Проповедь на утрене на память свв. Петра и Февронии с фрагментами богослужения (2012.07.07)

Проповедь, произнесённая на утрене на память святых Петра и Февронии вечером 7 июля 2012 года. В храме присутствовали наши гости - участники соборной встречи-слёта пользователей мультиблога о. Димитрия.

У каждого человека, который входит в церковную жизнь, всегда появляется ряд святых, которые для него становятся родными людьми. Это происходит через молитву. Ну, первым делом всегда как-то человек начинает интересоваться тем святым, чьё имя он носит. И многие из нас могут это засвидетельствовать: как только с нашей стороны проявляется интерес, сразу появляется икона и житие этого святого.

Особенно это было чудесно тогда, когда я в Церковь приходил. Это было сорок лет тому назад, даже побольше, сорок пять. Тогда книг не было, икон тоже. Я даже помню: только начинал служить и служил первый год, и мне настоятель говорит, что у него есть икона царевича Димитрия. Это настолько было для меня впечатлительно… потому что святой достаточно редкий. И я так, засыпая в храме в своем: «Вот бы мне подарил кто икону». Отогнал мысль свою греховную, повернулся к стенке и спокойно уснул. А наутро он её приносит – икону, большую. Она до сих пор у меня дома. Я ее отреставрировал – не сам, конечно, с помощью художников. Вот такие чудеса.

И вот нечто подобное у меня произошло и с Петром и Февронией. Во-первых, когда я узнал о них… Началось именно с места, где они княжили, Мурома. Для каждого русского человека Муром связан с былинами, с Ильёй Муромским. Где-то о них почитать не было возможности, потом нашёл книгу, где было опубликовано их житие. Тогда те люди, которые публиковали жития святых, всё это камуфлировали – что совершенно справедливо – под какие-то книги по древней литературе. Вот одну из таких книг я прочёл.

Меня совершенно поразило это житие. Оно имеет свидетельство внутри себя очень глубокой подлинности – потому что там же описываются диалоги между Петром и Февронией – о том, что не сразу они стали образцом любви и верности, много всяких коллизий претерпели. Изложено указание на то, как она проявляла свою мудрость. Конечно, самое потрясающее – это то, что человек отказался от княжения ради жены. Немножко знаю историю и знаю, что для князей того времени значило даже, на каком месте он сидит за столом, от этого обиды были, войны: если кто-то честь не оказал, это просто была катастрофа. Поэтому, когда в Евангелии Господь указывает на то, что ты должен, когда входишь на пир, садиться последним (см. Лк., 14, 10), это очень было вразрез с той традицией, которая была на Руси. И вдруг Пётр совершает такой поступок, совершенно не понятный для окружающих людей. И его осуждали, потому что люди всегда осуждают, когда что-то для них непонятно или ново, или непривычно. Чаще всего с этим можно столкнуться на художественной выставке, когда приходят люди, которые ещё пока ничего не понимают в живописи, и начинают об этом рассуждать. И их рассуждения всегда и смешные, и осуждающие.

И вот очень как-то я хорошо представил себе ту муромскую атмосферу той глубокой древности, когда князь Пётр совершает такой поступок, о котором потом уже вот и слагали и книги, и стали писать иконы, и имя дошло до нас. И причём, не только дошло, а стало известным, а в наше время даже стало таким государственным праздником, что тоже очень интересно и даже фантастично. Что угодно: день рождения Александра Невского праздновать как национальный праздник – это как-то всё понятно. Но Пётр и Феврония – это диво дивное, говорит о том, что действительно для нашего благочестия эти два человека являют очень важные вещи, раз Господь так благословил, что это произошло, и именно в наше время, хотя прошло столько веков. Потому что действительно семейная жизнь приходит в упадок, а вместе с этим уходит просто человечность. Потому что Бог создал человека – пусть и постепенно, сначала Адама, потом Еву, потом появились у них дети, уже после катастрофы, которая в раю произошла, и Адам с Евой оказались вне рая, – но всё равно, Бог создал человека как семью, сказав, что быть человеку одному нехорошо (см. Быт., 2, 18).

Потому что, всё-таки, главная цель человеческой жизни – это достичь любви. Достичь любви одному невозможно, потому что любовь всегда направлена вовне, и поэтому обязательно нужен какой-то объект вне тебя. И даже вот как была создана Ева – в библейском сказании о том, что Ева была взята от Адама, описывается, как, из ребра. И Адам, когда её увидел, сказал потрясающие слова: «сия есть плоть от плоти моей и кость от костей моих» (Быт., 2, 23). Что значат эти слова в переводе на русский язык? Он её полюбил как самого себя, он в ней увидел самого себя, он сказал: «Это я». И вот с этого, собственно, и начало человечество своё многотысячелетнее бытие на земле.

