Проповедь на память святых Петра и Февронии (2012.07.08)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая на день памяти святых благоверных князей Петра и Февронии 8 июля 2012 года в храме Благовещения Пресвятой Богородицы.

Для дня памяти святых благоверных князей Петра и Февронии Святая Церковь избирает чтение – и Апостол, и Евангелие, – которые обычно читаются на память преподобных отцов.

С одной стороны, это понятно – потому что они свою жизнь завершили в монашестве. И, тем не менее, главный их подвиг заключался именно в той жизни, которую они проводили в супружестве. И вот, в силу этого, захотел остановить ваше внимание на Послании к Галатам – отрывке, который всегда читается на память преподобных, потому что здесь изложена апостолом Павлом программа духовной жизни, и каждый христианин, вообще-то, должен её знать наизусть. Потому что так, к сожалению, бывает: современные христиане как-то вперяют свой взор во что-то внешнее, а внутреннее, главное, порой ускользает.

Господь однажды сказал, что дерево судят по плодам (см. Мф., 12, 33). И апостол Павел однажды сказал: «Если мы духовны, то по духу и поступать должны» (Гал., 5, 25). Это совсем не значит, что вот два человека договорились: мы со вторника будем уже духовные, и с этого дня начнём поступать духовно. Конечно, не так. Но тут действует некий закон. Если человек из плотского, душевного стал духовным, что это значит? Это значит, что духовное в нем возобладало над душевным и телесным. Тогда его поступки диктуются – уже не как поступки обычных людей, а именно страстями, а диктуются именно Духом Святым. Потому что человек именуется духовным только тогда, когда Дух Святый в нём пребывает… если можно так выразиться – это, конечно, неправильно, но, чтобы некоторым образом объяснить, – в таком количестве или таком объёме, или в такой действующей силе, что изменяет его жизнь. Потому что в какой-то степени изменяет.

Мне даже сегодня один нестарый ещё человек сказал: «Моя супруга предъявляет ко мне претензии, что, вообще-то, полюбила и вышла замуж за человека, который в Церковь не ходил. Ты, говорит, уже стал совсем другой, а я-то люблю прежнего».

Это очень законная претензия. Он действительно стал другим, потому что присутствие благодати Святаго Духа человека меняет, и ничего с этим не сделаешь. Даже выражение лица и походку. Я помню как-то, лет двадцать пять назад, пришёл в Кремль, смотрю, идут две молодые женщины – о, наши пошли! Точно, смотрю – прямиком в храм, к мощам прикладываются, всё уже сразу ясно по походке. Всё в человеке меняется, даже такие малозначительные вещи, как выражение лица, одежда. Казалось бы, одежда – ну, какой пустяк. А всё равно что-то меняется в человеке. Так же бывает и с грехом. Почему очень многие женщины возмущаются и просто не могут даже перенести, когда муж приходит домой пьяный? Она начинает закатывать истерику, орёт – он не понимает: «Ну, подумаешь! Ну, пришёл пьяный. Сейчас лягу, просплюсь. Что она, не может меня накормить, снять ботинки, я, потому что, не вижу шнурков? И положить, а утром уже и поговорим». А потому что он стал носителем другого духа. В нём бес сидит, бес пьянства. И для неё это всё равно, что пришёл другой мужик сюда, в квартиру, и начинает ещё распоряжаться, ещё какие-то такие претензии предъявляет. У него другой запах, другое выражение лица, другая манера поведения и так далее. То есть она это воспринимает вообще как насилие. Поэтому – в этом нет тоже ничего удивительного. Потому что человеческое поведение зависит от того, каких духов в себе человек носит. Если духа гордости, то человек горд. Если духа зависти, то человек завистлив. Если духа пьянства, то человек пьяница и так далее, и так далее. А если Дух Божий, то это совсем другое. И это может быть так же непереносимо для человека.

