Проповедь о браке, разводе и подвиге ради Царствия Небесного (1991.08.10)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по Евангелию об обязанностях мужа по отношению к жене и разводе, 10 августа 1991 года. Выставляем этот текст в видеоформате, а также помещаем его под видео.

Почему фарисеи спросили Христа, «по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею»? Потому что закон Моисеев в отдельных случаях позволял это делать. А почему сказано, что они спросили, «искушая Его»? Потому что помимо закона у человека есть еще совесть, и, хотя закон разрешал в отдельных случаях разводиться, совесть говорила, что это неправильно. Поэтому они знали, что Господь, Который нелицеприятно говорит истину, обязательно скажет что-то противоречащее закону и тогда можно будет на Него донести. Здесь интересно раскрывается вся их подлая фарисейская сущность: они использовали даже свое чувство правды, чувство совести во вред Иисусу Христу.

«Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает», то есть повторил им слова из Священного Писания. Почему в одну плоть соединяются муж и жена, почему нельзя это расторгать? Сейчас люди на это очень легко смотрят. Ну женюсь, ну разведусь, еще раз можно попробовать, еще раз, только денежки плати – и можно сколько угодно разводиться. Но на самом деле это только кажется. Даже если все ужасно сложилось, тем не менее каждый из супругов развод потом расценивает не как освобождение от этой муки, а как разрыв, трагедию, человек ощущает, что его как будто разрубили пополам, буквально не находит себе места. Спрашивается, почему же так? А потому, что в браке супруги соединяются не только телом, но и душой. И брак зиждется не только на том, что люди вместе живут и что у них общее хозяйство, а прежде всего на том, что они потихоньку с момента начала брака срастаются в единый живой организм.

Каждый из людей представляет собой отдельную личность, а вместе муж, жена и дети составляют единый организм. И понятно, что это все Бог устроил. Потому что люди могли бы быть и однополые или жили бы себе как Ангелы. Ангелы ведь не женятся и замуж не выходят, нет среди них мужчин, женщин, они существа вне пола. Поэтому Ангелам не нужно вступать в брак. Господь однажды их сотворил, и они так и живут. А человека Господь сотворил по образу Своему и подобию. Образ Божий так раскрывается в человеке, что он разнится в лицах: мужчина, женщина и ребенок, – но един по существу.

Но сатана, который все хочет разделить, вносит в супружество человеческое раздел, развал. Потому что обычно как в браке бывает, над чем трудятся супруги? Не над тем, чтобы соблюдать заповеди Божии «оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью» и «что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Нет, муж трудится над тем, чтобы во всем подчинить себе жену, а жена трудится над тем, чтобы подчинить себе во всем мужа. Во что бы то ни стало один хочет творить свою волю, а другая хочет творить свою волю.

И вот так они и мучаются всю жизнь, вместо того чтобы прислушаться к тому, что Господь говорит: «Не муж от жены, но жена от мужа», поэтому муж должен быть главой семьи, и нет никаких проблем. Сказал муж, что надо в Сибирь ехать; значит, поехали. Сказал, что надо эту квартиру бросить, в сарай переехать, значит, надо так. И все, и голова не болит. Вот если бы так относились люди друг к другу, исполняя заповедь Божию, совсем другая была бы жизнь. И дело не в обязательно скрупулезном подчинении мужу, а в том, что это есть заповедь Божия: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу». Это придумано не людьми, так устроил человека Бог.

С чего начинается брак? Вот встретятся два человека, друг другу понравятся и потихонечку начинают созидать брак, потихонечку друг друга узнают, потихонечку друг перед другом смиряются, начинают друг друга терпеть, приспосабливаться, то есть начинают учиться любви. Что такое любовь с точки зрения христианства? Это постоянное самоотречение. Если люблю, то, значит, предпочитаю его себе, делаю не так, как я хочу, а так, как он хочет. Это не сразу получается, потому что себялюбие мешает. Человек себя любит больше, а это грех. А если по-христиански подходить, то семья, брак – это школа, в которой человек начинает бороться с собственным эгоизмом. Для этого-то Бог и устроил так человека, чтобы он вступал в брак.

У каждого человека очень сильное стремление к браку, заложенное Самим Богом. И Господь хочет, чтобы это стремление потихонечку превращалось бы в любовь, в самоотверженность. Этому человек учится и по отношению к детям своим. Пока дитя вырастет, пятнадцать-двадцать лет пройдет, а некоторые деточки и до тридцати всё маленькие. Поэтому это все очень трудно, требует от родителей большого самоотречения. Так же и для супруга или супруги: все время приходится делать не то, что сам захотел, а все время служить — муж служит жене, чтобы она ни в чем не знала нужды, кормит ее, одевает, греет и защищает, во всем предпочитает ее своим родителям, как сказано: «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей». А жена служит мужу, и оба служат детям своим. А дети живут в послушании у родителей. Вот и получается, что брак есть тяжелый труд, предпринятый людьми ради любви. И пусть любовь эта сначала еще в зачаточном состоянии, но если правильно к этому подходить, то потихонечку-потихонечку она будет возрастать.

