Радио «Радонеж». Протоиерей Димитрий Смирнов. Видеозапись прямого эфира от 2014.03.29
Видеозапись прямого эфира радиостанции "Радонеж", во время которого протоиерей Димитрий Смирнов отвечает на вопросы радиослушателей. Ведущий – протоиерей Александр Березовский. Радиоэфир от 29 марта 2014 года.

   1. Как совместить понимание того, что спасет только Бог, и того, что бороться с грехом необходимо?   (1:15)

спасение, борьба с грехом, очищение от грехов, Лествица, воля человека, воля Божия, действие, молитва, пост, воздержание от грехов, раздражение, сдержанность, молчание, вежливость, гневливость, смерть души, умирение души

   2. О жажде справедливости   (5:02)

Бог есть любовь, разврат, гордость

   3. О современной европейской цивилизации   (6:22)

вседозволенность, отсутствие морали, детская эвтаназия, цель, разумность, стремление к смерти, расчеловечивание, тьма язычества, нацизм

   4. Как отличить осуждение от здоровой и необходимой критики?   (8:05)

лицемерие, помощь, цель, театральный критик, разгромные статьи, дух кротости, отец, сын, начальник, подчинённый, армия, военнослужащие, офицер, врач, больной, психиатрия, учитель, ученик, генерал, офицер, авторитет, научный руководитель, студент, священник, исповедь

   5. Почему израильтяне были в порабощении у фараона 430 лет?   (13:22)

попущение Божие, воля Божия, угнетение, очищение, смирение, долготерпение, Промысл Божий

   6. Как избавиться от греха гневливости?   (14:57)

гнев, голод

   7. Как понять, что достиг Царствия Небесного?   (17:01)

любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, помыслы, бесы, прелесть

   8. Можно ли делать изображение святого на памятнике на могиле?   (19:24)

кладбище, благодать, распятие, храм, могильный камень, самоизмышлённые правила, самоубийцы

   9. Как познать волю Божию?   (21:52)

соответствие Евангелию, Откровение

  10. Как поступить по-христиански: прочитать вечерние молитвы или пообщаться с неверующим мужем?   (22:29)

неверующие родственники, келейная молитва

  11. Когда и как образуется нимб?   (24:08)

икона, изображение, знак, Святый Дух, иконография, Севастийские мученики, мученический венец, благодать, страдание за Христа

  12. Почему на крест нельзя вешать фотографию усопшего?   (27:16)

Крест Христов, Голгофа, распятие

  13. Почему в загробной жизни есть такое чёткое деление на Рай и ад, ведь в земной жизни градация наказания преступников более подробная?   (28:16)

строгий режим, общий режим, лоно Авраамово, Геенна огненная, райские обители, слава святых, апостол Павел

  14. Как упражняться в смиренномудрии?   (29:42)

смирение, поиск смирения, жизнь христианина, поиск смиренномудрия, терпение, вразумление, наказание, злоба, гнев, негодование, христианская реакция, нехристианская реакция, Лествица, больница

  15. Как бороться с раздражительностью взрослого внука?   (32:02)

лишение наследства, гневливость, кротость, отрава жизни, неблагодарность, спокойствие, вразумление, любовь к деньгам, заявление в прокуратуру, заявление участковому

  16. Что значат слова: «Прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя» (Ин. 1, 48)?   (35:35)

прозорливость, сокровенные мысли

  17. Муж постоянно напивается до скотского состояния. Как ему помочь прийти к Богу?   (37:20)

алкоголизм, образ жизни, увещевания, раздражение, побои, развод, сохранение брака, смиренномудрие, семейная жизнь, несение креста, мазохизм, наказание за грехи, во славу Божию, психическое заболевание, терпение, любовь к Богу

  18. Можно ли хоронить усопшего в одной могиле с самоубийцей?   (45:04)

Нил Сорский, загробная участь, место захоронение

  19. Как Вы относитесь к практике поощрения детей деньгами за хорошие оценки или за помощь по дому?   (46:09)

отношения любви, рабочие отношения, послушание, любовь к деньгам, любовь к родителям, стимул к учёбе, христианское воспитание, интерес к учёбе, терпение, чуткость, тусовки, упущенный ребёнок, поощрение самостоятельности, творчество, дети и телевидение, мультфильмы, пища для ума, изоляция от внешнего мира, маньяки, родственники, способность к учёбе, чтение книг, способность к труду, педагогические технологии, отцовское воспитание, женская эмоциональность, глава семьи, трудолюбие, родительское поощрение, отцовское поощрение

Прот. Димитрий Смирнов: Добрый вечер, дорогие братья и сестры! Мы с отцом Александром начинаем обычную нашу программу в прямом эфире радио «Радонеж». Вы можете позвонить нам по телефону 8 (495) 959-59-39 и задать ваш вопрос.

Прот. Александр Березовский: Добрый вечер, дорогие слушатели. Напоминаю, что вы также можете присылать ваши вопросы по смс на короткий номер 5522. В начале сообщения напишите слово «вера» и, через пробел, текст вашего вопроса. Будем рады на него ответить.

Прот. Александр Березовский: «Отец Димитрий, объясните, пожалуйста, как совместить понятие о том, что человеку невозможно спастись – только Бог спасает – и то, что следует бороться с грехом. Как влияет наша борьба на наше спасение?»

Прот. Димитрий Смирнов: А зачем это объяснять, собственно?

Прот. Александр Березовский: Если человек, сколько ни борется, всё равно достичь спасения не может только одной лишь борьбой с грехом.

Прот. Димитрий Смирнов: А откуда у него такая странная идея? Тоже не совсем понятно. Если человек может с помощью своих усилий очиститься от грехов, тогда зачем приходил Христос Спаситель? Борись себе и очищайся. Читай «Лествицу» и давай...

Прот. Александр Березовский: … восходи на небо.

