Радио «Радонеж». Протоиерей Димитрий Смирнов. Видеозапись прямого эфира от 2013.09.28
Видеозапись прямого эфира радиостанции "Радонеж", во время которого протоиерей Димитрий Смирнов отвечает на вопросы радиослушателей. Ведущий – протоиерей Александр Березовский. Радиоэфир от 28 сентября 2013 года.

   1. Как бороться с клеветой?   (0:24)

клевета, борьба с клеветой, мотивы поступков, уголовное преступление, терпение

   2. Как подготовить ребёнка к его первой исповеди?   (4:41)

исповедь, дети, с какого возраста исповедоваться детям

   3. Могут ли родители сами определить готовность ребёнка к исповеди?   (5:34)

исповедь, дети, с какого возраста исповедоваться детям

   4. Можете ли Вы посодействовать и передать в Думу проект закона о захоронении Ленина?   (7:06)

Ленин, захоронение Ленина, Дума, проект закона

   5. Правда ли, что грех прощается, а наказание остаётся?   (10:30)

грех, наказание за грех, наказание за грех, искупление греха

   6. Как по-христиански ответить на нецензурную брань?   (11:45)

мат, нецензурная брань, поступать по рассуждению

   7. Кто такая Ванга? Зачем Бог даёт такие способности людям?   (14:28)

Ванга, экстрасенсы, источник сверхспособностей

   8. Всегда ли чудеса, творимые людьми, – от Бога?   (16:21)

Чудеса, невежество, суеверия, источник чудес

   9. Что мне делать, если дети подарили католическую икону?   (18:07)

иконы, православные иконы, неправославные иконы, католические иконы

  10. Нужно ли отдавать детей в православную школу ради дисциплины и религиозных знаний?   (18:40)

дети, обучение детей, воспитание детей, дисциплина, религиозное воспитание, православная школа

  11. Можно ли давать обеты Богу, чтобы удержаться от грехов?   (22:47)

обеты, нарушение обетов, грех, борьба с грехом

  12. Что Вы можете сказать об изъятии детей из семей по анонимным звонкам?   (25:16)

опека, ювенальная юстиция, изъятие ребёнка из семьи

  13. Как правильно исповедоваться и каяться?   (32:39)

покаяние, исповедь, письменная исповедь, Страшный Суд

  14. Сколько было и сколько осталось колен Израилевых?   (36:17)

Колена Израилевы, исчезнувшие колена Израилевы

  15. Как достичь уважения?   (37:19)

уважение, за что уважают, качества души

  16. Почему прихожан не пускают в алтарь?   (42:51)

Кто может быть в алтаре, прихожане

  17. Почему в православных храмах алтарь закрыт иконостасом? Что там нельзя видеть?   (43:31)

алтарь, иконостас, православный храм, Царские Врата

  18. Что может провоцировать жадность супруга?   (44:56)

жадность, расточительность, конфликт мужа и жены

  19. Как умножались хлеба в руках апостолов?   (46:19)

чудеса Христовы

  20. Как мирянину отсечь свою волю?   (47:29)

воля, отсечение воли, воля Божия, послушание

  21. Почему в России, православной стране, оказалось возможным такое массовое осатанение в 1917 году?   (49:47)

вера, христианство, отход от христианства, интеллигенция, духовенство, наивность, доверчивость

  22. Хочу стать священником, но не хочу самовольничать, как узнать, угодно ли моё желание Богу?   (55:45)

служение Богу, самоволие, как узнать волю Божию

Прот. Димитрий Смирнов: Добрый вечер, дорогие братья и сестры. Мы вновь с отцом Александром с вами в прямом эфире. Вы можете нам в студию позвонить по телефону 8 (495) 959-59-39 и задать ваши вопросы. Всех Людмил поздравляю с наступающим днем Ангела.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, можно ещё Вер, Надежд, Любовей, у которых будет день Ангела в понедельник.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, если заранее, то да, конечно. Тогда и Софий – что ж ты пропустил-то? Как тебе не совестно?

Прот. Александр Березовский: Дорогие братья и сестры, напоминаю также, что вы можете присылать ваши вопросы нам в студию по смс на короткий номер 5522. В начале сообщения напишите слово «Вера» и через пробел – текст вашего вопроса. Будем рады на него ответить.

У нас есть первый звонок. Здравствуйте, мы Вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте, батюшки, это Виктор из Москвы. Как бороться с клеветой, если на тебя постоянно клевещут? Спаси, Господи.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, во-первых, нужно крепко подумать: а стоит ли? Потому что у человека, который клевещет, всегда есть какой-то мотив, и надо его знать. Если мотив – зависть, например, то он всё равно будет клеветать. И потом, клевета – это уголовное преступление. Теперь, в нынешнее время, самое простое – в суд подать. И там уже специально выделенные люди будут этим заниматься, и в этот период Вы будете освобождены от [клеветы]: человек будет в беспокойстве от того, что Вы подали в суд, и у Вас будут аргументы. Это очень просто – клевета любая легко проверяется. Человек в чём-то Вас обвиняет – и ему предъявляется такая претензия: докажите. И, если он не может подтвердить свои слова, ему присуждаются общественные работы или штраф. Это самое простое. А так – можно и потерпеть во славу Божию. Это вообще-то очень полезно. Это очень лечит в нас тщеславие, честолюбие. Невинно страдая, мы уподобляемся Господу Иисусу Христу, Которого тоже называли сыном веельзевула (Мф. 10, 25). И в чём только Его ни обвиняли! Это вещь для падшего человеческого рода очень известная – клевета.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, но не даём ли мы тем самым победу этому злу?

