Проповедь на память святых отцев шести Вселенских Соборов (2000.07.30)

Дорогие братья и сестры! Предлагаем вспомнить проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённую на память святых отцев шести Вселенских Соборов 30 июля 2000 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Господь пришёл на землю с одной только целью – Церковь Божию устроить. Он знал, что Ему надлежит быть распятым, а после Своего Воскресения опять уйти к Отцу Своему Небесному. Тогда могла идти речь о спасении только поколения, которое жило с Ним, и того малого количества людей в Галилее, в частности, с которыми Он общался больше. Хотя Он и Самарию проходил, и Иудею, и в Иерусалиме бывал несколько раз. Поэтому Церковь – это очень важное создание Божие. Как святые отцы, которых мы сегодня прославляем в воскресный день, утверждали своим просвящённым духом и святым умом, что то, что будет создана Церковь Божия, было в плане Божием ещё до создания человека. Как некое преддверие, некая предпосылка, как мы теперь говорим, к созданию Церкви Божией было избрание Авраама, которому были обещаны Богом совершенно фантастические вещи, в которые просто невозможно поверить. Авраам был старый человек, очень старый. Такой старый, что сейчас на земле таких старых, как Авраам, может быть, человек восемь наберётся. Господь сказал ему, что у него будут дети. Это ещё ладно, но дети от жены, а Саре было чуть меньше, чем ему. Это уже вообще фантастика. Несмотря на это, он всё равно Богу поверил. Потому что он поверил, у него появилось дитя. Тогда Бог попросил его принести Ему в жертву своего сына. Почему бабушки часто любят своих внуков больше, чем самих своих детей? Потому что зрелый человек, проживший жизнь, его чувства уже развились, поэтому он глубже понимает природу ребёнка. Поэтому любовь у бабушки к своим внукам больше, чем даже к собственным детям. Можно себе представить, как Авраам любил своего сына. Тем более на Востоке женщина всегда считалась существом второго порядка, а тут сын, наследник обещанный. Авраам, нисколько не сомневаясь, взял своего сына Исаака и повёл его на гору, чтобы принести его в жертву Богу. Кровавую человеческую жертву. Авраам, как древний человек, общаясь с Богом, приносил ему жертву, потому что в те дикие времена, очень простые и прямолинейные, отношения «ты мне – я тебе» были как между людьми, так и между людьми и Богом. Денег никаких не было, всё было очень конкретно. Конечно, Авраам до этого никогда никаких человеческих жертв не приносил, но что такое жертва, он понимал. Он был скотовод и в жертву приносил самое лучшее из стада. Вот он идёт, и когда уже нож занёс, Ангел остановил его руку. Это был экзамен, Богу не нужно, чтобы люди убивали друг друга. Бог не таков, чтобы хотеть, чтобы отцы убивали своих детей. Это не советский человек, который свою жену на аборт посылает, извините. Такой дикости даже представить себе невозможно, чтобы Бог этого желал. Этого могут желать какие-нибудь организации, которые следят, как бы нас слишком много не стало, но ни коим образом не Сам Бог. Таким очень страшным образом Господь проверил веру Авраама. Он пообещал ему, что из него произойдёт народ Божий. И он произошёл. А чем этот народ был таким особенно Божиим? Формально ничем. Как и прочие народы, не очень большой, не обладал шикарными условиями жизни, совсем не самый умный, не самый воинственный не самый талантливый. Как все, обыкновенный народ. Единственное, что отличало его – потомки Авраама веровали, он их этому научил, сына своего, а сын своих детей, а потом Иаков своих сыновей и свою дочь. Когда у Иакова было уже 12 детей, это был уже целый род. Они внушали одну сложную для скотовода мысль о том, что Бог – это не есть что-то непонятное, разлитое в пространстве и космосе, что это не какая-то сила, которая движет природой, а Бог – есть существо. Бог есть личность. Чем он отличается от человека? Бог – есть Дух, Он не имеет плоти. Бог даже сразу ни одно из Своих имён Аврааму и его потомкам не открывал. Они так чаще Его и называли – Бог Авраама, Исаака и Иакова. Потомки говорили, что они веруют именно в Того Бога, в Которого веровал Авраам. Почему они так Его выделяли? Потому все остальные народы веровали каждый в своего бога. Некоторые люди до сих пор говорят, я слышал это в своей жизни десятки раз, когда человек совершенно откровенно говорит: «У меня свой Бог».

