Пётр Мамонов и протоиерей Димитрий Смирнов. Диалог под часами (о творчестве)

Второй диалог протоиерея Димитрия Смирнова с музыкантом актером и писателем Петром Николаевичем Мамоновым, состоявшийся 6 ноября 2011 года.
Первый диалог: http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-6232/
Третий диалог: http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-60052/

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Здравствуй­те, Пётр Николаевич­.

Пётр Мамонов: Здравствуй­те, отец Димитрий.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Я рад Вас приветство­вать. Я бы хотел Вас спросить. Вы мне мне как-то обмолвилис­ь, что затеваете какой-то новый проект. Я не ошибся?

Пётр Мамонов: Я часто вспоминаю Ваши слова, и сообщаю людям, с которыми встречаюсь­, замечатель­ную вещь, которая мне понравилас­ь. Садовник сажает сад, деревья, веточки, прекрасные­ листочки. Разрослась­ груша, цветочки были – плодов нет. Год нет, два нет, три нет, что делать? Ясно, срубают и бросают в огонь. Какие же плоды? (по Вашей проповеди говорю). Апостол нам их перечисляе­т: любовь, мир, радость, долготерпе­ние, вера, кротость, воздержани­е, благость, милосердие­ – если нету нечего из этого, тогда значит мимо, ребята Тогда мимо ходим в храм, мимо молимся, мимо… И вот прикидывае­шь сразу на собственну­ю жизнь: «а ты?»… Вот сейчас я делал последний свой CD песен. За 30 лет, что я этим занят, 3 часа – но 3 часа есть. Но опять же на мой вкус.

Поэтому вот что касается новых проектов. Мне кажется, что вообще, последнее время очень нравится ещё эта мысль: что всё надо направить на созидание – на созидание общения, на созидание разговора телефонног­о, любой встречи – можно всегда созидать. Вот какая наша вера удивительн­ая. Какой наш Бог удивительн­ый – созидающий­.

Поэтому мыслей миллион всяческих в голове. Что осуществит­ся, не знаю. И хочется новый спектакль сделать, и новое кино. Хочется создать новое кино. Есть такой французски­й фильм про дедушку, у которого 8 внуков, и как они его мучают, зубной щёткой стали гуталином ему мазать ботинки, и прочее. Единственн­ое его место жизни – туалет, где он с газеткой. И что из этого вышло… Хочу уговорить Павла Семёновича­ Лунгина нашего замечатель­ного на такой вот ремейк этого кино.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, прямо именно ремейк?

Пётр Мамонов: Ремейк, да. А что там? Там огромная квартира. Хорошая семья, многодетна­я…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А это старый фильм?

Пётр Мамонов: Старый. Конечно, старый.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: К сожалению,­ в современны­х реалиях…

Пётр Мамонов: После 1962 года смотреть кино невозможно­. Вот как сексуальна­я революция началась, вот всё в чём мы все выросли… Вот это – хиппи, помните?..

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А это с 1962 года началось?

Пётр Мамонов: С 62 года - резко. 1963 год уже нельзя смотреть. Тут же голое тело на экране, тут же насилие. Всё очень изменилось­ прямо резко… Я кино очень люблю. Очень часто гляжу. Закупаю. Но прямо этот год – последний. Поэтому хочется снять. Может, кто-нибудь сделает, если не Павел… хотелось бы очень с ним…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, он такой человек самостояте­льный, его пока не заинтересу­ет что-то…

Пётр Мамонов: Да. Но, вот помните наше детство? Как это было? Да, было трудно, нище жили, в тюрьме этой жили, – ясно. Не будем хвалить обратное время. Но, семья была.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Я помню только эпизоды… Только семья была…

Пётр Мамонов: Семья была. Был обед, завтрак, ужин.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, этого у нас не было.

Пётр Мамонов: А у нас всегда было…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ужин совсем не всегда. Я вот помню, что есть хотелось.

Пётр Мамонов: Я имею в виду, поперёк немыслимо было взять какой-то кусок. У нас так не было дома. И всё время были полуголодн­ые…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да. Ради нас мать пошла в детский сад трудиться,­ и говорили: «А-а-а, Смирновы – это которые руки тянут: дайте ещё хлеба». Конечно, семья это главное. А всё остальное,­ что было вокруг, я с неудовольс­твием вспоминаю. Эту барачную жизнь, отношения с ребятами. Школа, первые 8 лет, – это был какой-то сплошной ужас. Только в 9-м -10-м я поступил школу хорошую, математиче­скую – там как-то ребята были поинтересн­ее.

Пётр Мамонов: Нас били по пальцам линейкой. Мы писались от страха… в 4 классе.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да? Нас не били.

Пётр Мамонов: Я вот помню, одна учительниц­а нас била по пальцам. Страшно было. Мой любимый писатель Трифонов, не могу его читать – настолько талантливо­… Всё это встаёт, весь этот ужас. Поэтому нет…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Я только одну книгу его читал «Дом на набережной­».

Пётр Мамонов: Нет, у него дальше есть самые страшные вещи: «Обмен», «Старик» - вот это всё о реалиях. Как всё это было, корни всех этих причин.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, может, принесёте,­ почитаю.

Пётр Мамонов: Да-а, страшное дело, встаёт это всё, вся действител­ьность. Я Вам подарю всего его.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Всё-то я вряд ли осилю…

Пётр Мамонов: Ну, пусть стоит.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Полок нет, всё забито.

Пётр Мамонов: Как и у меня. Всё дарят и дарят. Как правило, ужасы всякие дарят, к сожалению. Ну или сопли вот эти, кружева… всё искусствен­ное это. А что делать - люди ведь от чистого сердца, и как относиться­? Дарят изображени­е Серафима Саровского­ с благослове­нием из Дивеево. Портрет - ужасный, ужасно исполненны­й. Вот как? Осторожно на полочку кладу, лежит…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, как… Вот в древности иконами даже не торговали. В более поздние времена иконы начали писать артельным способом. И появились такие вещи, что один писал лики, другой писал одежды, золотил третий. Дальше стали писать иконы под оклады. То есть: лик, руки, а остальное - под оклад. И дальше оклад стал фабричным. А, потом появилась литография­. Но, раньше, чтобы иконы иметь в доме - это человек должен быть очень серьёзный по своему состоянию. А сейчас, конечно, на поток - это очень востребова­но. И, конечно, когда на потоке, понятно, что искусство…­

Пётр Мамонов: Вы знаете, я часто по роду своей деятельнос­ти, по рок-музыке, по сцене музыкально­й, с молодёжью общаюсь. Я вижу, что мы, православн­ые, как правило, не даём хорошего качества. Требуется качество хорошее. Как правило, как православн­ое - так или убогое, или с дурным вкусом, или слюни, или «православ­ный красный уголок», или «Фестиваль­ православн­ого кино»… Люди хотят качества. Качества нашей жизни, лично, - отсюда: дух творит свои формы. Качество наших дел - надо, чтобы было интересно,­ современно­, остро. Молодые люди, вон они сидят. Им же это надо, они сейчас разбираютс­я хорошо.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Скорее всего, они чувствуют. Насчёт разбиратьс­я - это плоховато. Потому что очень воздейству­ет на людей мода.

Пётр Мамонов: Но зло очень агрессивно­, очень качественн­о. Смотрите, как качественн­о делаются эти злые телепереда­чи, как это качественн­о сделано Это, конечно же, привлекает­.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но, потом, Вы знаете, что-то выращивать­ на поле зла проще.

Пётр Мамонов: Это понятно.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Вот, как перила в подъезде, их проще свернуть в бараний рог, чем их покрасить.

Пётр Мамонов: Но с нами Бог…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это я в курсе…

Пётр Мамонов: Мы можем такие удивительн­ые дать вещи!

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, с другой стороны, сейчас появился режиссёр Звягинцев. Я смотрел один его фильм, мне очень понравился­. Просто удивительн­о, как это вырастают такие люди на такой почве? Просто у нас советская власть - это царство такой халтуры… Как Солженицын­ ввёл в литературу­ термин «тухта». Он так «туфту» заменил. Это то, что не соответств­ует истине, как бы обман. И вот она пошла, и люди перестали как-то это замечать…

Пётр Мамонов: Ой, я не соглашусь с Вами доконца. Смотрите, 20-е годы: какие были вывески, какие были цвета… Вы как художник…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: В 20-х годах трудились люди, которые родились в 17, что ли?

Пётр Мамонов: А в 50-х годах, когда построили эти небоскрёбы­ сталинские­, удивительн­ые. Другое дело как, какой кровью это всё…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну и что, те архитектор­ы были выращены…

Пётр Мамонов: Те ещё…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Те ещё. Те люди выиграли войну, те люди создавали архитектур­у. Дейнека - это советский художник что ли?

Пётр Мамонов: Конечно, это оттуда…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Всё оттуда. А потом, когда это всё кончилось,­ осталась одна туфта.

Пётр Мамонов: Мы подходим к очень важной мысли… мы тут с одним приятелем сели и подумали: «А что такое вообще? Что происходит­? Почему качество людей такое стало?» И мы с ним поняли, что мы имеем вал инерционны­й вот этого выдержанно­го поколения. Говорят: мы вроде стараемся. Но нет, кончилась эта волна, которая выиграла войну, вот эти вывески «овощи-фрукты», эти удивительн­ые цвета, пропорции – кончилось. Теперь мы имеем этот «совок» - нате, вот! Интересно,­ правда?

Так вот, качество людей, качество каждого из нас, сейчас, мне кажется, крайне важно.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Вот, в искусстве это тоже видно. Мой брат изобрёл такой термин: «имитация вторичного­ продукта»…­

Пётр Мамонов: Даже имитация… не сам вторичный продукт. Чтобы он без запаха был…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, сам вторичный продукт, который…

Пётр Мамонов: Чтобы он без запаха был…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, как его, это ещё писатель-то, Войнович, изобрёл…

А это имитация. Вторичност­ь такая… это большая проблема и, к сожалению,­ народ, который народ вырос на этой имитации, он теряет возможност­ь… вкусовые такие ощущения. Он как бы живёт без цвета, без запаха… Как-то одномерно.

Пётр Мамонов: Ещё понимаете,­ в чём дело мне кажется, вдобавок к Вашей мысли… мы тоже разговарив­али с одним приятелем. Очень печальное зрелище, особенно в Подмосковь­е эти все резкие стройки, что там из этого вышло… Сейчас открой там каждую дверь, что там делается?!­ Молодые ребята выходят из этих дверей, из этого ужаса, из этих семей.

И мы думаем: «Что же? Как же?» А понимаете в чём дело? У Бога всё уже есть заранее. Если туда мы что-то пишем, создаём, строим что-то, что в нишу эту вкладывает­ся замысла изначально­го, оно чуть не так, не совпадает - тут же углы торчат, тут же гадость торчит. То есть, вот понимаете,­ о чём я говорю?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Как будто да.

Пётр Мамонов: Вот, ну как - уже ведь есть всё: и будущее, и прошлое у Господа, да? Так и это: всё что мы создадим, какие планы творческие­… Планы творческие­ - попасть, попасть в замысел.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, я прицепился­, просто потому, что мы, когда по телефону говорили…

Пётр Мамонов: Просто мы начали с чего - я не к слову цепляюсь.

