Проповедь о тщеславии и осуждении по изречениям из Древнего Патерика (2020.03.03)
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы 3 марта 2020 года.

В этой замечательной книге, именуемой Древний патерик, есть две главы, они идут прямо подряд, я из них решил тоже прочитать те, которые для нашей души крайне необходимы. Глава восьмая «О том, что ничего не должно делать напоказ». Тот, кто делает напоказ, он, как говорит Господь, уже получил свою награду (см. Мф. 6, 2), и ничего, кроме вреда, это деланье напоказ не приносит.

«Некоторые братия и монахи хвалили авве Антонию одного монаха. Антоний сравнениями испытывал, перенесет ли уничижение, и увидев, что не переносит презрения, сказал ему: ты подобен селу, которое спереди красиво, а сзади разграблено разбойниками». То есть снаружи всё так красивенько, есть даже выражение у русских – потёмкинские деревни, когда сзади всё разграблено. Когда напоказ человек что-то делает, он похож на этот географический объект. Он выглядит так, а на самом деле всё наоборот. «Говорили об авве Арсении и авве Феодоре Фермейском, что они более всякого зла ненавидели славу пред человеками. Почему авва Арсений редко показывался кому-либо; а авва Феодор, хотя и показывался людям, но был для них, как меч». То есть он своими словами, не льстя им, говорил очень прямые и, как бы сейчас сказали, жёсткие вещи. Люди немножко обижались, но, по крайней мере, потом своими оценками не говорили, как он замечателен, как он велик, как он мудр и так далее.

«Авва Исаия сказал: великий и важный подвиг – победить тщеславие и преуспеть в разум Божий. Ибо впадший в руки злой сей страсти, тщеславия, очуждается мира и сердце его ожесточается к святым людям, и в довершение зла он впадает в высокоумие, а таковая гордость есть мать всех зол. Ты же, верный раб Христов! держи в сокровенности делание свое, и остерегайся, со скорбию сердца, как бы из человекоугодия не погубить мзды твоего делания. Ибо делающий на показ людям уже «воспринимает мзду свою» (Мф. 6, 2), как сказал Господь» В другом месте, может быть, даже и здесь, мы подобное выражение найдём: тщеславие – это как буря, которую корабль потерпел уже в бухте. Вроде уже приплыл на тихое место, осталось бросить якорь, на шлюпках перевезти товар, и вдруг буря. Тщеславие – когда человек что-то делает напоказ, то он лишается всякой награды и получает одно только разорение. Так и Господь этому учит, и все святые отцы, которые достигли этого состояния святости.

«Любящий прославляться от людей, не может быть без зависти; а имеющий зависть не может приобрести смиренномудрия; а таковый предал душу свою врагам своим: они вовлекают ее во всякое зло, и погубляют ее». Видите, какое многоступенчатое падение. Тот, кто любит восхваление от ближнего, тщеславие, тот не может быть без зависти. Все наши дети очень ярко заражены завистью. На зависти зиждется и мода: «Мне надо то, что есть у неё», причём во что бы то ни стало. Даже родная мать не является здесь ничем авторитетным. Если мама идёт навстречу, то она поощряет. Уже когда дочь приходит в класс, у неё такое же, как у всех. Это закрепляется. «Хочу, потому что завидую». Совершенно не аргумент. По крайне мере он совершенно противоположен спасению души. Главные губители души своих детей – это родители. Ну и, конечно, очень многие бабушки – большинство, потому что они всегда на стороне внучков. Потому что они любят их без памяти, а память очень здесь нужна. Поэтому нет ни ума, ни памяти. Есть только поощрение в самых страшных грехах. Первый грех в нашей вселенной – это зависть. Первым Люцифер позавидовал и был низвержен с неба. «Я хочу» – это первое, что содеяла Ева в раю. Чем это кончилось и для неё, и для всех нас? Она же наша праматерь. Вся тварь с тех пор мучается. Не только люди, но и все животные, звери, насекомые. Это из-за того, что у неё было «хочу».