И вот Пётр и Феврония как бы вновь нам из глубины веков напоминают об этом. Потому что даже сегодня на Исповеди целый ряд мужчин и женщин приходили и жаловались и на себя, и на то, что происходит в их семье. И многие из тех, кто подходил… Я как бы знаю, что у них этот проект развалился полностью – потерпели, так сказать, полное фиаско и оказались банкротами на этом пути. Интересно получается: Бог создал человека как семью, а человек не в состоянии это реализовать. Хотя, чтобы на земле быть счастливым человеком, конечно, очень важно иметь то, что мы именуем благополучием в семейной жизни.

Всё на свете разваливает в нашей жизни человеческой именно грех, а Пётр и Феврония указывают на то, как этот грех преодолевается. В частности, вот эта княжеская фанаберия, самомнение и предрассудки. То есть «князь должен» – а дальше текст, который рассказывает нам о том, какие ожидания от князя. Ну, как и Христос – Он не собирался в Иерусалиме, вопреки всеобщему ожиданию, устраивать какую-то революцию: «Ирода долой, Я буду на его месте, хлебушком сейчас подкормлю, винцом напою, рыбки дам – и всё, Моя партия победит, и мы, так сказать, будем делать то, что нам надо». Устроим воскресные школы, всех научим Царствию Небесному, и все спасутся. Совсем нет. И мы видим, что очень многие святые поступали именно по-христиански, как и Христос. Он просто говорил о некоторых вещах, на которых уже всё можно устроить.

Потому что так бывает в истории… Даже сейчас, в Северной Африке, сместив старых правителей, люди, которые это сделали, видят: жизнь стала хуже. Но будет-то ещё хуже. И так далее. Ничего не меняется. Если из гнилых брёвен что-то строить, то всё равно получится гнилое. Сместили царя, убили Николая Александровича. Что, стало лучше? Хоть одному человеку стало лучше? Даже Льву Троцкому – когда ему засадили ледоруб в голову, он ещё некоторое время жил – сказать: «Ну что, Лёва, тебе хорошо? Если бы тебе не затевать революцию, был бы сейчас ледоруб в твоей голове?» Нет. А кто бы ты, Лёва, был? Ты бы, Лёва, был помещиком. Потому что папа его купил землю, если я не ошибаюсь. В общем, он был из состоятельной семьи, мог бы свои умственные способности потратить на что-то другое. Так что Лёва, даже умирая, мог сказать: «Нет, очень плохо мне и больно с ледорубом в голове». И душа его отошла. Никому из тех, кто это всё затеял, и ни одному человеку внутри страны от этого лучше не стало ни на один грамм. Почему? Потому что человека это не может никак устроить – перемена каких-то внешних вещей, которые и у нас в стране сейчас затеваются.

И вот это удивительно, что такой древний человек и князь природный – это не то, что какая-то выскочка или узурпатор, он родился князем, и он был воспитан как князь, – понял, что, по сравнению с тем, что есть любовь к своей жене, это княжество ничего не стоит. Просто ничего не стоит.

И вот семейная жизнь в нашей стране может опять начать возрождаться только тогда, когда люди это поймут. Вот это дурное воспитание обществом, книгами, какими-то мнениями, которые звучат в пространстве – если мы это не преодолеем и не увидим, что воля Божия на это… И совсем недавно до меня дошла, тоже, одна вещь. Хочу ей с вами поделиться, потому что для меня это было как открытие. Это связано вот с чем. Я побывал в одной семье, я в последнем «Блогпосте» даже об этом вспомнил. Увидев эту ситуацию – мама, папа, много детей, – я понял, что, если иметь семь-восемь детей, то всё остальное уходит на второй, третий, сотый план и является просто уже глупостью. Потому что больше ни на что времени, сил нет, как только взращивать этих очень энергичных и, порой, противных существ. Это о чём говорит? Это говорит о том, что это самое главное на свете. И это вообще самое прекрасное, самое нужное и самое творческое дело на свете. И вот это занятие как раз угодно Богу. Всё остальное – науки, искусство, финансы – это дело тоже нужное, никто не спорит. Как и строительство дорог. Можно даже космические корабли запускать. Всё это неплохо, но это не главное.

И, возвращаясь к нашим именинникам Петру и Февронии, оказывается, даже вопреки всему общественному мнению, даже в глубокой древности человек смог это понять. За это ему честь и хвала, и прославление.

Я очень рад всем тем, кто к нам сегодня прибыл, потрудился, я думаю, ваши труды эти два угодника Божия обязательно заметят и за ваше усердие воздадут вам сполна. Поэтому – часто складываются у нас и на семейном поприще обстоятельства всякие, когда нам очень горестно – мы всегда можем с молитвой обратиться к Петру и Февронии, потому что тоже много им пришлось претерпеть. Я думаю, их святые молитвы Господу Богу нашему нам помогут. Спаси всех, Господи!


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 3

    1. Юлия Л:

      Спаси Господи.

    2. Ирина:

      Cвятые Пётр и Феврония, молите Бога о нас!

    3. DILAVR:

      Святые угодники, Пётр и Феврония, молите Бога о нас!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.