Вот Евангелие, которое сегодня рядовое, повествует как раз о том, как два человека бесноватых, когда к ним приблизился Христос, говорят: «...пришел Ты сюда прежде времени мучить нас?» (Мф., 8, 29). Одно только приближение Христа с благодатью Божией, коей Он был носитель, для них было просто мучением. Поэтому, если, действительно, вышла замуж за одного, а приходит совсем другой, для неё это мучение.

Итак, дерево судят по плодам. И вот наша христианская жизнь… Раз уж мы крестились, то есть встали на этот путь, в какой-то степени воцерковились, то есть по этому пути несколько шагов прошли, Дух Святый, Который в нашем сердце присутствует, должен сотворить некие плоды. И вот здесь мы можем, собственно, посмотреть, каковы эти плоды. По милости Божией апостол Павел, когда к Галатам, своим духовным чадам из Галатии, писал это послание – оно потом стало посланием для всей Церкви, – пишет, что это такое: «Плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал., 5, 22). То есть Дух Святый вот таким вещам научает человека. И наоборот.

Видимо, в духовном законе действуют похожие закономерности тем, что и в физическом мире. Если мы возьмём мотор, и начинаем ротор крутить, то там, в начале и конце обмотки, возникает разность потенциалов, то есть он действует как турбина, вырабатывающая ток. Казалось бы – мёртвый лежит предмет, можно использовать как грузило, но, если начать крутить, то вот эта обмотка внутри магнита такое производит действие. Так же и здесь. Если каждый из нас будет стремиться к любви, к вере, воздержанию, к милосердию, то благодать Святаго Духа таким образом будет привлекаться в наше сердце – процесс такой, взаимный, если мы в это верим, что это будет. Без веры нельзя даже спичку зажечь. Ему говоришь: «Ну, попробуй, зажги». – «Всё равно ничего не загорится». И так вот атеисты говорят на то, что Бог есть: «Вы в Церковь ходите, незнамо чем занимаетесь». – «Пойдём с нами – увидишь». – «Да нет, что туда ходить, там всё равно ничего нет». Ну, тогда ничего и не сделаешь. Так что без веры ни автомобильчик не поедет, ни папироску не прикуришь. Нужна вера даже в таких глупостях и пустяках.

Наших предков с вами – россиян, которые жили очень давно до нас – поразил этот случай, когда Пётр отказался от княжества своего Муромского для того, чтобы остаться с женой. И их дальнейшая жизнь – мудрое правление, смерть в монашестве, что тогда было, вообще-то, не новостью. Многие князья для того, чтобы облегчить свою жизнь в вечности, принимали монашество. Даже Иван Васильевич Грозный… хотя он умер немножко раньше, всё-таки, его хоронили в монашеском одеянии, как бы думая, что монашеское облачение как-то облегчит его участь. Потому что всяческое правление сопряжено с тем, что приходится людям делать некоторые вещи, которые для них неприятны. Сейчас головы не рубят, и это неплохо. Но, например, выгоняют с работы. Вот есть некий человек, директор какого-то предприятия или торговой лавки. Один работает, а другой бездельник. Он вызывает бездельника и его выгоняет. А бездельнику кажется, что он один только пашет.

У меня был тоже случай такой. Один у нас трудился в храме сотрудник, и он что-то для ризницы должен был сделать по плотницкой части. Ну, он сделал. Я говорю: «Как ты думаешь, если то, что ты сделал, купить в магазине и поставить, сколько бы это стоило?» Он, так сказать, посмотрел, посчитал: это бы стоило столько. Я говорю: «А теперь давай сложим ту зарплату, которую ты получил за то время, которое ты это всё делал, и корм, который ты тут получал». И что получилось? А получилось, что ты храм ограбил, ты просто неплохо живёшь. Ты приносишь убытки, и тебе всё нравится, тебя здесь и кормят, и деньги дают, а твоя работа, к сожалению, – это не помощь, а грабёж. И его уволили, но понятно, что он обиделся. Почему? Он «так старался». Ну, когда в пятом классе учительница видит, что ребёнок старается, и ему ставит четыре, хотя на три с минусом еле-еле, для поощрения это очень правильный педагогический приём. Но когда взрослый мужик, женатый, у него дети есть, – это совсем не правильно.