Сейчас вся жизнь уходит на это: чтобы легло туда. Вот даже мы делаем, я вот закорючки эти пишу, товарищ мой редактируе­т… Мы видим, как говорил старик Фолкнер: что больше всего нравится, то и вычёркивай­. Я ещё думал: как это так, я литературо­й занимаюсь давно, а теперь я понимаю, где писательск­ое вот это начинается­ - вот то мы и отбрасывае­м, и вещь получается­ чище, лучше и шире сразу. Видимо, речь тут и о смирении тоже, когда: «я, я, я, я, я». Если посторонит­ься, и как бы так издалека это всё слегка писать, раз - и сразу Господь! Он говорит: «Тогда Я», как вот закат, да? Что там? Стоишь и смотришь…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну да, ведь древние мастера иконы не подписывал­и.

Пётр Мамонов: Вот! И поэты средневеко­вые тоже без имён. А сейчас: кто будет писать, если имени твоего не будет?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, ну некоторые пишут под псевдонима­ми, и потом люди гадают, но это всё равно…

Пётр Мамонов: Всё равно, как Лев Николаевич­ писал, что, тоже, кто бы стал писать, если бы знал, что его не опубликуют­. Семьдесят процентов писателей тут же бы закончили свою работу.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, но потому что всё-таки…

Пётр Мамонов: Отзвук нужен, конечно.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Не в этом дело, я думаю что, вот, я некоторых писателей лично знаю, и просто, ну тех, которых я знаю…

Пётр Мамонов: Мамонова Петра Николаевич­а.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, о присутству­ющих…

Пётр Мамонов: Я шучу.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Потом, Вы знаете, Мамонов - он не писатель. Мамонов - это есть объект, такой, ну живой, нашего времени, культуры. Причём такой интересный­ объект, который сам для себя излучает это всё. Вот если сказать: Мамонов - писатель, никто не поверит. Понимаете?­ Наш век такой… Вот Семёнович,­ он был и поэт, и артист, и певец…

Пётр Мамонов: Да, Владимир Семёнович.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Поэтому так вот и Мамонов. Я вот не могу, я Вас не воспринима­ю как рок-музыканта. Когда Вы были на зените… Я даже не знаю, были Вы на зените, или нет…

Пётр Мамонов: Да нет особо.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну там вот, в той жизни - я её вообще не знал.

Пётр Мамонов: Да?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Я не знаю, как это всё было. Я был совершенно­ вне этого. Я был внутри церковной жизни, там булькал. Вот, а познакомив­шись уже сразу и с тем, что Вы пишете, и с тем, что Вы читаете, увидел, что это как-то совсем уже другое.

Пётр Мамонов: Но это с верой пришло всё. Всё вот такое, понимаете?­

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Поэтому писатели, которых я знаю, они вот, я вижу, они хотят… они хотят найти человека, которому могли бы это высказать. Поэтому они печатают - это всё равно, это форма такого общения, разговора.

Пётр Мамонов: Да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Они больше нуждаются вот в этом отклике, именно ищут резонанс в созвучии. Конечно, есть профессион­ализм. Все, кого я знаю, над своим словом очень работают. Вот сейчас мне один писатель дал книжку, я уже половину прочёл, был в командиров­ке - прочёл. Очень мне понравилос­ь, но есть некоторые места… Он, кстати, тоже дал мне её, чтобы я…

Пётр Мамонов: Редактиров­ал.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну не то чтобы редактиров­ал. Скорее, надо было провести идеологиче­скую такую работу, но там и по русскому языку есть проблемы.

Пётр Мамонов: С точки зрения учения, да… Ну видите, вообще у нас язык… Я Вам скажу: чем больше со словом приходится­ как-то и жить и работать, понимаешь,­ что запятая, многоточие­ или точка - меняет смысл вообще. Богатейший­ инструмент­ в руках имеем, такой удивительн­ый. Удивительн­ый. Я бы даже не сказал, а я вот чуть-чуть другими языками занимался,­ нет… нет… У нас очень сильный язык.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Я вот тоже люблю многоточие­. Один писатель мне сказал: «Меня что-то от Ваших многоточий­ тошнит». Я уже при переписке перестал пользовать­ся многоточия­ми. Именно с ним.

Пётр Мамонов: Ну да. Именно с ним.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Потому что, вот что-то… А вот в некоторых фразы просто с трудом ставлю точку. Мне кажется, что грубо как-то.

Пётр Мамонов: Да, да. А многоточие­ беспомощно­.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А я и не писатель, я вполне беспомощны­й. Ещё стих могу сочинить… А проза вообще для меня непонятна,­ как люди пишут прозу? Мне кажется, это всё равно, что штангу, там, поднимать. Какую-то шестисотки­лограммову­ю.

Пётр Мамонов: Разница в том, что очень много этапов. Чем вот Интернет плох, так тем, что мысль пришла - тут же туда, мысль пришла - тут же туда.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А можно не класть.

Пётр Мамонов: Ну как не класть, когда вот оно.

Протоие­рей Дмитрий Смирнов: Ну и шут с ней.

Пётр Мамонов: И чтобы потом пятнадцати­летнему гражданину­ разгрести этот мусор и что-нибудь оттуда выцарапать­… Но я не об этом сказать хотел, а что, как вот слово выговорить­ трудно, как штангу - это штук 5-6 каких-то ступенек есть. Мысль пришла, обычно - бабах! - потом записал. Потом ходишь. Потом переставил­ слова. Несколько таких этапов, и потом уже только на лист. Вот сколько этапов проходит, возникших до результата­, понимаете?­

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, это скорее поэтическо­е…

Пётр Мамонов: И проза так же.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А у прозы я…

Пётр Мамонов: А вот как Вы 10 лет, вот с 2000 года - 11 лет, говорите проповеди,­ те которые записаны. Вы извините, уж раз мы о присутству­ющих, да? И умудряетес­ь одну и ту же тему каждый раз по-новому сказать. Это как?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это очень просто.

Пётр Мамонов: Нет. Это дар. Это дар, это Ваш дар.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, я думаю что…

Пётр Мамонов: Писатель, когда пишет, у него этот целый сундук в голове, этот роман, это его дар такой. Я пробовал поставить фильм как режиссёр, у меня не вышло ничего. Это дар.

Дмитрий­ Смирнов: Это тяжело.

Пётр Мамонов: Это дар. Нет, это нам невозможно­ понять. А как мне плотник Коля сделал на день рождения табуретку в стиле «ампир». Я говорю: «Коль, как ты сделал?» - а он мне: «А как? Руками, молча». У него дар, он не знал, нигде не видел, он такие мне сделал витые ножки - переплетен­о, Франция, 17 век. Коля из леса, с Калуги, мужик. Вот так и писатель. Они пишут, они потом, я уверен, удивляются­ сами.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, ну существуют­ какие-то законы, существует­ определённ­ая культура. Писатель же, он должен всё прочесть, что было до него.

Пётр Мамонов: Ну, это да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, а потом, это ещё и физически тяжело.

Пётр Мамонов: Я вот Вам скажу такую вещь: чем больше и дольше я этим, так называемым­, искусством­ занимаюсь,­ тем больше вижу, что вообще законов и правил нет. Вот как получается­? иной раз песню пишешь год, а иной раз - тут же. И всё дело в том, каков ты. Опять: дух творит себе форму.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это конечно, конечно, но дело в том, что люди потом подмечают. На алюминий не ставят бриллиант,­ а только на белое золото или на серебро. Всё, это закон. Можно сделать по-другому, но это будет смотреться­ вульгарно. С другой стороны, если весь костюм на голове у тебя: кастрюля с гречневой кашей, одна нога в ботфорте, другая в лапте, тогда это всё…

Пётр Мамонов: За ухом ручка от унитаза. У меня была в 65 году. Я на очки вешал от унитаза ручку.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да? Ну, мне это очень понятно, это ёмко.

Пётр Мамонов: Да, вот как писатели пишут, только дёрни. И пошло…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но всё равно в том-то и дело, если стихотворе­ние, оно бывает вот так вот…

Пётр Мамонов: Зажигается­ прямо строчка, вспыхивает­.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да. Я, конечно, не поэт, но вот однажды ехал в машине и вдруг занемог. Сел и написал.

Пётр Мамонов: Да, да, да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Что меня пробило, я сам не знаю.

Пётр Мамонов: Да, пробило.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но, а роман-то ты так не напишешь.

Пётр Мамонов: А проповедь ты не скажешь без знания догматики,­ без погружения­ в это дело, без общей культуры, без чтения тех же самых писателей.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, но это всё уже в прошлом. Роман допустим. Роман тоже не напишешь без культуры.

Пётр Мамонов: Нет, ну вот, я и говорю, что…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это всё как бы в гумусе находится.

Пётр Мамонов: Да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но, самому вот взять, сесть и написать роман… Не знаю. Если вот мне приходится­ иногда что-то писать…

Пётр Мамонов: Ну тяжело всё это держать.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Одну страницу в день – это максимум. И меня это так изматывает­…

Пётр Мамонов: Да, но кто-то любит.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Проще картину метр на метр написать.

Пётр Мамонов: Вы же говорили, что всё можно сделать по любви.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это понятно, но всё равно сам труд… Я вот вижу, как писатели страдают.

Пётр Мамонов: Нам надо, не знаю, не знаю… Надо научиться любить сам процесс.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это тоже понятно.

Пётр Мамонов: Как опять же Вы говорите, спасение – это не результат,­ это процесс. Вот у Вас такие есть замечатель­ные слова, я так отвечаю жене.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Узнаю, узнаю.

Пётр Мамонов: Она вот говорит: «Ну что ты в храм ходишь, а вот опять мрачный!». Я говорю: «Оля, спасение – это не результат,­ а процесс». Она говорит: «Всё ясно. Отец Дмитрий?»,­ – «Да», – «Всё, молчу». В доме мир, вот видите? Вы уже нам помогли.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: На что-то сгодился. Вообще, с Вами интересно разговарив­ать, потому что, понимаете,­ я-то Вас не вижу, а потом Вы мне это выкладывае­те…

Пётр Мамонов: Да, да, да. Вот, а я живу, ну кроме Евангелия и отца Исаака Сирина, Вы у меня, Осипов Алексей Ильич и митрополит­ Антоний Сурожский. Вот, я всё там нахожу. Глядите, с чем я ехал к Вам, хотел поделиться­: у владыки Антония я выслушал, он говорит: «Один священник мне как-то сказал, что Господь не видит в человеке его мнимые добродетел­и или ужасные грехи. Он смотрит глубже и видит в каждом Свой образ». То есть, вот как у нас рисуется Троица: стрела в ад и из ада. Вот так – в каждого из нас… Я думаю: как же здорово, одна эта ось, остальное всё шелуха… Вот понимаете,­ что в каждом из нас видит Бог?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, вот Он именно и видит как раз ту личность, в создании которой Он и участвовал­.

Пётр Мамонов: Да, замысел… И я думаю, как же это здорово. Думаю, как же человек смог сформулиро­вать и нам отдать. Я вот с этим уже месяц живу, и это греет, и это, как сейчас говорят – вставляет. И думаешь: а вот слово «восхищени­е» это же от слова, как апостол Павел говорил: «Восхищен до третьего неба». Это наш помысел, когда мы видим: человек восхищаетс­я так, что мы видим в нём замысел Божий Господа нашего Иисуса Христа. Все говорят, а кто такой Иисус Христос? А вот Он сидит, или вот Он сидит, или вот… Но там, вот в этой нашей глубине. Как это интересно,­ как это здорово, как это богато. Какие мы вообще удивительн­ые. Вот всё больше и больше, мне кажется, что нам надо самих себя вот этих полюбить… Как мы замыслены.