Прот. Димитрий Смирнов: Да. И флаг в руки. Поехали. Побежали. Поползли.

Прот. Александр Березовский: Но здесь-то как раз вопрос в том, что не может человек спастись сам – это признаёт вопрошающий. Бог спасает. Бог спасает, кого хочет.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да.

Прот. Александр Березовский: Тогда наше участие в спасении каково?

Прот. Димитрий Смирнов: Наше участие: мы должны соединить свою волю с волей Божией. Нужно так же захотеть спасения, как хочет этого для нас Господь Бог.

Прот. Александр Березовский: То есть человек должен прилагать все усилия, чтобы ограничить действие греха.

Прот. Димитрий Смирнов: Он должен как-то явить Богу своё нежелание греха, чтобы Господь в этом тоже убедился.

Прот. Александр Березовский: Вот именно ограничить действие греха.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, ведь род сей изгоняется молитвой и постом (см. Мф. 17, 21). Тот род, который вызывает человеческие грехи. А пост – это же воздержание от грехов. Допустим, человек всё время раздражается. Победить в себе раздражение сам человек не может, но любой человек может не выплёскивать своё раздражение наружу. Вот он раздражается – он может молчать. Это может любой.

Прот. Александр Березовский: Прямо любой?

Прот. Димитрий Смирнов: Абсолютно. Это очень даже легко проверить.

Прот. Александр Березовский: Смотря, кто перед ним стоит.

Прот. Димитрий Смирнов: Во-первых. Во-вторых, каждый раз, когда он выплеснул раздражение, бить его палкой сильно, наотмашь. В следующий раз, если он забудет, – опять. Двух раз будет достаточно, чтобы он, так сказать, уже держал себя в руках. И будет вежливый, как зайчик.

Прот. Александр Березовский: Внутри кипит, но снаружи...

Прот. Димитрий Смирнов: Да, будет понимать: это дома с бабушкой он может выступать. Вот и всё. Значит, любой человек может, но он должен это сделать сам. Это первое условие – он должен воздерживаться. А второе – молиться Богу: «Господи! Избавь меня от раздражения, от гневливости, которая это вызывает. Потому что это – смерть моей души». И молиться год, два, десять. Молиться с поклонами, просить, действительно хотеть умирения души.

Прот. Александр Березовский: Да хочется-то, батюшка, справедливости, а не умирения души.

Прот. Димитрий Смирнов: Справедливости на земле не бывает.

Прот. Александр Березовский: Чтобы Бог был справедлив, в нашем понимании.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, Бог больше, чем справедлив. Он есть Любовь. Если мы справедливость понимаем как любовь к нам лично и только – эта любовь должна проявляться в том, чтобы дать нам возможность делать то, что мы хотим, и в этом нам споспешествовать… ну, как дети обычно хотят от родителей, – то, конечно, это не любовь, а разврат.

Поэтому Бог это, к сожалению, не может дать. К сожалению некоторых людей. Поэтому Он их как Бог не устраивает во всей полноте. Каждый человек по своей гордости хочет, чтобы всё было по его. Но Бог понимает: дай человеку, чтобы было по-его, и будет катастрофа – не только для него, а для многих людей окружающих. Поэтому Господь не может этого дать. Это просто смерть. Вот современная цивилизация европейская как раз строит такое общество, когда человеку можно всё. Морали нет, делай, что хочешь. Вот это приводит к смерти. И приводит уже – даже эвтаназия для детей разрешается. То есть маленький ребёнок вполне может покончить собой, взрослые окажут ему эту услугу.

Прот. Александр Березовский: На законном уже основании.

Прот. Димитрий Смирнов: Абсолютно.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, Вы говорите, строят цивилизацию. Но это уже не цивилизация. Всё-таки цивилизация подразумевает некую разумность в развитии человека.

Прот. Димитрий Смирнов: Каждая цивилизация имеет собой какую-то цель. Здесь вполне конкретная цель.

Прот. Александр Березовский: Ну, разумность здесь что-то не прослеживается.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну почему? Если человек стремится к смерти, стремится к проявлению своей личности, которое приводит к этой смерти, которое приводит к расчеловечиванию… Все цивилизации, кроме христианской, ставили цели как раз вот такие. Просто опять явились, пришли во тьму язычества. Самый современный вариант – это нацизм. А сейчас все эти вещи пышным цветом расцветают.

Прот. Александр Березовский: «Отец Димитрий, как отличить осуждение от здоровой и необходимой критики, указания людям на ошибки, чтобы их как­-то вразумить?»

Прот. Димитрий Смирнов: А не надо ничего… Любая такая критика – это осуждение и больше ничего.

Прот. Александр Березовский: То есть, как тут не прикрывай её, она всё равно остаётся.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. Какие лицемерные украшения ни делай для этого, цель-то абсолютно прозрачна.

Прот. Александр Березовский: Но цель – помочь. Помочь, может быть, делу, которым люди вместе занимаются.

Прот. Димитрий Смирнов: Ты что, серьёзно думаешь, что критик – ну, допустим, театральный – хочет помочь режиссёру, когда пишет разгромную статью?

Прот. Александр Березовский: Он хочет гонорар за свою статью.

Прот. Димитрий Смирнов: Наиболее правильно. То есть ему говорят: «Надо это, это остаётся только так». И он всё выполняет.

Прот. Александр Березовский: То есть любая критика – это несозидательный момент.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да, деструктивный. Критика возможна, причём, критика в духе кротости. Она может быть от отца к сыну. Она может быть, например, от начальника к подчинённому. Он скажет: «Знаешь, у нас так принято, вот это неправильно, надо вот так. Если ты будешь упорствовать, это приведёт к тому, что придётся тебе оставить эту работу». Вот в таком плане это возможно. Или в армии офицер говорит солдату. Не бьёт по физиономии, а говорит: так и так, дорогой военнослужащий.

Прот. Александр Березовский: У нас есть устав.

