Проповедь в Неделю 4-ю по Пятидесятнице. Петров пост (2011.07.10)

Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о смирении, о чувстве собственного недостоинства, об обращении к Богу с верой и молитвой и о милосердии и ответственности за свои решения, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы 10 июля 2011 года. По притче о сотнике.

«Когда же вошел Иисус в Капернаум, к Нему подошел сотник и просил Его: Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает. Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его. Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой» (Мф. 8, 5-8). Вот ради этого диалога евангелист Матфей и решил об этом рассказать. Вообще, к римскому гарнизону в Иудее относились, конечно, очень скверно, потому что народ был свободолюбивый. А Рим захватил Иудею, поставили своего царя, иноплеменника причём, взимали налоги, как положено в империи, и, конечно, была масса недовольных. И, тем не менее, находится такой сотник, по-нашему – ротный командир, поставленный над сотней, который даёт удивительный пример смирения, потому что он свидетельствует о своём недостоинстве. Понимаете, какое у него было чувство, многим нам неведомое даже. Несмотря на то что он являлся по тем временам и для этого города не просто большим начальником, а самым главным, в чьих руках вся власть заключалась: и военная, и административная, и правоприменительная, и финансовая. Всё возлагалось на него. Это был такой глава администрации. И, тем не менее, его внутреннее ощущение души было таково, что он считал себя недостойным того, чтобы Господь к нему пришёл в дом.

Ни у одного из нас такого чувства недостоинства нет. Мы всё время считаем про себя, что мы достойны. Если нами как-то пренебрегают, забывают, не замечают, то у нас в сердце обида. Хотя сами по себе мы все люди не больно-то важные, а всё время требуем реализации собственных прав и достоинства. А это вещи всё мнимые и ненастоящие. Вот этот сотник, конечно, удивил Спасителя.

А второе, чем он Его удивил… Ко мне недавно обратился офицер. Сейчас каждому офицеру, который выходит на пенсию, полагается давать квартиру. Он верой и правдой отслужил весь положенный срок, дослужился до полковника, сам по себе офицер очень хороший, в Бога верует, не сквернословит, всегда честно относился к работе, закончил преподавателем Академии Генштаба. Понятно, полных идиотов туда обычно не берут. И что? Вот из-за его скромности, смирения они об него просто ноги вытерли, и выкинули, и ничего не дали. Более того, даже и разговаривать не хотят. Обычно как у нас? Если офицер чего-то хочет добиться, он может только одно: надо подать в суд на Министерство обороны. Только тогда можно что-то такое получить. Его так научили, он так и сделал. А, говорят, ты вот с нами судился, теперь ничего не получишь. Как будто это начальство собственные квартиры распределяет. Как будто это вообще не на народные деньги всё делается.

А здесь? А здесь заболел его мальчик на побегушках. И он не ленится, идёт к человеку, который, он слышал, может больных исцелять, и просит за него. Я ни одного такого случая не знаю, чтобы какой-то генерал пошёл просить за какого-то сержанта или прапорщика, чтобы его устроить в госпиталь подлечить. Если мне кто-то про это расскажет, я сначала не поверю, а потом буду выяснять. Надеюсь, может быть, какой-то такой святой человек есть и у нас.

Поэтому Господь, когда столкнулся с таким офицером, говорит: «…истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры» (Мф. 8, 10) . Сотник говорит: «Не надо ко мне ходить, Ты только скажи – и выздоровеет мой отрок». Обычно к каждому священнику ежедневно обращаются люди, иногда десятки людей: как молиться, чего надо сделать, куда поехать, к чему приложиться. Отчего так происходит? Оттого, что у людей нет веры. Они думают, что нужно совершить какую-то очень таинственную манипуляцию – тогда будет. Ну а священник, как специалист, знает, что делать – и тогда что-то произойдёт. А нужно всего лишь: «Господи, помилуй». И для этого не надо ехать ни на край земли, ни в Святую Землю, ни искать какого-то сверхдухоносного старца. Нет. «Господи, помилуй» – больше ничего не надо. А почему же человеку этого недостаточно? Да очень просто: он Ему, Богу, не верит – раз. Потом, он не верит, что Бог его слышит. Потом, он не верит, что Бог может исцелить. Поэтому ему надо что-то дополнительное всё время: какие-то особенные молитвы, какое-то особенное место, какая-нибудь особенная икона, какой-нибудь особенный старец и так далее. Вот тогда он спокоен. Отчего это происходит? Веры нет в Самого Господа Иисуса Христа. Вот этот сотник являет чудо веры. Он был человеком, даже не принадлежащим к народу Божьему, к которому Господь пришёл, а был и оккупантом, и налоги собирал, и держал весь народ в узде – и тем не менее. Поэтому «Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час» (Мф. 8, 10-13).