Даже если он так не говорит, на самом деле даже у каждого из нас, несмотря на то, что мы ходим в храм и получаем здесь некое церковное воспитание и образование, тем не менее, каждый из нас представляет себе и мыслит об этом как-то по-своему. Иногда это правильно, иногда неправильно. Только очень долго и постепенно человек приходит к истинному понятию о Боге. Тогда, когда он узнает Самого Бога. Лучше один раз увидеть, чем что раз услышать. Можно рассказывать человеку, как вкусна халва, но если он её никогда не попробовал, то объяснить это довольно трудно. Нельзя изъяснить запах, вкус, цвет без того, чтобы это вкусить. Как говорил царь Давид, один из потомков Авраама: Вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33, 9). Пока человек не вкусит этого, объяснить ему довольно трудно. Ему всё это кажется какими-то баснями. А когда вкусит, наоборот, хоть режь его, он от этого уже не откажется: «Я сам видел, что вы мне рассказываете».

Этот народ Божий был в предвкушении Церкви Божией. Это была как бы репетиция. Люди тогда ещё не могли глубоко понять, что такое духовная жизнь. Вообще жизнь была очень сложна. Вот у тебя есть стадо и есть определённый ареал обитания, как у тигра или слона. Ты со своим стадом там ходишь и имеешь с него шерсть, мясо и молоко. Можешь менять на муку у других племён, которые сеют пшеницу или маис, тогда мясо будешь уже есть с хлебом. А им давай мясо, тогда они будут есть хлеб с мясом, а не одним хлебом питаться. Можно ткани менять, а можно из шкур делать одежды. Как-то вот так и жили. Вся жизнь полностью зависела от того, сколько овцы нарожают ягнят, не заболеют ли чем, не порежут ли волки, не украдут ли кочевники, не будет ли какой войны. Потому что придёт с дружиной хлопец, всех порубает и увезёт себе стадо. Что хочешь, то и делай. Чем хочешь, тем свою семью и корми. Жизнь была сложной, поэтому все тонкости духовной жизни Богу объяснить Аврааму и его потомкам было просто невозможно. Поэтому Он выделил его. По-еврейски «святой» значит «выделенный», отделённый от остального. Даже само понятие святости у нас, в русском языке, совершенно не связано с глаголом «выделить». У нас гораздо более поздняя культура. В еврейском это до сих пор осталось, что это нечто иное. Большинство этого народа так и думали, что это их Бог, а у других народов другой Бог. Это совершенно неправильно. На самом деле Бог един. Богу всё равно, удмурт ты или еврей, негр ты или китаец. Вообще никакой роли для Бога не играет, потому что все дети Авраама. Каждого Бог создал. И у негра, и китайца могут получаться замечательные дети. Я недавно с одним мальчиком познакомился. Я говорю: «Какое у тебя типично русское лицо». Он так смуглый, лицо чёрное, скуласто, глаза вот такие. Он говорит: «Ну да, потому что у меня дедушка был китаец, а мать монголка. Я живу в Австралии, но я русский священник». Всё правильно, потому что он принадлежит Русской Церкви, говорит на русском и английском языках. Дедушка жил в Харбине. Когда после революции оттуда выгоняли всех христиан, он тоже уехал в Австралию. Сейчас они живут там в третьем поколении. Всё очень просто. Так во все времена и было. Слово «нация» возникло не так давно, никак не раньше XVIII века. Такие предрассудки совершенно позднего происхождения. Ради этого было создано, это была некая репетиция, чтобы через отдельно выделенный народ и другие народы познакомились хотя бы с некой идеей того, что есть Единый Бог, Который есть Дух. Как бывшие кочевники и скотоводы, древние евреи были довольно динамичным народом. Они не могли одним овечьим мясом питаться, поэтому развивали торговлю. Благодаря этой торговле разошлись по всей Эйкумене. Уходили, возвращались, изучали языки. Они с собой носили Писание, с ними ездили книжники, которые помнили наизусть хотя бы одну книгу Библии, чтобы это всегда можно было восстановить. Они всегда собирались вместе, потому что Господь запретил им смешиваться с другими народами. Не потому что другие народы плохие, двуногие животные, не поэтому. А для того чтобы не забыть веру Авраама, Исаака и Иакова. Поэтому был запрет. Почему они не едят свинину? Не потому что свинина хуже телёнка, нет. Ещё даже вкусней. А потому что не было холодильников, а в свинье зараза может быстрее восстановиться. Чтобы сохранить народ биологически, чтобы не было эпидемий. Это совершенно не религиозный запрет, а запрет чисто гигиенический. Это отцовская забота по отношению к народу, который имеет память о том, как Авраам уверовал в Бога. Для Господа был важен сам принцип религиозный, а не какой-то там кровный или этнический. Как древнему народу объяснить, что все люди равны? Он же видит, что этот негр, а тот белый, что тот косоглазый, а этот сероглазый. Как же все равны? Это очень сложно. А когда: «это мой сын, а это мой зять, а это кровная месть» – это уже понятно. Эта репетиция была в духе крови рода. Даже у древних евреев было понятие о том, что сама душа человека находится в крови. Такую придумали интересную теорию. Душа, конечно, не в крови. Хотя на этом основании одна из иудейских сект, иеговисты, запрещают своим апологетам переливание крови. Благодаря этому многие из них умирают, даже дети. Хотя умные врачи никогда не спорят. Как мне объяснил один доктор, он говорит: «Хорошо, пишите заявление, мы переливать не будем». Она пишет заявление, он спокойной переливает, а говорит, что это глюкоза. Кто там что понимает? Закрыл в отделении и всё. Не надо никаких скандалов и судов. Если фанатики, пусть остаются в своём фанатизме, зачем же умерщвлять человека?