Прот. Димитрий Смирнов: Нет. Вот взять Николая Александровича, дорогого нашего императора. На него даже в школьных учебниках лили грязь – и ничего не вышло. Прославлен. Так что это ничего не даёт. Всегда тайное становится явным.

Прот. Александр Березовский: То есть торжество зла временное?

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Христа распяли – вроде бы, всё, Он проиграл. Нет, Он победил мир. Временно торжество зла.

Прот. Александр Березовский: Ирина из Кемеровской области: «Скажите, пожалуйста, как приготовить ребенка к первой в его жизни исповеди?»

Прот. Димитрий Смирнов: Как-то специально не надо готовить. Надо с ним беседовать об этом. Очень важно не ошибиться с днём исповеди: одним детям можно и в шесть лет начать исповедоваться, а другим – не раньше одиннадцати, потому что это может быть преждевременным. Нужно оценить. Потом поговорить: «Ты видел, как папа исповедуется, как мама исповедуется, как другие детки исповедуются. Тебе тоже время пришло, ты теперь уже большой, надо свои поступки оценивать».

Прот. Александр Березовский: Но родители могут ли оценить готовность ребенка к исповеди, или всё-таки лучше по совету священника?

Прот. Димитрий Смирнов: Конечно, могут. Если исповедуются сами – что ж не могут?

Прот. Александр Березовский: Ну, они всегда или переоценивают, или недооценивают своих детей.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну и что, это не страшно. Священник, если имеет некоторый опыт, всё это может поправить. Но если родители фарисеи, то сложно.

Прот. Александр Березовский: «Сегодня день рождения – завтра идёшь на исповедь».

Прот. Димитрий Смирнов: Да нет, сегодня идёшь. И как раз в полпятого, когда ты родился. «Батюшка, не могли бы Вы выйти в полпятого, потому что он в полпятого родился?» Людей, больных фарисейством, много, они думают, что в этом [суть]. Очень часто на исповеди я выслушиваю даты всякие, дни недели – люди придают этому большое значение.

Прот. Александр Березовский: Может быть, от этого легче оттолкнуться человеку?

Прот. Димитрий Смирнов: Зачем от чего-то отталкиваться? Надо отталкиваться от греха в сторону добродетели.

Прот. Александр Березовский: Нет, к нему человек хочет подойти.

Прот. Димитрий Смирнов: Да зачем подходить? Надо не вокруг да около, а именно об этом.

Слушатель: Алло, добрый вечер, батюшка, это Владимир. Я звонил в прошлую субботу. Мы подготовили проект закона о выносе останков, находящихся на Красной площади. Могу ли я Вам его передать с тем, чтобы Вы передали его депутату Госдумы? Я бы мог сам отправить, но с Вашим авторитетом будет надёжней.

Прот. Димитрий Смирнов: А какой комитет этим занимается?

Слушатель: Вот это вопрос, я не знаю. Но проект закона есть – мы подумали, и получилось хорошо.

Прот. Димитрий Смирнов: А «мы» – это кто? Вы с женой что ли?

Слушатель: Не только с женой, ещё целая коллегия юристов, православных христиан. У меня пять коров, я их подоил немножко, и написал закон. Почитал и написал. Думаю, очень хорошо получилось.

Прот. Димитрий Смирнов: Вы знаете, я не люблю законы читать. Мне трудно в это вникать. Если Вы мне скажете, кому из депутатов передать – то, если Вам лень, я найду способ это сделать. А так – что? Все депутаты известны, их координаты известны. Раз Вы автор закона – ну так напишите им, по электронной почте свяжитесь и отдайте. При чём тут авторитет-то? Все и так знают [мою позицию]. Мы даже публиковали в интернете, я во фракции ЛДПР выступал об этом, много раз об этом говорил. Все знают моё мнение, но не думаю, что моё мнение на весь депутатский корпус может подействовать. Это, по-моему, заблуждение. А так – Вы автор. Тем более, если юристы участвовали, сведущие в том, как писать законы, в том, какие традиции у нас в Думе – всё получится. Я думаю, Вы даже сделаете это быстрее.

Вы знаете, я дико занят. У меня после отпуска ещё ни одного выходного дня не было. Поэтому, я думаю, у меня дольше получится. А Вы всё-таки автор, заинтересованный. Я тоже заинтересован, но это сейчас не та тема, которой бы я непосредственно занимался. Я взаимодействую с Комитетом ГД по семье сейчас, там у меня прямые контакты, и я весь погружён сейчас в это послушание, мне Святейший поручил это делать. Поэтому я просто умоляю Вас сделать это самим. Чего меня, пенсионера, лишний раз гонять?

Алло, добрый вечер, слушаем Вас.

Слушатель: Здравствуйте, раб Божий Сергий. Объясните: грех прощается, а наказание остаётся. Не могу своим домашним объяснить, не хватает слов. Я это чувствую и знаю на своем опыте.