«Брат спросил авву Матоя: если я уйду жить в какое-либо место, то как посоветуешь мне жить там? – Старец отвечает ему: в каком бы месте ни жил ты, не старайся выказывать свое имя тем, что – вот я не хожу в собрание, или не ем вечери любви. Это приобретет тебе пустую славу, а впоследствии будет беспокоить тебя; ибо мирские люди, где слышат об этом, туда и бегут». Что такое мирской человек? Это человек, который ничего не понимает в духовной жизни, а питается слухами. «Вот там живёт такой старец, надо к нему поехать, чего-нибудь спросить». Потом приезжают: «Ой, я с таким старцем говорил!» Отчего он так рассказывает всё? Тщеславие: «Я ездил, говорил, он мне уделил 18 минут и т.д.» – «А что ты спросил?» – «Ой, я даже не помню». «Пустые люди мирские будут тебя беспокоить» – это речь о тех монахах, которые ушли в пустыню ради Христа.

«Еще сказал: приучай сердце твое соблюдать то, чему учит язык твой». Бриллиантовые слова. Каждый тщеславный человек всё время всех учит, особенно пожилой. Особенно, который не воспитал своих детей в вере. Особенно тот, который не научил своих внуков даже молитве «Отче наш», который не научил своих правнуков даже брать благословение. Особенно те, которые даже не водят своих правнуков в церковь. Потому что они не идут. Но других учат в церкви: «Ты приложись к кресту». Так и хочется сказать: «Кто тебя поставил здесь кого-то учить?» Ты хочешь приложиться? Иди приложись. Хочешь к этому, хочешь, к тому. Хочешь, вообще не прикладывайся. Что случится от того, что ты приложился ко кресту или не приложился? «Кому не дано учить, а тот учит, тот оскорбляет величие Божие», – говорил старец Силуан Афонский. У нас – пожалуйста, учителей полно. Всё учить бы. Учи детей своих.

«Еще сказал: люди совершенны только на словах, а делают очень мало». Это мы. Настолько мало и настолько детские упражнения – котлетку не ест. Трёхлетний ребёнок может не есть котлетку. Это что, пост? Это, конечно, пост – для трёхлетних и до семи лет детей. Уже с семи лет надо что-то из взрослого брать. В семь лет человек может уже читать и писать. Очень многие святые угодники уже в семь лет в церкви Апостол читали. Сейчас любого вытяни из толпы и скажи: «На, почитай Апостол. Ладно, не надо читать. Найди Апостол сегодняшнего дня, который нынче читали в церкви на Божественной литургии». Учить не надо, надо быть скромней. Это очень важно. Пусть ты будешь не учёный, но по устроению сердца приблизишься ко Христу. Трудно избавиться от собственного тщеславия. Не выказывать себе, не изображать из себя, что ты что-то знаешь. Конечно, ты что-то знаешь. Каждый человек что-то знает. Вот человек десять лет проходит в церковь, он что-то узнает, даже что-то настоящее. Может быть, что ещё лучше, чему-то научится, тем самым приблизится к Богу. Христианство – это не знание, это искусство. Христианство – это умение. Допустим, ударили тебя в правую щёку, а ты научился подставить другую. Вот это реальное дело. Если ты просто знаешь, что надо подставить другую, то это тебе ни два, ни полтора. Наоборот, биен будешь больше. Почему? Знал, как надо и не делал. Уж лучше бы не знал. Биен бил бы меньше. Вот как интересно.

«Авва Амун Раифский говорил авве Сисою: когда я читаю Писание, то помысл внушает мне искать изящного слова, дабы я мог что-либо сказать пред людьми. – Нет нужды стараться об этом, сказал ему старец; но лучше в чистоте ума приобретай себе то, о чем надобно помышлять и говорить». То есть думай не о том, как покрасивей сказать, о чём прочитал, а думай о себе, что нужно помышлять и говорить. Ну просто что ни слово, то бриллиант. Представьте себе, видите сколько тут? Вся книга набита изречениями великих христиан. Сейчас у нас на всём земном шаре человек пять таких. Можете представить, какая скудность?

