Апокалипсис на дворе, вы что, не чувствуете? Часть 2
Интервью протоиерея Димитрия Смирнова журналу "Сноб". Часть 2.
Часть 1.

Мы проходим под руку с о. Дмитрием Смирновым метров 100 по улице и заходим в Храм Богородицы у Петровского замка в Москве. С иконами и утварью в приходе отца Дмитрия, действительно, все очень хорошо. У батюшки хороший вкус. Видно, что обстановка выбиралась больше глазами, чем сердцем. Невидимое пришло из видимого. (журнал Сноб)

Игорь Порошин, журнал Сноб: Хорошо, когда у батюшки есть вкус, взгляд на мир широкий. У Вас ведь есть художественное образование?

Прот. Димитрий Смирнов: Да, конечно.

- Я так понимаю, Вы общались с русской богемой?

- Ну да, помню Лимонова ещё в то время, когда он брюки шил.

- Вы знакомы с ним?

- Да.

- И как?

- Ну очень оригинальный человек. Я читал его рассказы. Я считаю, что он чрезвычайно талантливый человек.

- А как Вы относитесь к тому, что сейчас с ним произошло? Вам не кажется, что он немножко сошёл с ума?

- Нет. Он просто пошёл по пути, проложенным Сальвадором Дали. Это такой китч.

- И тотальный эпатаж перманентный.

- Да. Но он такой, конечно, русский. У Дали это было как-то очень плакатно, примитивно. А здесь, как всё у русских, сложно. Но это из этой серии. Это тоже такая эманация личности, это тоже продукт его творчества, но в других жанрах просто.

- В Римском музее современного искусства «Макси» я видел выставку «Новая культовая архитектура». Там были выставлены проекты церквей, которые в ближайшее время будут построены в итальянских городах. И там нет никаких попыток построить ещё один собор Святого Петра или Санта-Мария делла Салюте.

Куда идёт русская культовая архитектура, понять совершенно невозможно. Она пятится. Вот, например, новая церковь в Петербурге. (Прим. ред.: журналист показывает фотографию)

- Понимаете, какое дело: я не могу сказать, что мне это нравится. Но я всегда к объектам искусства подхожу немножко по-другому. Хотя есть вещи ну просто безобразные. Но я всегда ищу замысел, если он там есть.

- Здесь есть замысел? (Прим. ред.: журналист снова показывает фотографию)

- Тут, безусловно, есть. Он очень, конечно, примитивный и прочитываемый, но он есть. Есть два фланкирующих друг с другом мощных объёма…

- Но он фаллократический, мне кажется, не очень приличный.

- Ну это говорит просто о Вашем воспитании.

- Хорошо. Извините.

- Я, например, совершенно не увидел, абсолютно. Это в любой вертикали можем увидеть. Если человек настолько погружён в эту тематику, он даже в напольных часах увидит сексуальные символы. А тут архитектор исходил из возможного, просто была задача закомпоновать, у меня такое ощущение, что это создано уже позже в проёме, и он решил подчинить оставшееся пространство, и выжать из него как можно больше. Но на самом деле это не важно. Церковь православная создана из катакомбы. Вы видели Святую Софию? Снаружи, если убрать организующие минареты, то это такое странное, почти нелепое сооружение, эти контрфорсы… Но когда ты заходишь внутрь… То есть что это такое? Это как будто пещера, катакомба, где всё происходит внутри. И оно внутри и есть.

- Но в новом питерском храме, фотографию которого я представил, нет образа пещеры. Это магазин «Пятёрочка».

- Мы не знаем, надо смотреть архитектурную ситуацию. Что там? Надо всё воспринимать в комплексе.

- Внутри вот этого пространства может родиться чистое, творящее религиозное чувство?

- Абсолютно. Точно так же, как оно может родиться на вспаханном тракторами К-700 поле с вывороченной землёй, как может родиться это чувство на реке, по которой плавают полиэтиленовые бутылки.

- То есть не нужно строить красивых церквей, не нужно придумывать жизнь канона русской архитектуры в XXI веке?

- Возьмите любой альбом любой епархии. Сейчас очень много епархий издают такие альбомы – современные храмы. Вы увидите там море выдумок и эклектических, и новых.

- В основном это механическое воспроизводство…

- Нет, не механическое. Механического вообще практически не увидишь, и вполне возможно, что из этого в дальнейшем родится какой-нибудь стиль или направление. Сейчас вообще вся русская жизнь – и Вы это заметите, если Вы чувствующий человек – разрушена. У нас нет великого русского писателя, великого русского поэта, великого русского архитектора, учёного, композитора. У нас сейчас нет ничего, поэтому – что Вы хотите? Мы живём в среде, которую сознательно убивали 70 лет и добивали ещё 25, и всё-таки, если весь мир ответил на 2000-летие христианства маленькими памятничками или конференциями, то русский народ построил Храм Христа Спасителя.

- Вам нравится сегодняшний Храм Христа Спасителя?

- Ну он практически такой же, только мраморные горельефы заменены, как задумывал Тон, на бронзовые, по его первоначальному плану. Скорее да, чем нет. Конечно, он свою сложнейшую задачу выполнил, говоря о том впечатлении, которое он производит на людей. Я видел людей, совершенно не подготовленных, которые испытывают эстетическое потрясение, особенно когда оказываются внутри. А уж какая там сейчас выставка икон! Это нечто! Как теперь принято говорить, Третьяковочка отдыхает. Вместе с музеем Андрея Рублёва. Всё это в комплексе, конечно, создаёт потрясающее впечатление. И градостроительно он вполне уместно стоит, лучше гораздо, чем бассейн, не говоря уж о Дворце Советов, который там должен был быть. Ну и потом, мы уже за эти годы насмотрелись, глаз его впитал, мы уже не мыслим себе Москву без Храма Христа Спасителя. А так, чисто эстетические претензии к нему, конечно, могут быть, и с точки зрения архитектуры, и с точки зрения масштабности. Но он был так и задуман как главный храм, поэтому тут уж есть некоторые издержки. Они есть. Ничего страшного.

- Знаки, стиль, эстетика культовой архитектуры, работа с канонами. Это каким-то образом обсуждается в Русской Православной Церкви, это формулируется как задача?

- Конечно. Даже на документальном уровне. Всему своё время.

- То есть не всё сразу?

- Ну конечно. Представьте себе средний по размерам концентрационный лагерь. Мы поднимаем шлагбаум и говорим: «Ребята, вы все свободны. Вот вам справка. Как уж доберётесь до дома, мы не знаем. И давайте». И вот, среди них оказалось несколько людей, которые понимают в этом толк. И они начинают работу с нуля. И потихонечку начинает это всё возрождаться. Им дают карт-бланш. Хотя сейчас уже гайка завинчивается. Но надо тоже понимать, что никакого слияния Церкви с государством нет, ничего такого не происходит. Это выдумка журналистов. 90% храмов в руках государства, нам они даны в пользование, в любой момент их можно забрать, после того как мы их все отреставрируем. Очень многого мы не можем. Детей учить нам не разрешают. У нас до сих пор нет своего канала на центральном телевидении, нет своей радиостанции и т. д. Всё, что мы имеем – только благодаря благодетелям и личным связям. Всё с протянутой рукой стоим. И как-то выплываем. Тот народ, который образовался в результате семидесятилетнего коммунистического пленения, не может даже Войковскую переименовать. Подбельского переименовывают, когда хотят, улицы называют в честь кого хотят, причём бывает, туда-сюда переименовывают, никто ни у кого не спрашивает. А как Войковскую переименовать, сразу возникает какая-то проблема. Причём делают так топорно, что если ты против переименования, делаешь два клика, и твой голос учтён, а если ты хочешь проголосовать за переименование, ты обязательно запутаешься.

- Раз уж заговорили о Войковской. А почему Русская Церковь не борется за провинцию?

- «Борется» – это коммунистический термин. Мы вообще ни за что не боремся, мы проповедуем Христа, причём Распятого.

- Не отстаивает, хорошо.

- Нет, почему. Я при каждом случае стараюсь это делать, меня тоже раздражают эти идолы в каждой деревне, которые главного террориста всех времён и народов прославляют. При нашей войне с терроризмом это как-то уж очень неактуально. Но что сделаешь? Люди-то советские. Этот идол им стал родной, а о Христе где-то в какой-то генетической памяти что-то у них осталось, но они же ещё ничего не знают. Поэтому чтобы их этому научить, нам нужен на Втором канале один час в прайм-тайм хотя бы раз в неделю.

- Ну никто не даст вам.

- Вот, более того, Попцов, когда он ещё телевидением занимался, так и сказал: «Мы вам телевидение не дадим никогда». Я не знаю, от чьего имени он говорил, но раз он так сказал, значит он что-то в этом понимал. Поэтому будет «Давай поженимся», будет «Вечерний Ургант», будет что угодно, но не будет вам обучения нашей же религии, которую все, по крайней мере на словах, исповедуют.