Прот. Димитрий Смирнов: Устав есть, и есть порядок. Есть даже традиция. Вот у нас это так. Ты даже, если с чем-то не согласен, потерпи годик. Собственно, мы же ничего не можем тут с тобой изменить. Тебе сочувствую, но год тебе придётся находится в такой ситуации. А так твоё поведение вызывает критику – такую-то, такую-то. Это надо тебе?

Или врач говорит больному: «Понимаете, Вы начинаете принимать лекарства, но, как только у Вас давление выравнивается, Вы тут же перестаёте его принимать. То есть оно у Вас нормализовалось – через три дня опять у Вас давление. И Вы делаете для себя гораздо хуже, чем если бы Вы вообще не принимали лекарств. Тогда организм бы сам искал приспособления к ситуации. А так Вы просто раскачиваете, и это приведёт Вас к инфаркту или инсульту. То, как Вы принимаете лекарства, категорически противопоказано».

Есть лекарства, которые мы можем принять в случае боли – ну вот анальгин. А лекарства, допустим, от давления – это постоянный приём. Или психиатрические лекарства. Нельзя взять – отменить. Это опасно, просто смертельно опасные эксперименты над собой. Врач может сказать пациенту, как-то увещевать, покритиковать.

Прот. Александр Березовский: Но, оказывается, что немало случаев в жизни, когда критика и допустима, и разумна, и полезна.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. Но только в отдельных случаях, как-то без спора. Учитель ученику, врач пациенту, генерал офицеру.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, наверное, только при условии авторитета того человека.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. Этот авторитет должен быть… Либо знаний – ну вот, допустим, научный руководитель студенту [может] сказать: «Ну, голубчик, нельзя так беспардонно списывать. Где твои собственные мысли? То, откуда ты списывал – это же я сам писал. Ты хочешь меня порадовать, что ты читал мои работы? Но всё-таки это же не самостоятельная вещь». То есть очень много вариантов. Или человек пришёл на Исповедь и что-то говорит священнику. Священник может ему дать какой-то совет – и то, когда он чувствует, что у человека есть охота это выслушать. Но как только человек вступает в спор, надо умолкать.

Прот. Александр Березовский: Иди с миром.

Прот. Димитрий Смирнов: Иди с миром или постой с миром ещё какое-то время.

Прот. Александр Березовский: Есть вопрос у нас, батюшка.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, добрый вечер, мы Вас слушаем.

Слушатель: Алло, добрый вечер. Почему израильтяне были в порабощении у фараона четыреста тридцать лет? Почему такой большой срок? Объясните, пожалуйста.

Прот. Димитрий Смирнов: Я точно не помню, но дело в том, что, если Господь что-то попускает, значит, есть в этом какая-то необходимость, в этом есть смысл. И надо, как говорится, волю Божию познать. Потому что всякая ситуация с угнетением дана всегда человеку для двух вещей. Первое – для очищения. А второе – для смирения. А смирение вырабатывается долготерпением. Отсюда долгий срок.

Прот. Александр Березовский: Вообще в Египет пришло семьдесят пять человек семейства Иакова, а должен был народ целый из них появиться. И вот те условия, в которых они развивались…

Прот. Димитрий Смирнов: Это то, что касается промысла Божия уже. И то, потом Господь дал возможность им по пустыне сорок лет... Чтобы поколение сменилось.

Прот. Александр Березовский: Ещё вопрос есть, батюшка.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, добрый вечер.

Слушатель: Вы сказали, батюшка Димитрий, по поводу гневливости. Этот грех постоянно вылезает. Стараешься с ним бороться, исповедуешь его. Уже даже духовник отпускает его не глядя, только головой качает.

Прот. Димитрий Смирнов: А что тут духовник может сделать?

Слушатель: Нет, понятно. Как в данном случае можно его всё-таки победить? Я уже даже домашних просил: не обращайте на меня внимания. А дальше-то что? Как бы выхода нет.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, лупить палкой. Я же сказал, Вы чего-то не договариваете. Договоритесь с кем-то из домашних. Если палкой жалко – взять шланг. Потому что – ну как? Раз человек не может управить сам себя, надо ему помогать – с его согласия, конечно. Ты чего смеёшься, отец Александр?

Прот. Александр Березовский: По поводу согласия.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну а как? Если человек не согласен – он же тогда в драку вступит.

Прот. Александр Березовский: Да. И ещё тут [вопрос], кому больше достанется.

Прот. Димитрий Смирнов: Конечно. Тут надо, чтобы он сам сходил на рынок, купил провод, сделал из него инструмент, повесил. И сказал: «Когда я буду с раздражением чего-то говорить – вот тебя назначаю, ты дай мне, влупи как следует». Может, и лупить не потребуется, потому что он сразу вспомнит и замолчит. А так, конечно – ну чего? Пришёл: вот, я гневаюсь. Десять лет, двадцать лет, тридцать лет – ничего же не меняется.

Прот. Александр Березовский: Но можно хотя бы так: ты меня ужином не корми, если я на тебя прогневаюсь.

Прот. Димитрий Смирнов: Тоже опасно. От этого ещё больше человек раздражается, когда он голодный. Если гневливого человека не кормить – это не приведи Господь.

Прот. Александр Березовский: «Как понять, что достиг Царствия Небесного?»

Прот. Димитрий Смирнов: А тут не надо ничего понимать. Это не по понятию происходит.

Прот. Александр Березовский: То есть, если человек достиг Царствия Небесного…

Прот. Димитрий Смирнов: Он достигает любви, радости, мира, долготерпения, благости, милосердия (см. Гал. 5, 22-23).

Прот. Александр Березовский: Но часто люди говорят: «А не бесы ли меня искушают такими помыслами, и вообще, не обманываюсь ли я?»

Прот. Димитрий Смирнов: Бесы всегда искушают помыслами.

Прот. Александр Березовский: То есть может ли человек обмануться, думая, что в нём Царствие Небесное?

