Проповедь о главном событии во вселенной (2017.10.14)

Дорогие братья и сестры! Сегодня, в день памяти равноапостольной Марии Магдалины, предлагаем вспомнить проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о себялюбии и любви ко Христу, произнесённую 14 октября 2017 года в храме Благовещения Пресвятой Богородицы по евангельскому эпизоду встречи Марии Магдалины с воскресшим Христом [Ин. 20,11-18].

Мария стояла у гроба – вне его – и плакала (Ин. 20, 11). Как уже тысячу раз говорили, на Востоке гробы вырубали в камне и приваливали другим камнем. Говорят, что те камни, которые теперь ставят вертикально у нас на кладбище, это как раз идёт от той эпохи. Это мода уже послереволюционная, а все надгробия дореволюционные никогда не делались в виде вертикальных плит. Это идёт из древней еврейской традиции.

Итак, Мария стояла у этого гроба, не входила туда и плакала. Почему она плакала? Ну, естественное дело, когда близкий человек умирает, несмотря на то что это самое обычное явление. Человеческая душа вся сотрясается от этого, потому что Богом человек создан как существо вечное и смерть – это есть вообще аномальное явление. Смерть – это следствие греха. Если бы смерть не забирала бы людей, не разъединяла бы душу с телом, то мы бы с вами были современниками и с Юлием Цезарем, и с Наполеоном Бонапартом, и с Адольфом Гитлером, и с Феликсом Дзержинским. А так всё-таки какая-то ротация происходит, и есть, конечно, иллюзорная, но надежда на то, что, может быть, что-то изменится. Но в том, что Мария плакала, нет ничего особенного.

И, когда она плакала, наклонилась во гроб, и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса (Ин. 20, 11-12). Потому что усопших клали на такое возвышение, и там, в закрытом помещении, постепенно тело истлевало, оставались одни косточки, их потом собирали в специальные кувшины, выдалбливали ниши, туда их запечатывали, и можно было хоронить уже и другого человека.

И они – Ангелы – говорят ей: жена! Что ты плачешь? (Ин. 20, 13). Вопрос такой странный, но на самом деле он наводящий. Дело в том, что часто бывает, человек спрашивает не потому, что ему важно узнать что-то, а для того, чтобы разговор завязать или узнать, что с ней происходит. Может быть, натолкнуть, на какую-то мысль. В данном случае Ангелам многое открыто, поэтому они спросили, что она плачет, чтобы начать говорить о самом главном, зачем, собственно, их и послали. Ангелы – это посланники Бога к человеку.

Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его (Ин. 20, 13). Речь идёт, конечно, о теле. Для людей обычно представляет большую важность, где похоронят, как. Они даже иногда какие-то совершенно безумные ритуалы придумывают, обмениваются всякими суевериями на этот счёт, обычаи, которые связаны с погребением, соблюдают, не отдавая себе отчёта, собственно, что за этим стоит, именно в силу того что смерть как-то очень человека будоражит.

Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! Что ты плачешь? Кого ищешь? (Ин. 20, 14-15). То есть Ангелы как бы её подготовили к этому вопросу. А Он – тот который не только знает, почему она плачет, но и о чём плакал тысячу лет назад её предок, когда её на свете не было. Потому что для Бога Книга жизни открыта. Поэтому Его вопрос – наводящий.

Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! – что значит: «Учитель!». Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: «восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему». Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей (Ин. 20, 14-18). Так звучит всё как-то очень обыденно и для нас вполне привычно, мы потому что знаем, что из всех людей первой удостоилась этой, можно сказать, чести увидеть воскресшего Господа именно Мария Магдалина. Почему она этого сподобилась? Ну об этом говорит её состояние, что она глубоко ощутила то, чего они все лишились, вот эту потерю. И хотя она плакала, но никаких истерик не закатывала, увидела человека, думала, это садовник, очень спокойно, вежливо сказала: «Если ты взял, ты мне покажи, где Он, и я Его возьму, для того чтоб похоронить». И Господь увидел, что она в таком состоянии, что способна воспринимать, и Он её окликнул, и ей открылся, и через неё возвестил всем остальным апостолам. А нас уже оповестил Господь через апостолов, они и Евангелие написали, и вот этот отрывочек евангелист написал. И мы теперь тоже в этом событии участвовали опосредованно. Потому что то, что произошло – это главное событие во всей вселенной с тех пор, как она была создана и до тех пор, пока она схлопнется и её не будет. Христос воскрес. Принципиально изменилась ситуация. В чём это изменение? В том, что Христос, который пришёл на землю в теле, родился от Девы Богородицы, Покров которой над нами мы ныне праздновали, Он в теле и остался. Для большинства людей это как-то всё равно. Кто коллекции собирает, кто деньги копит, кто ипотеку выплачивает, у кого сынок страдает алкоголизмом. Очень много у людей всяких забот. А здесь совсем другое. Бог соединился с человеческой плотью, и через это соединение, как его именуют, воплощение, пришло людям спасение. Один святой сказал: «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Для каждого человека, родившегося на земле, независимо от расы, той культуры, в которой он родился, независимо от родителей, есть возможность через Церковь прийти к своему спасению.