- Полчаса было в прайм-тайм, если помните, «Воскресная нравственная проповедь» на Первом канале часов в 10 вечера в перестройку.

- Была. И я в ней участвовал. Я и отец Александр Мень. Но её быстро прикрыли, я успел сказать две или три проповеди. Всё. Закрыли. Первый отец Александр, второй я был. Всё прикрыли.

- Это нормально в светском государстве.

Вы сказали, что Вы педагог по образованию.

- Да, я окончил Педагогический институт.

- Более того, Вы входите в какую-то структуру по попечению о семье…

- Это называется Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

- Сейчас слово «семья», что есть новость для Русской Церкви, вдруг стало для Церкви почти самым важным. Слово «семья» превратилось в какое-то магическое слово.

- Ну магическое – с точки зрения английского языка: your Majesty Family. В этом смысле – да, и наша комиссия приложила для этого огромные усилия.

- Растолкуйте мне такой парадокс: русские люди теперь пьют меньше, чем 10-20 лет назад, очевидно, лучше стали жить. Наверное, никогда так много людей от общего числа населения России не жили в условном благополучии. А разводов становится ещё больше. Где в этом результаты церковной деятельности?

- Хорошо, я завтра отменю разводы.

- А зачем вообще семью вовлекать в риторику? Разве человек не один перед Богом предстает?

- Я каждый развод, который происходит у нас в стране, воспринимаю как собственную боль. Я знаю, что у нас до половины детей – это безотцовщина. Я знаю, что 90% наших мужчин не платят алименты. Бросают жён с пятью-шестью и семью детьми. Это продукт воспитания нашего народа телевидением и СМИ. И нашей эстрадой. Я никогда не забуду выражение Людмилы Зыкиной: «А что, я была четыре раза замужем, и у меня со всеми мужьями хорошие отношения».

- И что здесь шокирующего, простите?

- Ситуация.

- Поясните пожалуйста.

- Она четыре раза была замужем и не создала семьи. И она этим гордится. И она, человек популярный в народе, на весь мир свидетельствует об этой новой норме. А сто лет назад нормой была семья. Чтобы это вернуть, я пять лет занимаюсь этим вопросом, не имея никаких инструментов, кроме своего мультиблога и передачи на спутниковом канале, который смотрит всего один-другой миллион человек. И к тому же при полной незаинтересованности ни государства, ни так называемых средств массовой информации. Если бы я был Путин, я бы изменил ситуацию за десять лет радикально. Но я – не Путин.

- Как?

- Очень просто. Я пригласил бы всех генеральных директоров каналов (Эрнста и всех других) и сказал бы: «Ребят, вам нравится ваша работа?» – «Нравится» – «Отныне ни одного фильма, который показывает разрушение семьи, у нас быть не должно. Второе — вы должны обязательно создать другие программы вместо таких программ, как "Давай поженимся" или Малахова, где показывают самое дно: как папа сожительствует с дочкой, как мама съела внука и прочее. Нет. Вы найдёте самые лучшие, самые крепкие и самые прекрасные семьи и будете о них рассказывать, вы будете рассказывать о любви детей к родителям, дедов к внукам и не покажете ни одной передачи, разлагающей семью. Никогда». Я собрал бы всю эстраду, всех авторов песен и сказал: «Отныне вы не будете петь о любви на 15 минут, а будете петь только песни, которые говорят сердцу о том, что девушка хочет замуж, а юноша хочет жениться и иметь пятерых сыновей и трёх дочерей. Вы будете этим заниматься – тогда мы будем пускать вас на наше государственное телевидение и даже будем платить вам премии». Потом уже я дойду до министра культуры и скажу: «Выставки – только прославляющие семью и материнство. Вы будете делать выставки в Третьяковке, в Русском музее, в Эрмитаже». Потом – к министру образования: «Первым профилирующим предметом в школах у вас будет семья. Раз в неделю с первого по 11-й класс. Вы будете рассказывать библейский взгляд на семью, почему человечество состоит из мужчин и женщин, зачем это создано Богом, в чём смысл этого. Вы будете приглашать в школы многодетных отцов семей. Каждый школьник должен будет знать о том, что Дмитрий Иванович Менделеев, помимо того что создал свою великую таблицу, был семнадцатым ребенком в семье. И так про каждого деятеля русской культуры. Вы будете заниматься оголтелой пропагандой семьи, только без наглого напора, а спокойно, с любовью и рассудительно». Эстрада, школа, телевидение. Ну, а про интернет мы уже договорились – мы закрываем его для пользователей до 21 года.

И через 10 лет Россия из старого народа – сейчас у нас средний возраст населения 40 лет – превратится в народ, где средний возраст – 10 лет. Это будет страна детей, она наполнится гомоном детей. Стоило государству захотеть закрыть детские дома, мы увидели результат: их почти не осталось. То есть нужна воля, нужно захотеть это и дать команду. Команду под угрозой не посадки и расстрела, а увольнения. И такого позвать, который сделает это. Нам нужны многодетные семьи, нам нужно не 140 млн жителей, как у нас сейчас, а 600 – тогда мы будем великой страной. Тогда из этих 600 и родятся Лесковы, Пушкины, Розановы, Гагарины. А так мы армию не можем набрать нормальную. Алкоголь – запрещён. Наркотики – запрещены. Мы ставим задачу. Вызываем начальника милиции: «Тебе задача: за месяц чтобы у тебя наркотиков тут не было, иначе не будет тебя. Решай». И задача будет решена. Либо должность, либо делись с баронами – выбирай. Всё. Всё решим.

- Волшебная страна, которую Вы описываете, уже есть, и в ней есть такое волшебное телевидение – с бесконечными богослужениями, проповедями и хороводами счастливых семей – это Саудовская Аравия. И другой такой прекрасной страны в мире больше нет. Даже Иран не так прекрасен. Вы хотите сделать Россию Саудовской Аравией?

- Нет, я не предлагаю России стать Саудовской Аравией. Я предлагаю решить задачи.

- Что будем делать с «Анной Карениной», кстати?

- Похороним.

- Похороним?

- Ну она же умерла.

- Запретим?

- Нет, зачем?

- Ну как, подождите. Вы представляете, идёт Ваше ток-шоу…

- Не идёт ток-шоу, никаких ток-шоу.

- Ну семью нужно же рекламировать, пропагандировать.

- Конечно-конечно. «Майн Кампф» у нас где?

- В секретном списке.

- О, а сейчас в Германии в Мюнхене издаётся «Майн Кампф», никаких запретов. Почему запретный список? Нужен комментарий. Нужен фильм про Анну Каренину, а потом – комментарий: «Дорогие дети, вот к чему приводит измена мужу и зачатие ребёнка от внешнего человека. Это заканчивается тем, что колёса давят твоё прекрасное тело. Есть причинно-следственная связь».

- То есть мы все-таки будем показывать фильмы про ужасы семейной жизни, но будем снабжать их комментариями?

- Конечно. И до, и после. Всё зависит от задач. Вот в позапрошлом году мы вывезли детей из одного моего детского дома отдыхать на море. В этот же день пришла местная власть, прокуратура, пожарные, милиция. И стали нас оттуда вытеснять. Мы говорим: «Ну мы специально приобрели домик, чтобы дети отдыхали на море». Нас хотели оттуда убрать. Пришлось рычаги использовать. Рычаги сработали, и прокурор говорит: «Удивляюсь. Сначала пришла команда закатать вас в асфальт, а на следующий день – другая команда – оказывать всяческое содействие. Ничего не понимаю». И работники прокуратуры даже нам забор поставили. Сами сотрудники. Больше им делать нечего, как только забор ставить в месте отдыха бедного детского дома. Так вот, понимаете какое дело, это всё зависит от задачи. Есть задача уничтожить ДАИШ, он будет уничтожен. Есть задача не трогать Турцию, хотя она ведёт торговлю с этим ДАИШем – два года мы всё знали про Эрдогана и его бизнес, но его не трогали. Всё зависит от задачи. Если у государства будет такая задача, то будет у нас российская семья, и разводы будут сокращаться, и я буду так же радоваться, как Вы радуетесь, что алкоголя стало меньше употребляться. Но это зависит от задачи. А пока государство ничего для этого не делает, мы своими маленькими усилиями с помощью журнала «Сноб» будем рекламировать нормальный образ семейной жизни. Потому что человек бывает счастлив только в семье.

- Это довольно радикальная, авангардная мысль. Ее никто так открыто прежде не высказывал, по крайней мере Русская Церковь.

- Это не новшество, это хорошо забытое старое.