Прот. Димитрий Смирнов: Не знаю. Первый раз слышу такую сентенцию – «грех прощается, наказание остаётся...» Как-то это уж очень механически звучит.

Прот. Александр Березовский: Как синяк. Упал – синяк. «Мам, прости» – «Ну, прощаю». А синяк остался.

Прот. Димитрий Смирнов: А за что «прости»? Надо наоборот пожалеть, раз упал.

Прот. Александр Березовский: Ну, может он не послушался маму, она ему велела не вертеться на стуле.

Прот. Димитрий Смирнов: Всё равно же – не за синяк «прости», а «прости, что не послушался». Не знаю. Какой-то странный «юридизм». Звучит более-менее красиво, но духовную жизнь нельзя так механизировать, мне кажется.

Прот. Александр Березовский: «Как ответить по-христиански на нецензурную брань?»

Прот. Димитрий Смирнов: Да никак.

Прот. Александр Березовский: То есть лучше делать вид, что это не к тебе относится?

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, может, и к тебе. Ну, по-разному. Вот у военных – и не только, а вообще у всех людей, носящих погоны – бывают такие ситуации, в которых надо действовать «по обстановке». Если их восемь, и ты идёшь через подворотню, и света нет – это одна ситуация. Если ты в каком-то бутике стоишь в кассу – это другая ситуация. Если выражается представитель правопорядка – это одна ситуация, а если мальчишка на перемене в школе, куда ты пришёл, чтобы своего отрока призвать к порядку, потому что тот перестал домашнее задание делать – это другая ситуация. Каждый раз – по ситуации. Если человек сам не понимает, как действовать – ну, он же не может иметь карманного батюшку в табакерке. Раскрываешь, он выпрыгивает, у него спрашиваешь – и делаешь наоборот. Каждый действует, как апостол Павел сказал, по рассуждению собственного ума (Рим. 14, 5).

Прот. Александр Березовский: Опираясь на свой опыт.

Прот. Димитрий Смирнов: Опыт. Потом, очень многие люди на исповеди на себя жалуются: «прошёл мимо», «не защитил», «не заступился», «руку не подал – человек утонул». Очень часто, в последнее время что-то вообще часто. Много приходит народу – не спасли другого. Говорит: «я растерялся». Ну, растерялся. Человек был – а теперь ушла душа в иной мир. Хотя это тоже считается по Уголовному кодексу преступлением, что не оказал помощь.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, следующий вопрос из Чувашии: «Кто такая Ванга? Бог для чего даёт такие таланты таким людям?»

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, можно сказать: «А кто такой Аль Капоне?» Или: «Кто такой Лаврентий Павлович Берия? Зачем Бог дал ему такие таланты?» При чём тут Бог? Бог тут вообще ни при чём. Непосредственный виновник её таланта – сатана. Просто удивительно, что, родившись в болгарской деревне, где люди должны быть православные, по идее... Я понимаю, коммуняки – Тодор Живков и его жена. Это коммунисты, это как раз их религия, сатанинская – коммунизм. Вот они к ней стали ездить. Чумаки всякие, это как раз их бесовщина, это нормально. Но нормальные люди из деревни, крестьяне – они-то что? Тем более, представители духовенства говорили, что это такое, – как люди грамотные, окончившие семинарии. И сейчас говорят. При чём тут Бог? Бог тут вообще ни при чём. Чтобы Бог дал какой-то талант, но сначала ослепил, потом поднял куда-то наверх и о землю шарахнул? Интересно. А у Бога других-то способов нет дать талант, как только шарахнуть о землю и засыпать глаза песком?

Прот. Александр Березовский: Но у людей твёрдое мнение, что, если человек творит чудо, то это от Бога.

Прот. Димитрий Смирнов: Наоборот. Это густопсовое невежество. Антихрист придёт – он тоже будет чудеса творить. А египетские колдуны, когда Израиль выходил из Египта, какие чудеса творили?

Прот. Александр Березовский: Воду в кровь превращали.

Прот. Димитрий Смирнов: Как нечего делать. Так что – чего там? Нет, просто тупое невежество. Просто людям обычным, которые не просвещены светом Христовой истины, всё сатанинское, бесовское, оккультное, астрологическое, экстрасенсорное, инопланетное – ближе. А всё духовное – дальше. Поэтому Ванга для этих бесенят – как раз самое святое. Хотя достаточно на её физиономию посмотреть. Страшная, не буду говорить, как кто. Посмотришь на лицо святого человека – благостный. А эта – подойти-то страшно, и несёт какую-то ахинею. А отыскивают какие-то «предсказания».

Алло, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Дети ездили в Испанию, привезли мне икону «Державная», но она католическая. Что мне делать? Духовный отец сказал, что он не знает, что мне сказать.

Прот. Димитрий Смирнов: Вам надо дышать глубже и ничего не бояться. А то Вы прямо так вздыхаете, как будто они вам отравленную жабу привезли.

Прот. Александр Березовский: Елена из Москвы: «Хочу отправить детей учиться в православную школу. Цель – получение знаний о религии, и, конечно, дисциплина. Подскажите, правильно ли я рассуждаю, или в православную школу надо отдавать по каким-то другим соображениям?»

