Проповедь на праздник Успения Пресвятой Богородицы (2016.08.28)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая на праздник Успения Пресвятой Богородицы в храме Успения Пресвятой Богородицы в селе Мышкино Можайского района Московской области 28 августа 2016 года.

Сегодня в связи с тем, что Успение совпало с воскресным днём, Святая Церковь нас напитала словом Божиим. Мы слышали Евангелие от Матфея об исцелении бесноватого мальчика. И всем нам хорошо известно Евангелие о двух сёстрах, Марфе и Марии, который ради Пречистой Богородицы читается нынче во всех церквях.

Подошел к Нему человек и, преклоняя перед Ним колени, сказал: Господи! Помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду (Мф. 17, 14-15). Почему не беснуются, допустим, тигрята или ягнята? Почему не беснуются маленькие воробьи? Из всех живых существо беснуются только человеческие детёныши. С чем это связано? Это связано с тем, что каждое живое существо ограничено рамками инстинкта и не может выйти за эти пределы, а у человека, даже маленького, есть свобода воли. Поэтому маленький может в храме орать, громко разговаривать, бегать, совершенно не понимая и даже не желая понимать, что так вести себя нельзя. Ему можно 12 тысяч раз сказать, что храм – это не волейбольная площадка, здесь бегать нельзя. Тут же забыл, опять побежал. Но бывает, и дети постарше очень много доставляют родителям огорчений. Иногда настолько страшные огорчения, что родители страдают очень тяжко. Так ни тигрята, ни овцы, ни их родители не страдают, как люди за своих детей, если с ребёнком что-то неблагополучно. Иногда придёт женщина в храм: «Вот, мой сынок...». А некоторые говорят: «Мой ребёнок». Я интересуюсь: «А сколько тебе лет-то?», она рассказывает: «Восемьдесят». А у неё ребёнок. Ну, прикинул, значит, ребёнку шестьдесят. Иногда даже приходится говорить: «Надо от груди отнимать, уже пора». В шестьдесят-то лет уж, наверное, пенсию получает, а может, даже плюс работает. Вот «мой ребёнок». Потому что живёт мама не своей жизнью, а его, ей очень тяжело переживать то, что с ним происходит. И она хотела бы, чтоб этот её ребёнок не бесновался. А они беснуются. И вот, нынешнее Евангелие повествует о том, как следует поступать в таком случае. Ведь многие священникам жалуются: то-сё, «вот как?». Некоторые просят: «Батюшка, Вы ему скажите». Ну хорошо, приходи, напиши текст, и я ему скажу. И что толку? Нет, это всё не так происходит. А как? Вот у евангелиста Матфея описывается: подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! Помилуй сына моего (Мф. 17, 14-15) – вот что надо. Припадать надо не к человеку, а к Спасителю. Только один единственный Христос может очистить от беснования человека, причём если Его об этом просить. И вот этот человек упал на колени перед Ним, поэтому и случился результат.

Дальше он говорит: Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его (Мф. 17, 16). К священнику мамы и папы явно или в мыслях приводят своих беснующихся детей, вытворяющих незнамо что, идущих прямо в страшную пропасть и гибель, в надежде, что священник – это какой-то колдун, сейчас он там что-то пошепчет, почитает, прихожу домой, а там сын бутылки все переколотил, веником подмёл, всё помыл и начинает ремонт на кухне. Да не будет такого. Священник совсем не такой человек. Священник – это тот, который может, рассказав Евангелие, показать, в чём воля Божия.

Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне сюда (Мф. 17, 17). А что это за род? Это Он говорил о бесах и о бесноватых. А по учению одного великого русского святого, владыки Игнатия Брянчанинова, вообще каждый челвоек бесноватый в той или иной степени. Одна женщина мне говорит: «Не могу заставить себя молиться». Это ж очень просто – взять утюг и сказать: «Не начнёшь молиться, сейчас прижгу». И будет как миленькая молиться. «Я, – говорит, – не могу!». А если кнутом? Всё сможет человек. Дело в том, что воля расслабляется – это так. Но ведь можно же обратиться к Богу, Который и дал нам волю, и Он может её укрепить. И не надо будет себя заставлять, даже желание появится помолиться. Что, «Отче наш» – большой великий труд? Дети уже в детском саду в первой группе могут научиться. Конечно, они мало что понимают, но выучить наизусть «Отче наш» вполне могут.