- Розанов сто лет назад в своём великом эссе про Русскую Церковь, написанном для французского журнала, говорил: «Семейная жизнь не крепка и не красива у русских, кроме исключительных случаев. Богатства нет, слава не нужна, дети похолодели. В этом возрасте человек чувствует себя одиноким, ненужным, лишним (имеется в виду уже преклонный возраст). Вдруг зайдя случайно в храмы, находят здесь все родным себе, в высшей степени понятным, страшно нужным. Храм точно ожидал этих его 50-ти лет и ещё лучше 60-ти, ожидал его болезней, сгорбленности, бедности, покинутости родными, друзьями. Храм принимает его как друга, как родного, принимает с бесконечной нежностью, заботою, всепрощением за прошлую неправильную жизнь, прожитую в семье. Тысячи интимных глубочайших метафизических нитей оказываются общими у этого старца, всеми покинутого, и у этого храма, который так чтит Родина, и вообще он имеет широкое признание и огромную историческую роль. Слабый старик, больной, лишний, вдруг нашёл здесь себе Отечество, почти службу, почти ранг, положение и даже награды».

- Прекрасно.

- А ведь он описывает человека, живущего в Вашем раю, в этой идиллической ситуации.

- Нет, не идиллической.

- Почему же семья – это высшая ценность?

- Всё, что создано Богом – земля, небо, ангелы, животные, человек – это есть ценность. Бог создал и семью.

- Почему именно семья вам кажется такой решающей ценностью? Не животные, не ангелы.

- Бог создал человека как семью. Бог создал мужчин и женщин для чего? Чтобы любовь соединяла их друг с другом для того, чтобы их дети росли в любви.

- А если любви нет? Если семья – это ужас, ад, описанный, к примеру, Островским.

- Островский – это уже XIX век. Дело в том, что семья – это не такое устройство, которое могло бы сломаться за пять лет. Катастрофа надвигалась, и она случилась. В 1917 году произошла её кульминация. Это был общий процесс. «Анна Каренина» и наш Лев Николаевич как зеркало русской революции отражал эти процессы, всё это он видел. Понятно, что у него было такое око: он смотрел, как смотрит современный советский журналист, он только выискивает дерьмо. Почему? Оно острое, оно пахнет, оно привлекает читателя. Ещё лозунг туда приклеит, который совершенно с содержанием не соотносится. И тогда всё это производит фурор, привлекает внимание. И тем же самым занималась русская литература, вносила свой вклад. Но Розанов правильно пишет. В Церкви, которая есть хранительница святыни, помимо икон, помимо богослужения осталось и это. А по замыслу Божию (это в Писании есть), семья – это есть домашняя церковь. И только Церковь может научить нашего бедного, потерянного, несчастного, никому не нужного человека семейной жизни. Вывести из дикого советского состояния после того, как Карл Маркс и его последыши разрушали семью и строили социалистическую утопию: детей отобрать и воспитать нового человека. Горбачёв сказал на последнем съезде: «Неузнаваемо изменился облик русского человека за годы советской власти». Неузнаваемо, да. Порой в нём человека узнать нельзя. Горбачёв абсолютно правильно всё сказал, вернее, тот человек, который ему это написал, а Михаил Сергеевич сумел это прочесть. Честь ему и хвала, хорошо научился читать.

- Вы же говорите, что 1917 год – это только взрыв, который назревал очень давно. Значит, и до этого человек уже не был человеком в том божественном смысле?

- Конечно. Грех, он царствовал. Был такой случай. Приехал митрополит в Киев и спрашивает наместника Киево-Печерской лавры: «А есть у тебя спасающиеся?». Тот говорит: «Человека два-три есть». То есть даже среди монахов происходит забвение. Не каждый человек, даже если он носит рясу, обязательно уже по одному этому есть христианин. Но истина христианства все равно хранится в Церкви, этот ларец с драгоценностями – там. Розанов правильно говорит. Но зачем ждать до старости? Церковь может показать молодому человеку: вот два пути. Есть такой человек – Владимир Семёнович Высоцкий. Спроси у любой мамы: «Ты хотела бы, чтобы твой сын прожил такую жизнь, как Владимир Семёнович? Чтобы тебе остаться без сына, когда ты ещё не старая, чтобы он пил и был наркоман, и чтобы у него было полтора десятка жён?». Ты бы хотела вырастить такого сына? При том, что он был бы очень талантливый, особенно как поэт. Я думаю, таких мам бы не нашлось. Почему? Все нормальные мамы хотят нормального человеческого счастья, о котором Толстой писал, что в таком счастье все немножко одинаковые. И этому может научить только Церковь.

- А Вы верите в существование этого нормального человеческого счастья? Вы его видите?

- А как же! В том-то и дело.

- Вы верите в то что…

- Да что там верить?! Я среди этого живу.

- Вы видите это?

- Ну конечно. С детства.

- Вам никогда не казалось, что этот образ счастливой семьи очень непрочен, иллюзорен?

- Он не непрочен, он хрупок, но он очень прочен. Как тростник: ветер дует – тростник гнётся, ветер закончился – он выпрямляется.

- Вы никогда не слышали таких слов от мужа и жены: «Да, любовь была, любовь ушла»?

- Каждый день. Ко мне приходят пары, я с ними разговариваю.

- Что Вы им говорите, когда они говорят, что любовь ушла?

- Я говорю: «Раз Вы пришли, значит она не ушла, Вы хотели бы вернуться к искомому. Если хотите – нет проблем. Вам очень легко помочь».

- Получается, что Вы революционер. Раньше никто не искал любви в семье, в семье находили закон. Это просто было как восход солнца, никто в этой связи не произносил слово «любовь». «Любовь» в современном толковании – изобретение литературы романтизма.

- Ничего подобного, миллионы людей жили в семье счастливо, поэтому никто их и не замечал, а замечали только всякие аномалии. Вот была у нас на всю Россию одна Салтычиха – только о ней и говорят, и пишут: «Вот, салтычихи!». Ну психически больной человек случился, её потом в Сибирь сослали на каторгу за издевательства над крестьянами. Ну была одна, но ведь н все же помещики были салтычихами! Так же и здесь: обычные нормальные любящие семьи создали огромнейший народ, который колонизовал шестую часть земного шара с помощью лошадей.

- Вы считаете, что в этом была сила любви и семейного счастья?

- Конечно. Это была созидающая сила.

- Но очень существенная часть этой колонизации произошла в последние 100 лет – по вашему определению, катастрофические – и не имела никакого отношения к семейному счастью. Она имела отношение к насильственному или добровольному разлучению мужей и жен, отцов и детей, к убийству семьи, к принуждению, к рабству.

- Ермак Тимофеевич – это что, 100 лет назад, что ли? Это XVII век. Все зависит от взгляда. Есть взгляд на историю академика Покровского, а есть взгляд Соловьёва, Карамзина.

- Я просто не понимаю, на какой опыт Вы опираетесь.

- Я опираюсь: а) на Священное Писание, б) на свой личный опыт: моей семьи, семьи моего деда, семьи моего другого деда.

- Все эти семьи были счастливы?

- Да.

- У Вас не было разводов в роду?

- Нет.

- А как в Ваших семьях преодолевались ссоры, которые неизбежны?

- Ну как, мирились, как всегда. У Вас есть братья? А сёстры?

- Нет, я один ребёнок в семье.

- Да, трудно Вам. Вот мы с братьями дрались, можно сказать, практически каждый день, а потом мирились. И вот мы сейчас все пенсионеры и уже не дерёмся.

- С Иваном, Вашим братом?

- Ну да.

- Хороший гитарист.

- И с Алексеем. Всё проходит. У каждого человека есть что-то высшее, и он всегда может ради этого высшего свою локальную правоту оставить.

- В семье есть глава?

- А как же?

- Это кто?

- Отец.

- А если он очень мало зарабатывает, если он подвержен недугу пьянства, если он слаб духом?

- Мой отец очень мало зарабатывал всю жизнь – и что?

- Но тогда женщина невольно берёт на себя роль лидера.

- Мать взяла на себя много, но не по зарплате, она зарабатывала примерно столько же. Заработок моего отца к концу жизни достиг, по-моему, 130-ти рублей. Это совсем не главное для того, чтобы семья была счастлива. Абсолютно. Это вообще никак не связано. Не важно, что на вас – лапти или итальянские сапоги. Если для человека главное – итальянские сапоги, значит он просто не понимает, что такое счастье.

- Я хочу привести одну цитату: «Современный мусульманин хочет умереть за свою веру, он обматывает себя динамитом…»

- Не каждый, это специально подготовленные люди.