И женщины есть. Специально выбрал, дорогие мои девочки: «Святая Синклитикия сказала: как открытое сокровище оскудевает, так и добродетель, узнаваемая и разглашаемая, помрачается; как тает воск от огня, так и душа от похвал разсеивается и теряет свою силу». Куда она, эта сила, уходит? В тщеславие. Очень вредное дело. Скитские подвижники, если кто видел их дела, то они считали их уже не добродетелью, а грехом. Так же и с постом. Если кто узнает, как ты постишься, даже если ты ешь два сухаря за день и запиваешь водой, даже не чистой, а наливаешь в первый день поста и заканчиваешь перед Светлой седмицей, то это уже считается не постом, а грехом. Это повод для тщеславия.

«Старец сказал: человекоугодие истребляет всю сочность человека, и делает его сухим». Имеется в виду, как дерево. «Старец сказал: или беги, удаляясь от людей; или шути с людьми и миром, делая из себя юродивого». Для чего? Чтобы не было тщеславия.

И ещё из главы девятой главы «О том, что должно остерегаться, чтобы никого не осуждать». Упаси Бог. Это один из страшных грехов, которым все мы заражены, только в разной степени. Некоторые даже исповедь свою превратили в постоянное осуждение: «А вот мой муж, а вот мой зять, а вот моя дочь, а вот батюшка из того храма». Что проще – своих детей не научила «Отче наш», возьми из детского дома, вырасти из него батюшку. Будет самый лучший на свете. Эта родила, воспитала, стал священником. Плохенький, ну хоть какой. А ты кого? Никого? Тогда молчи хотя бы. А то: «Этот такой, этот сякой». Как в Писании сказано: Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он или падает (Рим. 14, 4).

«Один согрешивший брат выслан был пресвитером из церкви. – Авва Виссарион встал и вышел вместе с ним, говоря: и я также грешник. Авва Исаия сказал: если придет к тебе помысл – осудить ближнего в каком-либо грехе, то сначала подумай о себе самом: не более ли его сам ты грешен? И если ты думаешь, что делаешь доброе, – не надейся, что ты угодил Богу. Тогда не дерзнешь осуждать ближнего». Потому что каким судом судишь, будут судить и тебя, и от тебя пух и перья полетят.

«Еще сказал: в неосуждении ближнего и в неуничижении его заключается спокойствие совести». Это тоже очень важный момент, чтобы совесть была спокойна. Если человек осуждает ближнего, то у него не может быть спокойная совесть. При условии, если только она жива. Если совесть умерла, то он осуждает всех подряд с утра до вечера. Это уже человек с сожжённой совестью. Если совесть жива, то она говорит: «Что же ты осуждаешь? Ты ведь ещё хуже делаешь». «Брат спросил авву Пимена: что мне делать? – сидя в келье, я прихожу в уныние. – Старец говорит ему: никого не уничижай, не осуждай и не оговаривай, – и Бог дарует тебе спокойствие, и сидение твое будет невозмущенно». Объясню, почему приходит в уныние. Потому что если человек уничижает кого-то, осуждает, оговаривает, сплетничает о ком-то, благодать Святаго Духа, даже в очень маленьком и скудном количестве, сразу от человека отходит. Ему становится сначала грустно, потом тоскливо, а потом уныло. И всё, он становится тощий. Всё, что он делал до этого – может быть правило прочитал со вниманием, Писание почитал, кто-то постучался за солью, он не сказал, что ему некогда, вынес ему соль. Всё насмарку. Из-за одного только осуждения. Ещё добавлю: если осуждать, сразу нападают блудные помыслы. Некоторые, даже девицы и девственники, думают: «Ну что на меня нападают блудные помыслы?» Из-за осуждения. Как осудил, сразу блуд, хуже, чем от вина. Поэтому надо бояться осуждения. Тогда и сердечко твоё останется в покое.