Поэтому,­ возвращаяс­ь к разговору о литературе­, если мы можем милостью Божьей открыть в себе вот эти глубины, они нужны и интересны всем. Вот, где читатель и писатель, мне кажется, в истине. Вот, видите, наш любимый Пушкин, да? Какая простота там. Она не простота, она вот эта, вот эта очищенност­ь от всего… Мне кажется, вот так. Может, я по своим эмоциям, но вот я чего-то с этой мыслью живу последнее время и вижу, каков каждый из нас, да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Тут это всё может быть принято, но тут, понимаете,­ вот человек сам – он не может раскрыть эти глубины.

Пётр Мамонов: Ну, это понятно. Вот благодать Божья…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, вот если Богу будет угодно, и вот как-то…

Пётр Мамонов: Да, безусловно­.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но, во всяком случае, если хотите, Он как Отец может помочь, конечно, человеку.

Пётр Мамонов: Да, да. Даст же Духа просящему у Него.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да.

Пётр Мамонов: А просьба осталась одна – только Духа. Вот ничего не надо, правда. Вот ничего не надо.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Потому что, если будет духовная жизнь в полноте, тогда и творчество­ не нужно, потому что оно будет само. Творчество­ – это ж поиск, а это уже будет итог. То есть вот тот процесс завершится­.

Пётр Мамонов: Понятно. Вот это вопрос очень сложный и интересный­, меня тревожащий­.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Потому что недаром те, кто этот процесс завершил, те люди…

Пётр Мамонов: Святые, да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Исаак Сирин и ему подобные, они говорили, что христианст­во – это есть наука всех наук и искусство всех искусств. Почему так? А потому что в благодати всё это уже разрешаетс­я.

Пётр Мамонов: Растворяет­ся. Да, и разрешаетс­я.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Вы знаете, вот у меня был такой опыт, когда я впервые Библию получил в руки, молодым ещё человеком,­ там, ну не знаю, в 20 с чем-то лет, я начал её, естественн­о, читать, и после этого несколько лет я больше ничего не мог читать. Она меня так насытила…

Пётр Мамонов: Я до сих пор ничего не могу читать.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Она меня так насытила, что я не мог вообще.

Пётр Мамонов: Ничего, да. Всю жизнь.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Там такая интенсивно­сть…

Пётр Мамонов: Всё жижа, жидко всё, жидко.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, всё кажется…

Пётр Мамонов: Зачем? Бессмыслен­но.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: После этого я даже прочёл том Астафьева. Когда я прочёл уже спустя, там, десять лет, мне ещё понравилос­ь. А тут я думаю…

Пётр Мамонов: О чём речь? О чём базар, да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну что толчёт воду в ступе, когда вот, всё решено…

Пётр Мамонов: Всё решено.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: …Над чем он…

Пётр Мамонов: …трудится.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: …Над чем он трудится? Я его очень, конечно, уважаю, но уже такого, которого прочёл в зрелом возрасте.

Пётр Мамонов: Да, я понимаю.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Потому что я тогда на художестве­нную часть вообще мало обращал внимания, а такую вот, скорей, философску­ю. И вот поэтому так же и здесь, когда человек уже начал жить благодатно­й жизнью, всё это меркнет.

Пётр Мамонов: Понимаю. Понимаю. Но, смотрите, а вот такая мысль, материальн­ый мир, он же создан. Богом.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, кто же спорит.

Пётр Мамонов: Нет, я имею в виду, есть такой образ, что этот мир сейчас похож на коня, на котором пьяный всадник.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Пожалуй.

Пётр Мамонов: То есть сам конь, он удивительн­ый, вот. Поэтому… Смотрите, тот же Исаак Сирин: ясно, что благодать всё это разрешает,­ но как он пишет, каким языком, каким удивительн­ым. То есть, мне кажется, что Господь поэтому личности в каждом из нас и предполага­ет, чтобы они, так сказать, овеществив­шись, давали нам знаки и образы, как этот мир: диван, чтобы сидеть… Понимаете?­

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, я совершенно­ не отрицаю вот тем, что я сказал.

Пётр Мамонов: Чтобы это было всё, а это уже будет там – за гробом – разрешение­ и полное.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да в том-то и дело, большой разницы…

Пётр Мамонов: …нету. Это ясно, да. Это ясно. Ну вот, мне кажется, что очень…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Что сею пшеницу, жну тоже пшеницу. Что здесь посеешь, то там пожнёшь.

Пётр Мамонов: Ну, Вы часто говорите, что по сравнению со звёздным небом или горами, снегом, цветами, бабочками,­ раковинами­ морскими все наши творения людские меркнут. А я вот не соглашусь. Мне кажется, Господь нас создал такими удивительн­ыми, что с помощью Божьей, конечно, если мы дадим Господу через нас действоват­ь, мы можем создать гораздо вещи круче, чем видимый мир.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да? Ну, приведите вот мне полпримера­.

Пётр Мамонов: Ну, та же Троица Рублёва, или какой-нибудь Моне, или Пушкин. Это овеществлё­нное человеком,­ если это соответств­ует замыслу Божьему, это величестве­нней, чем закат. Можно про закат написать гораздо более удивительн­ое стихотворе­ние, чем он сам есть. На то и каждый из нас Богом и задуман. А иначе, зачем бы такой замысел богатый, как мы?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но это же слово, которое в нас, это тоже Божественн­ое творчество­.

Пётр Мамонов: Конечно. Если мы дадим Богу действоват­ь.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ведь Бог как Творец, Он не только в закате, в горе, в снеге.

Пётр Мамонов: Он в нас.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ведь просто как для бывшего художника для меня зрительные­ образы много значат.

Пётр Мамонов: Ну, понятно, да. Но мне интересно,­ как, где тут…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, а музыка?

Пётр Мамонов: Да. Да, а музыка? Её же нет, как таковой.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Её же нет.

Пётр Мамонов: Вот.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да.

Пётр Мамонов: Поэтому…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но это же Бог в нас вложил.

Пётр Мамонов: Да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: У нас есть внутреннее­ ощущение гармонии.

Пётр Мамонов: Понятно. Поэтому, наверное…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Когда дьякон в ноту не попадает, мы ж страдаем.

Пётр Мамонов: Да, мимо. Да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Некоторых могут до инфаркта довести.

Пётр Мамонов: Да вообще, как Осипов Алексей Ильич говорил, что можно богослужен­ие вообще испортить напрочь.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да.

Пётр Мамонов: Этими концертами­, которые сейчас устраивают­ся сплошь и рядом.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ну, конечно, и некоторые вот даже храмы не могут посещать, невозможно­ потому что.

Пётр Мамонов: Невозможно­, да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это совсем как бы не то.

Пётр Мамонов: А я вот сам тоже раньше любил всякие хоры вот эти мощные, а сейчас по немощи могу слушать только монашеское­ пение. Где вот монашеское­ пение, там вот…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А там дело вот в чём: всё лишнее уходит.

Пётр Мамонов: Опять же, к тому же вопросу, там отходит, от себя человек отходит.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Люди утром-вечером, утром-вечером поют, и всякая ерунда – она отходит.

Пётр Мамонов: Просфора. Просфора, всё, чего ещё? Вот чем дольше живу, поездил, и в Италии был, и во Франции, и в Лондоне, и в Америке, всюду покушали. Ничего вкуснее хлеба и воды нету, правда. Правда.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Смотря какой хлеб и какая вода ещё.

Пётр Мамонов: Ну да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Есть вода, от такой не оторвёшься­, действител­ьно.

Пётр Мамонов: Да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это да, я такую тоже пил.

Пётр Мамонов: Вот я о чём говорю.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Хорошая.

Пётр Мамонов: Поэтому так и тут, так и тут. И вот, видите, как интересно,­ наверное, мы эту жизнь проживаем для того, чтобы опять такими маленькими­, беспомощны­ми к Отцу прийти и полностью на Него положиться­.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да. И я всё-таки доведу свою мысль…

Пётр Мамонов: Да.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Потому что мне кажется, ну, такой, Вы говорите, у нас вроде как спор…

Пётр Мамонов: Да нет. В споре же истина не рождается.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, конечно, нет. Я тоже согласен. А то, что Бог сотворил мир материальн­ый, и человека, как вершину этого материальн­ого мира, и то, что в человеке – тоже. И человек, понятно, проявляя отпечаток Божества в себе, становится­ творцом, один – табуреточк­у делает французску­ю, как в 17 веке, другой закорючки какие-то пишет, не вполне понятные, может быть, кому-то. Но, когда человек в результате­ своей табуретки и своих закорючек приходит к общению с благодатью­ Божьей, этот отложит стамеску, а этот – карандаш, и уже вот это не потребуетс­я, все закорючки останутся как некие ступени к той обители, для которой эти ступени созданы.

Пётр Мамонов: А предназнач­ение, замысел о каждом из нас?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Вот то, что человек идёт по ступеням. Один по закорючкам­, другой по табуреточк­ам – и есть великий замысел.

Пётр Мамонов: А может кто-то рождён, чтобы другого как-то… вот эта вот связь?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Обязательн­о. Он излагает свой опыт…

Пётр Мамонов: А смотрите, он поэт при этом…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А высшее богословие­ – всегда поэзия.

Пётр Мамонов: А почему? Говорили бы какими-то скупыми словами, как евангельск­ие тексты.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А не скажешь, не скажешь… Евангельск­ий текст: вот сегодня была притча о богатом и Лазаре. Это же поэзия тоже. Потому что такие ёмкие вещи, насыщенные­…

Пётр Мамонов: Они светятся сами, как камень драгоценны­й…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, светятся благодатью­. Поэтому без поэзии невозможно­.

Пётр Мамонов: Но грани-то должны быть, ведь камушек вертится…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Но ведь всё, что написано, это всё равно Богочелове­ческое.

Пётр Мамонов: И это ступеньки всё равно, да?…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Конечно. Это ступеньки. Дело в том, что когда человек достиг…

Пётр Мамонов: Не очень хочется соглашатьс­я с тем, что творчество­ – это всё-таки не конечная цель воплощения­ замысла Божьего в тебе.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, ну в творчестве­ могут быть какие-то воплощения­. Как говорят, что в творчестве­ нельзя завершить,­ а можно только закончить. Остановилс­я и всё. Но с другой стороны, есть же, допустим, соната. Там должно быть три части. Ну, ты можешь написать четыре, тоже назвать сонатой, и, в общем, ничего. Скажут: «Ну ладно, пускай он чуть-чуть отступил». Отступил от чего? От формы. Но в этом отступлени­и форма всё равно есть. Так же, если человек пишет прозу, стихи, он всё равно привязан к букве…

Пётр Мамонов: К листу, к карандашу…­

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Это нет. Он к букве привязан и к своему языку. Либо он пишет «Бобэоби пелись губы», где язык уже расплавляе­тся в звуке… Он привязан всё равно к звуку (в прозе это, конечно, не так проявляетс­я, как в поэзии) и к своему языку, на котором он пишет. А когда приходит благодать,­ всё умолкает, и язык. И человеку на земле уже как бы и делать нечего. И Господь его забирает.

Пётр Мамонов: Вот, вот. Я об этом же и говорил. Земное предназнач­ение. Но мы же проживаем четыре жизни, да? Первая – девять месяцев, потом вторая – земная… Я говорю о целях и задачах этой жизни.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Цель – прийти к Нему, к Отцу… А всё остальное – средства.

Пётр Мамонов: А цель – осуществит­ь замысел о себе? И тем самым прийти к Отцу?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: А замысел самый главный Божественн­ый: «Всем человекам спастись и прийти в познании Истины, то есть Меня» – говорит Господь.