А князь? А князю необходимо даже и головы рубить. А второй раз креститься нельзя, чтобы грехи свои оставить, и вот князья принимали монашество для того, чтобы новое имя, пусть и остаток жизни... Так приняли монашество и Даниил Московский, и Александр Невский, и множество князей, и прославленных, и непрославленных, это было не новостью в то время. А вот новостью, поразившей всех наших с вами предков, было, что он предпочёл остаться с женой.

Вся наша жизнь состоит из поступков. И наши поступки могут быть духовными, когда мы руководствуемся исключительно тремя вещами. Первое: мы чувствуем, и это согласовывается с нашей верой, что на то есть воля Божия. Второе – это наша совесть. То, что Пётр остался со своей Февронией и оставил княжество, – это было по его совести. А третье – здравый смысл. Он обязательно должен присутствовать. И вот этот здравый смысл может идти, и часто идёт, совершенно вопреки общественному мнению. Люди могут осуждать и не понимать, и говорить, что это неправильно, но на самом деле это правильно. Почему? Потому что в одних и тех же ситуациях, оказывается, можно поступать по-разному, и в этом нет никакого противоречия.

Вот этому тоже нам нужно научиться обязательно. Потому что, если мы хотим быть духовными людьми, мы должны поступать по духу. И в этом Пётр и Феврония нам пример. И ещё, тоже очень важно… Я об этом несколько слов вчера сказал. Это тоже удивительно, они жили в эпоху начала христианства на Руси. Правда, к тому времени уже на Руси были прославлены Борис и Глеб, которые тоже удивительным образом – уже в первом поколении христиане на Руси успели почувствовать, что такое христианство – успели узнать Христа и ради Него отдали свою жизнь, чтобы Ему уподобиться. И вот Пётр тоже нашёл для себя возможность уподобиться Христу. Это в нашей истории повторялось не однажды. Самые яркие фигуры – это преподобный Сергий: когда монахи взбунтовались на строгий устав, он взял и ушёл из монастыря. Не хотите – да живите сами, как хотите. Хотя монастырь его, он его основал, а они все – его ученики, взял бы да и выгнал. Но он поступил по-христиански, а потом они покаялись. А второй – это Николай Александрович, наш последний царь. Столько на него грязи вылили, что он глупый, нерешительный… Это всё совсем не так. Он был настоящий христианин. Ах, вы меня не хотите? Хоть я и царь, абсолютно легитимный и абсолютно законный, я ухожу. И этот уход ему стоил жизни, и жизни его детей. И эти люди, которые были нелегитимные и незаконные, все за что боролись, аккуратно на то и напоролись. И это был лучший и полезнейший урок. Поэтому святая Церковь его и прославила за его такие страдания, потому что этот выбор был тоже весьма и весьма непростой. И, кстати, немалую роль в этом сыграла, тоже, его семья, которую он бесконечно любил; на его решение повлияла и болезнь сына, которую тоже он учитывал. Потому что это вещи совсем непростые и драгоценные.

И вот Пётр и Феврония указывают на то, какую перед Богом имеет высоту и значение христианская семья. Нам тоже, глядя на них, не мешало бы проникнуться сознанием этой драгоценности, которую, по полной глупости и отсутствию образования, люди теперь именуют институтом. Они все теперь «институт». Церковь – это «институт». Как будто Церковь – это люди собрались, мужички, – и давай, сейчас Церковь организуем. Ну, это только в Америке так секты образуются. Какую сейчас церковь изобретём? Давай назовём «Благодать» или «Царство Сиона». А давай просто – «Новая эра». Сейчас мы всё по-новому, у нас всё будет новое. Потому что, естественно, хотим всё новенькое: новенькие ботинки, новые носки, новые шнурки, новые портянки, новая жена – всё новое такое, хорошее, свежее и так далее. Это как бы привлекает человека.

Нет, это, к сожалению, не совсем так. Есть правда и истина, а есть, хоть и новая… В этом новом, порой бывает, ничего хорошего и нет.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. Ирина:

      С праздником, дорогой батюшка!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.