну. Эта риторика совпадает с риторикой крестового похода?

- Эта песня написана гражданским человеком.

- Хорошо, я, рассуждая на эту тему, этот термин не употреблял. Но Вы, Игорь, что, не понимаете, что придираетесь к словам человека?

- Таким же образом можно сказать, что Вы придираетесь к словам католиков.

- Нет, я говорю только о действиях. Я, конечно, некоторые документы читаю, они мне очень интересны по своей такой богословской выверенности. Я даже предыдущего Папу, Ратцингера, очень глубоко уважаю, читал его две книги и считаю его настоящим христианином. Дай Бог ему доброго здоровья. Считаю, что то, что он ушёл – это потрясающий акт. Потрясающий! Это именно христианский поступок.

А высказывания могут быть совершенно разные. Надо понимать, что то, что скажет отец Дмитрий или отец Всеволод – это не есть мнение Церкви. По определению… Ну, например, Вы знаете, что такое треугольник? Можете дать определение треугольника?

- Да, конечно.

- Ну вот, это геометрическая плоскостная фигура. Есть определение треугольника. Так вот, по определению от имени Русской Православной Церкви могут высказываться: Архиерейский Собор, Священный Синод в перерывах между Архиерейскими Соборами, и в перерывах между заседаниями Священного Синода – Святейший Патриарх. Всё. Всё остальное – мнения отдельных христиан, у которых есть своя компетенция.

- Отец Всеволод не является спикером Русской Православной Церкви?

- Такой должности у нас нет.

- То есть он – частное лицо? - Он не частное лицо, он священник.

- Священник, который выражает своё частное мнение?

- Да, совершенно верно. Конечно, он входит в Высший Церковный Совет, но от имени Церкви он говорить не может, у него нет таких полномочий. И у меня нет. Я с Вами говорю сейчас исключительно как частное лицо.

- Вам известна реакция духовенства на это заявление?

- Нет, не интересуюсь.

- Это заявление может обсуждаться на Высшем Церковном Совете? Он может быть исключён из Высшего Церковного Совета на основании того, что его мнение категорически не совпадает…

- Я думаю, что если его мнение категорически не будет совпадать с мнением Святейшего Патриарха, и это мнение отца Всеволода до Патриарха Кирилла будет донесено, он сам решит, потому что Высший Церковный Совет – это орган при Патриархе.

- А Ваше отношение к этим словам?

- Я не знаю. Во-первых, мне надо исходник читать, я не могу так. Я, может быть, из контекста что-то пойму. Сейчас говорить, что «я «Доктор Живаго» не читал» и далее по тексту…

- Вы не читали подлинник?

- Нет.

- Где-то около года назад Вы предложили, если верить тому источнику, на который я опираюсь, запретить пользование интернетом и компьютерными играми лицам, не достигшим 21-го года. Фактически на каждом официальном и неофициальном собрании духовенства звучит слово «молодость», «молодёжь» – так заявляется важность привлечения в Церковь молодых людей. Как Вы можете увидеть их в Церкви, если Вы хотите запретить использование интернета и компьютерных игр?

- Как говорил бессмертный наш Виктор Степанович Черномырдин, это всего лишь хотелки. Я по профессии педагог. Я создал школу, создал три детских дома. И когда в руках у детей оказался интернет, я увидел, какой урон это нанесло их интеллектуальной и духовной жизни. Я имел в виду, что если отцы хотят вырастить достойное отцов и дедов поколение, то нужно, конечно, до 21-го года не давать детям курево, алкоголь, наркотики, телевизор и интернет. В той школе, которую я создал, категорически запрещено пользоваться мобильным телефоном. Мы не можем, конечно, контролировать, что дома, но внутри школы на мобильники запрет.

- А это нормально? Моя дочь учится в школе, и сама школа даже говорит о пользе некоторых компьютерных игр в смысле развития.

- Разумеется. Конечно. И меня одна моя знакомая поила вином, которое она сама создала, она винодел. Безалкогольное вино, прекрасный, очень букетистый такой напиток. Понятно. Но приходится для того, чтобы обеспечить некую стерильность, запрещать всё. Иначе это поколение будет разрушено этими серьёзными инструментами. Когда психика человека окрепнет, он достигнет умственной и физической зрелости, — он уже будет способен сам выбирать, чем ему заниматься. Он будет и работать, к этому времени уже институт закончит. Пожалуйста, вступай во взрослую жизнь. Вот как в Америке амиши, знаете? Есть такая общность людей, которые не используют даже пуговицы. Они живут, как в XVIII веке, пользуются только гужевым транспортом, живут, как в старое время.

- Да, но это же секта по сути.