«Сказал старец: не осуждай блудника, хотя ты и целомудрен, потому что и сам ты, так же как и он, преступаешь закон. Ибо Сказавший – «не прелюбы сотвори» (Мф.  5,  27), сказал также: "не суди" (Мф.  7,  1)». Можно было бы сказать, что это гениально, но это от Духа Святаго, гений тут ни при чём. Это такое духоносное сердце и опыт. Много десятилетий потребовалось, чтобы до этого дойти. Тот, кто записывал, тоже мудрейший человек. Нужно ведь ещё отличить. «Один из отцев, увидев некоего согрешающего, сказал с горькими слезами: сей ныне пал, а я – завтра». Он невольно согрешил, и был в его словах оттенок осуждения. Почему он сказал: «Я – завтра»? Есть закон духовной жизни – если ты видишь сучок в глазу брата твоего, завтра из твоего глаза будут вынимать бревно того же сорта, какой был сучок, потому что увидеть грех можно только тот, который есть в тебе.

«Старец сказал: если кто согрешит когда пред тобою, – не осуждай его, но считай себя грешником более его». Чтобы считать себя грешником более его, нужно это увидеть. Это может увидеть только человек смиренномудрый, потому что первая ступень блаженства – это нищета духовная. Святые отцы говорили, что нищета духовная – это когда человек видит себя не только хуже всех семи с половиной миллиардов людей, которые населяют планету, но и хуже всякой твари. Он это должен видеть, сравнивать. Потом он сравнивать перестанет, потому что это бесполезно. Когда увидишь, что каждый грешник лучше тебя, тогда всё будет с устроением души правильно. Приобрёл смиренномудрие – приближаешься к блаженству. Господь всем нам и на земле хочет дать счастье. Он назвал это блаженством в Нагорной проповеди, когда беседовал с тысячами людей, которые пришли к Нему. Большинство, конечно, не поняли, но от этого истина не перестаёт быть истиной.

Спаси всех Господи!


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь о тщеславии и осуждении по изречениям из Древнего Патерика (2020.03.03)

В этой замечательной книге, именуемой Древний патерик, есть две главы, они идут прямо подряд, я из них решил тоже прочитать те, которые для нашей души крайне необходимы. Глава восьмая «О том, что ничего не должно делать напоказ». Тот, кто делает напоказ, он, как говорит Господь, уже получил свою награду (см. Мф. 6, 2), и ничего, кроме вреда, это деланье напоказ не приносит.

«Некоторые братия и монахи хвалили авве Антонию одного монаха. Антоний сравнениями испытывал, перенесет ли уничижение, и увидев, что не переносит презрения, сказал ему: ты подобен селу, которое спереди красиво, а сзади разграблено разбойниками». То есть снаружи всё так красивенько, есть даже выражение у русских – потёмкинские деревни, когда сзади всё разграблено. Когда напоказ человек что-то делает, он похож на этот географический объект. Он выглядит так, а на самом деле всё наоборот. «Говорили об авве Арсении и авве Феодоре Фермейском, что они более всякого зла ненавидели славу пред человеками. Почему авва Арсений редко показывался кому-либо; а авва Феодор, хотя и показывался людям, но был для них, как меч». То есть он своими словами, не льстя им, говорил очень прямые и, как бы сейчас сказали, жёсткие вещи. Люди немножко обижались, но, по крайней мере, потом своими оценками не говорили, как он замечателен, как он велик, как он мудр и так далее.

«Авва Исаия сказал: великий и важный подвиг – победить тщеславие и преуспеть в разум Божий. Ибо впадший в руки злой сей страсти, тщеславия, очуждается мира и сердце его ожесточается к святым людям, и в довершение зла он впадает в высокоумие, а таковая гордость есть мать всех зол. Ты же, верный раб Христов! держи в сокровенности делание свое, и остерегайся, со скорбию сердца, как бы из человекоугодия не погубить мзды твоего делания. Ибо делающий на показ людям уже «воспринимает мзду свою» (Мф. 6, 2), как сказал Господь» В другом месте, может быть, даже и здесь, мы подобное выражение найдём: тщеславие – это как буря, которую корабль потерпел уже в бухте. Вроде уже приплыл на тихое место, осталось бросить якорь, на шлюпках перевезти товар, и вдруг буря. Тщеславие – когда человек что-то делает напоказ, то он лишается всякой награды и получает одно только разорение. Так и Господь этому учит, и все святые отцы, которые достигли этого состояния святости.