Христос про Себя говорил: Я есмь истинная виноградная лоза (Ин. 15, 1), а Его ученики – это черенки, которым надлежит привиться к этой лозе. Что тогда происходит, когда черенок прививается к лозе? Те соки, которые двигались по капиллярам лозы, начинают двигаться в этом черенке, и он становится частью лозы. И возникает такое чудо, про которое апостол Павел сказал: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). И в человеке всё меняется: поступки, слова, мысли и чувства. Он становится другим. Каким? Святым. Для обывательского сознания святой – это такой очень-очень-очень хороший человек. Это совсем не так. Святой – это тот, у которого в сердце живёт Святой Дух. Это происходит через это привитие к лозе, которая есть Христос. Для большинства людей на земле это совершенно непонятное дело, и к этому никто даже не стремится. Даже не понимают, когда приносят детей крестить, что смысл этого крещения, в том, чтобы этого ребёночка привить к лозе. Но никто реально этой прививкой не занимается, поэтому проходит некоторое время, и этот черенок отмирает, становится сухим. Если кто когда-то прививал деревья, он знает, как это происходит, или видел. Но вообще-то мы раньше это и в школе ещё проходили, делали опыты, как сделать эту прививку. В этом спасение.

И вот, Христос посылает Марию Магдалину, потому что она из всех Его учеников была самый живой черенок с почками. И эта жизнь в ней внешне даже проявлялась в её слезах, в таком участии сердечном к судьбе Иисуса Христа, в том, что она прибежала на гроб самая первая из всех. Это говорит о том, что ей это больше всего было нужно. Ну, женщины вообще на Востоке в длинных одеждах ходили, любой бы из апостолов мог бы, если бы пораньше встал, прибежать гораздо раньше её. Но она первая, у неё ещё хватило времени, чтобы вернуться и им рассказать. И она удостоилась первой беседы с воскресшим Христом. И какова же Его любовь к ним! Несмотря на то что они проявили такое нерадение, Он всё равно её к ним посылает для того, чтобы дать им эту возможность тоже привиться к этой лозе.

Энергия этой лозы – это вера в то, что Иисус Христос есть Сын Божий. И так это чудо и происходит на протяжении двух тысяч лет. Сначала человек прививается к Церкви, а потом через Церковь и самому Христу. Но только те, которые ощущают такую любовь ко Христу, что готовы плакать. Потому что слёзы свидетельствуют об этом. А большинство людей плачут о родственниках, о покойниках, о мужьях, о детях, о внуках. Но в этом нет ничего удивительного. Я уже тысячу раз цитировал, что в «Тарасе Бульбе» Гоголь говорил, что и волк любит своё дитя. В этом ничего такого необычного нет. А вот сердцем переживать всё то, что произошло с Иисусом Христом – это только для некоторых. И вот они-то в свете того, что Христос сделал для человека, все свои страдания вменяют ни во что. Потому что если представить, что пережил Господь наш Иисус Христос, будучи совершенным Человеком и бессмертным Богом, ради нашего спасения, все наши страдания – это всё равно что кедами натёр ноги и идёшь прихрамывая, вот и все наши страдания. Но просто любовь к самому себе столь бесконечно велика, что стёртая кожица с пятки представляется чуть ли не термоядерной войной.

Не помню, кто-то из моих племянников что ли, но в памяти такая сцена – я уже многое стал забывать – показывал не то маме, не то бабушке пальчик, хотел, чтоб его пожалели: «Смотри, у меня кровь!». Там в лупу можно смотреть, никакой крови нет. Может быть, ему кажется. Ну вот кровь! Призывает всех вокруг посочувствовать, что вот у него кровь.

И если человеку жаль Распятого Христа, он может быть христианином, а если человеку жаль самого себя, потому что ему там что-то не дали, в чём-то обидели, это заслоняет. Поэтому любовь к самому себе в расширенном понимании заслоняет любовь ко Христу. Поэтому таким людям вообще непонятно, зачем люди в монастырь идут. А те любят Христа больше жизни, больше папы, мамы и всего того, к чему люди стремятся. И только и прививаются лозе, и получают то, что именуется спасением. Получают Духа Святаго от воскресшего Господа.