- Некоторые считают и Русскую Православную Церковь, хотя нас сто миллионов человек, сектой. Просто говорю, что они сохраняют своих детей. А дальше, когда он вырастет, он делает выбор – либо остаться с амишами, либо идти в этот мир. И всё. Но по крайней мере у ребёнка будет выбор. Вот здесь рядом школа есть, я мимо неё хожу и вижу 13-летних девочек, которые в определённых позах стоят, курят и рассуждают на непотребные темы. Это говорит о том, что у этих девочек нет того выбора, который есть у детей амишей.

- Послушайте, отец Дмитрий, Вы же взрослый человек. Вы же помните, как обстояли дела с вредными привычками еще каких-то 10, тем более 20 лет назад. Вы не можете не видеть, что и пьют, и курят в стране теперь меньше.

- Понимаете, какое дело: больше, меньше – меня это не устраивает.

- Но только так, сравнивая, возможно определить направление, куда всё движется, куда мир идёт.

- Куда идёт мир, я знаю из Священного Писания. И скорость, с которой он туда идет, меня не устраивает.

- Слишком медленно или быстро?

- Слишком быстро. А мне хотелось бы, чтобы наш народ, наша Церковь и наша культура – всё, что за тысячу лет было создано всеми, начиная от митрополита Иллариона и кончая Довлатовым и Бродским, – всё это осталось. Мне это всё очень жалко.

- Но Бродского можно читать в интернете в том числе. Какой урон?

- Ладно, давайте это оставим. Я дерзнул высказать своё мнение. Я Вам объяснил причину того, что я сказал. Хватит. Вы что, хотите меня, старика, переубедить? Ну это ж, Игорь, невозможно.

- Я спрашиваю.

- Да ничего Вы не спрашиваете, Вы начинаете оспаривать, но это бесполезно. Я всю жизнь профессионально занимаюсь воспитанием детей и знаю, что и кто мне в этом мешает. Это очень просто. Это как садоводу говорить: «Да нет, ну что ты, колорадские жуки, да их гораздо меньше стало!»

- Вот, допустим, 30-летний человек. Он ежедневно проводит по шесть часов в интернете, сидит в соцсетях, работает, но что-то в его жизни не ладится, он чувствует отчаяние, не находит утешения в привычной среде – и он идет в церковь. И что он там видит? Штамповку made in sofrino – я имею в виду утварь, которая блекло копирует эклектический стиль эпохи Николая I и Александра III . И в качестве икон ему с высокой долей вероятности предлагают целовать подделку под академическую живопись XIX века, условную Третьяковку. Как этот мир мёртвых, бездушных по большей части знаков связан с миром, в котором этот человек живет? Во что этому 30-летнему человеку верить?

- А как вера связана с поцелуями, я что-то не понял…

- Вера связана со знаками.

- Дело в том, что знаки имеют две составляющие. Первая – видимая часть, вторая – невидимая.

- Для многих всё начинается через видимое.

- Нет, друг мой. Всё начинается с невидимого. А когда у Вас будет сформировано невидимое, тогда Вы поймёте, что всё не так, как Вам казалось до этого, Вы смените своё видение на прямо противоположное.

- Я вправе верить, что всё начинается с видимого.

- Вы вправе, но, к сожалению, Игорь, это заблуждение.

- Я попробую проиллюстрировать своё заблуждение примером из истории католической церкви. Когда случился Лютер и всё, что последовало за ним, произошёл невероятный дизайнерский переворот в католической церкви. Я имею в виду искусство Контрреформации – барокко, которое оказалось главным стилем в искусстве, настолько мощным и настолько воздействующим на сознание человека, что этот стиль, его дыхание, мощь и энергия, покорил, например, целиком Южную Америку, он до сих пор воздействует на человека. Почему ничего не происходит в Русской Церкви с осмыслением языка знаков?

- Давайте сейчас сделаем перерыв, потратим 10 минут и зайдем в наш храм...

...Продолжение следует.



NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 76

    1. Коробкова Анна:

      Вопрос, касающийся архитектуры храма, форма коего показалась журналисту неприличной, напомнил мне маленький сюжет из книги Г.К.Честертона «Вечный человек». Ниже цитата из книги:
      «Итак, мы сидели на лугу, лениво глядя на вершины деревьев и шпиль деревенской церкви. Вдруг мой спутник сказал: «А вы знаете, почему этот шпиль так торчит?» Я ответил, что не знаю, и он беспечно бросил: «То же самое, что обелиски. Фаллический культ». Я взглянул на него — он лежал на спине, задрав к небу козлиную бородку, — и вдруг он показался мне не Паном, а дьяволом. Не меньше секунды я чувствовал то же самое, что чувствовали люди, когда жгли ведьм; но тут ощущение чудовищной нелепости спасло меня.«Ну конечно, — сказал я, — если бы не фаллический культ, он бы стоял на острие». :)

    2. Ira-a:

      Спасибо за беседу. А обсуждать кто какой — неинтересно. Главное полезно было послушать.

