Проповедь по Евангелию о сборщике податей Матфее (2001.07.06)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по Евангелию о сборщике податей Матфее. Утро 6 июля 2001 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Cегодня мы читали отрывок из Евангелия про самого Матфея, где он пишет сам о себе: Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним (Мф. 9, 9). Он оставил свою выгодную должность. Сборщик налогов – хоть и не очень почётная должность, много наживёшь недоброжелателей, но создавать ничего не надо, просто с этого взял, с этого взял, немножко оставил себе. Так и богатеешь. Деньги из воздуха получаются. Всё-таки Матфей бросил всё и пошёл за Ним. Это большое дело, когда человек может нечто бросить, даже то, что для него ценно, и пойти за Христом. Если это у нас получится, если мы заповедь Божию предпочтём тому, что предлагает нам мир, то обязательно в этом у нас будет успех.

Матфей последовал за ним, затем Иисус пришёл в один дом: И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его (Мф. 9, 10). Почему мытари и грешники? Потому что сборщик налогов – это была самая презираемая профессия. Практически для всего еврейского народа, среди которого жили Матфей и Господь Иисус Христос, самым драгоценным на свете были деньги. Это была святыня, над которой тряслись. Вдруг эту святыню отбирают в пользу римлян. Люди бывали грешниками, но этот ещё посягает на деньги. Значит он в четыре раза больший грешник, ведь отнимает у нас самое святое – деньги. Такая любовь к деньгам, что даже профессия выбирается не по интересу, а по деньгам – зубной техник, ювелир, то, что принесёт деньги. Такая бескорыстная, страстная, всеобъемлющая любовь к деньгам. Поэтому речь идёт о мытарях и грешниках. Мытари на первом месте перед грешниками, ведь хуже нет того, кто посягнул на деньги.

Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? (Мф. 9, 11). С кем поведешься, от того и наберёшься, и потом, что люди скажут? Для них это было очень важно, кем они прослывут. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Вот мы такого-то видели в обществе такого-то, наверное, у них какой-то альянс, наверное, что-то вместе темнят.

Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: “милости хочу, а не жертвы”? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 12-13). Господь не пришёл призвать праведников по многим причинам. Праведников очень и очень немного, это штучный товар. В каждом городе, в каждом народе найдётся один-два, остальные грешники. Поэтому проливать кровь за маленькую кучку праведников… Из шести миллиардов людей, населяющих планету, много ли праведников? Каждый из нас мысленным взором может окинуть свою семью, включая всех племянников, двоюродных, внучатых и так далее. Много ли среди них людей, про которых можно сказать, что эти люди праведны перед Богом? Нет ни одного. Может быть, где-то и есть, но это очень глубоко зарыто. Поэтому Господь пришёл спасать не праведников, они не нуждаются в спасении. Он пришёл спасать нас грешников. Он пытался это фарисеям объяснить. У фарисеев была большая внутренняя проблема, они были люди разумные, интеллигентные, начитанные, образованные. Конечно, как умные люди, они понимали, что они грешники. Господь даже однажды применил такой приём, когда поймали женщину, взятую на прелюбодеянии. По закону того времени полагалось такую женщину выводить на площадь и забивать до смерти камнями, чтобы другим женщинам было неповадно. Господь сказал, обращаясь к толпе: Кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин. 8, 7). Один про себя подумал, что у него есть грехи, другой подумал, третий, так все и разошлись. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши (Ин. 8, 10-11). Ни один человек не имеет права бросить в другого камень, потому что сам грешный. Ни один не имеет права другого осуждать. И таким образом Господь это показал.

Фарисеи были исполнены страстями, как и все люди. Одна из главных страстей, которая владеет людьми, тщеславие. Подойдём к какому-нибудь человеку, который три минуты назад на исповеди сказал: «Я великий грешник». Он только это произнёс, а ты ему не на ушко, а громко скажи: «Пошёл вон из храма, грязная скотина!» И что? А он обидится: «Ну что же, батюшка, Вы так при всех?» А что я такого сказал? Ты же великий грешник. Тебе сделали очень хороший комплимент, что ты грязная скотина. Скотина-то лучше, чем человек, тебя уподобили с животным. Пусть с нечистым, извалявшимся в грязи, но ты тоже не больно-то чист. Тебе правду сказали, что же ты обижаешься? Обижается человек из тщеславия. Каждый человек любит только похвалу. Если ему сказать хоть маленький кусочек правды, это самое неприятное и труднопереносимое. Человек будет не согласен, он будет спорить, а ты наживёшь себе врага. Упаси Господи ставить такие эксперименты, иначе врагов будем наживать всё больше и больше. Человек не может перенести обличение, не в состоянии. Он любит только когда его гладят, всё ему разрешают, во всём помогают, дают всё, что просит, но ни слова против не говорят, упаси Господь. Поэтому фарисеи внутри себя понимали, что они люди грешные, но перед людьми всегда хотели выглядеть получше, как и мы с вами. Внешне мы стараемся, чтобы всё было прилично. Если грязно скандалим, то дома и не в присутствии некоторых лиц. Вот когда они уйдут, тогда и поскандалим вволю и всласть, а до этого комильфо соблюдаем. Но Бог-то видит всё, Он нас видит и во сне, и в работе, и в храме. Для него мы все одни. Перед людьми мы выкобениваемся, но Бога не обманешь, Он нас во всех видах видит.