- «… куда ему его муллы, улемы прикажут, он туда идёт, умирает, взрывая вместе с собой. Он готов собой пожертвовать. Его объявляют террористом, но он не для этого делает, что хочет нагнать страху на весь мир. А почему эти юноши умирают? Потому что они не хотят, чтобы у них было государство, которым правят педерасты, они не хотят, чтобы эта эстрада похабная к ним пришла, они не хотят расшатывания своих устоев, прежде всего семейных. Вот за что они умирают, это не какие-то там спустившиеся с гор террористы. Большинство этих юношей с высшим образованием. Да, они фанатики. Почему? От слова "фанатос" — они готовы идти на смерть. А мы, христиане, выдохшиеся полумёртвые больные люди». Вы знаете, кто это сказал?

- Это какой-то Дмитрий Смирнов.

- Совершенно верно, это сказали Вы. У Вас нет ощущения, что Вы не туда попали: не в то пространство, не в ту страну, не в ту реальность?

- Это было сказано в специальном пространстве, где меня слушали люди, которые меня понимают. И это не первое, что я сказал. У меня по этой теме было несколько высказываний. Потому что меня очень часто останавливают на улице мусульмане, чтобы выразить мне своё уважение. Очень многие из них смотрят мой мультиблог. И я знаю, как их вербуют.

- Вы имеете в виду ИГИЛ?

- Да. И не только. Я знаю, что говорят этим молодым ребятам, которые, конечно, не знают никакого ислама, они просто очень одинокие. А приведённые Вами слова – это просто церковная проповедь. Если мы будем рассматривать то, что сейчас именуется терроризмом, мы увидим, что это американский проект, это их детище. Но это отдельная тема, не будем об этом говорить. Нам надо смотреть в корень. Мы должны этим молодым людям, которые и Бога ищут, и справедливости, сказать, что она не там. В России уже есть опыт: у нас была «Народная воля», «Чёрный передел».

- Менее кровавые и менее решительные, потому что в поле христианства выросли.

- Да. Мы должны сказать: «Ребят, вы не там ищете. Нужно созидать, а не убивать».

- Ну скажем мы это, и что изменится? Они пойдут убивать.

- Да нет. Дело в том, что Обама и Хилари говорили открытым текстом (я сам слышал, от Обамы был в 30 шагах): «Мы по всему миру всей мощью Соединенных Штатов будем поддерживать гомосексуалистов». А наставники этих смертников говорят, что если вы не пойдёте против этого вплоть до смерти, то это придёт в ваши семьи, как это пришло в семьи русских, англичан, американцев.

- А каким образом?

- С помощью пропаганды.

- Чего?

- Не понимаете... Хорошо. Ко мне обратился один человек, американец. И говорит: «Отец Дмитрий, не могли бы вы посодействовать моему переезду на постоянное место жительства в Россию вместе с 20-ю семьями моих прихожан?» Я говорю: «А что случилось?» — «Мы занимались образованием своих детей дома, а теперь государство американское принуждает нас к тому, чтобы мы эти педерастические программы внедряли своим детям сами в своих семьях».

- Вы имеете в виду то, что называется программами терпимости по отношению к гомосексуалистам?

- Я не знаю, как они называются точно. Я только знаю, что в некоторых странах в государственных учреждениях обучают мастурбации двухлетних детей. В Северной Европе, например. И в Америке: если некоторые американские штаты высказались против насилия гомосексуализма, тогда через Верховный суд решают этот вопрос. И они уже не могут противодействовать. А тем людям, которые отказываются обслуживать свадьбы педерастов, закрывают бизнес и могут даже посадить в тюрьму.

Вербовщики ИГИЛ будущим смертникам показывают видеоролики: вот многодетный отец, который отказался водить своего ребенка в школу на обучение сексуализации, оказывается в тюрьме в Германии. Вербовщики говорят: «Это всё идёт к вам, вы должны это остановить, поэтому идите вместе с беженцами, взрывайте». И они идут. Поэтому, если мы, европейцы, не станем настоящими христианами и не покажем, что христианство – это не про это, нам каюк. Этот поход против всего мира – это поход ада на христианскую культуру, а совсем не крестовый поход, креста тут нет. Вот где корень. Поэтому люди пакистанского происхождения, которые родились в Америке, берут автомат, покупают его в американском магазине. Вот о чём речь.

- Может быть, мне показалось, но в Ваших словах есть сочувствие к этим людям, которые таким вот убийственным образом пытаются противостоять главной угрозе мира, согласно Вашим воззрениям — приятию однополой близости.

- Вам не показалось. Прекрасные лица, молодые люди, загубили жизни абсолютно непричастных к этому других людей и погибли сами. Они выбрали ужасный путь противостояния ужасному. Я просто исполнен глубочайшего сочувствия и к их родителям. Они выбрали путь, который хуже тупикового. Вот в чём дело. Конечно, я сочувствую.

- По поводу, как Вы выражаетесь, педерастов.

- Это не я говорю, это, по-моему, вполне научный термин.

- Можно по-разному их называть: можно педерасты, можно гомосексуалисты – как более…

- … широкое понятие.

- Да. Есть более широкое, нейтральное и точное понятие: фактически это сообщество, у него есть название – ЛГБТ. К ним относились как к некоей группе, выбравшей самую предельную форму разврата, не предполагающего никакой ответственности. И вот ЛГБТ отвечает этим людям: «Нет, ребята, мы не развратники, мы не хотим сидеть в подполье, вам не удастся нас больше держать в гетто, в котором мы пребывали тысячи лет. Мы хотим создавать семьи, мы хотим быть носителями морали, в том числе, и христианской». Вы не считаете, что это сообщество в перспективе может стать конкурентом Церкви в смысле пропаганды семейных ценностей?

- Нет, у Церкви нет конкурентов, Игорь. Вы знаете, я всю эту демагогическую продукцию читал. Вы что, думаете, открыли мне Америку, я чего-то из этого не знал? Есть много всяких меньшинств. Есть меньшинства, которые готовят пояса шахидов, сидит меньшинство и проводочки там паяет. Есть меньшинства, которые героин кладут по пакетикам, есть меньшинства, которые занимаются торговлей девчонками. И они мне говорят: «Мы были и будем, и вас заставим, это вообще-то древнейшая профессия». Разные бывают демагогические приёмы.

- Вы уравниваете эти меньшинства с ЛГБТ?

- Ну да.

- Но они же не разрушают чью-то жизнь.

- Вот сейчас в Думе идёт речь о запрете алкоголя до 21 года. Потому что тот, кто пьёт алкоголь, разрушает свою жизнь. А почему бы не воспротивиться этой инициативе точно так же – тот, кто пьет алкоголь, имеет право разрушать свою жизнь? Все гомосексуалисты, которые приходили ко мне в храм с желанием это преодолеть, – это преодолели и очень счастливы.

- Вам удалось из гомосексуалиста сделать…

- … нормальных людей.

- То есть Вы считаете, что речь идёт о некоем моральном изъяне, а не о промысле Божьем?

- Это не только моральный изъян. Этот изъян, как и наркомания, очень глубоко затрагивает душу человека. Очень глубоко. Воздействие наркомании на человека гораздо глубже, чем только лишь химический процесс. А вся демагогия по этому поводу мне известна, дорогой Игорь, поэтому я абсолютно вооружён. У меня отношение к этому совершенно библейское. То, чем занимаются эти люди – это мерзость перед моим Богом. То, как они относятся к моему Богу, мне тоже известно. Я ничего не имею против самих гомосексуалистов. Я имею против того, чем они занимаются и что они пропагандируют. И я по долгу своей службы обязан этому противодействовать, вот и всё.

- Вы говорите о том, что у Вас есть опыт общения с гомосексуалистами…

- Конечно. Приходит человек на исповедь, говорит: так и так, можете помочь? Я говорю: «А в чём нужна помощь?» Если он действительно хочет оставить этот грех, мы ему оказываем помощь. И довольно быстро, надо сказать, он это преодолевает.

- И он счастлив?

- Ну, по крайней мере, до того человек рыдал, а тут теперь улыбается. Разница есть?

- Вы хотите сказать, что это подобно любой пагубной зависимости человека?

- Конечно. Безусловно. Наибольшее количество самоубийств – среди гомосексуалистов, значит они страдают.

- Вы упомянули мастурбацию, которой учат детей в Северной Европе, – что с мастурбацией не так? Согласно вполне точным данным…

- Я не знаю никаких данных. У меня есть хорошее данное, это Священное Писание. Это есть откровение Божие, там про мастурбацию сказано совершенно отчётливо чёрным по белому, что те, которые это практикуют, Царствия Божия не наследуют. Вот и всё. А моя задача как православного священника – это приведение людей к Царствию Божию. Чтобы человек пришёл к Царствию Божию, надо, чтобы он с этим грехом закончил. Что такое грех? Грех по определению – это то, что препятствует человеку достичь Царствия Божия. Всё.

- На Ваших исповедях люди сами признаются в этом грехе?

- Ну разумеется.

- Или Вы спрашиваете?

- Нет, никогда. Я вообще ничего не спрашиваю.