В тот же час выздоровел почему? Потому что он обратился к Богу с верой. Мы обращаемся к Богу – веры нет. Веры нет – и результата нет. Без веры невозможно угодить Богу. Недаром русский народ говорит: заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт. А толку-то? Разве не читали Евангелие? Не в многословии будете услышаны. Я, говорит, это читаю, я говорит, и это читаю. Да читай! «Дерево судят по плодам» – это не я сказал, это Христос сказал. Хорошей молитвой та считается, у которой есть результат. Просил – Господь дал – хороша молитва. А если ты просил, но Он не дал – значит, молитва нехороша. Не значит, что Господь не слышал чего-то, нет. Просто Господь хочет одного. Он хочет отношения с каждым из нас, отношения в доверии и в любви. Он не хочет, чтобы между нами что-то было. Он хочет, чтобы мы к Нему обращались так просто и ясно, как дети. Чтобы мы верили в то, что Он нас слышит. Тогда будем получать просимое. При условии, если Ему угодно. У нас не всегда бывает разум просить то, что нам полезно. Мы часто просим то, что нам полезно в нашей жизни земной, а Господь нам даёт то, что нам полезно для будущей жизни небесной. В этом есть известное противоречие. Потому что жизнь земная – она очень короткая, а жизнь небесная – она вечная.

И вот этот сотник должен быть нам примером. Примером чего? Во-первых, смирения, во-вторых, веры. И в-третьих, – очень важно, просто архиважно! – милосердия, милосердия к тем людям, за которых ты несёшь ответ. Вот этот сотник на самом деле должен быть примером для каждого человека, который несёт ответственность за других людей. Это всегда так бывает. В каждой семье есть кто-то старший. Бывает, это муж, а бывает, и жена. Я знал одну семью, там самым главным был дед, он вообще всю семью воспитал. Так что всякое бывает. Но это действительно нужно делать ответственно. И вот сотник этим проникся. Это очень важное дело.

У нас же обычно каждый хочет всякую ответственность переложить на другого. Вот совсем недавний случай. У нас умерла одна прихожанка, завтра будем хоронить. Она была женщина одинокая. И вот сначала у неё сломался ключ в двери. У нас ключ был, пытались открыть – никак: она повернула изнутри, он там застрял. Никак. Потом плохо-бедно сумели, но оказалось, вторая дверь тоже закрыта на щеколду. Три раза вызывали милицию: «Ну вы постойте, мы откроем» – «Нет, не имеем права». Человек с голоду там умирает! Приезжали из МЧС: «Нет, вызывайте милицию». И вот они кивали друг на друга. Человека нужно спасти, потому что он находится в экстремальной ситуации. Вызывали врача из больницы. Врач – то же. Пока наконец не послушались батюшку, который ещё неделю назад говорил: «Ну вышибите дверь!». Тот, кому это поручил, боялся. Чего? Ответственности. Говорю ему: «Ты скажешь, что тебе батюшка сказал». Я с удовольствием пойду в тюрьму, если после того, как мы её спасём, она на меня подаст в суд, что я незаконно взломал её квартиру. Да ещё пусть напишет, что я всю эту её квартиру насквозь обокрал. Пожалуйста! А потому что никто: ни милиция, ни медицина, ни МЧС, ни сотрудники храма… Наконец-то нашёлся один человек. Я бы эту дверь сам бы сломал. Как будто первый раз… Однажды мне пришлось ломать дверь, меня попросили, я аж в Сергиев Посад ездил. Во всём Сергиевом Посаде не нашлось человека, который может вышибить дверь. Надо отцу Димитрию ехать за сто километров. Все чего-то боятся. Чего? Расстреляют? Представляете себе, какая прекрасная смерть! Ты спас человека от голодной смерти – и тебя за это ещё и расстреляют. Ты будешь вместе со всеми мучениками. Ты будешь вместе со святителями и преподобными. Почему? Потому что ты душу положил за други своя. Нет. Боимся незнамо чего. Боимся собственной тени. Сверху донизу никто никому не доверяет. Ну, и как в этой ситуации жить? Каждый из нас может оказаться в такой же ситуации.

А надо действовать как сотник, который, когда у него заболел отрок, добился того, чтобы тот выздоровел. От этого вышла польза большая. И он, будучи язычником, будучи грубым воином, ничего другого, как управлять людьми, а во время военных действий их спокойно убивать, никогда не умел. И вот уже две тысячи лет по всей земле на сотнях языков рассказывают людям о том, как надо поступать.

Поэтому, если мы хотим поступать в жизни правильно, надо читать Евангелие. Тогда мы научимся принимать ответственные решения и не бояться собственной тени, когда нам не угрожают. Но даже если угрожают – лучше тебя убьют, чем ты сделаешь подлость. Всегда же лучше быть убитым, чем быть убийцей. Но даже по нашему законодательству неоказание помощи – это уголовное преступление. Если уж так боишься ответственности, так побойся неоказания помощи болящему человеку, может быть, в последние минуты его жизни. Подумай о себе. Вот этот замечательный воин нас этому учит.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. Кирилл Львович:

      Храни Вас Господь, отец Димитрий!

    2. Ирина:

      Спасибо, дорогой и родной батюшка!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.