Прот. Димитрий Смирнов: Понимаешь, какое дело, когда Царство Небесное достигло человека, он не думает. Если он думает, то, конечно, это уже прелесть.

Прот. Александр Березовский: То есть, когда это случится, сомнений не бывает.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну вот, например, мы сегодня закончим, и ты поедешь домой. И вот ты приехал домой, кто-то открыл дверь, и ты… Думаешь, что ты дома, или ты дома? Если ты думаешь, что ты дома…

Прот. Александр Березовский: …то я заблудился.

Прот. Димитрий Смирнов: То значит уже что-то с головкой не то. А что не то? Вот это и есть прелесть – когда одно выдаётся за другое. На самом деле ты где-то сидишь в метро на конечной станции, носом клюёшь, тебе там что-то снится. То есть ты совершенно не в реальном пространстве. А если ты достиг дома – всё, вот жена, вот дети, вот мамочка. Всё в порядке. Вот моя кровать – бултых. Чего тут? Это праздный разговор абсолютно.

Прот. Александр Березовский: Есть вопрос у нас.

Прот. Димитрий Смирнов: Человек либо в прелести, либо [в реальности]. Мы вот сейчас с тобой в Крыму или где мы? На Кавказе?

Прот. Александр Березовский: В Москве, в центре.

Прот. Димитрий Смирнов: Или мы думаем, что мы в центре? Чего тут думать-то? Алло, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Я художник, делаю гравировку на памятниках умерших людей. Часто заказывают изображения святых. Можно ли делать изображения святого на памятнике на могиле? Говорят, иконам место в светлом, чистом месте.

Прот. Димитрий Смирнов: А кладбище – это очень чистое место. Что плохого в кладбище? Это квартира может быть нечистая. Там всякие люди живут гневливые, там может быть пьянство, мат. А кладбище – тишь, благодать, птички поют. Кресты везде, храм рядом. Люди стараются громко не разговаривать.

Прот. Александр Березовский: Даже не очень верующие, смотришь – крестятся.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да, жгут свечи. Я не понимаю, чего такого плохого в кладбище.

Прот. Александр Березовский: Ну, мол, изображение святого будет неподобающим.

Прот. Димитрий Смирнов: А чего неподобающего в могильном камне? Вот что в нём неподобающее, интересно?

Прот. Александр Березовский: Мне тоже нравится, батюшка.

Прот. Димитрий Смирнов: Это какие-то фантазии. Есть люди, которые сами сочиняют какие­то правила. Им бы юристами стать или депутатами.

Прот. Александр Березовский: Вид креста с изображением распятого Господа больше радует глаз, чем какой-то памятник странного вида на кладбище.

Прот. Димитрий Смирнов: Это потому что ты христианин. Но люди все разные. Это раньше кладбища делились: для самоубийц – одно место, для евреев – другое, для мусульман – третье, для лютеран – четвёртое. А сейчас – всё скопом, все вместе, как и на земле.

Прот. Александр Березовский: Есть вопрос.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, слушаем Вас.

Слушатель: Добрый вечер, отец Дмитрий. Объясните, пожалуйста, как познать волю Божию. Если человек принимает решение, как ему понять, это от Господа или от бесов?

Прот. Димитрий Смирнов: Если это соответствует Евангелию, то значит, это от Бога. Если это противоречит – то значит, от бесов. Воля Божия нам открыта в Откровении. А Откровение – это Священное Писание.

Прот. Александр Березовский: «Как поступить по-христиански: прочитать вечерние молитвы или пообщаться вечером с неверующим мужем?»

Прот. Димитрий Смирнов: Надо и это делать, и то не оставлять (см. Мф. 23, 23). Почему такой выбор? Как [нужно]: сначала суп гороховый съесть, а потом картошку с огурцом, или наоборот – картошку с огурцом, а потом заесть гороховым супом? Какая разница, если в желудке всё перемешивается? Как тебе удобней, так и делай, не играет никакой роли. А можешь вообще второе блюдо в суп положить и всё это аккуратненько съесть. Поэтому странно – верующий, неверующий…

Прот. Александр Березовский: Вопрос возникает из-за того, что неверующие родственники часто всё делают для того, чтобы человек не молился дома.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, что же? Душ-то есть. Они же не против того, что человек идёт в душ. Пришёл в ванночку – включил воду. Пока вода набирается, помолился. Потом встал, быстренько вымылся, поскору – вышел свеженький. И всё. В халатик положил маленький молитвослов – и всё прекрасно. Никого не трогает.

Прот. Александр Березовский: «Когда и как образуется нимб?»

Прот. Димитрий Смирнов: Никогда и никак. Нимб – это просто изображение на иконе, которое объясняет зрителю, что этот человек облагодатствован Святым Духом. Это такой знак.

Прот. Александр Березовский: То есть, чтобы мы, взирая на икону, понимали, что изображён святой человек.

Прот. Димитрий Смирнов: Да, изображён святой человек. А кто это – это даёт нам подпись. Каждая икона обязательно должна быть подписана.

Прот. Александр Березовский: Но вот в житии сорока севастийских мучеников говорится о том, что видели, как с небес спускаются мученические венцы.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да. Их изображают как коронки, не как нимбы, это именно венец, которым увенчивают главу.

Прот. Александр Березовский: То есть можно сказать, когда он образуется – когда человек за Христа страдает.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, не тогда. Тогда, когда благодать Святаго Духа снисходит на человека.

Прот. Александр Березовский: Спасибо. Есть вопрос.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер, дорогой батюшка. С праздником Вас ещё раз. Признаюсь Вам в любви. Две недели назад звонила, говорила, что я в пост очень всё время кушать хочу. Вы мне посоветовали к диетологу сходить, но после Вашего разговора у меня всё наладилось.

Прот. Димитрий Смирнов: А у меня нет.

Слушатель: Помогай Вам Бог!