«Любящий прославляться от людей, не может быть без зависти; а имеющий зависть не может приобрести смиренномудрия; а таковый предал душу свою врагам своим: они вовлекают ее во всякое зло, и погубляют ее». Видите, какое многоступенчатое падение. Тот, кто любит восхваление от ближнего, тщеславие, тот не может быть без зависти. Все наши дети очень ярко заражены завистью. На зависти зиждется и мода: «Мне надо то, что есть у неё», причём во что бы то ни стало. Даже родная мать не является здесь ничем авторитетным. Если мама идёт навстречу, то она поощряет. Уже когда дочь приходит в класс, у неё такое же, как у всех. Это закрепляется. «Хочу, потому что завидую». Совершенно не аргумент. По крайне мере он совершенно противоположен спасению души. Главные губители души своих детей – это родители. Ну и, конечно, очень многие бабушки – большинство, потому что они всегда на стороне внучков. Потому что они любят их без памяти, а память очень здесь нужна. Поэтому нет ни ума, ни памяти. Есть только поощрение в самых страшных грехах. Первый грех в нашей вселенной – это зависть. Первым Люцифер позавидовал и был низвержен с неба. «Я хочу» – это первое, что содеяла Ева в раю. Чем это кончилось и для неё, и для всех нас? Она же наша праматерь. Вся тварь с тех пор мучается. Не только люди, но и все животные, звери, насекомые. Это из-за того, что у неё было «хочу».

«Брат спросил авву Матоя: если я уйду жить в какое-либо место, то как посоветуешь мне жить там? – Старец отвечает ему: в каком бы месте ни жил ты, не старайся выказывать свое имя тем, что – вот я не хожу в собрание, или не ем вечери любви. Это приобретет тебе пустую славу, а впоследствии будет беспокоить тебя; ибо мирские люди, где слышат об этом, туда и бегут». Что такое мирской человек? Это человек, который ничего не понимает в духовной жизни, а питается слухами. «Вот там живёт такой старец, надо к нему поехать, чего-нибудь спросить». Потом приезжают: «Ой, я с таким старцем говорил!» Отчего он так рассказывает всё? Тщеславие: «Я ездил, говорил, он мне уделил 18 минут и т.д.» – «А что ты спросил?» – «Ой, я даже не помню». «Пустые люди мирские будут тебя беспокоить» – это речь о тех монахах, которые ушли в пустыню ради Христа.

«Еще сказал: приучай сердце твое соблюдать то, чему учит язык твой». Бриллиантовые слова. Каждый тщеславный человек всё время всех учит, особенно пожилой. Особенно, который не воспитал своих детей в вере. Особенно тот, который не научил своих внуков даже молитве «Отче наш», который не научил своих правнуков даже брать благословение. Особенно те, которые даже не водят своих правнуков в церковь. Потому что они не идут. Но других учат в церкви: «Ты приложись к кресту». Так и хочется сказать: «Кто тебя поставил здесь кого-то учить?» Ты хочешь приложиться? Иди приложись. Хочешь к этому, хочешь, к тому. Хочешь, вообще не прикладывайся. Что случится от того, что ты приложился ко кресту или не приложился? «Кому не дано учить, а тот учит, тот оскорбляет величие Божие», – говорил старец Силуан Афонский. У нас – пожалуйста, учителей полно. Всё учить бы. Учи детей своих.