    3. Ludmila1972:

      Бедный журналист, 6 часов в день парится в интернете! Жалко его, особенно рядом с отцом Димитрием смотрится нелепо…
      Дай ему Господи веры! А отцу Димитрию спасибо за прекрасные комментарии и ответы на поставленные вопросы. Вы, как всегда, отец Димитрий, на высоте!

    4. Александр:

      Достаточно прочитать статью журналиста в журнале Forbes, что бы понять, что это за человек; а потом уже думать, что он хотел сказать и задать…
      название статьи «Отбитые скрепы: закон о гей-браках как триумф консерватизма»

    5. Катерина:

      Сноб загнил. Давно уже. Не зря Иоанн Иоаныч ушел из него.
      Батюшка Димитрий, как всегда, на первом фланге, и как всегда безупречен в каждом слове.

    6. jeva:

      Журналист действительно начитаный, только по моим наблюдениям правельные и мудрые выводы из философских трудов, да и вообще из всего остального, человек может сделать только с принятием и осознанием Бога. Без Бога любая философия превращается в глупость. Недаром стоит в Библии: «Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом» (1 Кор. 3: 19) Но, надо отдать должное Игорю, он действительно проявил именно живой интерес и пытался понять, а не уличить отца Дмитрия в чём-то. Ведь такого рода отношения нечасто встретишь. Обычно или человек в теме, или же не в теме и имеет целью искусить и уличить. Вообще, было действительно интересно. Теперь я знаю, что есть такой философ Василий Васильевич Розанов. А образованность и эрудированность отца Дмитрия просто оставляет восторг. Спаси Господи и многая лета дорогой Отец Дмитрий!

    7. Анна:

      А мне показалось, отцу Димитрию было интересно беседовать с человеком образованным, думающим и ищущим, готовым узнать что- то новое. А еще, так жутковато читать, как христиане ссорятся в комментах и задирают друг друга. Может честнее быть атеистом как этот журналист…

      • Анна Вихляева:

        Ну, да, не ангелы… Не доросли ещё. В процессе… И что, теперь, христианам и поспорить нельзя?

        • galina.kyev:

          Спорить можно, а судить нельзя…

          • Анна Вихляева:

            С праздником Преображения Вас, Галина. :) Желаю преображения всем христианам в ангелов Божиих, а Куеву — в святой Киев град.

            • s2235:

              Краины в Еуроппу, Порошенуо в Байдена(Джо Порошенко или Петя Байден :) ), Яйценюка в Нуланд, Кличко в Меркель, а Денисенко в Папу Римского ? :)

              • Анна Вихляева:

                Пожелайте лучше что-нибудь хорошее… сложно что ли?

                • s2235:

                  Ну я же не желаю а спрашиваю, что трудно ответить чтоль?… кому нужны мои пожелания… и потом часто то что «желается» совсем не является хорошим.

                  • Анна Вихляева:

                    … пожелания преобразовать «Краину в Еуроппу» действительно никому не нужны… А желать хорошего можно примерно так… да благословит тебя Господь и сохранит тебя! Да призрит на тебя Господь Светлым лицом Своим и помилует тебя. Да обратит Господь лицо Свое на тебя и даст тебе мир!

                    • s2235:

                      Как ни (как ни :) … «по мощам и миро» :) ) удивительно «А желать хорошего…» на самом деле трудно. Храни Вас Бог Ань.

    8. Roman I:

      Этот журналист чистой воды криптокатолик. Только не пойму зачем это в нашей среде. Их никто не преследует, может у них орден такой.

    9. Наталья Фролова:

      Даже «снобики» уже потянулись за чистотой, Батюшка и их вылечит (тех, кто захочет). Уррра!!!! Возрождение России!

    10. Ira_irina:

      Мне показалось, что о. Дмитрию было жаль этого юношу. На образованного человека в данной теме он совсем не похож. Было ощущение что он нахватался каких то обрывочных знаний и суждений на тусовках или застольях. Поэтому почти каждый вопрос звучит так ужасающе страстно с надрывом. Не умеем мы вести диалог.

      • natalianiko:

        Какой он юноша? Мужчина сильно среднего возраста. Может вы и не умеете вести диалог, а вот Игорь сделал очень любопытное интервью. Каждый бы так на застольях понахватался знаний об искусстве и под столом (застолье же) книги русских религиозных философов почитывал, жизнь бы стала интереснее. А апломб и манерность мне тоже не понравились, но это уж частности

        • Ira_irina:

          Хорошее интервью сделал о.Дмитрий! А то что Игорь почитывал книги — это не говорит ни о чем значимом.

          • azuxa:

            Журналист мне показался интересным человеком, по крайней мере пытающимся понять о. Димитрия, а что до некоторых второстепенных или стандартных вопросов — так это по-молодости. Противно смотреть на поддакивающих или со всем соглашающихся индивидуумов без аналитического мышления, а тем паче на тех, кто откровенно льстит о.Димитрию, по-большому счету даже не понимая о чем он говорит.