Вот такое сегодня мы замечательное Евангелие читали.

Спаси всех Господи!


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь о главном событии во вселенной (2017.10.14)

Мария стояла у гроба – вне его – и плакала (Ин. 20, 11). Как уже тысячу раз говорили, на Востоке гробы вырубали в камне и приваливали другим камнем. Говорят, что те камни, которые теперь ставят вертикально у нас на кладбище, это как раз идёт от той эпохи. Это мода уже послереволюционная, а все надгробия дореволюционные никогда не делались в виде вертикальных плит. Это идёт из древней еврейской традиции.

Итак, Мария стояла у этого гроба, не входила туда и плакала. Почему она плакала? Ну, естественное дело, когда близкий человек умирает, несмотря на то что это самое обычное явление. Человеческая душа вся сотрясается от этого, потому что Богом человек создан как существо вечное и смерть – это есть вообще аномальное явление. Смерть – это следствие греха. Если бы смерть не забирала бы людей, не разъединяла бы душу с телом, то мы бы с вами были современниками и с Юлием Цезарем, и с Наполеоном Бонапартом, и с Адольфом Гитлером, и с Феликсом Дзержинским. А так всё-таки какая-то ротация происходит, и есть, конечно, иллюзорная, но надежда на то, что, может быть, что-то изменится. Но в том, что Мария плакала, нет ничего особенного.

И, когда она плакала, наклонилась во гроб, и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса (Ин. 20, 11-12). Потому что усопших клали на такое возвышение, и там, в закрытом помещении, постепенно тело истлевало, оставались одни косточки, их потом собирали в специальные кувшины, выдалбливали ниши, туда их запечатывали, и можно было хоронить уже и другого человека.

И они – Ангелы – говорят ей: жена! Что ты плачешь? (Ин. 20, 13). Вопрос такой странный, но на самом деле он наводящий. Дело в том, что часто бывает, человек спрашивает не потому, что ему важно узнать что-то, а для того, чтобы разговор завязать или узнать, что с ней происходит. Может быть, натолкнуть, на какую-то мысль. В данном случае Ангелам многое открыто, поэтому они спросили, что она плачет, чтобы начать говорить о самом главном, зачем, собственно, их и послали. Ангелы – это посланники Бога к человеку.

Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его (Ин. 20, 13). Речь идёт, конечно, о теле. Для людей обычно представляет большую важность, где похоронят, как. Они даже иногда какие-то совершенно безумные ритуалы придумывают, обмениваются всякими суевериями на этот счёт, обычаи, которые связаны с погребением, соблюдают, не отдавая себе отчёта, собственно, что за этим стоит, именно в силу того что смерть как-то очень человека будоражит.

Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! Что ты плачешь? Кого ищешь? (Ин. 20, 14-15). То есть Ангелы как бы её подготовили к этому вопросу. А Он – тот который не только знает, почему она плачет, но и о чём плакал тысячу лет назад её предок, когда её на свете не было. Потому что для Бога Книга жизни открыта. Поэтому Его вопрос – наводящий.

Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! – что значит: «Учитель!». Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: «восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему». Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей (Ин. 20, 14-18). Так звучит всё как-то очень обыденно и для нас вполне привычно, мы потому что знаем, что из всех людей первой удостоилась этой, можно сказать, чести увидеть воскресшего Господа именно Мария Магдалина. Почему она этого сподобилась? Ну об этом говорит её состояние, что она глубоко ощутила то, чего они все лишились, вот эту потерю. И хотя она плакала, но никаких истерик не закатывала, увидела человека, думала, это садовник, очень спокойно, вежливо сказала: «Если ты взял, ты мне покажи, где Он, и я Его возьму, для того чтоб похоронить». И Господь увидел, что она в таком состоянии, что способна воспринимать, и Он её окликнул, и ей открылся, и через неё возвестил всем остальным апостолам. А нас уже оповестил Господь через апостолов, они и Евангелие написали, и вот этот отрывочек евангелист написал. И мы теперь тоже в этом событии участвовали опосредованно. Потому что то, что произошло – это главное событие во всей вселенной с тех пор, как она была создана и до тех пор, пока она схлопнется и её не будет. Христос воскрес. Принципиально изменилась ситуация. В чём это изменение? В том, что Христос, который пришёл на землю в теле, родился от Девы Богородицы, Покров которой над нами мы ныне праздновали, Он в теле и остался. Для большинства людей это как-то всё равно. Кто коллекции собирает, кто деньги копит, кто ипотеку выплачивает, у кого сынок страдает алкоголизмом. Очень много у людей всяких забот. А здесь совсем другое. Бог соединился с человеческой плотью, и через это соединение, как его именуют, воплощение, пришло людям спасение. Один святой сказал: «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Для каждого человека, родившегося на земле, независимо от расы, той культуры, в которой он родился, независимо от родителей, есть возможность через Церковь прийти к своему спасению.