Поэтому Господь и говорит: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Он не хочет, чтобы мы из-под палки, исподтишка, в каком-то особом состоянии вдруг стали бы хорошими на некоторое время. Он хочет, чтобы мы такими были всегда, чтобы в сердце это было всегда. Любой, даже злой или жадный человек, время от времени совершает какие-то добрые поступки. Вспоминая их, он думает о себе, что он человек неплохой, но не смотрит на свои другие поступки. Господь хочет, чтобы вся наша жизнь состояла из этих поступков. Милости хочу (Мф. 9, 13). Чтобы сердце было милующее. Не чтобы наше каменное сердце время от времени совершало миловидные поступки, а чтобы оно было таковым всегда. Фарисеи с этим никак не могли согласиться, поэтому, когда Он говорил им правду, они Его возненавидели так, что захотели убить. Так сильно захотели убить, что и убили. Совершили подлость, подставили, как сейчас сказали бы. Что такое подставить? Это когда заведомо невиновного человека подводят таким образом, что он терпит наказание. Подлость высочайшая для того, чтобы отомстить. Они очень мстительные. Если человек во время войны в семнадцать лет совершил какое-то преступление, то через шестьдесят, когда ему уже семьдесят семь и он стал совершенно другим человеком, два раза уже был женат и восемь работ сменил, а сейчас на пенсии, всё равно его надо поймать, убить, посадить. Никакой давности лет. Хотя тогда он мог быть мальчишкой, может быть, на него надавили, всё равно надо отомстить до смерти, найти, откопать, доказать, убить. Такая лютая злоба, о прощении каком-то человека, который за шестьдесят лет, конечно, стал другим, речи не идёт. Церковь поэтому и выступает против смертной казни. Иного человека и надо бы убить, даже и хорошо, но, если он проживёт до восьмидесяти лет, может быть, и покается. Надо дать ему такой шанс, хотя держать его в тюрьме тоже дороговато, проще пулю в лоб. Девять грамм свинца дешевле, чем сорок лет его кормить. Если у него здоровье бычье, попробуй его покорми. Но лучше и правильней для его души всё же посидеть, подумать, Евангелие ему туда положить, чтобы почитал. Что-то поделал бы, может быть, впервые в жизни, не всё же у людей отнимать, можно и самому поделать что-то – булки печь, пельмени ляпать, чему-то бы да научился в тюрьме, каким бы жестоким и злым он ни был. Хотя в том, что он жестокий и злой, часто не он виноват, а папочка-алкаш или мамочка, которая всё думала, как свою личную жизнь устраивать направо и налево, а о ребёнке не думала, что он с детства пошёл по подвалам, наркоманам и проституткам, а потом в тюрьму попал. Так его жизнь и сложилась, а там добрые дяди-следователи, которые ни за что все зубы выбили и почки отбили. Может быть, он с детства был добрый малый, но так у него, несчастного, сложилась жизнь. За что его убивать? Если убивать того, кто его таким сделал, так это полстраны нужно убить, а у них дети, и так далее. Деваться некуда. Не говоря уже о том, сколько так безвинно убиты будут. Следователю лишь бы дело закрыть, он полрайона Москвы положит или отправит на виселицу, лишь бы ему маленькая звёздочка упала. Ему абсолютно всё равно, он бесчувственный человек. Либо ты ему даёшь деньги, либо он засадит тебя на всю катушку, если ты попал в его руки. Кто попадёт, даже не думайте сопротивляться, только просить прощения и сразу деньги давать, иначе уедешь туда, где Макар телят не гонял. Это страшная и чудовищная машина. Нельзя подходить ко всему автоматически. Господь отвечает: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Если человек добрый, он и в концлагере добрый, и в парфюмерной лавке, и в школьном классе, и в храме – везде. Поэтому почву сердца своего надо удобрять, чтобы добрые поступки у нас были не разовой акцией к празднику, а ежедневно, пока сердце не войдёт во вкус этого делания добра. Помоги нам в этом Господи. Аминь.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь по Евангелию о сборщике податей Матфее (2001.07.06)