Прот. Димитрий Смирнов: Да нет, соображения могут быть разные. Только большое заблуждение думать, что школа может что-то сделать за нас. Это как купить ребёнку самые хорошие учебники, какие только есть – сейчас учебников по каждому предмету несколько существует, можно выбирать любой, – и думать, что от этого что-то зависит. Так же и школа. Зависит вот от чего: хороши ли там педагоги и, от этого, хороша ли атмосфера в этой школе? Вот что может оказать влияние на ребёночка. Причём, влияние дополнительное к тому, которое оказывает семья. А если семья портит ребёночка, то, будь школа самой прекрасной на планете – она уже ничего не сделает. Ребёнок уже испорчен родителями, и тут – хоть что.

Прот. Александр Березовский: Каждый родитель считает себя вполне сносным родителем, и часто именно школу обвиняют в том, что с детьми что-то не так.

Прот. Димитрий Смирнов: Когда обвиняют школу, это как раз говорит о том, что человек вообще ничего не понимает. Если школа частная, то от таких родителей нужно избавляться. Дитя, конечно, ни в чём не виновато.

Прот. Александр Березовский: Но крайним оказывается ребёночек.

Прот. Димитрий Смирнов: А тут ничего не сделаешь – вопреки родителям воспитание невозможно. Нужно тогда изолировать дитя от родителей. А это только в закрытых учебных заведениях [возможно].

Прот. Александр Березовский: Забрали, заперли...

Прот. Димитрий Смирнов: Забрали – и воспитывают, и он там живёт. На каникулы приезжает домой, потом возвращается оттуда опять в школу – месяц реабилитации. У нас вот, например, в кадетском центре, где дети уезжают на каникулы к мамам, некоторые мамы говорят: «Он приезжает из центра – и сразу ложится, и говорит, мол, ничего теперь делать не буду, ты меня обслуживай». Потому что там всё понуждают делать самому. Мамы не нарадуются. То двадцать раз говоришь «чисти зубы» – тут чистит зубы сам. Встаёт – автоматом застилает за собой кровать. Ботинки ставит на место. Носки по утрам каждый день не ищет – они в нужном месте. Говорят: «Что вы за три месяца сделали с детьми?» Но вот реакция такая: ложится и «ты меня обслуживай». Ситуация комичная, конечно. Поэтому, когда он с каникул возвращается, надо снова…

Прот. Александр Березовский: Приводить в порядок.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну так, более-менее. Зато ему легче будет потом. Потому что всю жизнь кто тебя будет обслуживать?

Прот. Александр Березовский: Да уж, таких мамочек потом не найдёшь.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, некоторые мамочки и согласны, но всё-таки это порча для ребёнка. Хотя бы должен уметь. А мамочка заболеет? Надо, чтобы он её обслуживал. Не всё в одни ворота.

Прот. Александр Березовский: «Можно ли давать обеты Богу, чтобы удержаться от повторного грехопадения?»

Прот. Димитрий Смирнов: Обеты давать бессмысленно. Моя практика показывает, что современный человек – может быть, раньше было как-то иначе – все обеты нарушает.

Прот. Александр Березовский: То есть это получается некий соблазн для человека?

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Один обет – например, не пить – помогает. Но это особый случай. И он чувствует свою ответственность, это ещё можно – сконцентрироваться на чём-то одном. А так – грехов-то у нас миллион. Миллион обетов?

Прот. Александр Березовский: Батюшка, а чтобы удержаться от повторного грехопадения, что порекомендуете?

Прот. Димитрий Смирнов: Я рекомендую веровать в Пресвятую Троицу и в Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, все, кто задает эти вопросы, веруют.

Прот. Димитрий Смирнов: А чего же они не могут тогда? Он пришёл на землю и вочеловечился для того, чтобы нас спасти от греха. Что же они тогда у Него не просят? Зачем Он приходил-то? 

Прот. Александр Березовский: А вот об этом-то и забывают, зачем Он пришёл.

Прот. Димитрий Смирнов: Забывают – вот, я напоминаю. У меня такая работа – напоминать. Про обеты ничего в Евангелии не сказано.

Прот. Александр Березовский: То есть это уже позднее изобретение человеческое?

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. В древности такого не было. Давали обеты монашеские всегда – нестяжания, целомудрия и послушания. Это традиционно. Но это человек выбирает себе образ жизни. Ведь не жениться, не иметь собственности и быть в послушании – Господь этого не требует от каждого человека. Вступление на этот путь – в форме обетов. Есть некая граница, которая отделяет мирянина от монаха. Вот, собственно, и всё.

Прот. Александр Березовский: Елена из Торжка: «По телевизору показали сюжет о службе социальной помощи, которая забирает детей даже по анонимному доносу на родителей. Батюшка, что Вы об этом знаете? Действительно ли это так?»