И запретил ему Иисус, и без вышел из него; и отрок исцелился в тот же час (Мф. 17, 18), после того как его привели ко Христу. Чтобы бесы оставили человека, нужно чтобы человек пришёл ко Христу. В противном случае ничего не выйдет, так не бывает. Бывает так, что человек оставит один грех (а все грехи людские – от тех бесов, которые в человеке действуют), но тогда придёт другой бес вместо этого. Вот я замечал: нецерковные люди, бросившие пьянствовать, очень часто становятся ужасающими матерщинниками, которыми раньше не были. Просто бес пьянства ушёл, а бес сквернословия пришёл. А вот чтобы совсем избавиться от греха, нужно действовать так, как сказано в Евангелии. Нужно, чтобы этот человек пришёл ко Христу, и тогда Господь его и исцеляет.

Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине – стесняются – сказали: почему мы не могли изгнать его? (Мф. 17, 19). Ну, во-первых, сам этот вопрос показывает, что они ещё ничего не понимали в духовной жизни. Ни один человек не может изгнать никаких бесов, это совершенно исключено. Только благодать Божия может их изгнать, а человек может упросить Бога, чтобы Он Своею благодатью очистил. А сам священник, епископ – хоть все со всех стран соберутся – это ничего не даст. Потому что мы, люди, не зависимо от того, какую мы исполняем функцию в церковной жизни, все одинаковые грешные существа. И только сам Бог может помочь. А мы можем Его об этом умолять, вот это мы можем.

Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род – бесовский – изгоняется только молитвою – обращением к Богу – и постом (Мф. 17, 20-21). А пост-то здесь причём, о чём тут речь? Что такое пост? Пост – это воздержание. И вот, если мы хотим очистить себя, например, или научить этому своего ближнего, чьё беснование нас огорчает, мы должны научиться сами и научить его воздержанию. Например, человек хочет победить свою болтливость. Нужно научить его воздерживать язык. Это не сразу, на это уйдёт не один год, но если всё время иметь это в виду и ежедневно молить об этом Бога, то пройдёт лет пять-семь, а может, и 12, и человек станет молчаливым. Он даже будет удивляться: «А что это у меня раньше языке был, как помело?» Сейчас так: слушать – пожалуйста, а говорить что-то и не хочется. Да и о чём говорить? Что ты, можешь, дурачок, сказать? Что ты знаешь, сколько ты книжечек-то прочёл? А так – ничего не знает, нигде не был и ничего не понимает. Поэтому о чём разговор-то? «А вот она-то, а вот они-то!» И только и кончается постоянным осуждением. Вреднейшая вещь. И на ней возрастает гордость.

Господь через Евангелие, через евангелиста Матфея, описывающего этот эпизод, которому он сам был свидетель, нас учит, как нам избавиться от беснования и самим, и помочь и нашим деточкам, а может, из внуков кто-нибудь послушает. Вот, беснование. Что такое беснование? Беснование – это такое состояние, когда воля человека заменяется волей бесовской. Спрашивается, зачем человек пьёт водку? Она невкусная; та, которой нас поят, ещё страшно вредная, потому что она производится из ратификационного спирта, к которому быстро бывает привыкание, и все пьяницы знают, что такое похмельный синдром, потому что от этой водки бывает отравление. Когда человек только в первый раз выпьет, обязательно бывает рвота, а рвота – свидетель отравления. Заставьте того же тигрёнка выпить водки. Он этого делать не будет никогда. А почему же человек пьёт? А по гордости. Вон другие пьют, и я буду! Они говорят, я маленький, а я сейчас водку выпью! Исключительно из одной гордости человек становится бесноватым. И пьяница уже, бедный, делает не то, что он хочет, а что ему водка велит. А лучше сказать: бесы велят, потому что водка – всего лишь разведённый C2H5OH, она ничего не может требовать, но вот это отравление организма приводит к тому, что уже человек не может без этого обходиться и становится больным. Так и называется – алкоголизм, болен алкоголизмом. В результате разрушается жизнь, здоровье. Во имя чего? Собрались несколько человек и, плохо соображая, обмениваются какими-то совершенно дурацкими мнениями о том, какие американцы сволочи и какой Путин не такой. А сам сидит, уже со всех работ выгнали, он очень умный, политикой занимается, а денег даже на обед не хватает, только на бутылку. И рассуждает. Посмотреть на это – если б не было так грустно, было бы смешно. Это просто сумасшествие настоящее. Но по-научному это не сумасшествие, а беснование.

Если б мы все читали Евангелие и пришли бы ко Христу, и вставали перед Ним на колени, и молили Его о помиловании, Господь, конечно, нас бы помиловал. Он для того и на землю пришёл, чтобы нас спасти.



NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. Кирилл Львович:

      Спаси Господи!

    2. PetriFevronia:

      Храни Господь нашего дорогого батюшку Димитрия!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.