            • Иванов:

              Большая просьба, укажите интервью с откровенно льстивыми журналистами, которые Вам с Ваших аналитическим мышлением и глубоким проникновением по большому счёту в высказывания о.Димитрия, было противно смотреть. А то у некоторых менее аналитически мыслящих индивидуумов может сложиться превратное впечатление, что Вы просто какой-нить сноб-либераст или снобка-либерастка подстать интервьюеру.
              ——
              Простите из Вашего ника не понял какого Вы пола :-(

              • natalianiko:

                Возможно, человек не указал пальцем на конкретного журналиста из чувства такта. Меня тоже утомляет один журналист, который в каждом втором предложении, обращённом к о. Димитрию, произносит фразу «исходя из Вашего пастырского опыта». Если это делает меня в Ваших глазах либерасткой, извиняйте.

                • Иванов:

                  Ничего это по молодости, как пишет Ваш единомышленник непонятного пола, — пройдёт, и Вы тоже наберётесь пастырского опыта :-)

            • natalianiko:

              Да по какой молодости, ему уж наверно пятый десяток пошёл)

          • natalianiko:

            Слушайте, за последний год никому так не удавалось разговорить о. Димитрия, как этому журналисту. Они говорили на совершенно разные темы более двух часов. А Вы даже мысли моей не поняли. Я в общем-то хотела сказать, что Розанова довольно тяжело «почитывать» во время застолья. А то, что человек прочёл не одно его произведение (и явно не во время застолья), как раз говорит, что интеллект у него не ниже среднего по крайней мере. Если что, я не поклонница Розанова, но я его читала и знаю, о чём говорю. И мне было интересно, как и в каком контексте журналист его упоминает, как он его понимает. Если Вы «не почитывали», конечно, для Вас это пустой звук и потерянное время. А человеку, который немного в теме, это упоминание было интересно. А также мне был интересен их разговор на те темы, в которых я ничего не смыслю. Благодаря этому интервью, я прочла несколько статей об архитектуре, например. Но конечно, то, что журналист «почитывал книги» и разбирается в том, в чём другие журналисты не разбираются — это ни о чём не говорит. И то, что ему удалось разговорить о. Димитрия на те темы, которые другие журналисты просто не в состоянии поддержать — это тоже ничего не значит.

            • Иванов:

              Если что, я не поклонница Розанова, но я его читала и знаю, о чём говорю.
              Браво!!! А Розанов об этом знает?

              • natalianiko:

                Я сказала всего лишь о том, что его «почитывать» между делом во время застолий довольно сложно, потому что всё же это серьёзный автор, хотя я лично его и не люблю по причине некоторой его физиологичности

              • jeva:

                А вы, господин «Иванов», как всегда провоцируете и подстрекаете. Не по-христиански.
                Какая-то у вас странная «миссия» — рецензировать рецензентов и высмеивать на грани грубости.
                Очень неприятно читать ваши комментарии.

                • Иванов:

                  Дело вкуса — Вам неприятно читать мои комментарии, кому-то — Ваши, или Вы считаете себя образцом христианской добродетели? Тогда Вы просто в превозношении, а это тоже и отнюдь не по-христиански.
                  ———
                  PS Кроме того, возникает вопрос — а кто заставляет Вас читать эти комментарии ? Или всё-таки Вам приятно :-) ?

            • Slava 333:

              Интеллект не ниже среднего у человека, который в сооружении храма видит фигуру мужского полового органа?……(см.часть 2) Сомневаюсь….. То, что что-то там почитывает, это ни о чём не говорит……Вообще ни о чём!!! Я тоже бывает читаю, но интеллектом похвастаться не могу….. да и зачем только смешить людей как Игорь.

              • natalianiko:

                Вы путаете интеллект с сексуальной озабоченностью. Одно не исключает другого. А вообще забавно, уже второй человек пишет, что чтение русской религиозной философии вообще не имеет значения… Имеет значение для общего развития, как и любое другое самообразование. Серафим Саровский, отвечая на вопрос, можно ли сына учить французскому языку, сказал: «А что, полезно что-нибудь знать». Вы читаете и не можете похвастаться интеллектом? Ну так и не Вы сидите напротив о. Димитрия, не с Вами он два часа беседовал на различные интересные темы!

                • Slava 333:

                  Во-первых, о.Дмитрию было стыдно за него, когда он нёс чушь несусветную про гандон, богему, храм в виде фалоса и тд и тп. Вообще, вся его подготовка нулевая. Во-вторых, о.Дмитрий прямым текстом сказал ему, что ,я здесь сижу не ради вас,поэтому Игорь даже в лице изменился как бы получив удар по самолюбию. По-моему все заметили кроме вас…..В третьих поддержав Игоря вы поняли что сели в лужу увидев вторую часть беседы, а гордость и схожее с Порошиным самолюбование не даёт вам повернуть вспять, ну или хотя бы немножко притормозить.Без журналиста программа была бы гораздо интересней…. А я и не хочу на его место….. позорится так…

                  • Иванов:

                    Без журналиста программа была бы гораздо интересней….
                    Круто… ах, да, чуть не забыл про интеллект…
                    Ку-ку, natalianiko сейчас же прекратите спор и вылезайте из лужи, чтобы повернуть вспять!