Прот. Димитрий Смирнов: В некоторых местах такая практика бесчеловечная существует. Родители порой бывают беззащитны. Но в большинстве случаев, в 90%, ситуация совершенно оправдана. Я вокруг своего прихода организовал такую структуру – мы спросили органы опеки, нам дали адреса трудных семей. Некоторые из них нас не пустили на порог, некоторые принимают нашу помощь, некоторым удаётся помочь. А некоторые с удовольствием отдали своих детей и даже не посещают их – избавились, и всё. И поэтому, когда наши добросердечные женщины из опеки приходят и видят, что ребёнок в таком брошенном состоянии, они дают команду его изъять. И тогда – лишение родительских прав. Но тут очень трудно. Надо, конечно, попытаться семье сперва помочь. Это делается не везде. Бывают, конечно, вопиющие случаи. А иногда, когда видят, что детки хорошие, их можно «загнать» куда-нибудь… Раньше в Америку хорошо шёл «товар», на десятки миллионов в год по стране продавали детей. Когда уж преступный бизнес – это другое. Но сейчас этому, мне кажется, уже ставится предел, во всяком случае, всегда можно защищаться. И потом – ну смешно. Ну, поставь железную дверь и запрись – никто, даже милиция, не имеет права взломать. Это только с санкции прокурора, если нужен обыск. А какой-то донос – это любой может написать на любого: я на тебя напишу, и завтра всех твоих детей отберут. Ну, это же просто смешно. Написать можно всё что угодно.

Прот. Александр Березовский: Вот и странно, что по такому доносу и целый сюжет, оказывается, был.

Прот. Димитрий Смирнов: Отдельные случаи прискорбные бывают. Но в целом это не так. Я в этом убедился. Я сам был свидетелем такого вопиющего случая, когда семья, где отец и мать работают и не пьют, хотя брак у них был и незарегистрированный, – эту семью, так сказать, разбомбили. Но там цель была завладеть квартирой. Просто чиновники с преступными намерениями. Бывают оборотни. Но большей частью это совершенно оправданные операции.

Прот. Александр Березовский: То есть помощь ребёнку.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. Вот мальчик к нам поступил. Спрашиваю: «Когда вырастешь, кем будешь?» Он говорит: «Я убью маму». Я говорю, конечно: «Почему?» – «А потому что она мне о щёку сигарету тушила горящую». Это ребёночек шести лет – и он мечтает о том, чтобы вырасти и убить маму. Нормально? Это какую нужно любовь возыметь к маме. Это же он не сочинил, это же нельзя сочинить. В шесть лет могут другое сочинять дети. И они сочиняют только из того объема информации, который есть вокруг них. А тут – «убить», причём, «маму», целенаправленно. Поэтому – в подавляющем большинстве случаев это изъятие бывает оправданно.

С другой стороны, у той же мамы, про которую её средний сынок так говорил, старшего изъяли и поместили в спецприёмник для детей. А там, когда летние каникулы были, их отправили в лагерь. И ребята в этом лагере – а там совершенно блатная обстановка – ему сказали: «Ты будешь как беглый раб, мы тебя заклеймим». Накалили ложку добела и прижгли ему лоб до ожога глубиной в два миллиметра. И так же на ноге. Потом ребёночка вернули маме. Он испытал такие муки, которые хороши для Освенцима, Майданека, Саласпилса. То есть изъяли у мамы – а куда поместили? И этот мальчик, Саша, говорит: «Меня били каждый день». А другому мальчику ещё кое-что прижигали, не в эфире будет сказано, другие мальчики, совершенно отпетые. А взрослые не видят и не слышат, что там творится. И когда с ним это всё проделали, его перевязали, обработали, но никакого следствия не провели. Я Павлу Алексеевичу Астахову написал письмо, отвёз, мы с ним поговорили. Я говорю: «Проверьте, пожалуйста, что там творится». Он так удивился. А что сделать? Ну, вот просигналил, что такой факт стал мне известен. Мы с ним в хороших отношениях, верим друг другу и сотрудничаем.

Люди, которые находятся в состоянии борьбы, часто говорят априори, что всё плохо и безобразно. Это не так. Это совсем не так.

Прот. Александр Березовский: Спасибо, батюшка, у нас есть вопрос.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, здравствуйте, слушаем Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Была на исповеди у разных священников. Столкнулась несколько раз с тем, что мне говорят: «Вы что, сюда реветь пришли?», или «Вы что, на Страшный суд пришли?» Батюшка, скажите пожалуйста, как научиться каяться?

Прот. Димитрий Смирнов: Научиться каяться невозможно. Мы покаянию учимся всю нашу христианскую жизнь. Никакой школы, никаких приёмов не существует. Потом, как и большинство людей, Вы путаете исповедь и покаяние. Покаяние – это изменение всей жизни. А исповедь... Я посоветовал бы Вам в Вашем случае исповедоваться письменно. То, в чём хотите покаяться, запишите накануне, передайте священнику, наклоните головку, скажите, как Вас зовут – и всё. Если он сочтёт нужным, он при Вас прочтёт. Или возьмёт, положит в карман, а прочтёт после. И не будет никаких проблем. На самом деле батюшка ошибся: когда Вы приходите на исповедь, Вы приходите на Страшный суд. Поэтому священник должен читать обращение к кающемуся: «Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое...» Если я стою перед Христом, разве это не Страшный суд? Если священник этого не знает, значит, его надо на курсы повышения квалификации опять в семинарию запихнуть, на те уроки о покаянии, которые он пропустил.