- Согласно вполне точным данным, почти всё человечество погрязло в этом грехе.

- Ну не знаю. Смотря где исследования проводить. Если проводить в Норвегии – то да, 100% человечества, а если провести в России – то несколько процентов.

- Мастурбируют?

- Ну да. Я думаю так.

- Тот, кто мастурбирует, не попадёт в Царствие Божие?

- Нет.

- Хорошо.

- Что ж хорошего?

- Я задам последний вопрос.

- Да, а то как-то нехорошо на мастурбации заканчивать.

- Снова цитирую Ваши слова: «А мы, христиане, выдохшиеся полумертвые больные люди». У вас нет ощущения, что христианство – это уходящая цивилизация, уходящий культ?

- Культ – ничего подобного, культ вообще развит до совершенства.

- Хорошо, дух.

- А дух уходит, конечно. Мы же находимся в преддверии антихриста. Апокалипсис на дворе, Вы что, не чувствуете?

- Нет, совершенно нет. Мне кажется, что мы в прекрасное время живём.

- Ну время-то прекрасное, но…

- А Вам не кажется, что то, что Вы называете апокалипсисом – это просто рождение новой мировой религии?

- Нет-нет, религии так не рождаются.

- А как родилась вот эта 2000 лет назад?

- Ну это же пришёл Христос, вочеловечился. Не кто-то, понимаете?

- А нужна ли Русской Церкви реформация?

- Такая, как понимают её на Западе, конечно, нет. У нас всё эволюционно, никаких каких-то реформ совершенно не нужно. В том-то и дело, это глупая утопия. Вот была реформация коммунистическая. Что она дала? Гибель полумиллиарда человек. Это ничего хорошего не даст. Была реформация последняя у католиков при Иоанне XXIII. Ну что, опустели храмы. Хотя Иоанн ХХIII – это гений, я его очень почитаю как человека, как мыслителя, но у него совсем не церковный подход. Причём то, что он делал, всё правильно, только он немножко не почувствовал природу церкви и, к сожалению, принёс вред.

- Хорошо, спасибо Вам.

- Пожалуйста.



Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 81

    1. melhesedek:

      Какой нудный и отвратный этот журналист,его наигранная манера разговора и самолюбование раздражает.

      • Наталья:

        Дорогие братья и сестры!Но неужели никому не видно ,что во второй части сноб-журналист стал гораздо лучше!Чуть разволновался,это заметно.Надеюсь ,что такая встреча изменит его мировозрение.Но то, что он изменился на передаче это я вижу.
        Я бы вообще сидела и только смотрела и слушала нашего дорогого батюшку!
        Многая и благая лета о.Димитрию!

        • Светлана:

          Да-да! Я тоже заметила, что журналист по мере разговора с батюшкой начал «преображаться» , до него начало «доходить». Очень полезный диалог получился. Слава Богу!!!

    2. Irene:

      Весь пост продискутировали :-)
      С Праздником, православные!

    3. moroz:

      Спасибо, дорогой батюшка.

    4. раб Божий иоанн:

      Слава Богу!
      Так радостно видеть человека, который пусть таким специфическим путём, но всё таки стремится к истине. Ему очень повезло, что в нём будут зреть теперь зерна, «посаженные» о. Димитрием. Как же блестяще нужно владеть материалом, чтобы подобрать те нужные слова, от которых у журналиста взгляд становился всё осмысленней и задумчивей.
      Если бы не некоторые пошлые заготовки, которые пришлось обсуждать, то диалог производит весьма хорошее впечатление.
      Думаю, через некоторое время Игорь будет смотреть на иконы совсем другими глазами. Вот бы ему ещё и икону подарить.
      Благодарю вас, уважаемый о. Димитрий, за труды ваши!

    5. Igor31:

      Спасибо! Отрадно слушать.

    6. mralexander:

      А как начинал! Эстетика православных храмов, иконопись…
      А закончилось все тем что больше всего волнует: она…зм. Сноб он такой сноб.

    7. Катерина:

      Нет, Сноб, конечно, Снобом, но, как батюшка Димитрий в храм сводил своего визави,так и отступили враги. Есть надежда! Во всем и всегда!

      • Lena.it:

        Мне всёже кажется что мы благодушествуем мечтая о том,что встреча с о. Димитрием и экскурсия в храм перевернут душу 45-летнего либерала, принадлежащего кругу, который Церковь воспринимает как чужую. Не думаю что его «выход» в чужую для него среду был продиктован желанием искренне познакомиться с жизнью Церкви, иначе вопросы касались бы не околоцерковных «жареных фактов»,а того, в чём суть нашей веры и чем живёт Церковь. На дворе -Апокалипсис, а человек это не чувствует. Больше того, для него мы живём в «хорошее время». Ну не чувствует этого человек.Мне кажется что это время дано нам для того чтобы произошло то самое разделение на овец и козлищ и самоопределение каждого. Человек, хоть немного чувствительный к правде Божией, не может просто кожей не чувствовать, что Зло сочится из всех пор этого мира и не страдать от этого. А козлищи чувствует себя вполне хорошо. Вот только ЛГБТ в России получат те же права, что на Западе и тогда будет совсем замечательно. Кстати, кто следит за Слоном, последнии публикации нашего интеллектуала поменялись по отношению к Церкви или нет? Чудо случилось?

        • s2235:

          Действительно Лен, трудно снобу не ударить лицом в грязь :) , трудно. Ему(снобу) больше и не чем жить бедному, хоть он и прямо говорит — я хвастун и это мой хлеб и больше нет другого(смысла) чем наполнить жизнь, это «приятно» но не легко, как кажется на первый взгляд, это целая «наука» как «выглядеть», через форму и внешность приобрести содержание и смысл, приводит к подмене Смысла суррогатом смысла, это трагическое заблуждение которое господствует в мире(часто под видом религий, в том числе распространённых) и в силу распространённости и «величины» имеет «верных» и убеждённых «безальтернативных» сторонников. В этом духе не возможно избежать лицемерия, хвастовства и превозношения, высокомерия,гордыни всесьедающей и озлобляющей, в итоге тоскливой пустоты. Говорю не про Игоря, много есть и «христианских» снобов, и «православных». А в плане мнительности и мечтательности чрезмерной согласен, это проблема, но Батюшка знает об этом и Игорь далеко не конченный «Сноб» :) . Трудно сноба не ударить лицом в грязь, трудно… особенно «христианину» :) .

          • Lena.it:

            Вова, люди выбирающие Велиара, а не Христа сами выбирают грязь. Их не надо туда «ударять», они там уже. Когда человек заявляет что хочет искать истину, а этот поиск выливается в разговор о гандоне, мастурбации и правах ЛГБТ, когда даже в архитектуре колокольни человеку мерещится фаллос, какая дополнительная грязь ещё нужна? Наоборот, хочется помыть его с благовонной шампунью и щёточкой, чтобы немного очистить от этого. И ноги, и руки, и ,особенно, голову, как Пётр просил ))

            • neonilla:

              ) Первая моя мысль была — кто бы взял скребок малярный да отскреб от всего налипшего, что собрано из среды обитания, и неестественно жеманного, что вообще на театр смахивает … да потом подумала, Апокалипсис на дворе, пожалуй, сосредоточусь-ка на себе :)

              • Lena.it:

                Я рада, что мы мыслим одинаково )) Ну а собой приходится заниматься буквально ежеминутно. Чтобы немного передохнуть от этого вот залезешь в инет чтобы для души что-то почитать-поглядеть и вот увидишь такое чудо-юдо и расстроишься. На дворе -оно самое, а человек занимается не спасением души, а качает права для более успешного и быстрого попадания в преисподнюю. Да ладно, все люди взрослые, каждый свободен выбирать с кем он вечность будет проводить. Но горько всё равно. Всёже он- образ Божий. ((

            • s2235:

              «Когда человек заявляет что хочет искать истину, а этот поиск выливается в разговор о гандоне, мастурбации и правах ЛГБТ, когда даже в архитектуре колокольни человеку мерещится фаллос…» так по другому и быть не может, и человек бедный уверен — вот «он нашёл» «истину :) , а на самом деле это ловушка страстей, а не истина, ему находящемуся под их(страстей) властью везде фаллосы и гандоны мерещатся, ему палец покажи он в нём обязательно фаллос увидит, потому что весь смысл, счастье и радость только через него ну и обязательно через …опу(евро-опу), ну а если разглядит клизму или медицинскую грушу в чём-то — то всё, суши вёсла — это уже не сомневайся искусствовед, большой учёный, минимум профессор :) .