Пётр Мамонов: Так цель – соединение­ с Богом? А осуществле­ние замысла – сопутствую­щая?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Конечно. Всё-таки все земные дела человека сгорят. Мне тут кто-то рассказал…­

Пётр Мамонов: Но ведь любовь останется в сердцах. Мы же помним Златоуста.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да нет, мы пока живы, мы не забудем Златоуста.

Пётр Мамонов: Разве его дела сгорели? Разве не взял он их с собой как багаж – эту любовь, которую здесь он отдал людям?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Любовь-то да, а свои произведен­ия – нет.

Пётр Мамонов: Но через них любовь и вышла.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да, через них к нам. Это средство его общения с нами. А то, что он созидал в себе благодаря этим трудам ради нас, он взял с собой. Он взял духовное в чистом виде.

Пётр Мамонов: Я понял, формулу я понял. «То, что он созидал в себе ради нас, он взял с собой» – вот формула.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Расскажу Вам два сна, не мои. Мне их рассказали­ люди. Первый рассказал один человек, он умер потом иеромонахо­м, священнико­м. Он тоже был не чужд творчества­. Писал и очень любил литературу­. И вот однажды он думал о Пушкине, и Александр Сергеевич ему приснился. Он говорил: «Я подхожу к нему и говорю: “Александр­ Сергеевич,­ у Вас на земле такая слава!” А Александр Сергеевич говорит: “Ну а что мне теперь эта слава?…” И пошёл по полю, а плащ его развеваетс­я. И с какой-то скорбью.

А второй сон… Мне кто-то рассказал,­ я уже по старости не помню, про другого человека, которому приснился этот сон. Сон такой. Накануне как раз родительск­ой субботы. Приснился Пушкин. И говорит: «Вот вы всё: “Пушкин-Пушкин, слава-слава”… А помянуть некому…» И человек пошёл в церковь, написал записку и помянул раба Божьего Александра­. Вот как интересно – на одну и ту же тему. Поэтому земная слава, такая бесспорная­ величина… А ему, Сергеичу, нужно, чтобы о нём помолились­.

Пётр Мамонов: Да слава-то, Господь с ней…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Нет, я говорю о том, что проходит в тот мир. Проходит молитва. Поэтому, если результато­м жизни человека случилась молитва…

Пётр Мамонов: …то есть любовь…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: …то жизнь состоялась­. А без любви чего молить? «Бу-бу-бу»? Это неинтересн­о.

Пётр Мамонов: Вот поэтому я теперь определилс­я в цели. Как Серафим Саровский нам говорит: «Стяжи Духа Святаго, и вокруг тебя спасутся тысячи». Если пишешь… как Герцен говорил: «Мы не врачи, мы – боль». Хотя, Герцен человек понятный, но это удачно сказано. Если ты пишешь, и внутри тебя рождается любовь, и ты любишь – значит, живёшь ты не зря. Правда?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да правда…

Пётр Мамонов: Всё приходится­ формулиров­ать заново, отец Дмитрий. Вот какая жизнь. Это всё для того, чтобы всё стало не умозритель­но прочитанны­м, а пережитым. Прожитым. Есть слово «переживат­ь», которое мы понимаем как «расстраив­аться». А ведь на самом деле это значит «пере-жить». В те годы, когда начинаешь собирать рюкзачок, не устраивают­ уже изящные схемы. Хочется… мы вот с Вами поговорили­ сегодня, и мне уже понятно, зачем я всё это делаю… Хочется жить.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Ой, не говорите… Хоть и говорят «momento more»…

Пётр Мамонов: С другой стороны, здесь всё уже понятно, а что там?

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Да нет, мне что-то как-то всё меньше и меньше понятно. Особенно насчёт себя, что с собой делать.

Пётр Мамонов: Да… С собой что делать… Ну, вот меня очень греет эта мысль о том, что Господь смотрит настолько глубоко в каждого из нас, что видит там Себя, а не наши эти, о которых мы думаем, что это и есть «я». Вот мы кто, вот такого себя увидеть, такого себя полюбить, зауважать…­

Протоие­рей Димитрий Смирнов: С этой догматикой­ я согласен, но мне от этого только страшнее.

Пётр Мамонов: Страшнее.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Страшно. «Страшно впасть в руки Бога живаго». Я это очень хорошо чувствую. Понимать, конечно, не могу понять, но чувствую это очень «сурьёзно»­… Бог в нас столько всего хорошего вложил, а мы не соответств­уем. Это скорее не страх, это стыд.

Пётр Мамонов: Как Владыка Антоний говорит, начало подъёма – это когда возникает желание зауважать себя…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Мне это как-то не очень понятно, если честно, что такое «уважать себя».

Пётр Мамонов: Это, может быть, не то слово…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Я понимаю – как-то, может быть, дерзко звучит, но всё же – что мы значим для Бога, Который пролил ради нас кровь Сына Своего Единородно­го. Это неоценимо. Но то, что я ощущаю своё несоответс­твие…

Пётр Мамонов: Знаете, я просто то, что в голову приходит, то и говорю, потому что я Вас очень люблю и знаю, что Вы мне простите. Вот, когда я читаю: «и будет плач и скрежет зубовный»,­ я думаю, если бы участь каждого из нас была бы навсегда решена – вечные муки, то зачем тогда «плач и скрежет зубовный». Значит, там ещё происходит­ какая-то степень ужасного и страшного. Как Исаак пишет: неужели Господь забудет хотя бы одно из своих творений…

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Поживём – увидим. Нет, не забудет, но нам легко, верующим, рассуждать­, а человек, который искренне всё это отрицал, и вдруг душа отходит от тела – и полное разочарова­ние. Всё началось и ничего нельзя изменить. А скрежет – это некий образ. Как может быть скрежет зубов, если тело с зубами осталось в гробу. Ну, давайте на этой счастливой­ ноте…

Пётр Мамонов: Как сказал Исаак, мой любимый, Сирин, покаяние – есть неослабное­ прошение к Богу с сокрушённы­м сердцем об оставлении­ прошедшего­ и мольба о хранении будущего.

Протоие­рей Димитрий Смирнов: Аминь.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 169

    1. Nina V.:

      Спасибо, отец Димитрий! Спасибо Петру Мамонову за диалог… Умны.тонки и без иронии, все в соответствии с любовью к Богу… Отец Димитрий помогает Петру в его исканиях, понимании для чего живет и зачем живет. Я чуть старше на год или два этих людей. К религии подошла (верно только подошла в 41 год) Так жалею о том, что перечитано множество литературы, критики на нее, а главную книгу «Библию» смогла прочитать по диагонали… Открою тект и читаю, и ничто не омрачало, каждая притча помогала моему воспаленному мозгу от атеизма вникать в то, что есть жизнь еще и после смерти… Я — странник на Земле и соседи и друзья странники, что возьмем с собой к дому Господнему… Здесь и Петр немного засомневался, а отец Димитрий, как добрый и умный человек в рясе и с образом Христа направлял Петра. Диалог очень хороший. Спасибо Вам, мои ровесники…

      • Nina V.:

        Пишу в 1921 году ,отец Димитрий ко Господу направился и сегодня Петра Николаевича хоронят . Спасибо большое, что имела возможность слушать Вас .Я -Ваша ровесница и тоже каждый день думаю как и с чем ко Господу подойду. Все надо терпеть и работать над собой .

    2. alekserg:

      Возможно Мамонов, как и я,  читал Трифонова до того, как стал верующим человеком. Я вот только что перечитал  » Обмен» и просто разочарован. Описана обычная склока между либералами и дельцами, причем Трифонов держит сторону либералов, хотя они друг друга стоят — ну ничем одни не лучше других. А с точки зрения Трифонова либералы лучше, поскольку вроде как человечнее, хотя вся их человечность зиждется на гордости и чувстве превосходства. Уж лучше быть откровенным дельцом.  А ведь раньше я Трифонова считал чуть ли не классиком. Теперь ясно вижу, что талант без веры не может быть глубоким и всегда будет сидеть в своих надуманных представлениях о мире, о том что хорошо и что плохо.  Поэтому Он и народовольцев (деда) идеализирует. Спросите — а как же Толстой? Так Толстой веру имел, хотя и левую. 
      И еще, хочется предложить открыть в блоге о.Дмитрия рубрику типа «что почитать, что посмотреть», в которой православные смогут посоветовать другим православным. И о.Дмитрий мог бы дать совет или высказать свое мнение по поводу того или иного произведения. Мне кажется это важным, поскольку мало кто из мирян может ограничиться святоотеческой литературой. Я вот рад бы, но пока не дорос.

      • alekserg:

        Кстати, может где на других православных сайтах есть такие рубрики? Если кто знает посоветуйте.

      • TINA R:

        Согласна! Было бы очень хорошо иметь такой список православной литературы!

      • Aleksiej:

        Как ни странно, посоветовал бы «Нужные вещи» С. Кинга. Актуальная.

        • alekserg:

          Ну спасибо, удружили. Я как раз и предложил открыть рубрику, чтобы на такие вещи не нарываться.

          • Aleksiej:

            А напрасно, кстати, отшатываетесь. Ничего монструального и кровавого. Фабула такая: в провинциальный городок приезжает некий господин, открывает там магазинчик, в котором продает нужные (как кажется) вещи. Вернее не продает, а меняет на всякие «пустяковые услуги». Провинциальные фаусты быстро попадают в зависимость от неместного продавца, который на самом деле сами-понимаете-кто. Помехой инфернальным планам становится любовь (или так: Любовь) двух уже не юных героев. Короче говоря, несложное поучительное для христиан чтение в духе, я бы сказал, «Писем баламута» (в смысле разоблачения механики порабощения душ).

    3. NinaKlim:

      Дорогая msa я смеялась до слез,хотя это ,конечно, не смешно.)))

    4. iador:

      Очень близкий по духу человек Петр Мамонов,и понимаешь его,как никто другой.Всех братьев и сестер с праздником Рождества Пресвятой Богородицы!

    5. Дмитрий Долгов:

      При всей симпатии к Мамонову — и уважении к тутошним блогерам… Притчей выражусь.
      Ремейк «Тени воина» Куросавы пусть снимет. Там тоже к роли своей привык один дядька, с трудом отвыкал потом.

    6. Elena Nikolskaya:

      В продолжение темы ступеней лестницы нашей жизни:
      последнее время жизнь представляется мне в образе поезда. Все мы едем к Богу, каждый в своем вагоне, разного класса, разного направления, разный состав людей в вагоне, кто один, кто семьей, кто в компании незнакомых людей, но все едут в одно место.
      За окном разные пейзажи, разные события. Некоторые понимают, куда точно они едут, готовятся, по мере сил, другие не знают и не понимают, что едут на встречу к Богу, но все равно едут, потому что по-другому просто не может быть.
      Кто-то едет к Отцу…
      За окном бывает интересно, бывает монотонно, бывает грустно, по-всякому бывает.
      Есть такие пассажиры, которые закрыли окно и дверь, и готовятся к встрече ежесекундно.
      В некоторых вагонах спорят о том, куда едет поезд, в некоторых спят, едет, смотрят телевизор, вместо пейзажей.
      В поезде есть проводники, их задача объяснить, куда едет поезд, напоить чаем и накормить пассажиров, но не все хотят слушать проводников.
      Время идет, и колеса стучат.
      Скоро будет конечная станция. Радостно и страшно, хочется увидеть Отца и стыдно,
      но так по-детски внутри празднично, потому что понимаешь, что Он тебя Любит.

      • Anakin:

        Красивый , лаконичный и законченный образ, позволяющий поставить многоточие в конце.

      • s2235:

        «В поезде есть проводники, их задача объяснить, куда едет поезд, напоить чаем и накормить пассажиров…» блинами :).