И поплакать на исповеди – тоже ничего. Вот Вы, может, замечали – где священник стоит, там коврик стелют. Это для того, чтобы впитывать слёзы. Не для того, чтобы ему мягко было, чтобы он был как в турецкой бане. А чтобы все было культурно – человек плачет, а слёзы ковром впитываются. Так что плачьте на здоровье – где ещё поплачешь, как не в церкви? Я сам, бывает, плачу. Что-нибудь вспомнишь и заплачешь, иногда в очень неудобное время. Не можешь, бывает, сдержаться – слёзы сами текут. Так что – ну что тут? Самое обыкновенное дело.

Прот. Александр Березовский: Спасибо, батюшка, ещё есть вопрос у нас.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, здравствуйте, слушаем Вас.

Слушатель: Добрый вечер, батюшка, Санкт-Петербург, раб Божий Георгий. История учит нас, что Птоломей собрал по шесть представителей от каждого колена для перевода Ветхого Завета. С другой стороны, история учит, что одно колено израильское давно исчезло. Когда я был на экскурсиях по святым местам в Израиле, там говорили, что исчезло восемь колен, причём, это произошло уже во времена Птоломея. Как всё-таки считать?

Прот. Димитрий Смирнов: Вы знаете, я совсем в этом не компетентен. Не знаю. Надо спросить у специалистов по Ветхому Завету или у раввинов, как они думают. Я это никак не изучал, может быть, просто не помню. Не берусь сказать.

Прот. Александр Березовский: Такой вопрос к нам пришёл, батюшка: «Как достичь уважения?»

Прот. Димитрий Смирнов: Вопрос ставит в тупик. Обычно уважают людей, которые что-то умеют. Я замечал, таких людей уважают.

Прот. Александр Березовский: Ну, или за какие-то качества души.

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Но качество души – это тоже ведь какое-то душевное умение. Даже какой-то пустяк. Допустим, человек метко кидает шайбу. И вот он забьёт три гола в одном матче – смотришь, все уважают, говорят, пишут о нём. Казалось бы – чего тут? Взрослый лоб закинул шайбу – экая невидаль. Или, допустим, поднял тяжёлый предмет, какую-то штангу. Или, как некоторые, самолёт сдвинул – его в Книгу рекордов Гиннеса запишут, начинают уважать. Или вот сейчас Путина стали сильно уважать за инициативу по Сирии. Такое предложить, что вроде и не откажешь. Это же надо сообразить. Разбомбить всё в пух и прах – это каждый дурак может. А вот придумать умную вещь – совсем не каждый. Всех разоружил одной фразой – и сразу уважение пошло.

Так что – когда человек что-то умеет хорошо... Всегда уважают того, кто умеет играть на скрипке или на альте, у кого хороший голос. Или вот Перельман задачку решил. Хотя он непростой в общении человек, как говорят, и по внешнему виду, – а знают, уважают. Также уважают тех, у кого денег много. Как добиться уважения? Стань миллиардерчиком – и будут уважать. Не так, как миллионерчика, побольше. Или вот, например, у нас есть женщина-пилот – высшим пилотажем занимается, делает все фигуры, сумасшедшие вещи, о ней даже иностранцы хотят фильм снимать. Потрясающая, красивая женщина, очень многим мужчинам может нос утереть – и все сразу уважают. Что-нибудь уметь делать хорошо – например, хорошо уметь врезать замки в дверь, аккуратно, чтоб не шаталось, чтобы замок долго служил. Все будут уважать, приглашать и ценить. Любое дело.

Я вот как-то рассказывал, как однажды вышел во двор, а у нас там парень из Таджикистана... Не парень, мужик уже, ему 52 года, я потом узнал. Спросил, как его зовут. Он говорит: «Талиб». Хорошее имя – Талиб. Я говорю: «Слушай, я никогда в жизни не видел, чтобы наш двор так хорошо убирался. Я тебя просто благодарю. Я тебе премию даю». У меня в кармане были деньги, и я ему дал. Говорю: «Вот тебе награда». Прямо до слёз. Я его очень уважаю. Он уже давно уехал к себе в Таджикистан – для внуков зарабатывал – а я его уважаю. Он навсегда остался в моей памяти – и лицом, и своим удивительным трудом. Казалось бы, дворник – невелика премудрость. Но с такой тщательностью, с такой порядочностью – ну просто блестящая работа. Любая блестящая работа вызывает уважение и желание выразить благодарность.

Прот. Александр Березовский: Да, батюшка, много Вы дали рекомендаций – такие простые пути, если человеку очень нужно уважение окружающих.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, многие хотят достичь уважения просто силой – подавить всех окружающих, пусть боятся и уважают.

Прот. Александр Березовский: Это будет страх. Это другое. В этом нет уважения.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер, батюшка. Почему в алтарь не пускают никого из прихожан?

Прот. Димитрий Смирнов: Почему? Не пускаем только прихожанок и маленьких мальчиков. Потому что они начинают разговаривать, брать не то, суету создают. А когда подрастут, начинаем уже пускать – чтобы приучать их, чтобы они потом на батюшек выучились.

Прот. Александр Березовский: Люди, побывавшие в католических храмах, задают вопрос: «Почему мы, православные, что-то прячем за алтарной преградой от прихожан? Там что-то происходит такое, что всем видеть нельзя?»