        • natalianiko:

          А Вы можете сформулировать чётко, какое Вам до него дело? Мне вот интересно, что такого духовного в том, чтобы смаковать отсутствие духовности в другом человеке? Мне тут уже приписали, что я его защищаю, но если перечитать мои сообщения, можно убедиться, что это не так. Я ни разу не написала ничего ни хорошего ни плохого, вообще никак не анализировала его с духовной точки зрения. Мне кажется неприличными как упования на его вразумление, так и его публичное бичевание. Он не навязывал своё ошибочное мировоззрение, он просто взял интервью. Интервью получилось просто на 10 баллов из 10-ти. Почему христиане с таким упоением препарируют каждого либерала, который приходит к о. Димитрию? В этом есть что-то болезненное.

          • s2235:

            «Мне тут уже приписали, что я его защищаю», Natalianiko, а почему «приписывают», может и правда? Почему нельзя это делать?

            • natalianiko:

              ответ содержится в предыдущем сообщении: «Я ни разу не написала ничего ни хорошего, ни плохого, вообще никак не анализировала его с духовной точки зрения. Мне кажутся неприличными как упования на его вразумление, так и его публичное бичевание«. Да и вообще, я не думаю, что он нуждается в моей защите. К тому же я про него ничего не знаю. Я говорила исключительно про данную его работу. Он нам вообще ничего не должен, кроме как раскрыть в интервью собеседника, что он сделал идеально. Это как в автобусе приставать к человеку, мол, что-то у тебя выражение лица не духовное. «Да я вообще атеист, отстаньте». «Как атеист? Да как ты можешь!? И о Боге не задумываешься! Ну гляди у меня, ещё 8 остановок впереди, уж я тебя научу Церковь любить!».

              • s2235:

                Natalianiko, лллукавите(уводите разговор в размытое состояние, оправдываетесь зря, морочите мне голову… :) ) возможно несознательно (на автомате) собирая проблемы на свою… :) . Спросил не про то почему Вы не уповаете на вразумление Игоря, или его публичное бичевание(и то и другое это разновидность сплетен и осуждения) а почему Вам стыдно и нельзя защищать? Нуждается он или нет это другая проблема не очень связанная с этим вопросом.

                • natalianiko:

                  наверно, мы разные смыслы вкладываем в слово «защищать». Для меня «защищать» — это в ответ на «Фу, либерал позорный, извращенец безбожный!» говорить: «нет-нет, что вы, у него есть шанс, вот он сейчас зашёл в храм и резко просветлел, вот сейчас батюшка его просветит…» Я вообще принципиально ничего не говорила о его духовности, потому что считаю это неприличным. Я лично не восприняла ни одну из его реплик как наезд на Церковь, но увидела любопытство (не живой духовный интерес, а именно любопытство) с его стороны по отношению и к о. Димитрию, и Церкви вообще. Разговор он вёл корректно и благожелательно (на мой субъективный взгляд). Интервью мне понравилось. Если Вы под словом «защищать» подразумеваете мысль: «Что вы, как свора собак, налетели на человека и требуете от него любви к Церкви и Богу?», то да, я его защищаю. Человек не на духовное препарирование пришёл, а пришёл по работе. Странно ждать от журналиста либерального издания каких-то духовных прозрений и сокрушаться, когда их не произошло.

                  • s2235:

                    Без относительно того что мы вкладываем в смысл слова «защищать», Наташ, защищать слабого свойство сильного, это Христианское свойство, вопрос не о том правильно или неправильно, красиво или не очень, это даже не вопрос. Зачем смущаетесь, оправдываетесь в чём не виноваты, зачем так много я… я так я сяк и тд.

                    • natalianiko:

                      >>вопрос не о том правильно или неправильно, красиво или не очень, это даже не вопрос
                      Если для Вас это не вопрос, если Вы сами в предыдущем сообщении сказали, что и осуждение, и оправдание — разновидность сплетен, то о чём речь?
                      Вы сами задали вопрос про меня, я и отвечаю про себя. Отсюда так много «я». Не знаю, где Вы увидели оправдание или смущение. Не чувствую ни тени смущения, как не чувствую за собой ничего такого (в данном разговоре), за что надо было бы оправдываться. А про «защищать» какая-то демагогия у вас выходит. Можно защищать право на аборт, можно защищать Гитлера, можно защищать пропагандистов педерастии. Мало ли кого и что можно защищать.

                      • s2235:

                        Вы типа вроде не поняли моего вопроса… :) , ну и ладно, ничего страшного.

          • Lena.it:

            Если чётко, то мной движут 2 момента, во-первых, мне не нравится когда нападают на мою Церковь (а претензии, зачем Церковь куда-то «лезет» и что-то кому-то «навязывает»- есть нападки и злая ложь), а во-вторых, мне его как человека жалко, потому что жизнь без Бога- это смерть. По поводу удавшегося интервью, везде где участвует о. Димитрий интервью не может быть неудавшимся по определению потому что любой его ответ по любой теме-это ответ умного и очень знающего человека, независимо от того, кто другой в этом интервью участвует. А по поводу того что журналист из Сноба что-то знает об архитектуре и читал Розанова и другие книжки, так это его «хлеб», это часть его профессиональной жизни-разбираться в вопросах культуры больше, чем средний статистический пешеход. Вот Вы сами безусловно читаете книжки святых отцов и другую православную литературу, потому что Вы в этом живёте, это нормально. Кстати, Вы знаете, что Гитлер любил классическую музыку, а Сталин писал стихи. Ну и что? То, что журналист из Сноба изучает культурное наследие-неудивительно. То что человек в 45 лет не задаётся вопросом о смысле жизни, который его неизбежно приведёт к проблеме существования Бога-вот это удивительно.

            • natalianiko:

              Ну, он далёк от Церкви, ему кажется, что её слишком много, поэтому он и задаёт эти вопросы. Кстати, я реально не увидела, что у него была именно цель задеть. Но это уже вопрос личного восприятия. По поводу любого интервью о. Димитрия — совершенно не согласна. Бывает так, что журналист просто не тянет интеллектуально, и разговор не получается. Он не понимает ответов о. Димитрия, не даёт раскрыть мысль, перескакивает на другую тему. Это, по-моему, самое ёмкое интервью за последний год, поэтому то, что журналист должен быть образованным — должен-то должен, а на деле пришёл один образованный раз в два года. Вам его жаль, что он не задаётся вопросом о смысле жизни. Но он ведь Вам не муж и не сын. Представьте, что Игорь задался вопросом и пришёл на блог. И что он тут увидел? Все комментарии — не по существу, а всё сводится к смакованию его бездуховности. Я бы на его месте подумала, что христиане — это высокомерные сплетники, которые под видом заботы о его душе занимаются самовозвышением. «Ах как он может в 45 лет…». Да вот так и может, а может, и задаётся. Прям так душа за него болит? Ну у меня вот не болит, честно, своих проблем хватает. А Вы могли бы помолиться, раз так переживаете.

            • s2235:

              «А по поводу того что журналист из Сноба что-то знает об архитектуре…» да что он там знает, тоже мне, знаток, прям… ЗНАНИЯ сплошная фаллость. ШУЧУ

              • Lena.it:

                Вова,я же и говорю «что-то». И вообще после прочтения его статьи на Форбсе о легализации гей-браков, на которую была ссылка в комментах под первой частью у меня вообще пропал интерес дальше обсуждать это. Мы, по-моему, зря теряем время.

            • Юлия Л:

              Лена,мы не можем знать, о чём человек задумывается или нет.Игорь принадлежит кругу людей далёких от Церкви.Свой же визит к батюшке он назвал «попыткой выйти за эту стену и услышать…».Стены преодолевать нелегко.Думаю,что он услышал много нового для себя.Людей нужно знакомить с истиной,обучать,в этом служение священника.А в чьём сердце и как отзовутся эти слова,нам неведомо.

              • Lena.it:

                Юлия, о чём человек задумывается мы можем догадаться из тех вопросов, которые он задаёт, потому что вопросы он задавал явно от себя, а не по заданию редакции, как это часто бывало в других интервью. И в этих вопросах не было ни одного касающегося веры и спасения души. Отсюда и мой вывод.

                • Юлия Л:

                  Лена, речь о некрещёном, неверующем человеке, который сделал возможно первую попытку выйти за границы привычной ему жизни. Игорь-не прибывший с Афона монах и великий молитвенник. Он -либерал до мозга костей, со всеми вытекающими… Спасение души-это то, что ему только предстоит осмыслить со временем.

                • natalianiko:

                  Да не интересует его спасение души! Вам-то какое до этого дело? Вы хотели почерпнуть пользу из этого интервью для своей души, а журналист-либерал, паршивец, негодник, не задал ни одного вопроса про спасение души? Кстати, задал и про гомосексуалистов, и про рукоблудие, и это прозвучало, что не наследуют Царствие Небесное ни педерасты, ни рукоблудники. Полно святоотеческой литературы, где написано о спасении души. Это интервью другого жанра. Это как есть пиццу и ругаться на повара, что пицца не утоляет жажду. Пицца не должна утолять жажду, жажду утоляет вода. И никто никогда Вам не обещал, что пицца утолит жажду. У повара не было задачи такой. Неужели непонятно?