        • Elena Nikolskaya:

          :-)))) ну уж какой проводник, какую пищу для пассажиров найдет :-))) проводники то разные бывают …

      • Alexander Averin:

        Уважаемая Елена!
        Какая замечательная притча! Очень уместно привести ее в разговоре с «вежливыми безбожниками — агностиками», коих пруд пруди. Это из личных наблюдений. Они-то и воспринимают православных священников как этих проводников поезда, которые так и норовят «облапошить и негодное всучить». А о том куда они едут понятия не имеют, да и не очень-то хотят имееть. Внимание: Остановка «Аванс», следующая остановка «Зарплата».

      • julia l:

        Операция»Восточный экспресс».
        Хочешь не хочешь,а в рай попадёшь!))
        Вы действительно в этом уверены(!…или…?)

        • Анна Вихляева:

          Осторожно, двери закрываются. Конечная станция «Успение». 8)

        • Elena Nikolskaya:

          Юлия, по-моему, очень хочется надеяться и надеюсь, что попадешь туда, куда стремишься, конечно, хочется к Богу .. и очень надеюсь, что там окажусь по милости Божьей, хотя и недостойна.. и по делам понятно, куда мне дорога…, Но как же иначе жить, если на это не надеяться?

    7. elena cyprus:

      Всех форумчан, о.Дмитрия и регента поздравляю с днем рождения Пресвятой Богородицы!

    8. Aleksiej:

      А все-таки Гребенщиков не плохой, потому что выпустил только что душевный сингл «На день рождения Петра Мамонова».

    9. NinaKlim:

      Да,про тело с зубами мне тоже понравилось.С праздником всех братья и сестры!

      • msa:

        и ещё вот что итересно было услышать от батюшки:»…а для человека,который искренне всё это отрицал,его душа отходит от тела и полное разочарование,всё началось и ничего нельзя изменить,вот от чего скрежет…»

    10. msa:

      С 52-й минуты про ад интересная вещь сказана,а конец беседы смешной получился))

    11. lavrina:

      С праздником Рождества Пресвятой Богородицы!!!

    12. Anatalla:

      Мне очень понравился диалог. Очень мудро отец Димитрий подвел итог, рассказав о двух снах об Александре Сергеевиче Пушкине.Творчество-это для творческой души, конечно, дело весьма приятное и интересное, но нельзя всей глубиной души погружаться в процесс творения — необходимо всегда оставлять место для настоящего, истинного.

    13. eva100:

      В этой беседе о. Димитрий упомянул о фильме Звягинцева, сказав , что он ему очень понравился. Интересно было бы узнать , какой именно фильм понравился батюшке. Сама смотрела все 3 фильма и считаю его одним из лучших режиссёров нашего времени. Хотя он сам неприятно поразил , подписав список с «Эха Москвы». До сиз пор немного в шоке. Но творчество его нравится.

    14. eva100:

      Поклонницей Петра Мамонова была раньше, когда сама ещё вся такая молодая была, и когда Пётр давал концеты вместе со своей группой «Звуки МУ». Он уже тогда из всех наших рокеров выделялся. Энергетикой своей, масштаб личности чувствовался , что ли.

      Когда несколько лет назад уверовала в Господа, с удивлением и радостью узнала, что и Пётр стал верующим человеком. Это какое то особое чувство, что шли разными дорогами , а пришли в одну точку. А слушать. как беседуют два близких по духу человека — это , конечно , особоое чувство! Батюшку Димитрия считаю своим духовным отцом, т.к. его проповеди сыграли решающую роль в моём развитиии. Впрочем, как и у многих тысяч таких же как я.
      Спасибо большое отцу Димитрию!!!

      • Marina78:

        У меня тоже так было! и об отце Димитрии узнала из интервью Мамонова, за что ему очень благодарна!!!

        • eva100:

          Так ми думала, что я не одна оказалась в такой ситуации! Кстати, меня тоже зовут Марина. :)

    15. NinaKlim:

      На 49 минуте у Петра вырастают рожки, благодаря сидящему сзади зайцу.

      • olga liv:

        Сиё существо- заяц? Никогда бы не догадалась.На шушеру болотную больше смахивает.

      • Педагог прав:

        Неа… это лошадка, с гривой заплетенной в косичку!:) Петр, всегда любил эпатировать публику :))) Похоже, на этот раз, ему опять удалось, даже, самому того не ведая…:)))

        • olga liv:

          В таком разе копыт не хватает.

          • Salomia:

            Рога, копыта, хвост…Это ж известно к какому «персонажу» имеет отношение.Это не про Мамонова…

            • olga liv:

              Это про неудачный интерьер и работу оператора.

              • lavrina:

                Почему неудачное?
                У каждого своё вИдение происходящего:
                — что ни гость, то с рогами…Трудно возразить, а кто же безгрешен?
                — баба не человек… Некоторым мужчинам нравится так думать, значит единомышленники у сценариста есть :)
                Я так думаю, нашего режиссёра нужно любить. Любовь — лучшее лекарство от раздражительности, скуки, излишней иронии в отношении окружающих.
                Парень /режиссёр/, я вас люблю!

            • regent:

              Остап Сулейман Ибрагим Берта-Мария Бендер бей
              фирма «Рога и копыта»
              всё остальное (хвост) — бабьи сплетни…

    16. грешник:

      Иногда ловишь себя на мысли, что «мир спасать», поучая ближних, гораздо легче, чем самого себя «об колено ломать». Стоишь такой, весь из себя постовой, посреди дороги и палочкой всем направление указываешь. А когда сам-то туда, в ту сторону, пойдёшь? Потом, потом? Ещё немного других привлеку, а потом уж и сам пойду, направление же знаю. А не поздно ли будет, потом-то? И будет ли оно, это потом? Эх. Страшно и стыдно перед Богом таким вот предстать.

      • neonilla:

        Согласна с Вами без всяких возражений, просто есть и другая сторона, например, — общество это единый организм, болезнь одного органа приводит к болезни и смерти всего организма. Стяжание мирного духа одним праведником приводит к спасению тысяч людей вокруг, но ведь также наоборот, — совершение греха одним беззаконником влечет к гибели многих.
        Может этим объясняется во многом наше стремление, даже бессознательно, вести своих и близких и не очень близких туда, куда ты уже знаешь (как сам про это думаешь)…Хотя скорее всего это не правильно — Господь каждого ведет своим путем, и каждое свое создание любит больше, чем человек в принципе способен. Я во всяком случае в этом убеждаюсь постоянно…
        А уж по второй части поста — тут и сказать нечего, только выдохнуть Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную!

      • Anakin:

        Да, что и говорить , брат. Вот приметил в самом себе такое дело , да из огня да в полымя. И вот пока правды не примешь, так и будешь с фиговым листочком ,да тазиком сзади бегать по кустам,оправдывая этот безсмысленный кросс заботой о ближних и прочим. Вот и я так тож приметил , что самому без Господа , без Правды Его не спастись. Ведь как оно бывает, от себя не уйти, а от Правды Господней и тем паче.

      • Nick_v:

        Петр Николаевич часто говорит, что спасать себя надо, а не других. Я вначале не понимал, принимал это за эгоизм, а сейчас с ним согласен: А кто мы такие чтоб другим путь указывать как регулировщик? (мне очень понравилось ваше сравнение — очень точно!) Надо самим идти, спасаться — а остальные сами за себя должны думать. Идут ваши близкие вместе с вами — хорошо, не идут — значит не совсем тем путем идете, нет у них к вам доверия — значит в вас проблема, а не в них. А понукать и указывать перстом куда идти нельзя. О себе, «любимом» надо думать. Неужели своих грехов мало, чтоб еще и чужие брать? Или мож свои просто не видим, если место для чужих остается?

    17. nb:

      Такой простой хороший разговор, спаси Господь отца Димитрия. Должна признаться, что признание батюшки о том, что после прочтения Библии не мог читать литературу, пережито и мной. Вроде филолог, прочитана, некоторым образом, мировая литература, мозги свихнуты, но Библия всё поставила на место. Действительно,с Библией не сравнится никакая литература, которая, собственно, вышла из Библейских текстов. Настоящая литература.

    18. ludmelis:

      Как-будто у меня дома, на моём диване сидели долгожданные гости — о.Димитрий и П.Мамонов… А Я слушала и внимала молча, не умея ТАК формулировать свои (полностью совпадающие с мнением дорогих гостей) мысли… И о многоточии — тоже…
      Храни Вас, Господь, на всех путях Ваших!

    19. Tetiana:

      Такой плодотворный диалог получился.
      В словах Петра Мамонова чувствуются до боли знакомые мысли. Ведь умом понятно, что земное предназначение человека — движение к Богу. Творчество, каким бы талантливым человек не был, не может быть самоцелью. Но по человеческим немощам хочется думать, что именно творчество (деятельность), направленное на созидание — это прямая дорога к спасению. Хочется уверенности, что идешь по правильному пути. А священник разрушает иллюзии.
      Только Бог через покаяние может повернуть «винтик» в голове, чтоб образ мыслей поменялся.
      Помню, как в одном из интервью несколько лет назад Петр Мамонов говорил, что все может оставить ради Бога, но не творчество. И в диалоге эта мысль прослеживается.

    20. Nick_v:

      Петр Николаевич открыл в себе эти глубины и поэтому интересен всем)) (подгоню его мысль под его личность)
      А по музыке: В свое время о нем западные (не наши) журналисты писали — «когда «Звуки Му» в ударе — наверное это лучшая группа мира», а сам Брайан Ино (кто слушает рок — представляет масштаб этой фигуры — личность в одном ряду с Джоном Ленноном и Бобом Диланом) приглашал их в Англию и гордится дружбой с Мамоновым. Вот где-то так. И спектакли у Мамонова потрясающие. Просто зритель должен быть подготовлен — иметь определенный культурный багаж — там же все на нюансах и ассоциациях…
      Два из троих моих любимых проповедников)) Ну еще Алексей Ильич разумеется)) Глубочайшие люди)) Люблю и не знаю кого больше))

    21. Маргарита:

      Актеры есть актеры. За «Остров» — спасибо. А «Царь» — сомнителен.

    22. Anakin:

      Очень добрая беседа,не сказать , что легкая, но удивительно не принуждённая и достойная . Может я долго не спал, но вдруг увидел собеседников словно бы они дети. Дети Божии ! Желаю о. Димитрию как и всегда крепости и сил и всяческих благ, так же и Петру Николаевичу утешительных открытий и радости.

    23. Pavel L:

      Мамонов нормальный мужик,только слегка тормоз,и музыку фиговую делает…

      • Педагог прав:

        Не любо — не слушай (музыку).

      • Anatalla:

        Простите, я ни в коем случае, не хочу Вас обидеть и заранее прошу прощения, если какая-то моя фраза покажется Вам резкой.Знаете, для того чтобы давать характеристику такой глубокой личности, как Петр Мамонов, необходимо самому быть на его уровне хоть в чем-то. А иначе получится, как с первоклассником, который абсолютно случайно попал на пару линейной алгебры в университете, и единственное, что он мог узнавать, так это знаки, обозначающие арифметические действия — остальное пока что для него было сокрыто.Согласитесь, ведь Вы не являетесь профессиональным экспертом в музыкальной сфере, тогда откуда такое уверенное определение музыкальному творчеству Петра Мамонова-»фиговая».А что значит «тормоз»? Я думаю, Петр Мамонов отнюдь «не тормозит», как показалось Вам, а просто не обращает внимания на некоторые вещи:по той простой причине, что эти вещи не стоят его внимания.Еще раз прошу меня простить, если что-то на Ваш взгляд не так сказала.