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, совсем не так. Алтарная преграда такой высоты возникла постепенно. Такие большие иконостасы, которые закрывают эту часть храма, появились только в XVI веке. А до этого – если мы возьмем Кремль, наш Успенский собор, то там однорядный иконостас, причём, написанный на стене небольшого размера – в размер местных икон.

Прот. Александр Березовский: То есть из храма всегда было видно через него, что происходит в алтаре?

Прот. Димитрий Смирнов: Через Царские врата. На Пасху они открыты. Когда священник служит, у которого есть такая награда – служить и отверстыми Царскими вратами – тоже открыты. Епископ когда служит, тоже всё открыто. Царские врата открыты.

Прот. Александр Березовский: Ольга из Москвы: «Качества супругов отражают друг друга. Например, моя обидчивость провоцировала гневливость мужа. Это я как-то преодолела. А какое моё качество может провоцировать его жадность?»

Прот. Димитрий Смирнов: Расточительность. Если жена не бережлива, муж должен как глава дома придерживать. Потому что женщины...

Прот. Александр Березовский: Им только дай.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, ну не все. Но все исследования говорят: когда у них какие-то трудности душевные, это для них как для мужиков выпить – пойти в магазин, что-то купить ненужное. Это их очень оттягивает от проблем, как некоторая психотерапия. А так как муж главный добытчик, ему тоже обидно: «ишачу по две смены, а купили то, что никогда не будет нужно, ещё и квартиру захламляет».

Прот. Александр Березовский: Так что здесь лучше попридержать свои [аппетиты].

Прот. Димитрий Смирнов: Вообще нужна умеренность. Если жена бережлива, то муж не будет жадным, скорее всего. Во всяком случае, не так остро это будет звучать.

Прот. Александр Березовский: Василий из Воскресенска: «Отец Дмитрий, из всех чудес, сотворенных Спасителем, мне никак не удается понять чудо умножения хлебов. Как умножались хлебы в руках апостолов на глазах у многих тысяч человек? Объясните, пожалуйста».

Прот. Димитрий Смирнов: А как чудо можно объяснить?

Прот. Александр Березовский: Ну, такой рациональный подход. Это знаете, как фокус: «а теперь – секрет фокуса».

Прот. Димитрий Смирнов: А как по водам ходил Господь? А как Он вознёсся в теле на Небеса? А как Он вочеловечился, не нарушив ключи девства? Мария, Мать Его, осталась Приснодевой. Да мало ли чудес. А как Лазарь Четверодневный воскрес, уже смердящий? Это как? Что-то он застрял на хлебах, наверное, кушать любит.

Ну, что у нас там ещё есть?

Прот. Александр Березовский: Александр из Москвы: «Поясните, пожалуйста, как правильно применить к жизни правило об отсечении своей воли и руководстве волей Божией? Для монашествующих это понятно – они находятся на послушании, – а как быть мирянам?»

Прот. Димитрий Смирнов: Так же и быть. «Для монахов свет суть ангелы, а для мирян свет суть монаси» (преп. Иоанн Лествичник, «Лествица»). Как раз монахи и служат для того, чтобы мирских людей возвышать, чтобы было, кому подражать – чтобы мы глядели на их ангельскую жизнь и сами устремлялись [вверх]. Вот наше правило – утреннее, вечернее – возникло из монашеского правила. Мы пользуемся и вечерними молитвами, и утренними, и ко Святому Причащению – всё из монашеских правил.

Прот. Александр Березовский: Ну вот так и получается, что человек в монахи не идёт, а как подражать?

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, всем и не надо идти в монахи. Все и в математики, и в полицейские не идут. Представляешь, все бы ринулись в полицейские?

Прот. Александр Березовский: Но вот будучи мирянином подражать монаху, который живёт за стенами монастыря – это возможно? И полезно ли?

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, а почему нет?

Прот. Александр Березовский: Разные условия жизни, разная обстановка.

Прот. Димитрий Смирнов: Монашеская жизнь такая же. Там игумен – отец, здесь отец – глава своего семейства. Всё то же самое. Монахи как отца слушают игумена, а в семье дети отца слушают как игумена, сами у него в послушании. И те поручения, которые отец даёт своим чадам, должны восприниматься как послушание.

Прот. Александр Березовский: Сергей: «Батюшка, по Вашему мнению, почему в 1917 году стало возможно массовое осатанение людей, которые становились на сторону большевиков и творили страшные вещи? Ведь страна была практически полностью православной, и подавляющее большинство людей были верующие?»

Прот. Димитрий Смирнов: Верующий – это не значит христианин.

Прот. Александр Березовский: То есть у людей повредилась вера.

Прот. Димитрий Смирнов: Да. И потом, конечно, был массовый отход от Бога и христианства именно интеллигенции, которая призвана быть духовно-нравственным руководителем – это люди, которые умеют читать книги. Интеллигенция потеснила в воспитательной роли духовенство и стала внушать людям ложные, вольнодумские идеи. За что боролись, на то и напоролись.

Прот. Александр Березовский: То есть сатана вложил в умы верхушки общества свои идеи?

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. Вольтерианский дух.

Прот. Александр Березовский: И пошёл с головы...

