Гнома #123. Малодетность - национальная трагедия
Гнома  #123
У многих из нас детство затянулось. В этом отчасти не наша вина, а наших папочек и мамочек. Потому что, когда у мамочки восемь детей, ей уже не до глупостей. А когда у мамочки один ребёночек или два, она их нянчит до пятидесяти. И ребёночек не в состоянии сформироваться в мужчину или в женщину, потому что нет никакой самостоятельности. Поэтому он куклёночек такой, который ничего не может. «Покушай кашку!» – он отворачивается. Вот хорошо ещё – своими ручками кушает. Но он не может – ни постирать, ни сварить, ни устроиться на работу, ни работать – он ничего не может, потому что всё за него должны делать. И так до пятидесяти, пока восьмидесятилетняя мамочка не отойдет ко Господу. Может, к пятидесяти что-то в нём чем-то и напоминает издали мужчину или женщину, а так – полная неспособность ко всему. А когда восемь детей, там уж не до этого. Я однажды, помню, пришёл в одну семью, я уже как-то рассказывал об этом. Там не восемь было, там одиннадцать. Я смотрю, полуторагодовалый ребёнок сам ест. Ложкой, из тарелки. Я говорю: «Во зрелище, ещё не говорит, а уже ест. А как это Вы его научили?» «Я? Нет. Просто он знает, что если сейчас не поест, то старшие всё сметут, и будет голодный». И не надо его учить: «Кушай кашку, открой ротик». А с этим ничего подобного, сам ест. И всё. Будет самостоятельный, и, конечно, активный человек. Даже вот, когда щенков выбирают, смотрят помёт – восемь щенят; и вот самый активный лазает, всё делает, отодвигает – его и берут: этот будет хороший пёс. С людьми – то же самое. А когда один? И вот его и лижут, и лижут, и всё за него делают, и туда воткнут, и туда, и в эту школку переведут, и в ту, и в другую. Вот тебе и репетитор, вот институт, вот тебе взяточка, вот тебе работа. И всё. А потом – его женить. Потому что сам – никак, потому что современный молодой человек даже не умеет за девушками ухаживать. Ничего он вообще не знает – ничего и никак. И они его – раз – и женили. Потому что, может, он какие-то биологические функции сумеет исполнять. Но чтоб быть кем-то... Поэтому отчасти это и не вина людей, это вина предыдущих поколений. Потому что у мамочки, у каждой славянской женщины, энергия такая существует на воспитание восьми-десяти детей. Представляете? На одного бедного ребёночка десятикратная обрушивается материнская любовь. Ну, кто тут может выжить? Он же маленький, а она вон какая здоровенная. Понимаете? Она же и коня на скаку остановит, и мужа в бараний рог свернёт. А вот когда у неё восемь, ей уже не до сворачивания. Более-менее как-то надо будет попытаться организовать жизнь. Поэтому это очень, так сказать, большая национальная трагедия, именуемая «малодетность». От этого страдают все, от мала до велика. Вот просто вся страна от этого стонет. В голове засело, что дети – это что-то такое страшное, ненужное, вредное и даже опасное. И очень из-за этого много трагедий. Да вообще всё – трагедия. Возьмёшь любую семью – всегда трагедия. А причина трагедий, если не на сто процентов, то на девяносто – кроется в этом.
протоиерей Димитрий Смирнов
Малодетность – это большая национальная трагедия.
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.