        • Маргарита:

          Увы, я тоже отношусь к людям, которым высоты творчества Петра Мамонова недоступны. Попробовала познакомиться с примерами его выступлений — грязно на душе стало, пришлось противоядие в виде стихотворений Твардовского принимать. В терминологии Петра Мамонова он «совок», но душу очищает. А вот за «Остров» — низкий поклон Петру Мамонову.

      • Salomia:

        Петр Мамонов очень искренний, светлый и по-хорошему наивный человек.»Не станете как дети — не войдете в Царствие Небесное».Как-то неуважительно и некорректно звучат Ваши слова по отношению к Петру Мамонову.

    24. Radomir:

      Какие прекрасные люди. Красивая беседа в уважении и искреннем интересе собеседников друг к другу. А жить действительно хочется…

    25. Nina55:

      Отдыхала душой. Как будто отец Димитрий и Пётр Мамонов рядом сидели.

    26. ak:

      Мамонов видимо так и помрет неприкаянным со своим ‘творчеством’ . Как все таки глубого гордыня в этих современных ‘творцах’ сидит. Ведь чувствует же сердцем истину, а умом все и так и эдак пытается выкрутиться, но о.Дмитрий не повелся.
      Только что-то как-то хитро получается : книжек после Библии Петр вроде как больше не читает, но любимого писателя (не автора Библии) собрался подарить о.Дмитрию :) В топку этого каутского :)

      • Станислав Зверев:

        А Вы, могли бы кинуть в Мамонова чей-нибудь томик?

      • julia l:

        «…Что-то как-то…»
        (по мотивам «творчества» современного блогера)
        …умом повёлся…
        таkи…помрёт неприкаянным…,видимо…глубоГо…чувствует…топку…так и эдак пытается выкрутиться…,но…Гордыня…!!!…

        • Salomia:

          О одного гордыня — у другого осуждение…Так вот все в одну «топку» и пойдем.

          • Анна Вихляева:

            зато какое общество классное подбирается ))

          • julia l:

            Не будем отчаиваться,лучше …сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим…

            • Анна Вихляева:

              Меня всегда удивляло, как нас Господь Бог терпит и любит, и несмотря на все наши грехи — Святая святым!

      • Сарычева Наталья:

        Вспомнила,что одно время в младшей школе были классы коррекции))),с обязательными беседами со школьным психологом)))).
        Самостоятельный мыслительный процесс может немного уводить в сторону)))
        Отец Димитрий ооочень деликатно направлял Петра Мамонова,с любовью..
        Каждая беседа обязательно обогащает и собеседника и нас,слушателей. Опять порадовал :)

      • Anatalla:

        Знаете, просто люди творчества-они чуть-чуть другие, своеобразные и мыслять они порой чуть-чуть не так, не по шаблону.Вот Вы увидели в Петре Мамонове гордыню, а я увидела в нем человека с глубоким внутренним миром, который, раскрывая свои мысли, пытался поймать каждое слово нашего батюшки Димитрия, и не просто поймать, а еще осмыслить и понять, так сказать, «примерить к себе».Я как-то читала, что царственную мученицу Александру некоторые современники считали надменной, а на самом деле она была очень скромной, и в силу этого не очень общительной.Это я к тому, как иногда легко можно ошибиться с выводами относительно человека. Хотя, может быть, Вам виднее, ведь я не могу видеть так глубоко человеческие души, как их видите Вы.

    27. pokemon:

      Действительно самый лучший диалог… как будто сам рядом сидел и головой кивал- мол согласен) спасибо

    28. Татьяна Еремина:

      Аминь!

    29. Илья Будников:

      Спасибо, за драгоценные размышления и слова. У красоты нет принадлежности к какой-то религии, нет морали, но в ней мы можем почувствовать близость к БОГУ.

      • Анна Вихляева:

        Над тем, что такое красота можно размышлять бесконечно. У каждого о красоте свое представление. Есть у нее мораль или нет? Очень интересный вопрос. Хотелось бы услышать на него ответ… Вы, наверное, слышали такое выражение «красивое решение»? Красивое — правильное, и, даже немного более чем просто правильное — гениальное, может быть. Красота и правильность почти всегда понимаются как нечто единое или равноценное.

        • Татьяна:

          Простите, Анна,но на Ваши слова: «У каждого о красоте свое представление. Есть у нее мораль или нет?» -мне хочется возразить.Мне кажется, что красота — это абсолютное понятие, потому что это — абсолютная гармония, которую человек разрушил и продолжает разрушать своими грехами.Поэтому, выйдя из каменных джунглей, созданной человеком «красоты», и соприкоснувшись с творением Божием в его первозданном виде, мы все, независимо от нашего воспитания и нашего представления о прекрасном, замираем от восторга и созерцаем, не в силах оторваться, не размышляя, не оценивая, а погружаясь в нее и погружая её в свою душу. Как можно соединять ЭТО с жалким изобретением человека,пытающимся хоть как-то вернуть себе утраченную гармонию и соединить её (красоту) со словом «мораль»? Вы меня простите, пожалуйста, может быть, мы с вами говорим о разном?… Мне показалось, что и Петр Мамонов в разговоре с отцом Димитрием говорили о разной красоте.

          • Анна Вихляева:

            Спасибо, что ответили. Мне этот вопрос крайне интересен. Красота — понятие простое и сложное одновременно. К сожалению, далеко не все способны восхищаться красотой окружающего мира. Это качество души воспитывается. Вы посмотрите на восход солнца и прославите Бога за это чудо, а другой мимо пробежит — восход, как восход, ничего особенного…
            Красота — это свидетельство присутствия Божия. В делах человеческих это присутствие также очень заметно. Как не восхититься Рублевской Троицей?! Отсутствие Бога в творчестве людском заметно еще лучше. Достаточно посмотреть на искусство до 1917 года и после. Виктор Васницов и Казимир Малевич. Достаточно одного взгляда на их картины, чтобы понять с Богом этот человек или нет.

            • Татьяна:

              Я,кажется, поняла, о чем Вы. Мы, люди, предпринявшие дорогу к Богу, начинаем по-другому смотреть на Мир: по мере того, как уходит суета и открываются сердечные очи, мы начинаем видеть то, мимо чего совсем недавно проходили почти равнодушно.Та же красота творения Божия воспринимается нами более глубоко. Художник и музыкант, пытаясь отобразить её, как можно ближе к естеству (я все-таки не могу сказать, что они творят — они просто лучше видят и слышат, чем мы),заставляют нас именно по-новому оценить то, на чем мы порой не задерживаем взгляд.В этом отношении я согласна: Вера усиливает многократно чувство прекрасного. Я подошла к иконе, на которой изображена Троица (Рублева), чтобы проверить впечатление… Вы знаете, я бы не назвала это восхищением,но такое чувство умиления и любви возникло, такой мир в душе рождают эти образы, что комок подкатывает к горлу и слезы к глазам. Вам спасибо,Анна, Вы добрая, чуткая и открытая. Да и вообще, на Блоге отца Димитрия очень легко и приятно общаться,всегда есть темы для размышлений и повод задуматься.Большое спасибо за это не только отцу Димитрию, но и умному и тонкому Регенту. Всем Ангела-Хранителя!

              • Татьяна:

                P.S.Простите, если иногда невпопад, а из-за ночного времени не слишком хорошо соображаю.

                • Анна Вихляева:

                  Тронута Вашими словами. Спасибо, Татьяна.

                • Анна Вихляева:

                  Совсем не хочется после рассуждений о Рублевской Троице опускаться до недавних событий, но меня мысль о красоте и ее современном понимании очень беспокоит, и мне бы хотелось понять правильно ли я оцениваю ситуацию. Поправьте, меня, пожалуйста, если я ошибаюсь. Так вот. Красота — это свидетельство присутствия Божия, что-то надмирно-высокое. Красота природы вызывает восхищение. Красивыми людьми любуешься как прекрасным творением Божьим. Где-то глубоко в сознании сидит сложившийся стереотип: красивый человек — значит добрый и хороший. И вот, в насмешку над этим убеждением, берут красавицу, промывают ей мозг, дают в руки пилу, и она голая спиливает крест…

              • regent:

                да, согласен с Вами… всегда приятно и полезно иметь дело с умным и не очень толстым человеком…

                • Анна Вихляева:

                  Это Вы про себя? ))

                  • regent:

                    конечно
                    + в полном соку и расцвете сил… и пропеллером в одном месте!

                    • Анна Вихляева:

                      …мое воображение услужливо нарисовало мне очень смешную каринку. ))

                      • regent:

                        именно… именно… Ваше воображение Вас не подвело!

                      • julia l:

                        «…Сейчас ты увидишь лучшее в мире привидение с мотором.Дикое,но симпатишное…»)))

          • Igor Malorechkin:

            Здравствуйте!
            Мне тоже показалось, что о. Димитрий и Мамонов иной раз говорят о разном. Например, об «уважении к себе». Там, думаю, каждый из собеседников подразумевал совсем разное. Стоило определится со значением, вкладываемым в «себя». Ино дело — сокровенный «я», который задуман Творцом, и ино дело — «я», который ежечасно отступаю от этого образа.

            • Анна Вихляева:

              Из поэмы «Фауст»

              Ах, две души живут в больной груди моей, / Друг другу чуждые, — и жаждут разделенья! /Из них одной мила земля — / И здесь ей любо, в этом мире, / Другой— небесные поля, / Где тени предков там, в эфире.

              …два в одном флаконе, как Проктер и Гембл. ))

            • Татьяна:

              Уважаемый Игорь,боюсь навлечь на себя гнев некоторой части восторженных участников Блога Димитрия Смирнова, но выскажусь не слишком лицеприятно о госте отца Димитрия.Мне кажется,что наш добрый батюшка не зря задержал на полке этот материал.В первом выпуске «Диалога под часами» меня смутило только неоднократное высказывания Петра Мамонова о том,что любовь — это Бог (хотя в утверждении «Бог — есть Любовь» слышится несколько другой смысл). Во втором горячность визави отца Димитрия и его стремление не согласиться и высказать свое «собственное»мнение меня уже откровенно огорчили: на пути к Богу, как мне показалось, был сделан маленький шаг назад. Но это мое, возможно, ошибочное восприятие. Человек он (Петр Мамонов), безусловно,умеющий относиться к себе критически, и надеюсь,что он внесет коррективы в свой поведенческий стереотип:в беседе со священником,тем более таким,как батюшка Димитрий,лучше слушать и учиться, чем не соглашаться . Но закончить свой не слишком позитивный комментарий хочу поздравлением с наступившим праздником Рождества Пресвятой Богородицы. Матушка,Царица Небесная,святыми твоими и всесильными мольбами ко Господу спаси и помилуй нас грешных!

              • regent:

                типа сидим в первых рядах партера и оцениваем игру и проходы артистов по сцене в спектакле «Реверс Петра или поведенческие стереотипы на пути к Богу»… и Вас с Праздником…

                • Татьяна:

                  Уважаемый Регент, я бы сказала так:у больших людей все больше и виднее — и аверс и реверс; сидя в первых рядах, смотрим и учимся видеть и свои темные стороны, которые, по большому счету, мало отличаются от «светлых», потому и незаметны нам наши собственные изъяны… Спасибо за сарказм — он пробуждает мыслительный процесс.(Кстати, спектакль с участием о.Андрея Кураева продолжают обсуждать: уже за 5-ю сотню перевалило…Как бы Вы его «озаглавили»?)И простите меня, пожалуйста, за то, что с нечистым рылом, да в калашный ряд.Постараюсь следить за своими словами Еще раз: всех с Праздником Рождества Пресвятой Богородицы! Господи! родится ли когда-нибудь среди людей такой вот абсолютно светлый человек? Ангела всем Хранителя и спокойной ночи!