Церковь Божия по замыслу Божию – это тоже народ Божий, только уже для высшей ступени. Сам Ветхий Завет и сама система жертв не очищали человека. Нам, людям XXI века, это совершенно понятно. Если я, допустим, имею 100 голов скота, из них возьму 10 самых лучших и зарежу их, а мясо не продам, а отдам священникам, остальное сожгу на специально выложенном из камня престоле, для того чтобы Господь очистил меня от моих грехов, мясо я, конечно, уничтожу, но от этого я чище никак не стану. Никакая материальная жертва в этом смысле ничего не даёт. Человек религиозно не развитый это понять не может. Большинство людей, населяющих землю, не могут даже дорасти религиозно до христианства. Они понимают отношения с Богом чисто торговые. Пришёл, свечку поставил. Или как один ко мне приставал: «Давайте обязательно позолотим купол храма Митрофана Воронежского». Я говорю: «Какой смысл?» Хорошей медью покрыто, нет никакой нужды. Стоит позолоченный крест, на нём золотое яблоко. Зачем миллионы тратить? Вот ему втемяшилось в голову, что, он это для Бога сделает, как Высоцкий пел: «чтобы с неба золотые купола лучше замечать». Действительно, зрелище замечательное. Символ прекрасный, но в нашей экономической ситуации это немножко неуместно – золотить полностью купол. Тем более есть нитрит титана. Мы прекрасно позолотили, лучше всякого золота. Титан – такой же благородный материал, как и золото, только ещё лучше и ещё благородней, ещё меньше вступает в химические реакции, чем само золото. Титан долговечней, да ещё положи его на нержавейку – вообще вечный купол будет на нашем храме. Издали выглядит как золото. Какая разница? И дешевле, и лучше, и практичней. Вот в чём дело. Никак нельзя у Бога что-то выкупить, обменяться с Ним. Это невозможно. Более того, представим себе, когда у папы и сына денежные отношения. Ты получишь хорошую оценку – столько-то рублей, сходишь в магазин – столько-то рублей, вынесешь ведро – столько-то рублей, за собой постель уберёшь – столько-то рублей, маме подашь завтрак – столько-то рублей. У нас такого не было, мы всё-таки в христианской традиции родились. Это дикие отношения. Это не отношения любви, это уже взаимоотношения совершенно чужих людей. Например, муж и жена питаются отдельно, или у него свои деньги, а у неё свои. Это семья? Нет. Почему? Потому что между ними экономические отношения. Они считаются, они не считают себя одним целым. Значит любви уже нет. Оказывается, любовь можно деньгами измерить. Её нет. Даже борьба между мужем и женой за то, у кого деньги, говорит о том, что это борьба двух государств, но никак не отношения мужа и жены, которые должны быть по замыслу Божию отношениями любви.