                    • natalianiko:

                      )) Не могу, Иванов. Пусть сначала Вячеслав объяснит, какая программа была бы интереснее. Как он себе это представляет? отец Димитрий сидит и увещевает невидимого вопрошателя: «А вот ежели Вы вдруг думаете, что папа римский то-то, Вы не правы, ведь на самом деле папа римский то-то. И, кстати, вот предыдущего папу я очень уважаю… Да, а теперь давайте о мусульманах. Вот я сказал проповедь, минуточку.. цитирую себя . Так, а теперь я поясню эти слова». Ну и так далее два с половиной часа. Так это должно было выглядеть?

                    • морж:

                      Хамите, парниша!

                      • Иванов:

                        Хо-хо! А у Вас вся спина белая :-)

                  • natalianiko:

                    >> даже в лице изменился как бы получив удар по самолюбию. По-моему все заметили кроме вас…..
                    Да, Вы правы, я не слежу за изменениями лица Игоря.
                    >> поддержав Игоря вы поняли что сели в лужу увидев вторую часть беседы,
                    Ладно, придётся признаться, что я целиком слушала аудио этого интервью до того, как оно было выложено на блоге. И самое главное: я не Игоря поддержала. Я сказала, что за последний год это интервью о. Димитрия — самое интересное и разносторонее. Когда последний раз такое было, чтобы пришёл отъявленный либерал, и о. Димитрий с ним поговорил о католичестве (довольно подробно), частично об истории Церкви, о Розанове, об архитектуре, сводил его на экскурсию в храм? Человек абсолютно других взглядов при этом понимал, что ему говорят, не перескакивал на другую тему, а задавал дополнительные вопросы. Он совершенно свободно (в интеллектуальном смысле) ориентировался в том, что говорит о. Димитрий. А вообще, нормальные люди обсуждают не людей, а смыслы. Перечитайте мои сообщения, ни в одном из них я не писала об Игоре ничего, кроме того, что он благодаря своему широкому кругозору взял хорошее интервью. А от журналиста лично мне больше ничего и не надо.

                • Slava 333:

                  Интеллект

                  Интеллект – относительно устойчивая структура умственных способностей человека, способность решать различные задачи и эффективно адаптироваться в обществе.

                  В понятие интелект не ниже среднего, входит способность адаптироваться в конкретной ситуации и подстроиться под конкретное общество, ну если не можешь, хотя бы помолчать, не выдавать свою озабоченность общаясь с батюшкой. Я помню в девятом классе с парнями шутили про органы и пытались найти их в каждом предмете….. ЧЕЛОВЕКУ 45 ЛЕТ!!!!!!!

                  • natalianiko:

                    Возможно Вы удивитесь, но бывает такая степень развращённости, что человеку не надо выискивать, он реально видит то, чего нет, и уверен, что это же видят другие. Ещё раз повторюсь, что блудные помыслы и всякая грязь не связаны с отсутствием или наличием интеллекта.

    11. Дмитрий Громов:

      Игорь Порошин – человек беззаветно влюбленный в Италию и во всё итальянское (от архитектуры до футбола). И если смотреть на эту беседу сквозь призму данной влюбленности, то его желание разглядеть в нашей церкви (или придать ей) какие-то черты, сходные с его представлениями об итальянском католицизме, может быть весьма симпатичным и, надеюсь, симптоматичным.
      К сожалению, слушать его гораздо менее приятно, чем читать его заметки. За годы общения со снобистским обществом он, очевидно, основательно порастерял нормальные человеческие интонации.

    12. moroz:

      А мне понравилась беседа. Интересно было, как Игорь вопрошал о католиках, беседовал об искусстве и критиковал нашу Церковь, не задумываясь о том, что пока Россия была, действительно, православной, все в стране преображалось и множилось — семьи были многодетные, территории увеличивались, люди были крепкие телом и духом. А вот потом…Господи, помилуй. И чем все закончится…»Без Бога не до порога» — русская народная мудрость.

    13. Александр, Москва:

      Слово «сноб» в разных словарях имеет разный, полярный индекс. От полного негатива до позитива.
      Например, в совецких словарях под снобом подразумевался пустой кривляка, ничтожная личность, видимо, это было вызвано желанием совков гомогенизировать население и превратить бОльшую подавляющую его часть в гегемона и сопутствующее ему колхозное крестьянство.
      В западных словарях сноб — это позитивная фигура, которая выделяется из общей вульгарной массы. Например, такой «Знайка» как Олдос Хаксли считался снобом, потому что был энциклопедически образован.