«Еще сказал: люди совершенны только на словах, а делают очень мало». Это мы. Настолько мало и настолько детские упражнения – котлетку не ест. Трёхлетний ребёнок может не есть котлетку. Это что, пост? Это, конечно, пост – для трёхлетних и до семи лет детей. Уже с семи лет надо что-то из взрослого брать. В семь лет человек может уже читать и писать. Очень многие святые угодники уже в семь лет в церкви Апостол читали. Сейчас любого вытяни из толпы и скажи: «На, почитай Апостол. Ладно, не надо читать. Найди Апостол сегодняшнего дня, который нынче читали в церкви на Божественной литургии». Учить не надо, надо быть скромней. Это очень важно. Пусть ты будешь не учёный, но по устроению сердца приблизишься ко Христу. Трудно избавиться от собственного тщеславия. Не выказывать себе, не изображать из себя, что ты что-то знаешь. Конечно, ты что-то знаешь. Каждый человек что-то знает. Вот человек десять лет проходит в церковь, он что-то узнает, даже что-то настоящее. Может быть, что ещё лучше, чему-то научится, тем самым приблизится к Богу. Христианство – это не знание, это искусство. Христианство – это умение. Допустим, ударили тебя в правую щёку, а ты научился подставить другую. Вот это реальное дело. Если ты просто знаешь, что надо подставить другую, то это тебе ни два, ни полтора. Наоборот, биен будешь больше. Почему? Знал, как надо и не делал. Уж лучше бы не знал. Биен бил бы меньше. Вот как интересно.

«Авва Амун Раифский говорил авве Сисою: когда я читаю Писание, то помысл внушает мне искать изящного слова, дабы я мог что-либо сказать пред людьми. – Нет нужды стараться об этом, сказал ему старец; но лучше в чистоте ума приобретай себе то, о чем надобно помышлять и говорить». То есть думай не о том, как покрасивей сказать, о чём прочитал, а думай о себе, что нужно помышлять и говорить. Ну просто что ни слово, то бриллиант. Представьте себе, видите сколько тут? Вся книга набита изречениями великих христиан. Сейчас у нас на всём земном шаре человек пять таких. Можете представить, какая скудность?

И женщины есть. Специально выбрал, дорогие мои девочки: «Святая Синклитикия сказала: как открытое сокровище оскудевает, так и добродетель, узнаваемая и разглашаемая, помрачается; как тает воск от огня, так и душа от похвал разсеивается и теряет свою силу». Куда она, эта сила, уходит? В тщеславие. Очень вредное дело. Скитские подвижники, если кто видел их дела, то они считали их уже не добродетелью, а грехом. Так же и с постом. Если кто узнает, как ты постишься, даже если ты ешь два сухаря за день и запиваешь водой, даже не чистой, а наливаешь в первый день поста и заканчиваешь перед Светлой седмицей, то это уже считается не постом, а грехом. Это повод для тщеславия.

«Старец сказал: человекоугодие истребляет всю сочность человека, и делает его сухим». Имеется в виду, как дерево. «Старец сказал: или беги, удаляясь от людей; или шути с людьми и миром, делая из себя юродивого». Для чего? Чтобы не было тщеславия.

И ещё из главы девятой главы «О том, что должно остерегаться, чтобы никого не осуждать». Упаси Бог. Это один из страшных грехов, которым все мы заражены, только в разной степени. Некоторые даже исповедь свою превратили в постоянное осуждение: «А вот мой муж, а вот мой зять, а вот моя дочь, а вот батюшка из того храма». Что проще – своих детей не научила «Отче наш», возьми из детского дома, вырасти из него батюшку. Будет самый лучший на свете. Эта родила, воспитала, стал священником. Плохенький, ну хоть какой. А ты кого? Никого? Тогда молчи хотя бы. А то: «Этот такой, этот сякой». Как в Писании сказано: Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он или падает (Рим. 14, 4).

«Один согрешивший брат выслан был пресвитером из церкви. – Авва Виссарион встал и вышел вместе с ним, говоря: и я также грешник. Авва Исаия сказал: если придет к тебе помысл – осудить ближнего в каком-либо грехе, то сначала подумай о себе самом: не более ли его сам ты грешен? И если ты думаешь, что делаешь доброе, – не надейся, что ты угодил Богу. Тогда не дерзнешь осуждать ближнего». Потому что каким судом судишь, будут судить и тебя, и от тебя пух и перья полетят.