Богу эти жертвы были совершенно не нужны. Мы знаем из пророчеств святых отцов, что в последние времена уже современной Иудеи восстановят разрушенный Соломонов Храм. А что там? Представим себе ситуацию, что мы в XXII, XXIII, XXIX веке приедем в Иерусалим, а там храм, священники. Непонятно откуда возьмут их, потому что неизвестно, кто из рода Аарона, по фамилии не определишь. Всё уже смешано, перепуталось. Только потомки Аарона могут жертвы приносить. Парчи можно нашить, сделать облачения. Кстати, наши облачения, преемственны как раз из Соломонова Храма. Названия другие, но традиция церковных облачений и церковного пения идёт как раз от Соломонова Храма. Представим себе, что человек берёт нож, режет вола, потом сжигает жир, мясо, кишки. Кровь будет литься, мухи летать. Или с кондиционерами, всё стерильно. Это вообще непредставимая вещь, потому что жизнь ушла вперёд на 2000 лет, нельзя уже назад.

Хотя при определённом упорстве кое-что сделать возможно. Евреи сделали удивительную вещь, уникальную, феноменальную – восстановили мёртвый язык, на нём говорят и пишут. Его уже не было, на нём никто не говорил, но желание и упорство сделали такой уникальный случай возможным. Обычно это не прививается, ничего из этого обычно не получается. Но здесь получилось, так что, возможно, и это получится. Но это будет производить гораздо более дикое впечатление, чем если человек в 40-градусную жару – в шляпе, вместо того чтобы ходить в майке и так далее. Не в этом дело.

Дело в том, что нужно и нам тоже понять, чего от нас хочет Бог. Это не так просто. Если кто-то из нас не во всей полноте это понимает, греха в этом нет. Греха в смысле вины. Есть некий факт, который тоже можно величать грехом, но это уже некая ситуация, которая греховна по сути, но человек в этом не виноват. Например, если человека в детстве сильно ударили по голове, и он остановился в своём развитии, остался по разуму пятилетним ребёнком. Понятно, что он убогий, но он в этом не виноват, так получилось. Он родился больным. Так же и в этом смысле, мы тоже не виноваты, что мы люди грешные. Первым согрешил Адам, потому сквозь толщу веков этот грех накопился. Как нам очиститься? Что нужно сделать? Конечно, самый простой путь – обычно люди пытаются его нащупать – найти какую-нибудь святыню, какую-нибудь особенную молитву, какое-нибудь святое место, какого-нибудь особенного батюшку. Чтобы он что-то сказал, я сделал, и всё произошло. Ничего такого нет. Есть и святые места, есть святые батюшки, но вся проблема в том, что происходит в твоём сердце, как ты воспринимаешь слова Господни. Обязательно нужно постараться установить личные взаимоотношения с Богом. Всё остальное может тебе либо помочь в этом, либо не помочь. Некоторые, приезжая в Иерусалим, после этого преображают свою жизнь. Говорят, что стали совершенно по-другому воспринимать Евангелие. А некоторые ничего. Ну съездил, интересно, красиво, даже странно, но как приехал, так и уехал, ничего в человеке не изменилось. От перемен мест слагаемых сумма не меняется. Как ферзя по шахматной доске не двигай, он всё равно ферзь, что на этом поле, что на том.