      Но вот постсовецкий сноб — это нечто… Это совецкий кривляка, который пыжится выглядеть как сноб западный.
      Отсюда поверхностность и культур-мультур, почерпнутая из разговоров с такими же «снобами». Отсюда деланная манерность и эдакий характерный стиль общения, а-ля «гандон».
      Интересно, что гл.редактор журнальчика «Сноб», графоман, как-то употребил в своем опусе словосочетание «микроскопические трусы», а когда ему указали с юмором на неуместность, он обиделся и принялся доказывать всерьез, что микроскопические трусы имеют место быть у снобих, с которыми он тесно общается.

      Восхищает терпимость, смирение о.Дмитрия. Нам бы так.

    14. nobody:

      «Сноб (англ. snob) — человек, восхищающийся высшим обществом и тщательно подражающий его манерам и вкусам, ищущий возможность попасть в такое общество. Так же называют человека, претендующего на высокую интеллектуальность, изысканный вкус или авторитетность в какой-то области, и при этом надменно относящегося к тем, кто, по его мнению, лишён этих достоинств»

    15. berber8691:

      Журналист полный … !

    16. natalianiko:

      А как по мне, так снобизм так и сквозит в комментариях. «разный уровень интеллекта», «бедный мальчик», «у батюшки ангельское терпение». А я вот не заметила, чтобы о. Димитрий прям так изо всех сил терпел этого «бедного мальчика». Кто-нить из комментаторов в состоянии прийти и поговорить с о. Димитрием об архитектуре Контрреформации и Василии Розанове? По-моему, о. Димитрию как раз было интересно поговорить с журналистом, который оказался очень даже подкован в художественном плане. Да, далёк от православия. Ну и что? Тщеславиться собственным образованием (которое, исходя из беседы, явно есть) — это не так страшно, как тщеславиться собственной духовностью (которой, исходя из комментариев, особо-то и нет)

      • Lena.it:

        Наталия, «художественно подкован»-это Вы сказали про его зелёные ботинки? ;) Знаете, я просто уверена на сто процентов, что отцу Димитрию не было интересно общаться с этим журналистом в том смысле, который имеете в виду Вы.В смысле пастырского желания пробудить в нём искру интереса к вещам по настоящему важным, возможно. А то всё интервью крутилось вокруг «почему рок концерт помешал», «почему папу римского не пригласили», «почему о. Чаплин позволил себе что-то не то сказать», «почему гандон…» и прочей муры. Посмотрим, может во второй части такая искра и проскочит.

        • natalianiko:

          Я вполне ясно объяснила в первоначальном сообщении, что я имею в виду, так что как-то не в кассу Ваши шутки юмора. Человек сделал огромное интервью, причём живое, интересное. Я вот Розанова лет 10-15 назад не осилила из-за собственной брезгливости. Для меня стало открытием, что о. Димитрий положительно относится к Розанову, было бы интересно эту тему раскрыть. Также интересно восприятие человека со стороны, он честно сказал, и вполне справедливо, что качество современной иконописи оставляет желать лучшего. У меня нет художественного образования, но даже я не люблю штамповки и блёстки на иконах, не покупаю их, и ни к какому Первообразу они меня не приводят. А он, неверующий человек, почему их должен любить? И почему он не может спросить священника об этом? Почему бы не спросить про Папу? Многие невоцерковлённые люди, кстати, заявляют, мол, «люблю католичество за его мягкость, не то что православие». Вот пусть узнают про мягкость католиков, погуглят. А о. Димитрию было так неинтересно с этим «отстающим в развитии», что он даже пошёл ему храм показывать и проговорил с ним два часа (насколько я понимаю, это только первая часть).

          • neonilla:

            «с этим «отстающим в развитии»…»
            __________________________________
            имелись в виду, не образованность и познания в искусствах, а незрелость и даже детская инфантильность в вопросах и разных уточнениях в ходе интервью для уже достаточно зрелого возраста (вторая часть встречи не изменила моё мнение). Возможно ошибаюсь, по моим наблюдениям, технари легче приходят к Богу, чем утонченно образованные гуманитарии-интеллектуалы. И ещё один момент, начитанный умный журналист, но вопросы всё больше прикладного свойства, а ведь пришел к священнику, была возможность и глубже поговорить.