Прот. Димитрий Смирнов: Конечно. А народ-то простой – верит на слово. И до сих пор. Приходят две крашеные в белый цвет цыганки к какой-то бабушке, и говорят: «Мы соцработники». Ну куда пускать с такой физиономией? Нет, она открывает, всё показывает. Ну, наивные люди. И таких сколько? Эти пирамиды... Всё думают, сейчас из ничего будут деньги.

Прот. Александр Березовский: Такое ощущение, что людям нравится быть обманутыми. 

Прот. Димитрий Смирнов: Да не нравится, просто очень наивные и очень доверчивые. И не знают веры.

Прот. Александр Березовский: Но крестьянство-то знало веру. Они в ней выросли, были в ней воспитаны.

Прот. Димитрий Смирнов: Да нет. Понимаешь, вера у людей простых накапливается микронными слоями, веками. А представляешь – родился парень. Ведь любая революция делается хунвейбинами. Подбить молодежь начать бить окна, переворачивать автомобили, всё поджигать – как нечего делать. Потому что они и так в лифтах кнопки жгут, всё исписывают – и дома, и заборы, и стены – всё хотят изгадить. А тут приходят взрослые люди, дают им винтовки – «давай, круши, это богатеи, всех на штык»... Старые лагерники говорят, что самое страшное – это малолетки. Они ни жалости не знают, ни порядка, ни справедливости. Только «крушить». Потому что чувства не воспитаны, злоба звериная, не окультурены никаким образом. Просто дикая орда. Аркадий Петрович Гайдар в 17 лет командовал полком. Что это значит? Это значит, был лютым зверем. В 17 лет мальчишке дать командовать полком – что он там накомандует? Только одно зверство, что он и проявлял, как говорит история. Может быть, поэтому и внучок, когда дорвался до [кресла] премьер-министра, устроил безжалостную реформу –  а, что там, миллионы погибнут, не страшно. Зато мы войдём в новый мир капитализма. А какой ценой – вообще никого не волнует, лишь бы идею воплотить. Тот же подход безжалостный. Сам никогда не управлял людьми, никакой ответственности не было, чисто умственная идея – «сейчас цены отпустим, и всё получится». Что получится? Грабь награбленное? Та же революция, только немножко другого плана. Всегда участвуют в революции хунвейбины и иностранные наёмники, наймиты. У нас тоже – латыши и китайцы, с их помощью подавление было. То же самое сейчас в Сирии, то же самое было в Ливии – иностранные наёмники и местные «подзуженные» ребята. Извне. И у нас извне. Все эти ленины, мартовы – откуда они все? Они все из Швейцарии, Германии, Англии «понаехали».

Прот. Александр Березовский: Алексей из Могилёва: «Имею твёрдое желание посвятить жизнь служению Богу, но в вопросе рукоположения хотелось бы свести усилие своей воли до минимума и положиться на волю Божию. Стоит ли предпринимать какие-либо шаги к решению этого вопроса?»

Прот. Димитрий Смирнов: Подход уж больно рациональный. Есть вопрос – человек сел за стол, написал, выучил и приступил к решению. Как будто это задачка по тригонометрии. Это всё не так.

Прот. Александр Березовский: Не хочется Богу навязывать свою волю – «пусть будет как Бог решит, а я буду сидеть и ждать».

Прот. Димитрий Смирнов: Под лежачий камень вода не течёт. Есть понятие синергии – нужно соединять свою волю с волей Божией. Тогда будет дело.

Прот. Александр Березовский: Спасибо, батюшка.

Прот. Димитрий Смирнов: Пожалуйста, отец Александр.

Прот. Александр Березовский: Пора прощаться.

Прот. Димитрий Смирнов: Спасибо, что были с нами. Всего вам доброго, до свидания.

Прот. Александр Березовский: Всего доброго.

 

NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 5

    1. Olenika:

      Спасибо, батюшка за разъяснение, а то придешь на исповедь рано — коврик сухой, а чуть замешкаешься, коврик весь мокрый.
      Вывод: спать надо меньше!
      Спасибо, батюшка!

    2. Ivanka:

      Спасибо, батюшки, и за разъяснения, и за пример терпения и снисхождения в общении с ближними.

    3. Александр, Москва:

      Спасибо, дорогие батюшки, за вашу работу по просвещению людей (и меня в т.ч.).
      Но почему-то власть предержащие любят вспоминать о Боге и верующих, только когда им это выгодно и необходимо.
      Был в воскресенье на молитвенном стоянии у Креста на Ходынском поле. Верующие и клирики просят власти воссоздать там храм Сергия Радонежского на Ходынском поле, который разрушили большевички в числе первых.
      И вот что ответил на это стояние С. Кузнецов, главный архитектор Москвы, потомок питерского чекиста, сам завезенный из Питера (как будто своих архитекторов в Москве нет). Мол, храма на этом месте никогда не было, много людей не хотят никакого храма, а лучше будет парк без всякого храма.
      Совсем рядом строится огромаднейший, безумных размеров торгово-развлекательный комплекс.
      Вот как эта власть заботится о духовном просвещении населения.

    4. makdalin:

      Спасибо!

    5. Алена:

      Спасибо Вам, Батюшка за наше просвещение!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.