Сегодняшнее Евангелие. Приносят друзья своего товарища расслабленного. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои (Мк. 2, 5). Такая странная фраза. Почему Он именно так сказал? Потому что древние евреи в других категориях, как кроме того, что грех прощается, не могли мыслить. Как и многие из нас. Что такое прощение нам понятно. Некий человек что-то против тебя сделал, а потом просит прощения, раскаивается. Мы видим, что это искренне, что человек не просто приносит свои извинения, а действительно искренне сожалеет об этом. Мы, может, из прагматических соображений, чтобы не участвовать во вражде, может, из других побуждений прощаем. Нам это понятно.

Например, суд. Мы знаем, что человек виноват, но судья видит, что статья такая, что можно дать и условно. Прикидывает, если дать ему два года, станет он за два года в тюрьме лучше или хуже? Пожалуй, хуже. Поэтому даёт условно. Пусть это над ним висит, а если он ещё раз совершит, тогда уже сядет. Возникает воспитательная мера. Вроде бы он и наказан, а вроде и не наказан, но над ним уже висит некий дамоклов меч. Вот так же и здесь, что такое «прощаются грехи»? Допустим, человек грешен, обладает какой-то страстью. Например, он излишне азартен. В своём азарте забывает обо всём: о жене, о детях, о работе, о друзьях, о Боге, естественно, можно сказать, в первую очередь. Что значит «прощается ему этот грех»? Это значит, что он перестал быть азартен. Во вторник проснулся в 12 часов дня, и азарта нет. Вот это значит, что ему простился грех. А что значит простился? Это происходит одним только образом. В сердце человека приходит благодать Божия и очищает его от этой страсти. Но называется это прощением на юридическом языке. Как будто некое высшее существо, Судия, Господь, Господин, нашу вину перед Ним прощает. Это так называется. Как будто Богу нужно это. Как будто Богу нужно со своим сыном или дочерью заключить некий договор, чтобы был суд присяжных. Богу и так всё известно. Богу единственно нужно, чтобы человек изменился. Причём изменился не по своим каким-то представлениям, а по представлениям именно Самого Бога. Эти представления изложены в Священном Писании. На более духовно примитивном уровне это было ещё в Ветхом Завете. Хотя всё, что есть в Новом Завете, сказано и в Ветхом, только это не так выпукло явлено. А в Новом Завете задана уже самая большая высота. Станьте совершенны, как Отец Ваш Небесный совершен есть (Мф. 5, 48). Оказывается, что тот, кто уверовал в Иисуса Христа, Сына Божия, он этим самым уверовал и в Бога Авраама, Исаака и Иакова. Это не значит, что верующий человек становится евреем по национальности. Верующий человек, по-настоящему христианин, он-то и есть истинный израильтянин. Потому что Церковь – это и есть Израиль, причём настоящий, именно важный для Бога. Весь смысл человеческой истории, вся эта ось, вся эта важность, она из этой кости происходит.