Так с каждым подвигом: допустим, хочет кто- то научиться молчать или хочет стать щедрым. Вот живет человек, папа у него жадный, мама жадная, бабушка жадная, дедушка жадный, вся семья жадная. А сам он уверовал в Бога, пришел в церковь, и ему сказали, что жадность – это грех. И решил он исправиться. Ну как с одного раза, только услышал – и сразу из жадного стать щедрым? Нет, это не сразу. Рублик от себя оторвал, потом пять, потом десять, потом каждый раз по десять стал отрывать, отрывать, отрывать, отрывать, пока уже не привык. Смотрит человек за собой и замечает, что раньше рубль было жалко, а теперь глядишь – и десять рублей уже не жалко, уже не болезненно с ними расставаться и, наоборот, даже радость от этого. Так же и в супружеской жизни: раз уступил, два уступил, три уступил, десять тысяч раз уступил, глядишь – и радость доставляет уступать, потому что ближний радуется. И так потихонечку человек приобретает главное свойство христианское – любовь.

Когда Господь все объяснил фарисеям, ученики, которые рядом стояли и слушали, говорят: ну, «если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться». Да, действительно, брак – это дело крайне трудное. Поэтому когда люди стали безбожными, они быстро стали разводиться, потому что не в состоянии удержаться на этой высоте. Господь «сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые от чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царствия Небесного. Кто может вместить, да вместит». Конечно, вне брака служить Богу проще, когда человек всю свою душу, все свое время может посвятить Богу, все свои силы. Он настолько Бога возлюбил, что эту любовь свою не может делить ни с кем: ни с женой, ни с детьми, ни с родителями. Как апостол Павел говорит: кто хочет Богу угождать целиком и полностью, тот лучше оставайся как я, то есть неженатым, живи в девственности, потому что уже начинаешь жить жизнью небесной. Жизнь-то в браке, она временная, она только земная, потому что в Царствии Небесном «ни женятся, ни выходят замуж». Поэтому лучше с самого начала начинать жить жизнью небесной, духовной. Но не все могут преодолеть в себе земное. Поэтому апостол и говорит: кто может вместить, то делай так во славу Божию; кто не может, брак честен, ложе нескверно, в браке никакого уничижения нет.

Но бывает, что человек не женится или замуж не выходит не потому, что хочет Богу служить, хотя на словах это может быть и так, а потому, что уклоняется от подвига. Однажды митрополит Владимир Киевский, впоследствии убиенный, приехал в Киевскую Лавру и спросил у наместника: «Есть ли у тебя здесь монахи?» Вопрос может показаться странным, потому что там была тысяча монахов. Наместник ответил: «Есть двое». То есть, значит, остальные пришли в монастырь не для того, чтобы Богу служить, а чтобы устроить свою жизнь. Особенно это было распространено в конце девятнадцатого века. Монастыри были богатые, и, став монахом, человек менял свое сословие: из крестьянина, допустим, или мещанина достигал духовного сословия, и все ему было обеспечено, и еда, и кров.

И вот если человек не хочет ни к Богу идти, все силы и всю душу Богу отдавать, не хочет и супружества, потому что это тоже путь самоотречения, а хочет себе обеспечить такое существование, чтобы полегче прожить, то в таком случае он очень быстро деградирует не только духовно, но и умственно. Поэтому мы встречаем иногда людей холостых, уже взрослых и, может быть, седых, а наивных, как дети, многого не понимающих, как бы глупеньких. Почему? Потому что они духовной жизни не ведут, ум их не утончается, и супружества не знают, подвига не знают, живут для себя только, такие баловни, до седых волос всё деточки. А иной старец живет в монастыре и никогда не был женат, но, наоборот, так умудрен, что в семейной жизни, лучше разбирается, чем иной мирянин. Поэтому люди часто, запутавшись в своей жизни, идут для разрешения к опытному монаху. Почему он может любую житейскую коллизию разобрать, объяснить и совет дать? Потому что хотя опыта у него конкретного такой жизни нет, но он приобретает его через благодать Божию, которую достигает своим подвигом. Лишь бы был подвиг, потому что если монах нерадивый, подвига не несет, то он может такой дать совет, от которого ничего, кроме вреда, не будет.