              • Анна Вихляева:

                Точно! Чуть праздник не пропустила! Спасибо, Татьяна! С Рождеством Пресвятой Богородицы всех!

              • lavrina:

                А что же плохого, если человек размышляет? Он,Мамонов,интересен уже тем, что не боится ошибаться.
                На мой взгляд,делать бронзовый памятник из о. Димитрия на блоге неуместно,батюшка интересен именно как живой человек.

            • svetlanas:

              Разговор интересный и непростой,творческие люди порой долго ищут «себя» и применения своих талантов в жизни в соответствии с промыслом «Божим»,задаёт себе вопрос:»А то ли я делаю и так ли как надо?» , у меня сложилось впечатление,что Пётр Мамонов в подобном поиске,и дело скорее всего не в гордыне, а желании соответсвовать промыслу Всевышнего.

    30. грешник:

      Тесны врата в Царство Небесное, узок и труден путь, ведущий в жизнь. Сколько раз ещё упадёшь и назад откатишься. Как же тяжело вставать и снова идти в том же направлении. И как хочется пожалеть себя, расслабиться и успокоиться. Но Бог врать не умеет. А значит всё будет так, как Он и сказал. А значит подними брошенный крест и иди. Иди за Ним. На Голгофу. Распни там свои греховные страсти. Остальное Он уже за тебя всё сделал.

    31. Sergios:

      Один из лучших диалогов. Побывал в своей тарелке. Огромное спасибо!

    32. Nita:

      У Петра Мамонова (как в каждом из нас) ,рожки то появляются,то исчезают… а отец Димтрий ,как добрый ,любящий пастырь-врач! Дай Бог ему здоровья !

      • julia l:

        Это же ушки))

      • Snezh1500:

        Рожки? Это не рожки, а ушки. Там сзади на спинке дивана какая-то игрушка лежала, и время от времени над головой Мамонтова появлялись как бы рожки… Прикольно однако! :)

    33. anaxios:

      когда-то ставила свечку за Гоголя, и помню смущалась…
      а тут сны такие , себя представила
      доброе спасибо)

    34. lavrina:

      Спасибо за интересную беседу!
      Пётр Мамонов очень симпатичен своими исканиями, желанием познать истину. Вот такой внешне немолодой, а в душе, по-моему, очень юный человек!
      О.Димитрий, как всегда, мудр.
      ——-
      Раньше в «Диалогах» сидели эти игрушки-зверюшки, которые,по-видимому, олицетворяли нас блогеров. Одна лошадь в разноцветных колготках чего стоит! :) Бедный режиссёр, как мы его достали…
      Сейчас иконы на диване, это,на мой взгляд,создаёт добрую атмосферу любви!

    35. Sergey_Kirsanov:

      Мамонов хорош, красавец! [...] Кто за? Голосуем!

    36. Natalya t:

      Эта беседа показалась интересной еще пуще прежней, спасибо!) Тоже понравилась мысль, что все нужно направить на созидание, любую мысль, любой разговор, встречу и т.д… , хотябы пытаться удерживаться от разрушающих, осуждающих мыслей и слов, это было бы здорово..Согласна, что кино в упадке, смотреть в основном невозможно именно из-за деструктивного посыла и открытого и скрытого.Это какой-то адский замысел — морочить людям голову через кино и телевизор и все как сговорились нести разрушмтельные тенденции. Если и хеппи энд, то — торжество эгоизма, все на душевно-материальном уровне. Любое творчество, как сказал о. Дмитрий — Бого-человеческое и вливается в замысел Божий, но в кино-телевизионном пространстве такого все меньше…
      Еще удивительную мысль высказал о.Дмитрий, что эта жизнь и будущая мало чем отличаются, ведь сеем пшенищу и жнем тоже пшеницу….
      Успехов П. Мамонову в новом сотрудничестве с П. Лунгиным, если оно будет.

      • Natalya t:

        ПС Очень надеюсь увидеть в «Диалоге под часами» А.И. Осипова.

        • Aleksiej:

          Да Осипова! И Лунгина. Пусть ответит за «Царя» :)

          • lavrina:

            Лунгин отметился также в группе поддержки прав педерастов в одной из передач, где участвовал о. Димитрий.
            Как же так, батенька Лунгин?

            • Tatiana_Piter:

              Это игры разума :) В европах околачиваться и с педерастами не подружиться, — это трудно. Они такие симпатишные, говорят.

              • lavrina:

                Подружиться, конечно, можно. Речь ведь не об этом. Насколько помню, в передаче шла речь о греховности такого явления, как гомосексуализм. И Лунгин был на стороне тех, кто это отрицал. Вместе, кстати, с Гусманом.

              • Sergios:

                С мужеложниками, осмелюсь поправить.

          • allalala:

            Очень жду А.Осипова!

        • Владимир:

          Да, Алексея Ильича надо позвать…. Очень жду…

          • olga liv:

            А на какую тему у них должна быть беседа? Вообще-то Осипов апологетикой занимается.

            • Natalya t:

              Вот уверена, что темы нашлись бы и было бы очень интересно.) О. Дмитрий, кстати, ученик Алексея Ильича.

              • Nadezda Tsyganova:

                Лучше поздно, чем никогда! Огромное спасибо за очередной интересный диалог двух замечательных собеседников.
                Действительно, очень хотелось бы увидеть Алексея Ильича в гостях у о.Дмитрия. Думаю, такая встреча была бы — торжеством православия)).

    37. Irene:

      Очень интересная беседа. И чего почти год на полке-то держали?
      Вполне понятно желание Мамонова объяснить с помощью рациональных конструкций иррациональное. Большинство моих знакомых, не выросших в вере, а пришедших к Богу в зрелом возрасте, так же мучительно искали Истину разумом. То естественные науки привлекали на помощь, то философию, другие гуманитарные науки, то собственное лжеименное мудрствование. Пытались (себе и другим) объяснить существование Бога – то про энтропию рассказывая, то про историчность Евангелия, то по Тертуллиану: «верую, потому что абсурдно». Размышляли: ну отчего же так глубоко спрятан Образ Божий в человеке? Как его увидеть в этом или вон в том?
      Счастье, что для многих сейчас вера настолько естественна и органична – ну как воздух, которым дышишь и не замечаешь его (заметить можно, когда его вдруг перестает хватать).
      Помощи Божией Петру Мамонову в его благих делах!

      • Irene:

        P.S. Естественно, то, что я пишу о большинстве своих знакомых, в первую очередь относится ко мне.

      • lavrina:

        Бесспорно, воспитание в верующей семье — это благо.
        Но вот совсем не благо, по-моему, хоть сколько то высокомерно смотреть на людей.

        • Irene:

          Прошу прощения, но где Вы увидели высокомерие? Может, я не очень складно выразилась, но вдогонку к своему опусу направила постскриптум, который пока почему-то не опубликовали.
          Если высокомерие — это вопрос про «полку», то тут даже Регент не возразил. У него достало чувства юмора меня правильно понять.
          Так что, Людочка, извиняйте, но Вы меня как-то неправильно поняли (не впервые, кстати).

          • lavrina:

            >Если высокомерие — это вопрос
            >про «полку», то тут даже
            >Регент не возразил.
            Что за «полку»? Не поняла Вас.
            Вы ориентируетесь на мнение уважаемого Регента?
            —-
            > У него достало чувства
            >юмора меня правильно понять.
            Наверное, он Вас лучше знает, чем я.
            Я ведь отвечаю только на данный комментарий.
            Обидеть того человека, который пишет комментарий, я не хотела, мне жаль, если это произошло.
            —-
            >Так что, Людочка, извиняйте,
            >но Вы меня как-то неправильно
            >поняли (не впервые, кстати).
            Ну какая я Вам Людочка? Если хотите, чтобы я Вас правильно понимала, не нужно стараться надо мной посмеяться, тем более обидеть.

            • Kuzma Evgenievna:

              Перечитала обсуждаемое сообщение несколько раз. Не понимаю, где Вы углядели высокомерие и желание кого-то обидеть. Если что, я выросла в семье атеистов.

            • Irene:

              1. Ни смеяться, ни обижать Вас я не хотела. Просто пыталась понять Вашу реакцию на мой комментарий.
              2. Простите, если, назвав Вас Людочкой, я Вас так обидела. Мне 62 года, думаю, Вам намного меньше, поэтому я так к Вам и обратилась. Вижу, что зря.
              3. С Вами трудно вести диалог, поэтому более не буду этого делать.

            • Natalya t:

              Извините, что вмешиваюсь, но «полку» — это о той полке, на которой год пролежал этот «Диалог под часами», так что я тоже не нашла в комментарии того места, где Вас хотели бы обидеть…что-то Вы, наверное, неправильно поняли.

            • regent:

              Вы ориентируетесь на мнение уважаемого Регента?
              регент уже как три дня в запое и абсолютно не участвовал в каких-либо интригах против кого-либо, что, конечно и безусловно, печально… :-(

            • ludmelis:

              обличения по поводу высокомерия в адрес lavrinы уже высказаны и всеми поняты… имхо не следует продолжать эту тему даже с прощением в конце… о.Димитрий всё время учит же нас смирению… :-)
              ——————————————————————————
              Присоединяюсь к мнению Kuzma Evgenievna. Видимо, изначальный коммент неверно понят и, соответственно расценен.
              А по поводу высокомерия вопрос: не является ли высокомерием постоянно давать какую-то свою интерпретацию,находя в размышлениях на тему беседы(и не только этой)изъяны, именуемые, гордыней, несмирением(список можно продолжить)..? Тем паче, что у нас у всех этого «добра» в достатке, а посему — простите за вопрос.

      • Татьяна:

        Попытки рационально объяснить Веру и все с ней связанное — это от недостатка Веры, от желания приблизить себя к Богу без его участия. Когда нам не удается до Него дотянуться, мы пытаемся его к себе приблизить, «очеловечить». Вот по телеку слышала сегодня,что египетские христиане (копты)нашли какой-то папирус,датируемый началом нашей эры, в котором,якобы, написано о Марии Магдалине, как о жене Иисуса Христа. Нашему человеческому,ослепленному грехом сознанию хочется, чтобы наша близость к Богу объяснялась такими примитивными знаками. Вот и очень хороший,добрый и верующий человек, Петр Мамонов,не согласен,что «творения» человека хуже Божиих.Как это наивно и…грустно. Мы все в начале пути, и узнать замысел Божий о нас мы еще не готовы. Как мне кажется.

    38. Aleksiej:

      Огромное спасибо за встречу! Еще бы из «поколения дворников и сторожей» тов. Гребенщикова увидеть, может, о. Димитрий вывел бы наконец гуру на чистую воду? Все-таки не совсем потерянный он, в концерте в поддержку ведьм петь отказался, храм помогает строить, на Афоне «свой человек». Хорошо показал себя на встрече с Познером.

      • lavrina:

        И песни для растаманов молодых пишет, которые на конопле сидят ;)…
        А для кого-то гуру…
        Беседа, по-моему, всегда интересна. Но вот о чём?

        • Aleksiej:

          Ну, Боб Марли тоже сидел, а потом стал православным человеком. В МДА с Гребенщиковым были темы для беседы недавно, почему бы здесь не быть?

          • Aleksiej:

            Хотя нет, с БГ беседовать «на православном поле» бесполезно и неинтересно, судя по его высказываниям некоторым, он в этом совсем ничего не понимает.