Это началось с того, как Сама Пресвятая Троица явилась Аврааму в виде трёх путников. Троица, а среди трёх путников одним путником был Господь Наш Иисус Христос, но ещё не воплотившись, будущий Миссия. А второй путник был Господь Святый Дух. Третий путник был Отец Небесный. И Авраам узнал. Узнал не он, он не мог это осознать, но он понял, что это явление Божие. Как он мог это воспринять, так Господь ему и явился. Явился в чём? В той удивительной добродетели, которую имел Авраам помимо веры. У него была ещё вторая добродетель, которая сейчас почти исчезла. Более того, она является как бы проклятием. Как в Одессе говорят: «Чтоб к тебе одни гости приезжали, а другие уезжали». То есть хуже тебе уже сделать нельзя. А Авраам не только радовался каждому гостю, а принимал его как родного. Вот давайте попробуем, насколько у нас хватит терпения принимать гостей? Авраам это делал чуть ли не ежедневно. Он считал это более важным, чем его стада. Он никогда не пренебрегал, он не говорил: «Мне некогда. Вот на тебе и ступай». Нет, он им служил. Сара и Авраам, будучи людьми пожилыми, тем не менее сами подавали на стол, сами потом мыли посуду за ними, сами стелили из того, что у них было, и так далее. Господь знал, что есть такая добродетель, совершенно христианская. Откуда от дикого кочевника такую вещь ожидать? Господь является ему именно в виде трёх путников. Авраам не сказал: «Трое на мою голову. Только один ушёл, а пришли сразу трое». Нет, он их с радостью принял. И в этом открылась тайна бытия.

Даже человек совершенно немощной, как этот расслабленный, который, видимо, был так расслаблен, потому что у него было как раз кровоизлияние в ту часть мозга, которая лишает человека и речи. Он вообще не проронил ни одного слова, он не молился Христу, не просил исцеления. Ничего, он просто лежал, как бревно. Его положили к ногам Христа, а Господь говорит: прощаются тебе грехи твои (Мк. 2, 5). Что это значит? Это значит, что Отец Небесный послал благодать Божию этому больному человеку, и она восстановила его тут же. Все сосуды прочистились, все гематомы рассосались, новые выросли, и он встал.

Он говорит: возьми постель твою и ходи (Ин. 5, 8). И все вокруг, кто не был верующими, естественно возмутились: «Как ты, человек, смеешь говорить такие вещи? Только Бог прощает грехи». Но Он и есть Бог, какие претензии? Это претензии маловерующего или неверующего в Бога. «Как он смеет? Ты не такой, как я думаю, какой Бог должен быть». Со всех концов света к Богу и ко Христу всё время претензии – почему младенцы умирают, почему невинные страдают? Всё Бог виноват. Человек никогда не скажет: «Я виноват. Я грязное животное, я демон, я тварь хуже паука». Нет, никогда не скажет. «Почему Ты? Как Ты смеешь? В Бангладеше наводнение, в Чечне людей убивают, за что?» Люди грешные? Грешные, поэтому люди болеют и умирают, поэтому дети у них болеют и умирают. Вот и всё, это естественное следствие греха. Виноват, не виноват... Антилопа виновата, когда её лев ест где-то в саванне? Нет, она, конечно, не виновата, об этом речи вообще не идёт. Тут нет категории вины, тут всё совершенно по-другому. А если подходить юридически, то каждого человека нужно уничтожить за его грехи. Однажды одна девушка, лет двадцать тому назад, говорит: «Батюшка, а что, если попросить у Бога, чтобы, когда согрешишь, начинала голова болеть, чтоб я знала, что я согрешила и покаялась?» Я говорю: «Ты уж такие глупости не делай». На следующий день она прибежала, чуть не со службы меня вызвала и говорит: «Спасите меня, я сейчас умру, у меня голова разрывается». Она всё-таки это сделала. Говорит: «Я сейчас с ума сойду, у меня сейчас всё взорвётся». Не понимают. Думают, что грех – это человека из автомата расстрелять, глаза ему выколоть или банк ограбить. Нет, грех – это вообще вся отделённость наша от Бога. Мы всё время в этом находимся. Такие расслабленные люди, как мы, на самом деле могут получить исцеление. Только нужно для этого что-то делать. Нужно это осознать, нужно это пожелать, нужно отбросить всё то, что этому мешает, и стараться вслушаться в то, что Господь нам говорит.