        • natalianiko:

          Ещё кое-что. «Почему рок-концерт помешал». В отличие от Соловьёва, который общался с о. Димитрием и сам приглашал на передачи, и который после события, ничего не выясняя, стал о. Димитрия отчитывать в своём утреннем эфире, Игорь Порошин, который о. Димитрия видит в первый раз, захотел из первых уст услышать, что произошло.
          А о. Всеволод Чаплин высказал спорное мнение, после которого, кстати, последовало его увольнение. Неудивительно, что люди с противоположной точкой зрения, интересуются. К тому же большинство невоцерковлённых людей думают, что Церковь — это вообще что-то слюняво-платочечное, и не может благословлять войну по определению. Отсюда же это его розановское «у нас не так, у нас просто тепло». Может, я заблуждаюсь, но это розановское «тепло» к Богу не имеет отношения, а имеет отношение к сентиментальности. У журналиста иное восприятие, он спрашивает. Для этого и пришёл.
          Ну а про гандон — это уж типичная иллюстрация поговорки «ради красного словца не пожалею и отца». Вполне мог бы обойтись без цитаты, к тому же, по-моему, его старший товарищ ввёл его в заблуждение. Да и звучит примерно так: «За то люблю Православную Церковь, что она не мешает мне грешить»

          • Lena.it:

            Ну ладно, все мы воспринимаем увиденное по-своему. Я увидела в этом интервью не поиск истины, как это было заявлено журналистом вначале, а желание высказать о. Димитрию свои готовые суждения о том, что Церковь кому должна делать и что кому не должна. Ну да ладно. А относительно того, что в Православной Церкви тепло, это совершенно верно подмечено и это как раз имеет отношение к Богу. Я была крещена в католичестве и 6 лет ходила в католический храм и после того как перешла в Православие я поняла в чём между ними разница. Именно в этом. В Православии тепло потому что в нём есть Любовь. В Католичестве этого нет, оно в значительной мере подверглось «стерилизации», если так можно сказать, оно выхолощенно. Спорить об этом нет смысла, это познаётся на опыте внутри собственной души и сердца, а не интеллектуально. Я говорю о Католичестве в целом, в отдельных людях возможно это есть.

            • natalianiko:

              Вы знаете, слово «тепло» можно воспринимать совершенно по-разному. Я, признаться, не знаю, что имел в виду Розанов. И думаю, что не совсем понимаю, о чём говорите Вы. Но в контексте других розановских мыслеизъявлений предположила, то, что предположила в первоначальном комментарии. Но даже если я не права относительно Розанова, сдаётся мне, что Порошин это розановское «тепло» как раз так и воспринимает более душевно-сентиментально, чем духовно. Уж слишком много он уделил времени тому,что Церковь активничает, что Ватикан лезет в постель, а он думал, что православие не лезет, а оно вот лезет. И розановская цитата сюда как раз вписывается. Мы будем жить, как нам вздумается, будем делать, что хотим, а потом будем приходить в церковь греться, когда вдруг совсем замёрзнем. Но ты, церковь, нам не мешай. Ты, Бог, будь просто печкой, стой на месте и не лезь в нашу жизнь со своими заповедями. Это мы к тебе придём в старости (но не раньше!), когда уже некуда податься, а Ты ДОЛЖЕН нас принять. Мы придём в Церковь, чтобы получить тепло, а не чтобы отдать свою жизнь Христу. А если нам кто-то скажет: «Нет, ребята, это не христианство», мы будем возмущаться, что тепло уходит из Православной Церкви.

              • neonilla:

                «…более душевно-сентиментально, чем духовно…»
                к духовному-то как раз юноша (не по возрасту, разумеется) и не приблизился, не смотря на своё эстетическое гурманство. У Познера, во всяком случае, вокруг Библии шел разговор, по крайней мере ясно было, что читал. А Игорь Порошин, если не псевдоним, — русский человек, хотя бы каким-то краем, без интереса к вопросам спасения души в нашем мире. Вполне доволен собой, хотя понятно, что это поверхностно. Жизнь без Бога к этому возрасту уже всегда даёт плоды, что «всё не так как надо».

                ПС была рада, когда о. Димитрий про амишей вспомнил, потому что давно обратила внимание на их многовековой опыт воспитания в семье. Нам до них далеко.

                • natalianiko:

                  Я одного не могу понять. Зачем Вы вырываете слово из контекста и начинаете как бы со мной спорить, хотя я написала, что думаю, что вероятнее всего Игорь Порошин, приведя цитату Розанова про теплоту Православной Церкви, имел в виду теплоту душевно-сентиментальную. Вот Елена сказала, что нет, это самое «тепло» именно про Бога. А в чём Вы мне возражаете своим «К духовному он КАК РАЗ (как будто я утверждала обратное) и не приблизился». Я не знаю, к чему он там приблизился, это его интимное дело, мне кажется, как-то неприлично оценивать и обсуждать наличие или отсутствие духовной жизни у какого-либо человека, если он не претендует на звание духовного учителя. А Порошин очевидно не претендует. Я лишь анализирую то, что он сказал. Я говорила о том, что сама не знаю, что имел в виду Розанов, но предположила, как именно Порошин воспринял слово «тепло», тем более позже он подкрепил это цитатой того же Розанова, как человек на старости лет находит именно душевное утешение в храме. И даже описала как мне слышится в переводе на не завуалированный красивостями язык эта розановская цитата. А то, что Познер прочёл Библию, вполне естественно для него как для еврея.