          • Slava 333:

            А вам то какое дело до него? Не проще вам выйти из коллектива православных людей которые бичуют тут одного человека, а то, так болезненно каждый коментарий переживаете, прям лезете, всеми недовольны, вас наверное в жизни никто не слушает, ну хоть здесь поспорить. Успокойтесь и помолитесь хоть вы за нас за всех)))))

            • natalianiko:

              да я на протяжении многих лет наблюдаю этот ажиотаж на почве прихода разнообразных либероидных журналистов, и вечно поднимается этот фарисейский вой. Зачастую журналисты сами сильно подставляются, очевидно, что приходят с желанием именно подловить на чём-то о. Димитрия, ну и такого уровня беседы, как эта, не получается. А тут реально самое лучшее интервью за последние 2 года. Не волнуйтесь, к следующему либаралу-журналисту, у меня отпуск кончится, и вы будете смаковать его бездуховность без моих критических замечаний.

              • Slava 333:

                Жду не дождусь)))) А то, ну прям вы как заноза для нашей фарисейской шайки))) Вы Наталья наверно праведница или пророк т.к. обычно только святых гнали фарисеи))) Цирк какой-то устраиваите, люди высказали своё мнение, оно отлично от вашего,-смиритесь и попейте валерьянки, никому вы тут ничего не докажете… поймите. Никого вы тут лучше не сделаете.. И давайте уже на работу, а то много энергии своей не в то русло пускаете.

                • Иванов:

                  Вы правы. Я уже приблизительно советовал ей тоже самое…
                  Ну, где это видано, чтобы православные женщины и даже мужчины не учили бы других жить, изображая из себя святых праведников-исихастов, непогрешимых святоотеческих гур и измождённых диетой пророков-психоаналитиков заблудших душ??? )))

                  • Роман/ Россия/ Новомосковск:

                    Да здесь каждый друг друга «лечит», учит… Все эти суждения недалеки от осуждения, тщеславия, гордости… Вот и я, написав вам это, так же кого-то осудил. Простите!

                    • neonilla:

                      «…здесь каждый друг друга «лечит», учит…»
                      __
                      и всё-таки не каждый… :)
                      несколько постоянных участников блога никак «не засветились» в обсуждении, проявив выдержку, смирение и скромность, чем вызвали у меня практически благоговение…так что, есть к чему стремиться :-)

                • natalianiko:

                  Продолжайте в том же духе ёрничайте дальше и обсуждайте до упоения бездуховность либералов, продолжайте возмущаться, сокрушаться, жалеть их, это же так увлекательно, а главное, так приятно. Хорошо, что есть такие отъявленные либералы, успокоительно для души. У вас-то всё не так запущено, как у него, и слава Богу. Скоро новый придёт, скорее всего он будет попроще, поэтому не будет в подсознании такого обидного чувства. Приятно же, когда либерал ещё и глуп, как пробка. Это самый смак. Всё ещё будет, уж извините что испортила вам кайф. Ну не сдержалась, бывает.

                  • s2235:

                    «Приятно же, когда либерал ещё и глуп, как пробка. Это самый смак.» А разве бывает либерал умён… как пробка… ? Так что Вы вряд ли испортили кайф…
                    (Кураев исключение… :) )

                    • natalianiko:

                      это, я понимаю, что-то из православного тролинга? Я вроде уже 150 раз написала, что считаю, что Игорь Порошин на голову выше других журналистов, которые приходили до него.

                      • s2235:

                        Вполне достаточно было написать15- 20 раз… если ещё 150 раз напишите, действительно, как Вы говорите «тролить» начнут, в моём вопросе издёвки нет, спросил то что спросил. Если короче, то — Женщина не морочь мне голову, занимайся своими делами :) … Думаете так будет лучше? :)

                      • natalianiko:

                        Ну а что это за вопрос из серии «лишь бы что сказать»? Православные шутки юмора? Вы же не ждете ответа на вопрос, правда? У вас нет ни одного знакомого либерала — кандидата наук? Или либерала, который разбирается в какой-то научной области лучше других? У меня есть, и не один. И не надо сюда приплетать Бога, потому что речь шла именно об умственных способностях, а не о духовной жизни. P.S.: Никакого личного диалога я с Вами не веду, а лишь отвечаю на Ваши сообщения, я даже не знаю точно, кто Вы, мужчина или женщина. Так что не морочьте себе голову и занимайтесь своими делами.

                      • s2235:

                        «…я даже не знаю точно, кто Вы, мужчина или женщина.» — ты посмотри до чего либералы человека довели а…? Дорогая Наташа возьмите себя в руки…

                      • Иванов:

                        А Вы-то сами кто будете «s2235» ? Толстая тётка-активистка или желчный дядька-клавишник ночной ? :-)

                      • Юлия Л:

                        Володя, в этом месте Вам просто следовало представиться))

                      • s2235:

                        А и не наплевать ли Вам, дорогой Иванов кто я, но раз спрашиваете, то скажу что я любя… :) (ударение не на ю, «любя» здесь характеристика действия).

                      • Иванов:

                        А чего тогда к женщинам пристаёте ?

                      • s2235:

                        Ясное дело — люблю, иначе не приставал бы… :) Кстати в слове «Толстая…» ударение на «а»? Я правильно понял? :)

                      • Иванов:

                        Можно и так :-)

                      • s2235:

                        Спасибо Юль, надо же как-то отвлечься :)

                  • Юлия Л:

                    Родиться в России, стране с тысячелетней христианской историей. Иметь возможность читать Евангелие. Читать русскую классику в оригинале. И при таких исходных данных стать либералом — воинствующим атеистом!?…
                    От кого Вы защищаете Игоря? Разве способен кто-то нанести ему обиду, большую, чем его собственный выбор?…
                    Из вступительных его слов может показаться, что поднадоело ему общество своих, где всё столь знакомо и предсказуемо, оттого и пришёл к чужим.
                    Ну что же, ещё одна возможность сделать выбор.

                    • natalianiko:

                      ууу.. как всё запущено (как говаривал не менее либероидный доктор Шац). Знаете, я думаю, если после всего, что я написала, Вы обращаете ко мне вот эти слова (от которых я бы зашлась гомерическим хохотом, если бы всё это не набило уже оскомину) — про то, как он посмел стать либералом, родившись в России — что я думаю, что отвечать что-то по существу бессмысленно. Уже сказала много раз, что я его не защищаю и мне вообще он сам по себе безразличен, кроме того, что он сделал хорошее интервью. Упс, я это, кажется, где-то говорила, нет? А либералов в России и среди любителей русской литературы полно. Удивительно не явление (ему есть причины, но речь не об этом), удивительно, почему православные люди из года в год смакуют безбожие и бездуховность каждого подвернувшегося либерала, обсасывают его со всех сторон, охают, возмущаются. Это не слишком приятно наблюдать, вот я и высказала. И причины тоже объяснила. Особенно тут журналист действительно (на мой взгляд) образованный, и интервью получилось хорошее именно в жанре ознакомления либерального мира с миром церковным. Тут не предполагалось глубокого духовного диалога, и странно было его ожидать.

                      • Юлия Л:

                        То, что журналист образован-это не Ваш взгляд, а просто факт жизни.Как и то, что он либерал и безбожник — это не мой или чей-то взгляд, а его жизненный выбор…То, что «русский не православный-дрянь человечишка» независимо от авторства этого утверждения, является просто верным наблюдением… Тот срам , повторюсь, который Игорь предлагал к обсуждению ,за который ему мягко было указано на невоспитанность… Ваша оценка его труда субъективна. Нравится? На здоровье. А вот кто Вас тут судьёй поставил? Вы вероятно молоды.И грубы с людьми, не понятно с какой стати.

                      • natalianiko:

                        Для меня это тоже факт жизни, но некоторые сравнивают его с Эллочкой-людоедкой, для кого-то его образование не очевидно, а дипломов он не предъявлял, поэтому это всё субъективно. Это единственное, что можно ответить по существу. По поводу всего остального — если я уже больше недели пишу о том как (для меня) отвратительно смотрятся все эти рассуждения и ковыряния в чужой бездуховности, а Вы на полном серьёзе мне пишете о том, как он посмел стать либералом и безбожником, и продолжаете на эту тему рассуждать, обращаясь ко мне, да ещё не понимаете, почему Вам грубо ответили, мне больше ответить нечего. Но Вы правы, видимо, я груба, потому что сообщение редактировала несколько раз, и это самая мягкая его редакция.