Например, возьмём из Послания к Римлянам апостола Павла, которое мы сегодня читали. Для примера, чтобы это было понятней. Почему апостол Павел? Бог ладно, но он-то тут при чём? Почему то, что он написал каким-то Римлянам, должно нас занимать? Из нас в Риме было пять человек. Что-то когда-то написал, две тысячи лет назад, нам какое до этого дело? Дело в том, что это Послание к Римлянам Церковь вложила в канон Священного Писания. Каким образом? Церковь считает, что эти слова, которые произнёс Павел, являются словами Господними, ничем не меньше, чем слова Исаия, Иезекииля, Моисея и так далее. В чём-то больше, в чём-то меньше, в чём-то совпадает, но это слово Господне. Совершенно не важно через кого – через самого Господа Иисуса Христа, через Марию Магдалину, Нила, просветителя Грузии, Григория, просветителя Армении или Николая, просветителя Японии, кого угодно. Данная нам благодать имеет различные дарования. Да, каждый человек имеет какие-то дарования. Есть у нас общие дарования, например, пять пальцев на руке. Изумительный инструмент, можно на арфе играть, можно зубы бить, можно что угодно – кирпичи таскать, разное может быть употребление.

Имеешь ли пророчество – пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение – пребывай в служении; учитель ли, – в учении; увещатель ли – увещевай; раздаватель ли – раздавай в простоте (Рим. 12, 6-8). О чём тут вообще речь? Конечно, апостол Павел не будет говорить о всех человеческих службах, он говорит о церковных служениях. Тогда уже в Древней Церкви был специальный человек в общине, который назывался раздавателем. Что он раздавал? Он раздавал одежду, еду и деньги тем членам Церкви, которые в этом нуждались.