                  • neonilla:

                    Согласна, пусть хотя бы тема духовности останется интимной, хотя исходя из интереса журналиста-»эстета» нашего к отдельным вопросом, можно усомниться, что он стесняет себя какими-то ограничениями.
                    Тема «тепла» тоже раскрыта, имхо.
                    Ничего я не оспаривала, о другом говорила…

                    • natalianiko:

                      Вы процитировали мои слова «более душевно-сентиментально, чем духовно», а потом сказали «к духовному как раз«, поэтому я и подумала, что Ваше сообщение является ответом на моё. Извините, не поняла.

          • Slava 333:

            И от многословия всем нам надо лечиться, ну кроме котов конечно))))

      • Slava 333:

        Тщеславием не заражены только неодушевлённые предметы…… увы мне….увы

    17. GdeMoiVintiki:

      Мне понравилось интервью Игоря. Человек адекватный. Да, он задавая вопрос не готов сразу принять ответ, но он же продолжает тему…она его волнует.
      И какие вопросы! Он пошел в Храм! Не отмахнулся, он ищет ответы. Так ,что я надеюсь, что Игорь послушает совета о.Димитрия и придет просто посидеть в стороне на Литургию.

    18. max46:

      Все одно и то же! Отец Всеволод Чаплин не дает покоя этим журналистам и якобы скандал с концертом примитивной радиостанции.Да и вообще человек далек от православия, думает, что православные знакам поклоняются или иконам штампованым, ему видимо и в голову не приходило, что православные молятся тем, кто изображен на этих иконах, независимо от качества самих икон. Пока ничего нового. Такое впечатление, что вопросы этим журналистам заготавливают в одном месте. Посмотрим продолжение, может наконец что-то оригинальное услышу.

    19. Julia P.:

      Здравствуйте, дорогой Батюшка!
      Как всегда очень интересная программа!
      Журналист также очень интересный и ищущий человек!
      Спаси Господи за все!

    20. Olga0816:

      Жаль визави о.Димитрия: не в состоянии получить хотя бы удовольствия (эстетического и интеллектуального) от разговора со столь редкостным — умным, образованным, благожелательным, наделенным тонким чувством юмора — собеседником. У батюшки просто ангельское терпение…

    21. Alexandr1:

      Очень своеобразное интервью. Интересно смотреть как Отцу Дмитрию все время нужно балансировать, чтобы пресечь попытки его оппонента изначально устроить скандальное направление диалога. Да очень сложно говорить с человеком, который абсолютно далек от церкви именно по своей сути. Сам когда то был таким. И ведь действительно так, пока что-то в душе не произойдет никакими внешними знаками, человека верить не заставишь. Но ведь зачем то он к отцу Димитрию пришел. Значит все-таки душа Господа ищет. Жду продолжения. Спасибо, Батюшка.

      • Irene:

        Не думаю, что душа сотрудника журнала с названием «Сноб» ищет Господа — этого, как мне кажется, не может быть по определению.
        Но Господь может открыться ему совсем неожиданно, как, например, открылся он когда-то гонителю христиан Савлу.

    22. Lena.it:

      Причём со внуком, в голове которого много либеральных такаранов, плавающих в бульоне жуткого тщеславия и самолюбования…Бедный мальчик. Но отец Димитрий ведь не ради этого «внучка» вёл беседу, с ним -случай тяжёлый и ,наверное, уже безнадёжный. Но может через эту публикацию кто-то из читателей Сноба что-то для своей души получит, если «внучок» его слова не извратит слишком. Но поразительно,:что не журналист, то …расстройство просто. Что , туда идут только люди определённого плана, которые совсем не различают жизнь и мертвячину? Почему они все мертвячиной живут и питают ей свою душу?

    23. Юлия Л:

      Помню от батюшки услышала мысль,что атеист ,вступая в спор с верующим человеком, подсознательно хочет уверовать…Иначе отчего они всей гурьбой идут к о. Димитрию ? Вот и сноб пожаловал)… Даже любой инструмент «оживает» от прикосновения мастера. А тут душа человеческая.

    24. PNV:

      Добрый день, жду продолжения. Интервью батюшки с «Николаем Ставрогиным». Умные-лукавые называют черное белым. Сейчас это отовсюду и становится нормой.

    25. Slava 333:

      Слишком разный уровень интелекта. Это как бы разговаривал мудрый дедушка со своим внуком.

      • neonilla:

        вот такие они доморощенные снобики :)…(«человек, претендующий на высокую интеллектуальность, изысканный вкус или авторитетность в какой-то области, и при этом надменно относящийся к тем, кто, по его мнению, этого лишён, имеющий преувеличенное уважение к собственному социальному положению» — одно из толкований, Викисловарь)
        как прочитала, ему 44 года, а по суждениям — лет 30, представьте какое отставание в развитии :(

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.