«Еще сказал: в неосуждении ближнего и в неуничижении его заключается спокойствие совести». Это тоже очень важный момент, чтобы совесть была спокойна. Если человек осуждает ближнего, то у него не может быть спокойная совесть. При условии, если только она жива. Если совесть умерла, то он осуждает всех подряд с утра до вечера. Это уже человек с сожжённой совестью. Если совесть жива, то она говорит: «Что же ты осуждаешь? Ты ведь ещё хуже делаешь». «Брат спросил авву Пимена: что мне делать? – сидя в келье, я прихожу в уныние. – Старец говорит ему: никого не уничижай, не осуждай и не оговаривай, – и Бог дарует тебе спокойствие, и сидение твое будет невозмущенно». Объясню, почему приходит в уныние. Потому что если человек уничижает кого-то, осуждает, оговаривает, сплетничает о ком-то, благодать Святаго Духа, даже в очень маленьком и скудном количестве, сразу от человека отходит. Ему становится сначала грустно, потом тоскливо, а потом уныло. И всё, он становится тощий. Всё, что он делал до этого – может быть правило прочитал со вниманием, Писание почитал, кто-то постучался за солью, он не сказал, что ему некогда, вынес ему соль. Всё насмарку. Из-за одного только осуждения. Ещё добавлю: если осуждать, сразу нападают блудные помыслы. Некоторые, даже девицы и девственники, думают: «Ну что на меня нападают блудные помыслы?» Из-за осуждения. Как осудил, сразу блуд, хуже, чем от вина. Поэтому надо бояться осуждения. Тогда и сердечко твоё останется в покое.

«Сказал старец: не осуждай блудника, хотя ты и целомудрен, потому что и сам ты, так же как и он, преступаешь закон. Ибо Сказавший – «не прелюбы сотвори» (Мф.  5,  27), сказал также: "не суди" (Мф.  7,  1)». Можно было бы сказать, что это гениально, но это от Духа Святаго, гений тут ни при чём. Это такое духоносное сердце и опыт. Много десятилетий потребовалось, чтобы до этого дойти. Тот, кто записывал, тоже мудрейший человек. Нужно ведь ещё отличить. «Один из отцев, увидев некоего согрешающего, сказал с горькими слезами: сей ныне пал, а я – завтра». Он невольно согрешил, и был в его словах оттенок осуждения. Почему он сказал: «Я – завтра»? Есть закон духовной жизни – если ты видишь сучок в глазу брата твоего, завтра из твоего глаза будут вынимать бревно того же сорта, какой был сучок, потому что увидеть грех можно только тот, который есть в тебе.

«Старец сказал: если кто согрешит когда пред тобою, – не осуждай его, но считай себя грешником более его». Чтобы считать себя грешником более его, нужно это увидеть. Это может увидеть только человек смиренномудрый, потому что первая ступень блаженства – это нищета духовная. Святые отцы говорили, что нищета духовная – это когда человек видит себя не только хуже всех семи с половиной миллиардов людей, которые населяют планету, но и хуже всякой твари. Он это должен видеть, сравнивать. Потом он сравнивать перестанет, потому что это бесполезно. Когда увидишь, что каждый грешник лучше тебя, тогда всё будет с устроением души правильно. Приобрёл смиренномудрие – приближаешься к блаженству. Господь всем нам и на земле хочет дать счастье. Он назвал это блаженством в Нагорной проповеди, когда беседовал с тысячами людей, которые пришли к Нему. Большинство, конечно, не поняли, но от этого истина не перестаёт быть истиной.

Спаси всех Господи!


Комментарии.

    Комментариев 3

    1. kotova natalia:

      Спасибо батюшка за проповедь. Как хорошо услышать в пост такие наставления,заглянуть поглубже в свою душу.А там грязь непролазная. Мне Ваши проповеди с Божьей помощью помогают не совершать опрометчивых поступков.Прочитаю древний патерик,а Ваши объяснения текста помогут понять смысл.

    2. baskervil187:

      Неужели на планете есть люди, которые никого не осуждают, не завидуют и абсолютно не тщеславны? Вот на работе ежедневно все разговоры сводятся к обсуждению начальства и коллег, если их не обсуждать, то и говорить то не о чем!
      А с тщеславием как быть? Ведь недаром говорят, хорошее слово и кошке приятно, разве есть люди, которым не нравится, когда их хвалят?
      Спаси всех, Господи!

    3. Ирина:

      Спасибо, дорогой батюшка!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.