Поэтому очень важно, чтобы быть христианином, обязательно нести подвиг, неважно, в браке ли, в монашестве ли, в целомудрии, но лишь бы это был подвиг, а не самоублажение, лишь бы не устраивать жизнь такую, чтобы по ней идти легко, потому что наше падшее человеческое естество стремится к облегчению, чтобы только не тяжело было, не утомительно, чтобы было сытно, сухо, спокойно, свободно, комфортно, уютно. Это стремление у нас как у всех животных. Этого хочет и кошка, этого хочет и собака, этого хочет и лягушка – все животные этого хотят. А человек призван к Небесному Царствию. И путь к нему идет через подвиг, то есть обязательно надо делать не то, что хочется, а то, что надо, все время себя заставлять. Мало ли что ты хочешь – потерпи. Ради чего? Ради Царствия Небесного, если желаешь его достичь. Если не желаешь – не надо, пожалуйста. Царствие Небесное – это совсем не для всех. Большинство из пяти миллиардов людей идут в преисподнюю. Есть даже такая русская поговорка, что в Царствие Небесное идут как в будни в церковь, а в преисподнюю валят как в праздник из церкви.

Действительно, трудно в гору подниматься по узкой тропиночке, а слететь с горы можно с любого склона, конец будет один. Поэтому обязательно нужно всегда помнить, зачем мы живем, чтобы обязательно нести подвиг, чтобы жить не легко, а все время себя нудить, все время стараться исполнять заповеди Божии, все время стараться, как бы Богу угодить, каждый вечер смотреть в свою совесть, вопрошать: что я сегодня для Бога сделал, где я смирился, где я не смирился, где я потерпел, где не потерпел, где я возроптал, где я Бога возблагодарил? И все время стараться, чтобы противления Богу было с каждым днем все меньше, а подвига все больше.

Интересно наблюдать в жизни святых подвижников: чем дальше, в глубь их жизни, тем больше подвиг их, оказывается, увеличивался, хотя они и старее становились, но подвиг не ослабевал, а, наоборот, все рос и рос. Поэтому чем зрелее человек духовно, тем больше он может подъять подвиг. А чем больше он берет на себя подвиг ради Христа, тем он становится мудрее, тем он становится духовнее, тем он становится ближе к Богу. Если же человек подвига не несет, замер на месте, то он начинает деградировать, он даже становится хуже, чем был, когда уверовал.

В семинарии со мной учился один парень, такой горячий был, все даже восхищались его пламенной верой. А к концу семинарии кем он стал? Обыкновенным вором, жуликом. За четыре года совершенно деградировал духовно, потому что пошел не тем путем, хотел достичь чего-то не подвигом, а хотел достичь иначе. Господь как сказал? «Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник». Если задаться целью, можно кем угодно стать, хоть генералом, хоть архимандритом. Но что толку- то? Для Бога-то важна близость твоя Ему. «Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его».

Надо все время себя нудить, все время смирять, все время терпеть, все время стараться не свою волю творить, а волю Божию. А чтобы знать волю Божию, надо знать Священное Писание. Потому что когда Священное Писание знаем, тогда начинаем ориентироваться, что можно делать, что нельзя. Вот сегодня Господь нам о браке такие замечательные слова сказал, у евангелиста Матфея мы их почерпнули. И если будем стремиться этим путем идти, то обязательно достигнем Царствия Небесного. Если не будем, что ж, тогда останемся вне света Божия. А Господь-то хочет всем спастись. Поэтому кто из нас не спасется, только по собственной лени и нелюбви к Богу. Потому что была бы любовь — захотел бы с Богом быть всегда. А если хочешь быть всегда, то надо потрудиться.

Поэтому если захотим Бога узреть, захотим Царствия Небесного, то тогда потрудимся каждый на своем поприще. Один избирает путь целомудренной жизни – тогда подвизайся. Другие-то люди: и на детскую кухню ходить надо, и врача каждые две недели вызывать надо, и в очереди стоять надо, и одежду покупать надо, и о квартире хлопотать, и очень много трудов люди несут. А если ты вне брака живешь, один, свободен, тогда давай молись, не так, как семейные – они не могут так молиться. Ты должен молиться в десять раз больше, потому что тебе свобода дана не для того, чтобы ты лежал, газетку читал, в гости ходил, языком чесал: туда пойти, сюда, здесь покрасоваться, там полюбезничать, – а для труда. Затворись и молись, трудись, старайся, чтобы все время себя нудить ради Царствия Небесного. Тогда будет какой-то смысл, тогда будем преуспевать в духовной жизни, конечно, незаметно. «Не придет Царствие Божие приметным образом», но потихонечку будем возрастать, становиться добрее, терпеливее, любовнее, милосерднее, то есть как раз такими, как и призывает нас Всемилостивый Господь. Аминь.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.