                      • Юлия Л:

                        Не было никакого «ковыряния» и тем более возмущения с моей стороны. Были названы причины по которым этого человека и плоды его трудов невозможно считать лучшими (это субъективное мнение)…Да, у каждого есть сильные и слабые стороны, но человека невозможно рассматривать по частям. Хотя нет, если либералом является спортсмен, то он может бегать быстрее всех, и в этом будет лучшим)) Но в данном случае речь шла о духовных вопросах. И бедненький журналист молол чушь по причине вышеназванной, и набившей всем оскомину…Саму затею с этим интервью считаю замечательной, всем от него только польза.Господь Игорька привёл к отцу Димитрию.

                      • natalianiko:

                        Вы меня немного повергли в ступор. Вообще-то я не увидела, что речь шла о духовных вопросах. Игорь в них не погружался и не мог погружаться. Речь шла о внешнем или почти только о внешнем. Ничего духовного в этой беседе не было и не предполагалось со стороны журналиста уж точно. И странно было ожидать от этой беседы чего-то духовного. Духовного ищут не в журнале Сноб, а совсем в других печатных изданиях.

                      • Юлия Л:

                        Выходите из ступора.Вношу поправку.Разговор коснулся и духовных вопросов…

              • Юлия Л:

                Всё самое лучшее на блоге собственно никак не связано с «либероидными журналистами»…Все интересы данного рода журналистов в итоге сводятся к срамным, что Игорь и продемонстрировал. И им не нравится, что Церковь всё активнее препятствует распространению этих интересов и пропаганде греха…А то, что батюшка не отказывает данной публике во встречах, так у него служба такая-проповедовать и учить все народы.Может чьё-то сердце и откликнется. Дай Бог…

                • natalianiko:

                  Я сказала, что это лучшее интервью подобного жанра за последние два года, а не лучший материал вообще. А Вы из двух часов разговора вынесли только какие-то срамные вопросы журналиста? Больше ничего в интервью интересного не было?

    8. Святослав:

      Мальчик — просто ангелочек. Младенец, который зашёл в большую грязную лужу, прыгает в ней и радуется, как его всего с головы до ног окатывают потоки грязной мутной воды. Единственная была опасность, от которой отец Дмитрий нас всех подстраховал, что собранный этим мальчиком материал отредактируют «умные» дяди из общества любителей зелёных бумажек.

    9. Tina:

      Еще один разоблачитель, разоблачивший сам себя! Все его «убийственные» вопросы рассыпались в прах. Нечего сказать, господин сноб подготовился основательно. И вопросы обдумал, и цитатами с примерами их подкрепил. Интеллект у него — да, светится, а вот душа темна. От того и тупиковое непонимание очевидного. Если в центр мира человек ставит себя и свои прихоти, то да, и семья — помеха, и церковь -мишень для злословия. Духовно Церковь становится все крепче, благодаря таким пастырям, как отец Димитрий. Да и прихожане сейчас другие. Понимают, что Церковь -это не только церковнослужители, но каждый христианин. Мы все в ответе перед Богом и за мир в душе своей, и за семью, и за страну.
      А журналиста по большому счету жаль. Он образован, умен, а духовно слеп настолько, что даже страшно за него. Но не все потеряно! Захочет найти дорогу к Богу, он ему всегда протянет руку.
      Вторую часть еле досмотрела. Только мудрость и терпение отца Димитрия спасли передачу.Одно радует- злопыхатели пусть хоть чуть чуть, но начинают включать мозги, пытаясь разгадать секрет доверия к Церкви. Боятся ее влияния. Хороший знак!
      Сил Вам, Батюшка! И здоровья!

      • Ira_irina:

        Талант у него безусловно есть, как и у всякого человека не более , ну а к интеллекту еще нужно прийти. Впрочем как и к уму и к образованию. Всё это образует духовное понимание. У этого журналиста с пониманием всё в порядке — он сам так уверен. И не собирался он разоблачаться — это же видно. Церковь у него не первичная мишень для злословия, выйдите за рамки мультиблога и погуглите что о нем пишут. Жалко? Да! О. Дмитрий и скорбел за него. И неспроста батюшка говорил о вреде интернета! У них очень развита гиперактивность, лишающая свободно мыслить и размышлять плюс другие вкупе факторы. О. Дмитрий мне кажется и не спасал передачу, а Игоря , как человека пытался…))

    10. ak:

      Вспомнилась Эллочка-людоедка

      • natalianiko:

        Журналист — начитанный, образованный человек. В каким месте она Вам вспомнилась? Вы бы поддержали беседу лучше? Может, придёте, возьмёте интервью у о. Димитрия тоже часа на два? Беседа лилась свободно, не перескакивали с темы на тему, как только беседа пошла не в удобное для журналиста (либерала) русло, подробно поговорили на несколько разноплановых тем, журналист задавал уточняющие вопросы. Да, и ещё, если что-то не понимал, не боялся честно признаться в этом. Как только беседа выходила за рамки интеллектуального, журналист сразу честно просил объяснить подробней. В итоге получилось прекрасное интервью. У Вас так получится?

        • ak:

          По поведению этого т.н. журналиста. Ну и по вопросам,такого же уровня, хотя Эллочка все-таки не была такой извращенкой…

          • natalianiko:

            Очевидно ведь, что журналист гораздо умнее Эллочки-людоедки и умнее среднестатистического человека. Он знает историю Церкви, в состоянии осилить труды русских религиозных философов. Зачем на чёрное говорить белое? Такое чувство, что большинству комментаторов просто обидно, что стопроцентный либерал разбирается в том, в чём должен бы, но не разбирается, среднестатистический православный человек. Посадить такого комментатора на место о. Димитрия, и журналист этого комментатора загасит за пять минут. И всё. Поэтому все эти вопли: «Зато он бездуховный! Зато он извращенец!»

    11. Marina V.:

      Согласна с Дмитрием Т. — мальчик серьезно болен и не только душой…

    12. tanya prav:

      На мой взгляд,одно из наиболее полных и широкоохватных интервью с о.Димитрием за последние года два-три. Беседа людей из разных миров,но все-таки имеющих точки соприкосновения-в поле интеллекта и кругозора. О.Димитрий проявил чудеса воспитания и терпения,ибо почти все вопросы были как болезненные уколы.Хотелось бы, что бы г-н Порошин что-то вынес из этой беседы, ему крупно повезло, и к нему Господь постучался, как уже было написано.

    13. andrey-russie:

      Храм с картинки будто бы встроен в скалу среди отвесных утесов, уже тем самым напоминая пещеру, катакомбы и т.п. :) Прочитывается даже итальянский мотив, где церкви со всех сторон стесняет жмущаяся к ним окружающая плотная застройка.

    14. Julia P.:

      Дорогой Батюшка, дорогой Игорь!

      Спаси Господи за Вашу беседу!

      Игорь, желаю Вам стать добрым христианином, ведь Ваша встреча со Христом уже состоялась; пусть она принесет добрые плоды!

    15. aleksandraa:

      ..очередной шедевр .. отношений: живое — мёртвое..

    16. natalianiko:

      ))) не, ну Игорь Порошин с таким придыханием произносит слово «богема», что меня это даже умиляет. Про разводы тоже забавно получилось. Он так ошарашенно смотрел на о. Димитрия, когда тот ему открыл Америку, что можно не разводиться, а помириться)) Нет, что ни говорите, а интервью мне по итогу очень понравилось. И спасибо журналисту, опять он процитировал мою самую любимую проповедь о. Димитрия, в которой тот говорит о мусульманах, опять дал возможность ему эту тему развить. В целом получилось очень ёмкое интервью, за последний год, по-моему, самое интересное. Кстати, на Снобе больше половины нет, но то, что вошло, почти не искажено, если не считать, что почему-то они из о. Димитрия сделали кинооператора.

    17. Татьяна:

      Главное- какая задача… Абсолютно точно отец Дмитрий определяет, действительно обучая правилам расположения истины по полочкам. Ну а в отношении «снобиста»-копия девицы из «Нью-Йорк Таймс» или наоборот. Караул, они размножаются…

    18. Александр, Москва:

      Батюшка о.Дмитрий — никакая не «богема» и никогда ей не был. Богема — это не профессия, это образ жизни. Говорят, что богемный образ жизни похож на жизнь богемских цыган, и отсюда есть пошло это понятие и слово.

      Как сказал Лев Толстой: «жизнь без Бога — это жизнь животного».

    19. Сергий из Балашова/Саратовская область.:

      Слава а ты часом не буддист7 Слева бес- а с права-крест!

    20. Slava 333:

      По левую сторону от нас,- путь жизни, по правую-путь смерти
      по левую- старые но родные и добрые лапти, по правую- итальянские ботинки
      по левую- счастье, по правую-несчастье
      по левую- целомудрие, по правую-маструбация
      ВЫБИРАЙТЕ!!!

    21. Димитрий Т.:

      Безрелигиозное сознание — тяжкий недуг души…

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.