Христос про Себя говорил: Я есмь истинная виноградная лоза (Ин. 15, 1), а Его ученики – это черенки, которым надлежит привиться к этой лозе. Что тогда происходит, когда черенок прививается к лозе? Те соки, которые двигались по капиллярам лозы, начинают двигаться в этом черенке, и он становится частью лозы. И возникает такое чудо, про которое апостол Павел сказал: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). И в человеке всё меняется: поступки, слова, мысли и чувства. Он становится другим. Каким? Святым. Для обывательского сознания святой – это такой очень-очень-очень хороший человек. Это совсем не так. Святой – это тот, у которого в сердце живёт Святой Дух. Это происходит через это привитие к лозе, которая есть Христос. Для большинства людей на земле это совершенно непонятное дело, и к этому никто даже не стремится. Даже не понимают, когда приносят детей крестить, что смысл этого крещения, в том, чтобы этого ребёночка привить к лозе. Но никто реально этой прививкой не занимается, поэтому проходит некоторое время, и этот черенок отмирает, становится сухим. Если кто когда-то прививал деревья, он знает, как это происходит, или видел. Но вообще-то мы раньше это и в школе ещё проходили, делали опыты, как сделать эту прививку. В этом спасение.

И вот, Христос посылает Марию Магдалину, потому что она из всех Его учеников была самый живой черенок с почками. И эта жизнь в ней внешне даже проявлялась в её слезах, в таком участии сердечном к судьбе Иисуса Христа, в том, что она прибежала на гроб самая первая из всех. Это говорит о том, что ей это больше всего было нужно. Ну, женщины вообще на Востоке в длинных одеждах ходили, любой бы из апостолов мог бы, если бы пораньше встал, прибежать гораздо раньше её. Но она первая, у неё ещё хватило времени, чтобы вернуться и им рассказать. И она удостоилась первой беседы с воскресшим Христом. И какова же Его любовь к ним! Несмотря на то что они проявили такое нерадение, Он всё равно её к ним посылает для того, чтобы дать им эту возможность тоже привиться к этой лозе.

Энергия этой лозы – это вера в то, что Иисус Христос есть Сын Божий. И так это чудо и происходит на протяжении двух тысяч лет. Сначала человек прививается к Церкви, а потом через Церковь и самому Христу. Но только те, которые ощущают такую любовь ко Христу, что готовы плакать. Потому что слёзы свидетельствуют об этом. А большинство людей плачут о родственниках, о покойниках, о мужьях, о детях, о внуках. Но в этом нет ничего удивительного. Я уже тысячу раз цитировал, что в «Тарасе Бульбе» Гоголь говорил, что и волк любит своё дитя. В этом ничего такого необычного нет. А вот сердцем переживать всё то, что произошло с Иисусом Христом – это только для некоторых. И вот они-то в свете того, что Христос сделал для человека, все свои страдания вменяют ни во что. Потому что если представить, что пережил Господь наш Иисус Христос, будучи совершенным Человеком и бессмертным Богом, ради нашего спасения, все наши страдания – это всё равно что кедами натёр ноги и идёшь прихрамывая, вот и все наши страдания. Но просто любовь к самому себе столь бесконечно велика, что стёртая кожица с пятки представляется чуть ли не термоядерной войной.

Не помню, кто-то из моих племянников что ли, но в памяти такая сцена – я уже многое стал забывать – показывал не то маме, не то бабушке пальчик, хотел, чтоб его пожалели: «Смотри, у меня кровь!». Там в лупу можно смотреть, никакой крови нет. Может быть, ему кажется. Ну вот кровь! Призывает всех вокруг посочувствовать, что вот у него кровь.

И если человеку жаль Распятого Христа, он может быть христианином, а если человеку жаль самого себя, потому что ему там что-то не дали, в чём-то обидели, это заслоняет. Поэтому любовь к самому себе в расширенном понимании заслоняет любовь ко Христу. Поэтому таким людям вообще непонятно, зачем люди в монастырь идут. А те любят Христа больше жизни, больше папы, мамы и всего того, к чему люди стремятся. И только и прививаются лозе, и получают то, что именуется спасением. Получают Духа Святаго от воскресшего Господа.

Вот такое сегодня мы замечательное Евангелие читали.

Спаси всех Господи!


Комментарии.

    Комментариев 2

    1. Vasiliy Grig:

      Действительно, сердцем переживать всё то, что произошло с Иисусом Христом – это только для некоторых.

    2. ЯиТы:

      Аминь.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.