Прот. Димитрий Смирнов: Хочу так есть… Сейчас две вафли съел перед передачей, а это же мне вредно. Но уже к вечеру хочется есть. В храме столовая уже закрыта.

Слушатель: А Вы, как учили: яблочко, а потом три ореха.

Прот. Димитрий Смирнов: Не оказалось с собой яблочка.

Слушатель: Ох. Надо привезти.

Прот. Димитрий Смирнов: Но у меня есть в принципе, меня подкармливает народ. Но вот как-­то не случилось.

Слушатель: Да мы понимаем, что Вы шутите. Помогай Вам Бог!

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, я Вам искренне [говорю]. Вот свидетель сидит.

Прот. Александр Березовский: Правда-правда. Всё так и было.

Слушатель: Верю, верю. Помогай Вам Бог! Но у меня при росте сто шестьдесят сантиметров вес шестьдесят два килограмма – всё нормально.

Прот. Димитрий Смирнов: Вы счастливый человек. Как же Вы такого толстяка-то любите?

Слушатель: Ой, обожаю. Вы знаете, не только я. Миллионы, я уверена. Мы Вас любим.

Прот. Димитрий Смирнов: Мне тут одна раба Божия написала после одной моей передачи, говорит, больше даже не буду Вас ни слушать, ни смотреть. Чего-то разонравилось.

Слушатель: Вы знаете, неумных и злых людей очень много.

Прот. Димитрий Смирнов: Почему неумных? Всё так умно и без ошибок было написано. Всё с доказательствами. Но просто вот каждый человек хочет, чтобы его мнение тоже разделяли. А некоторые, бывает, не совпадают.

Слушатель: У меня такой короткий вопрос. Читала, как поминать усопших, и там написано, что на крест нельзя фотографию вешать. А вот у меня на кресте долгое время была фотография мамы, потом я её сняла, и мне как-то плохо.

Прот. Димитрий Смирнов: Дело в том, что Крест – Христов. Это (вешать фотографии на крест – ред.), конечно, немножко неуместно. Крест – это же орудие спасения Христа Спасителя. Сами посудите. Всё-таки на Голгофе распят Христос, а не мама, не папа, не дедушка, не бабушка. Надо чуть-чуть тут соображать. Можно табличку внизу поставить с портретом, ещё как-то. Крест должен быть, конечно, свободен от изображений ненужных. Это те люди, которые не понимают, что такое крест – ну, ясно, что они заодно могут туда прилепить... Это, конечно, совершенно неправильно.

Прот. Александр Березовский: «На нашем земном шаре все преступники осуждаются по разным статьям, за соответствующие проступки – своё наказание. Тогда почему в другой жизни только рай и ад, такое строгое деление?»

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, смотря, как посмотреть. У нас тоже есть только строгий режим и общий режим. Два наказания.

Прот. Александр Березовский: Но сроки разные.

Прот. Димитрий Смирнов: Сроки. А там тоже градация. В аду ведь разные бывали места. Есть лоно Авраамово, а есть геенна огненная. Разные места.

Прот. Александр Березовский: И в раю тоже слава святых разная.

Прот. Димитрий Смирнов: Разная – это апостол Павел нам рассказал. Одна слава у звезды, другая у луны, “и звезда от звезды разнится в славе” (1Кор. 15, 41). То есть он образ небосвода привёл, показывая, что свет звёзд разный.

Прот. Александр Березовский: «Как упражняться в смиренномудрии?»

Прот. Димитрий Смирнов: В любой ситуации искать, как поступить смиренно. Это и есть поиск смирения и смиренномудрия. Потому что вся жизнь христианина – это непрестанное упражнение в смиренномудрии, если человек христианин. Если он озабочен ещё чем-то, то это уже не христианская жизнь. Христианская жизнь – это поиск одного единого смиренномудрия.

Прот. Александр Березовский: То есть человек выбирает некий свой жизненный путь?

Прот. Димитрий Смирнов: Ничего не выбирает. Вот сложилась какая-то ситуация – ну, кирпич на голову упал и не убил. Как должен поступить христианин? Он может поднять голову вверх и сказать: «Что, псы безмозглые, кирпичами кидаетесь? Вам бы так! Чтоб ваших детей поубивало!» Может так. А может сказать: «Благодарю Тебя, Господи, что Ты, несмотря на такой случай, оставил меня в живых. Пусть это мне послужит в терпение, вразумление и наказание за мои прегрешения». Вот второй путь – это путь поиска смирения. Первый путь – это выплеск своей злобы, гнева, негодования и так далее. Вторая реакция христианская, а первая – нехристианская. Получается, что человек и кирпичом получил, и не научился ничему. Надо второй раз.

Прот. Александр Березовский: Второй раз может уже так не повезти.

Прот. Димитрий Смирнов: Может не повезти, придётся в больнице полежать, подумать. Может туда книжки какие-то – вот «Лествицу» – принесут. Почитает, может, там о смирении – это проймёт.

Прот. Александр Березовский: Есть вопрос у нас.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, добрый вечер. Слушаю Вас.

Слушатель: Добрый вечер, дорогие батюшки. Доброго вам здоровья. Помоги вам Господи во всяком вашем трудном деле – наши проблемы решаете.

Прот. Димитрий Смирнов: А Вы знаете, у нас вообще никакого трудного дела нет. Сидишь себе, чаёк попиваешь.

Слушатель: Нет, это трудное дело. А я вот голову ломаю: как мне быть? Батюшка, как мне бороться с раздражительностью внука? Мне за восемьдесят, а ему – сорок три. Он совершенно не может себя сдерживать.

Прот. Димитрий Смирнов: О! Это проще простого. Позвать и сказать: «Внучок, садись на кроватку, давай поговорим. Ты знаешь, я решила тебя лишить наследства. В силу того, что ты очень гневливый, я боюсь, что то, что после меня останется, тебе пойдёт во вред. Я найду человека кроткого, незлобивого и лучше всё завещаю ему. С другой стороны, если ты вдруг исправишься, я могу и передумать». Вот.