Начальник ли – начальствуй с усердием; благотворитель ли – благотвори с радушием. Любовь да будет непритворна; отвращайтесь зла, прилепляйтесь к добру; будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте; в усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите; утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпеливы, в молитве – постоянны; в нуждах святых принимайте участие; ревнуйте о странноприимстве (Рим. 12, 8-13). Напоследок вспомнил и о Аврааме, который принимает странников. Мы сейчас не можем эту заповедь исполнить, упаси Бог кого-нибудь из нас принять странника. Как минимум, тебя отравят, как максимум, тебя зарежут. Другие времена, другие нравы. Очень многие, принявшие странника, даже из нашего прихода, были обворованы. Слава Богу, никого не убили. Могут сейчас и горло перерезать, сейчас это очень модно. Вместо того, чтобы отнять у человека сумку, обязательно изобьют, сломают позвоночник. Почему итальянец едет на мотоцикле, вырывает сумку и едет дальше? Он же не убивает человека. Сейчас из-за каких-то двухсот рублей могут вообще изрезать на кубические сантиметры. Не всё то, о чём говорит апостол Павел, сейчас, через две тысячи лет, применимо. Но каждый из нас в своём маленьком огородике, среди своих подчинённых, если это начальник, в отношении к работе может это применить. Кем работаешь, совершенно не важно. Сантехник ли, или генеральный директор, дворник ли, строитель ли, не играет никакой роли. Постарайся работать так, как будто ты это делаешь для Господа. Есть четыре степени качества – как для государства, как для дяди, как для отца родного, как для себя – это самая высшая степень качества. А есть ещё – как для Господа Бога. Вот делай. Делай и помни о Боге. Гладишь какую-нибудь скатёрку, делай это для Бога. Тогда эта скатёрка будет совершенно сродни Иисусовой молитве. Если ты делаешь в Боге, с памятью о Нём и для Бога, чтобы Господь поглядел с небес и подумал: «Какая молодец. Как она хорошо и ровненько скатёрку погладила. Как она её сложила, а потом не попрекнула, что должна скатёрки гладить. Не похвалилась, что у неё скатёрки ровненько лежат». Когда человек это делает, а ему говорят: «Да, действительно ровненько», в этом случае получил эту награду человек. А ты делай это перед Богом. Не для того, чтобы тебя повысили, не для того, чтобы тебе прибавили, не для того, чтобы тебе какую-нибудь цацку повесили на мундир. А для чего? Для Господа Бога. Потому что это хорошо, это перед Богом и это для Бога. Любой пустяк из нашей обычной жизни, хотя бы взять и на асфальт не плевать, потому что это мерзко, или папиросы из машины не выбрасывать. Возьми целлофановый пакет и туда складывай. Если не хочешь в пепельницу, тебе лень потом её выворачивать, или чтобы в салоне не воняло, давай в какую-нибудь банку с крышкой. Не делай хаос в этой вселенной. Человек, не гадь хотя бы. Это уже будет благо, причём духовное. Это ты делаешь себе, для своей души, любой малый пустяк Вот как эти люди. Что они такого особенного сделали? Взяли товарища, принесли его ко Христу, и Он его исцелил. Вот потрудились, грубо говоря, человека до больницы довели. Но ведь и это можно сделать. Ведь полно людей, которые не ходят в храм только из-за того, что их некому привести. Им тяжело, нужно, чтобы какой-то путник их в троллейбус подсадил и так далее. Каждый из нас это может сделать, что угодно. А это всё можно бесконечно расширять. Как только человек начнёт что-то делать, деньги давать, что-то строить, Господь будет ему помогать во всём, потому что он делает благо, прежде всего своей душе, потом остальным. Так мир устроен – кто-то работает, а кто-то живёт за его счёт. Некоторые говорят: «Вот я ветеран. Я кровь проливал, я работал, налоги платил, вы мне давайте». А кто «вы»? Тот, кто живёт сейчас. Но я тогда не жил, когда ты работал. В чём твой труд? Это уже давно лопнуло, разрушилось, почему я должен тебя кормить? Ведь всё улетело, золотой, валютный запас. Всё давно разворовано. Чего ты дёргаешься? Почему я, молодой человек, должен тебя, старика больного кормить? С какой стати? Они говорят о справедливости. А это разве справедливо? Молодой человек только вступает в жизнь, надо наоборот – у старых всё отнять и отдать молодым. Пусть они и пользуются. Нет, устроим наоборот – один с сошкой, а семеро с ложкой. Это всегда так было, всегда работает меньшая часть. Большая часть не может работать, ленятся, больные, старые, дети и так далее. Ничего тут не сделаешь. И это прекрасно, что есть возможность кого-то кормить, кого-то одевать. Если сами не делаем, то через механизмы государства это делается. Это милость Божия. От того, что мы делаем, как мы реагируем на нашу жизнь, что мы меняем, что является смыслом, от этого и зависит, будет ли приходить к нам благодать Божия и очищать нас от всякой скверны или не будет. Мы будем погружаться в греховную муть и в результате своей жизни становиться не лучше, а хуже. Господь говорит: «В чём застану, в том и буду вас судить». Опять же, этот суд не юридическая категория. Каково твоё сердце, то ты и наследуешь. Человек выбирает сам. Некоторые говорят: «У меня работа такая». Но ты сам такую выбрал. Ты можешь всегда уйти. Всегда можно уйти. Если это сделано ради Бога, Господь прикроет. Я лично знал человека, который в 1934 году, будучи сотрудником НКВД, пришёл туда и вышел из партии. Говорит: «Я из ваших органов ухожу. Я не могу в этом участвовать». И что? Его не только не посадили, а спокойно уволили из партии. Он шофёром работал до пенсии, заработал, и сейчас уже благополучно умер. Казалось бы, такой поступок, за который на месте бы тогда должны были расстрелять. Ан нет, Господь его покрыл. Именно за такой, можно сказать, уникальный поступок. Его совесть возмутилась тем, к чему его принуждают, к такой работе. Работа, знаете ли, может быть совсем разной. Нужно не делать против совести и против того, чему нас Господь научил. Мы не можем всё охватить, но каждый из нас что-то уже ухватил. Дай Бог нам ухватывать этого побольше, для того чтобы нам просвещаться светом истины. Тогда из таких расслабленных и мало духовно-организованных и способных мы сможем укрепляться. Мы сможем духовно расти. Мы сможем взять свою постель и ходить.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.