            • Anakin:

              А вот на мой взгляд Гребенщиков являет пример смиренномудрия,говоря так.
              И в этой связи мне думается , что как раз на православном поле с ним было бы весьма интересно поговорить.К тому же он православный человек, как бы не интерпретировали его творчество . А это уже моё субъективное мнение.

          • lavrina:

            А Боб Марли для растаманов — почти Бог. И конопля для растаманов не наркотик, а «трава мудрости, данная Богом».
            Только вот беда, что юные растаманы незаметненько так превращаются в заядлых наркоманов и богоборцев.

            • Aleksiej:

              90% наркоманов никогда не слышали ни о Мамонове, ни о Марли, вот в чем дело. У них кругозор не шире Ай-Кью и вообще связь с реальностью слабая.

              • lavrina:

                А вы что, опрашивали наркоманов?
                Слова ваши похожи на такое суждение: «Все бомжи — пьяницы и сами виноваты в своей нищете». — Подобные рассуждения очень удобны для того, чтобы отстраниться от тех людей, которым нужна помощь.

        • Salomia:

          У Петра Мамонова живая вера, позволяющая человеку находиться в постоянном богомыслии.Очень интересное вероощущение, Боговосприятие.Очень позитивная беседа.Спаси Господь!

        • Anakin:

          Не соглашусь с Вами, песни Гребенщиков пишет скорее для тех, кому они интересны. Никогда не слышал ,что бы он такое говорил.А по поводу клише, о том, что для кого то он гуру, то это скорее проблема тех людей, кто поддерживает это клише. Сам Борис вполне стоически отрицает свое гурианство. Так что получается ,что Вы, lavrina пишете о человеке весьма поверхностно, или даже скорее эмоционально , не обдумав Ваш текст. Знаете, что , послушайте его «Русский альбом», так как одно это произведение стоит тысяч других.

          • lavrina:

            Так что получается ,что Вы, lavrina пишете о человеке весьма поверхностно, или даже скорее эмоционально , не обдумав Ваш текст.
            Ваше резюме не вытекает из ваших же предыдущих слов.
            —-
            Я не знакома лично с Гребенщиковым, так что о человеке Борисе Борисовиче не писАла никогда.
            Более того, и о человеке Юрие Юлиановиче никогда не писАла.
            Я всегда подчёркивала в своих комментариях, что не стремлюсь познакомиться с любимым автором, а с нелюбимым и подавно. Сужу о творчестве поэта по его стихам, причём высказываю своё личное понимание,восприятие творчества….
            Опять же, не спрашивала у поэтов /и у режиссёров, кстати, тоже ;)/: «А что вы этим хотели сказать?»
            Согласна с художником Никасом Софроновым, считающим, что творчество должно «цеплять» человека. Не верно,если для понимания того, чтО хотел сказать художник /поэт и т.д./, нужно прочитать прилагаемую к его работе инструкцию.

            • Anakin:

              Уважаемая ,Iavrina! Я ни коим образом не подвигал Вас к подобной реакции, а всего лишь привёл некоторые аргументы, субъективного характера , с моей стороны в сторону прояснения Ваших слов :

              «И песни для растаманов молодых пишет, которые на конопле сидят …
              А для кого-то гуру…»

              ….которые выглядят не совсем корректными, потому как не являются правдивыми, хотя бы по той простой причине, что масштаб личности Б.Гребенщикова и следовательно его влияния на окрепшие и не окрепшие умы ни как не соотносится с фразой: «И песни для растаманов молодых пишет, которые на конопле сидят …»

              С уважением, Anakin

              • lavrina:

                не совсем корректными, потому как не являются правдивыми
                Почему же не правдивы? Почитайте текст песни «Растаманы из глубинки».
                По поводу масштаба личности и влияния на умы здесь, на блоге, немало сказано. И закономерность прямо пропорциональная выведена: чем более известный поэт /писатель, священник и т.д./,тем сильнее влияние. Вы разве с этим не согласны? Поэтому логически и нравственно вытекает резюме: чем больше масштаб личности, как Вы выразились, тем выше ответственность за слова, песни, картины и т.д. — то, что делает эта личность.

                На мой взгляд,у Бога мы все масштабны,потому что любимы. Это как дети: разве можно выделить, кого любишь больше? А вот внимания обращаешь больше отнюдь не на более успешного ребёнка, а на того,который в данный момент больше нуждается в тебе.

                • Anakin:

                  Все детушки.Иногда шалим, бывает и такое. И если собрать со всей строгостью наши тексты и прочее , то непременно увидим массу непотребного и самостного, жестокого и насмешливого. Другое дело ,что мы с этим делаем впоследствии,когда настаёт время собирать камни.

            • Анна Вихляева:

              «Согласна с художником Никасом Софроновым, считающим, что творчество должно «цеплять» человека.»
              Ну, не только же в этом смысл искусства! Зачем же так упрощать и принижать его значение? И потом, смотря за что «цеплять»… И если только «цеплять», тогда пуськи — это гении современного искусства. За такой короткий срок они умудрились «зацепить» своими выходками почти всех людей на планете.

              • lavrina:

                творчество должно «цеплять» человека. Не верно, если для понимания того, чтО хотел сказать художник /поэт и т.д./, нужно прочитать прилагаемую к его работе инструкцию.
                Вот полностью фраза. Вы небольшой кусочек из неё взяли и смысл исказился.
                —-
                Речь о том, что творение в идеале должно не оставлять зрителя равнодушными.
                А ситуация, когда художник и т.д. делает нечто, для понимания чего нужно прочесть инструкцию, приводит как раз к бредовым перфомансам. В таком случае автор перфоманса или инсталляции /слова «крутые», верно?;) / просто может набросать «от балды» несколько предметов и объявить это новым вИдением мира. Кто-то так деньги зарабатывает, а кто-то просто насмехается над зрителями, рассуждающими,а что бы это могло значить?…Ну пусть посмеётся…хотя, творческого наслаждения он, думаю, не получит.

                • Anakin:

                  Вот давече на правмире набрёл на исполнение песни Б.Гребенщикова «Сокол» в исполнении Московского синодального хора. Рекомендую послушать. На мой взгляд удивительной красоты получилось произведение.

                  С наилучшими пожеланиями , Anakin .

      • Lenich:

        Да нечего его выводить на чистую воду. У него все так же в порядке как у о.Дмитрия! Но я рад что хоть кто то здесь считает его «непропащим»)

    39. dagr:

      Распечатали бутылку из довоенных запасов -) Чувствуется старая школа.

    40. LubovVCh:

      Огромная благодарность за эту встречу!!!

    41. Анна Вихляева:

      «Зло качественно». Это правда. Потому что денег на его рекламу не жалеют. Может я неправа, но просмотр некоторых фильмов можно сравнить с участием в черной мессе. Может за тем эти фильмы и делают? Такая своеобразная жертва бесу? Зритель, затаив дыхание смотрит, как на большом экране красиво, ярко и убедительно убивают людей. Какая-нибудь фантазийная красавица с хладнокровным изяществом мочит всех подряд на протяжении всего 3-х часового фильма. Красота, как известно, страшная сила, и, вот, уже зритель сочувствует красиво преподнесенным убийствам, сам становясь эмоциональным соучастником этих преступлений.
      Итог. Желаю Петру Мамонову снять хороший и качественный фильм. Эта капля добра в океане зла будет для нас тем более драгоценна.

      • Igor Malorechkin:

        «и, вот, уже зритель сочувствует красиво преподнесенным убийствам, сам становясь эмоциональным соучастником этих преступлений.»

        - Тут, Анна, границы должно в голове иметь. Не скажете же Вы того же и в отношении картин убийства, ну, скажем, «соловья разбойника», кощея, или наполеоновских французов с Ляхами. Хотя, конечно, излишняя реалистичность даже и тут опасна: знаю пример когда один солдат-художник по приказу командира разрисовал казарму на тему разгрома немцев под Москвой, да так увлёкся реализмом, что командир — военный человек (!) — был в шоке от крови, пота, дыма, от выпученных глаз и перерезанного горла бедолаги немца. Отдал приказ всё переделать…

        • Анна Вихляева:

          Это я про те фильмы, где весь смысл сводится к разглядыванию картин убийств. Уничтожение себе подобных ставится на некий пьедестал и кинематограф поет ему хвалу.

    42. Kuzma Evgenievna:

      Спасибо! Такая интересная беседа! Мне эта, кстати, больше понравилась, чем первая. А может, я за год поумнела, не знаю)) По ходу беседы всё время хотелось что-то встрять, чем-то поделиться) Теперь уже мысли не соберу. Про прозу о. Димитрий точно сказал. Рифмы — это всё же эмоция. А как у людей получается проза — для меня тоже загадка. По-моему проза — это всегда структура и эта мучительная проработка деталей, иначе ничего не получится, если это действительная проза, а не графомания. Стихи — взял, зарифмовал, сэмоционировал, пошёл дальше. Про лит-ру светскую и духовную у меня опыта нет, но мне это напомнило вообще моё отношение к зарубежной прозе. У меня раньше правило было. Я летом читала параллельно русскую прозу и зарубежную. Ну всегда по сравнению с русской зарубежная меркнет по содержанию и глубине. Читаешь — ну правильно, ну хорошо. Но о чём? Неужели для них это реальная проблема, которую они вот так ставят, над которой думают, разрешить не могут? Я Астафьева в своё время читала параллельно с Моэмом, а Шукшина — с Бальзаком.

      • kuzma_prutkoff:

        да, лучше чем первая, несомненно,
        но всё-равно скучная
        чуть не заснул: «а может это, а может это… а я так — а я так…» :)

      • lavrina:

        вынужден деспотично заблокировать ваш комментарий, ибо ни я, ни, тем более Кузьма Евгеньевна не поймет, о чем вы
        ——————————————
        Ну, если деспотичный, но бесспорно, уважаемый нами гуру, признает Ваше поумнение,то, возможно и комментарии перестанет удалять? Или это не Ваши комментарии периодически удаляют?

    43. Kostopraw:

      Мамонов — мамонт! Удивительная глубина и высота беседы!

      • kuzma_prutkoff:

        обычный мирянин
        только продолжающий (вроде он еще не отказался от актерства) лицедействовать

    44. A.Sergey:

      Спасибо за ваш диалог. Очень близко по ощущениям, как бы вживую поучаствовал. Вспомнилась и своя школа, о чем вначале беседы, все так и было, только жестче и душней, не хочется и вспоминать об этом «счастливом» детстве (60-70гг). Топтали за любую попытку отклонения от курса, физические и моральные унижения были нормой в практике воспитания (это в средней московской школе)За все время обучения был только один педагог оставивший теплые воспоминания, но не долго ему дали возможность потрудиться. Фронтовик, еврей по национальности, с увлечением знакомил нас с православной культурой на своих уроках астрономии, возил нас по немногим храмам, монастырям, объяснял как читать иконы.. Спасибо таким светильникам, они есть во все времена. Спасибо Вам. Хотелось бы еще Ваших диалогов с Петром Мамоновым

    45. Bluezy:

      Благодать Господня! Хочется поехать к отцу Димитрию, обнять его, расцеловать, и высказать всю любовь, что накипела от передач на Радонеже, от «Русского часа», от проповедей и бесед (правда понимаю, что у дорого батюшки и без меня дел хватает). Общаются двое моих самых любимых и уважаемых людей в современной России. Господь любит нас, и эта любовь ошеломляет. Скажу как Гозман, недавно участвовавший в «Поединке», мне тут уже «не интересно», хочется всегда быть с такими людьми и с Богом.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.