Прот. Александр Березовский: Страшно гневливому человеку такое сказать – убьёт.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, убьёт, тогда это и произойдёт. Может заранее завещать кому-то кроткому, хорошему, доброму, незлому. А ты, раз такой гневливый, ничего не получишь. Ну, а чего? Восемьдесят лет, последние годы жизни остались. Сколько я проживу? А ты мне всё отравляешь. С какого счастья я должна всё, что нажила всей своей жизнью, тебе отдавать? Я что, от тебя испытываю какую-то благодарность? Нет. Одна отрава жизни. Вот и всё, и он будет шёлковый. Или вообще уйдёт. И, так сказать, живи, как знаешь. Тогда кого-то найти кроткого, спокойного.

Прот. Александр Березовский: Как-то не встречал я, чтобы люди уходили после этого.

Прот. Димитрий Смирнов: А я встречал.

Прот. Александр Березовский: То есть это вразумляет?

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, а как же! Любви раз нет. Современный человек бескорыстно любит… деньги.

Прот. Александр Березовский: Очень бескорыстно.

Прот. Димитрий Смирнов: Сильно-сильно, да. Очень сильно любит. Больше, чем бабушку, маму, папу, родных братьев, сестёр. Гораздо больше.

Прот. Александр Березовский: Сейчас бабушки очень боятся, что за самую малость просто могут на тот свет отправить.

Прот. Димитрий Смирнов: Заранее в прокуратуру написать заявление.

Прот. Александр Березовский: Если что случится...

Прот. Димитрий Смирнов: Да. «Я беспокоюсь, потому что мой внучок много раз выказывал желание отправить меня на тот свет. Прошу эту версию, когда я умру, тщательно проверить. Завещаю организовать вскрытие». И так далее. И показать ему: «Скажи, правильно я тут всё написала?» И всё. Пусть оно лежит. В прокуратуру и участковому. Обезопасить себя. Не спеша, хорошим почерком.

Прот. Александр Березовский: «Батюшка, что значат слова Господа в Евангелии от Иоанна: "Прежде, нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя" (Ин. 1, 48). Что это за место такое особое?»

Прот. Димитрий Смирнов: Вообще этому есть даже какое-то историческое объяснение. Но я его забыл. Мне рассказывали очень красивую версию. Но вот уже – голова. Ты только начал говорить – я вспомнил, но вот не могу сейчас воспроизвести. Мне говорили, что имеется в виду – что-то в жизни будущего апостола такое было, что мог знать только Господь. Не помню, к сожалению. Но тут ещё может быть и совсем близкое нам. Потому что он, действительно, может быть, сидел под этой смоковницей, а до этого размышлял о Мессии. А Господь сказал, что Ему открыты его мысли. И Он ему на это указал, и тогда тот поверил – через открытие Его прозорливости.

Прот. Александр Березовский: То есть Господь ему как бы указал на его такое сокровенное, может быть, воззвание к Богу. Может быть, он молился под смоковницей.

Прот. Димитрий Смирнов: Да.

Прот. Александр Березовский: И вот Господь сказал, мол, Я-то тебя слышал, ты ко Мне обращался, и Я тебя видел.

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Алло, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. С праздником. Никак не могу к своей ситуации приложить смиренномудрие. Муж пьёт – и в Великий пост, и в субботу, и в воскресенье. Причём, это нормальный человек, который работает пять дней, а два дня напивается. И как быть, я не знаю. Я понимаю, что надо молиться, я стараюсь.

Прот. Димитрий Смирнов: А что значит «быть»? Что Вы, собственно, хотите? Какая задача?

Слушатель: Во-первых, очень бы хотелось, чтобы он пришёл к Богу.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, это, знаете... Ведь один человек за другого к Богу прийти не может.

Прот. Александр Березовский: Но один может помочь другому.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, помочь, когда он скажет: «Знаешь, я один стесняюсь, отведи меня в церковь». Ну вот, вместе пришли. «А вот ты мне расскажи об исповеди». Рассказать. Но если человек ждёт субботы и воскресенья только, чтобы пить, как тут привести к Богу, интересно?

Прот. Александр Березовский: Ну, может быть, есть какие-то доводы, слова?

Прот. Димитрий Смирнов: Нет.

Прот. Александр Березовский: Какие-то, может быть...

Прот. Димитрий Смирнов: Нет. Никаких слов тут нет. Каждый пьющий понимает, что он себя губит. Он просто ничего не может с собой сделать и не хочет. Потому что он этим снимает тяжесть трудовой недели, которая была перед тем. Это образ жизни.

Прот. Александр Березовский: То есть он живёт пять дней в ожидании этих двух?

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Но он как бы нашёл себе такую нишу, которую себе устроил, потому что жизнь без этого его не устраивала. Но, понятно, родственники хотят, чтобы он бросил пить. Но это же невозможно. Если его увещевать, он будет раздражаться. И это раздражение вообще... Если пьяного чему-то учить – это чревато побоями как минимум.

Прот. Александр Березовский: И что в этой ситуации этой женщине делать?

Прот. Димитрий Смирнов: То, что она пожелает. Если она пожелает оставаться замужем – пусть остаётся замужем. Если ей невмоготу – пусть разводится и разъезжается. Тут каждый человек сам взвешивает. Вот на одной чашке весов – развод и все его последствия. А на второй чашке весов – сохранение брака со всеми его последствиями. Из этой ситуации выхода стерильного нет. Тут нужно выбрать.

Вот вернёмся к вафлям. Мне их есть не рекомендуется – слишком много сахара. Но я взвешиваю, что мне менее вредно: съесть вафлю, а вечером лекарство – а я его всё равно буду есть, – либо остаться ждать до дома – это два часа, – пока удастся что-то съесть. Я выбираю вот это. Ничего в этом хорошего нет. Но это всё-таки лучше, чем...

Прот. Александр Березовский: … второй вариант.

Прот. Димитрий Смирнов: Да. Минимально что-то съесть, потому что нельзя [делать] большие перерывы [между приемами пищи] без того, чтобы что-то было во рту. Вот и всё. Я выбираю. Я никому не звоню, каким-то врачам, как мне быть. Потому что – как тут быть? Никак. Тут никакого хорошего выхода нет, оба плохие. Но есть один лучше, другой хуже. Вот, собственно, и всё. А так, чтобы там куда-то съездил, чего-то там прочитал, к чему-то приложился, кого-то там посетил где-то в далёком лесу, и после этого чтобы семейная жизнь наладилась, человек бросил пить, никогда в рот не брал – так не бывает. Конечно, один случай из, может быть, десяти миллионов вариантов бывает. Но я за тридцать три года ни с одним таким не сталкивался.

Прот. Александр Березовский: Женщины многие думают: разведусь – значит, не донесла свой крест до конца. Раз пьёт, значит мне за грехи мои такое. Крест – от Бога.

Прот. Димитрий Смирнов: Раз она так считает... Ведь каждый поступает по своей вере. Если она так верует… А лично я верую совсем иначе. Я считаю, что это мазохизм.

Прот. Александр Березовский: Вот так себя отдавать на растерзание.

Прот. Димитрий Смирнов: Нет, а какая цель?

Прот. Александр Березовский: Вот она пишет: «Я знаю свои грехи, и они тяжкие. И я считаю, что это мне от Бога наказание».

Прот. Димитрий Смирнов: На здоровье. Ничего в этом плохого нет. Многие древние христиане даже брали себе в дом какого-нибудь тяжелобольного или калеку, и его обихаживали ради исцеления своих грехов. Тратили на него время, деньги, жилплощадь во славу Божию. Никто же против не бывает. Ведь что такое алкоголизм? Это тяжелейшее психическое заболевание. Ты ради любви к Богу хочешь с ним жить и это всё терпеть? Да кто же тебе [запретит]? А чего тогда спрашиваешь? Живи и терпи, корми, получай. Я, священник, что, буду говорить: «Во что бы то ни стало разведись»? Нет, просто говорит человек: «Невыносимо, не могу». Ну не можешь, так [разводись]. Что лучше: в петлю или развод? Ну понятно, развод лучше, чем в петлю. В разводе вообще ничего хорошего нет. Но в петлю – хуже. Вот, собственно, и всё.

Прот. Александр Березовский: Из двух зол выбрали.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну да.

Прот. Александр Березовский: Есть вопрос у нас, батюшка.

Прот. Димитрий Смирнов: Алло, здравствуйте. Слушаем Вас.

Слушатель: Здравствуйте, батюшка. С праздником Вас.

Прот. Димитрий Смирнов: С праздником.

Слушатель: Мне шестьдесят пять лет. Когда мне было десять лет, отца похоронили на Ваганьковском кладбище. Он прошёл всю войну добровольцем с семнадцати лет. В тридцать три года покончил жизнь самоубийством. Можно ли хоронить в эту могилу? Время, как говорится, приближается. Скажите, пожалуйста.

Прот. Димитрий Смирнов: Можно. Земля вообще круглая. Можно хоронить, куда угодно. Нил Сорский вообще заповедал себя не хоронить, а бросить его тело собакам. Так по смирению считал, что он за свои грехи [не достоин погребения]. Поэтому так вообще вопрос не стоит. Загробная участь вообще не влияет на место захоронения и не зависит от чина погребения.

Прот. Александр Березовский: «В знакомой семье ребёнку платят деньги за хорошие оценки в школе. В другой семье дают небольшие деньги за помощь в уборке по дому. Подскажите, пожалуйста, правильно ли это, и как Вы относитесь к такой практике?»

Прот. Димитрий Смирнов: Я как человек, тоже занимающийся воспитанием, – отрицательно. Потому что разрушаются отношения любви в семье, их переводят на рабочие отношения: папа с сыном, мама с дочкой. Потом дочке мама будет говорить: «Сходи в аптеку». – «А сколько я буду с этого иметь?»

Прот. Александр Березовский: То есть это временное решение проблемы послушания, скажем.

Прот. Димитрий Смирнов: Это плохое решение проблемы. Я считаю, что детей нужно научить, по крайней мере, выполнять просьбы своих родителей не из соображения любви к деньгам, а из соображения любви к ним. Поэтому – это разрушает как раз христианское воспитание.

Прот. Александр Березовский: Если ребёнок не имеет интереса к учёбе, как стимулировать этот интерес? Вот нашли способ – с помощью денег.

Прот. Димитрий Смирнов: Неудачный, на мой взгляд.

Прот. Александр Березовский: Ну а каким образом можно было бы стимулировать интерес к учёбе?

Прот. Димитрий Смирнов: Это довольно трудно. Нужно иметь очень много терпения, очень большую чуткость. Но это возможно. Не в ста процентах случаев.

Прот. Александр Березовский: Какой бы Вы могли предложить путь, батюшка? Потому что очень часто люди именно сетуют на то, что детям неинтересно учиться. У них интересы совсем в иной плоскости: общение, тусовки, встречи.

Прот. Димитрий Смирнов: Обожди. Это уже значит, что дети упущены. Надо думать об их воспитании, интересу к образованности ещё до их родов. Нужно поощрять самостоятельность, нужно творчество. У нас же детей усаживают перед телевизором, чтобы они мультики смотрели. А должны быть родители в этот процесс включены. Потому что, если родители не включаются, а предоставляют детям самим [образовываться], то они и будут искать только развлекалок. А развлекалки как раз не дают пищу для ума. Тут очень важно, чтобы ребёнок радовался самому решению задачи.

Прот. Александр Березовский: Но получается, батюшка, тогда, что ребёнок должен быть изолирован максимально от всего внешнего.

Прот. Димитрий Смирнов: Опять, от чего «всего»? Ребёнок должен быть изолирован от огня. Ребёнок должен быть изолирован от бензина. Ребёнок должен быть изолирован от лекарств. Ребёнок должен быть изолирован от болота, от пруда, от сексуальных маньяков. Ребёнок должен быть изолирован от телевизора, где всем руководят эти маньяки – программами, линейкой вещания и так далее. Ребёнок может быть изолирован даже от родственников, которые истеричны, гневливы, матерщинники или прививают товарно-денежные отношения. Которые говорят: «Твой папа дурак, а мама – козлиха». И так далее. Ребёнка нужно изолировать от очень многих вещей, если мы хотим в итоге получить ребёнка, который способен к учению, к чтению книг, к познанию науки, искусства, творческой жизни, к труду. Это целый процесс, которому отец должен уделять самое большое время. Но мать должна, конечно, в этом ему помогать. Он должен думать каждый месяц. Они должны замечать, что изменилось в ребёнке, менять педагогические технологии моментально, приспосабливать к его росту.

Прот. Александр Березовский: Это родители должны не работать, а заниматься воспитанием детей.

Прот. Димитрий Смирнов: Почему? На это много времени не надо.

Прот. Александр Березовский: Беда-то именно в том, что родители вынуждены работать. Отец, может быть, на двух работах.

Прот. Димитрий Смирнов: Тогда – что вырастет, то вырастет. Тогда никак.

Прот. Александр Березовский: То есть, если папа выключен из воспитательного процесса, то никак.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну, отец должен вообще руководить, потому что женщины очень эмоциональны. То есть папа не может – вот он работает, дальше он устал. Ну и всё тогда. Самый главный в семье – он так природно устроен – это отец. Если отец не проявляет интереса к думам ребёнка, к его занятиям, к его способности что-то решить, то ничего не выйдет. Отец должен каждый день общаться с детьми. Я не говорю по часу. Но дети должны видеть интерес. Он должен хвалить их за успехи, и дети будут видеть, что папе нравится. Допустим, моему ребёнку два с половиной года, и он сложил из кубиков железную дорогу: «Вот это у меня паровоз!» Хотя совсем не похоже, понятно, но это неважно. Он должен обязательно взять этот паровоз и – «в-ж-ж-ж» – поехать. Ребёнок видит, что папа увлёкся. Ему нравится: он сделал, а папа играет. Для него это становится важным. Дальше – кубики с буквами. И он, смотришь, уже в четыре года читает. Нужно всё время поощрять всякую инициативу: творческую, обучающую. Должно обязательно поощряться то же трудолюбие: «Вот как ты сегодня хорошо убрал. Молодец».

Прот. Александр Березовский: Вообще детям очень важно, чтобы взрослые, особенно родители, замечали.

Прот. Димитрий Смирнов: Ну конечно! Они ищут внимания постоянно. А потом, когда уже вырастет четвёртый ребёнок, пятого будут сами дети учить. Как их отец с матерью учили, так они будут учить младших. И всё уже будет гораздо легче. Они будут играть в школу, в детский сад – во всё то, во что они играли.

Вот недавно я навещал одного мальчика, ему шесть лет. Он уже читает книжку своей сестрёнке. И он приёмный сынок, и сестрёнка приёмная. Они познакомились, по-моему, два месяца назад всего. А он уже – мальчик – ей читает книгу. Как он читает – умрёшь со смеху. Но всё понятно.

Прот. Александр Березовский: Она слушает?

Прот. Димитрий Смирнов: Она слушает. Он – с таким старанием. В шесть лет он бегло читает. Просто замечательно. Из него и папа вырастет тогда, если это в нём не погасят его приёмные родители. Тут всё как бы на мази. Надо только это не выпускать из рук. А то – ребёнка бросили до четырнадцати лет, а потом говорят: «А его ничего не интересует». Его интересуют, действительно, только сверстники. Потому что он с ними общается. А с папой: «Чего ты? Я устал, иди мультики смотри там». Хорошо ещё матом не пошлёт. Тогда, конечно, что ты хочешь? Сначала люди делают всё не так, как надо. А потом говорят: «Как нам это исправить?» Извините, пожалуйста. Есть вещи, которые исправить нельзя.

Вот я знаю одного мальчика. Его мама не хотела, чтобы он родился. Она сама говорила: «Чем я только его не травила». А он всё равно родился. Родился уродцем. Но очень умненький мальчик. Он всё равно выжил, всем смертям назло. И очень хорошо развивается и быстро, как только с ним начали заниматься. А при родной маме он даже не говорил. Оказался умственно полностью сохранный. Так что – чего? Травить ребёнка, а потом захотеть, чтобы он был совершенно здоровый… Это всё равно, что сначала выйти за кого попало замуж, а потом требовать, чтобы муж был благородный рыцарь, трудолюбивый, богатый, вежливый, любитель искусства, с утра до вечера бы работал и по первому требованию шёл обедать, снимал бы обувь, когда входит в дом, и тапки не бросал по всей квартире, чтобы носки не развешивал и так далее.

Прот. Александр Березовский: Батюшка, ну будем надеяться, что все-таки такие семьи у нас будут.

Прот. Димитрий Смирнов: Давай будем. Мы хоть и не юноши, но надежды юношей питают. Всего вам доброго. До свидания.

Прот. Александр Березовский: Спасибо. Всего доброго.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. Yuriy Solod:

      Всецело поддерживаю ответ батюшки на вопрос об избавлении от греха гневливости. Многие, к сожалению, абсолютно не имеют какого бы то ни было ориентира в той или иной жизненной ситуации. Следовательно, дубина — идеальный инструментарий, конечно же, при условии полного одобрения со стороны самого жаждущего!!

    2. Dimitros:

      Спаси Господи Вас Дорогие Отцы!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.