Cегодня мы читали отрывок из Евангелия про самого Матфея, где он пишет сам о себе: Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним (Мф. 9, 9). Он оставил свою выгодную должность. Сборщик налогов – хоть и не очень почётная должность, много наживёшь недоброжелателей, но создавать ничего не надо, просто с этого взял, с этого взял, немножко оставил себе. Так и богатеешь. Деньги из воздуха получаются. Всё-таки Матфей бросил всё и пошёл за Ним. Это большое дело, когда человек может нечто бросить, даже то, что для него ценно, и пойти за Христом. Если это у нас получится, если мы заповедь Божию предпочтём тому, что предлагает нам мир, то обязательно в этом у нас будет успех.

Матфей последовал за ним, затем Иисус пришёл в один дом: И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его (Мф. 9, 10). Почему мытари и грешники? Потому что сборщик налогов – это была самая презираемая профессия. Практически для всего еврейского народа, среди которого жили Матфей и Господь Иисус Христос, самым драгоценным на свете были деньги. Это была святыня, над которой тряслись. Вдруг эту святыню отбирают в пользу римлян. Люди бывали грешниками, но этот ещё посягает на деньги. Значит он в четыре раза больший грешник, ведь отнимает у нас самое святое – деньги. Такая любовь к деньгам, что даже профессия выбирается не по интересу, а по деньгам – зубной техник, ювелир, то, что принесёт деньги. Такая бескорыстная, страстная, всеобъемлющая любовь к деньгам. Поэтому речь идёт о мытарях и грешниках. Мытари на первом месте перед грешниками, ведь хуже нет того, кто посягнул на деньги.

Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? (Мф. 9, 11). С кем поведешься, от того и наберёшься, и потом, что люди скажут? Для них это было очень важно, кем они прослывут. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Вот мы такого-то видели в обществе такого-то, наверное, у них какой-то альянс, наверное, что-то вместе темнят.

Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: “милости хочу, а не жертвы”? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 12-13). Господь не пришёл призвать праведников по многим причинам. Праведников очень и очень немного, это штучный товар. В каждом городе, в каждом народе найдётся один-два, остальные грешники. Поэтому проливать кровь за маленькую кучку праведников… Из шести миллиардов людей, населяющих планету, много ли праведников? Каждый из нас мысленным взором может окинуть свою семью, включая всех племянников, двоюродных, внучатых и так далее. Много ли среди них людей, про которых можно сказать, что эти люди праведны перед Богом? Нет ни одного. Может быть, где-то и есть, но это очень глубоко зарыто. Поэтому Господь пришёл спасать не праведников, они не нуждаются в спасении. Он пришёл спасать нас грешников. Он пытался это фарисеям объяснить. У фарисеев была большая внутренняя проблема, они были люди разумные, интеллигентные, начитанные, образованные. Конечно, как умные люди, они понимали, что они грешники. Господь даже однажды применил такой приём, когда поймали женщину, взятую на прелюбодеянии. По закону того времени полагалось такую женщину выводить на площадь и забивать до смерти камнями, чтобы другим женщинам было неповадно. Господь сказал, обращаясь к толпе: Кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин. 8, 7). Один про себя подумал, что у него есть грехи, другой подумал, третий, так все и разошлись. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши (Ин. 8, 10-11). Ни один человек не имеет права бросить в другого камень, потому что сам грешный. Ни один не имеет права другого осуждать. И таким образом Господь это показал.

Фарисеи были исполнены страстями, как и все люди. Одна из главных страстей, которая владеет людьми, тщеславие. Подойдём к какому-нибудь человеку, который три минуты назад на исповеди сказал: «Я великий грешник». Он только это произнёс, а ты ему не на ушко, а громко скажи: «Пошёл вон из храма, грязная скотина!» И что? А он обидится: «Ну что же, батюшка, Вы так при всех?» А что я такого сказал? Ты же великий грешник. Тебе сделали очень хороший комплимент, что ты грязная скотина. Скотина-то лучше, чем человек, тебя уподобили с животным. Пусть с нечистым, извалявшимся в грязи, но ты тоже не больно-то чист. Тебе правду сказали, что же ты обижаешься? Обижается человек из тщеславия. Каждый человек любит только похвалу. Если ему сказать хоть маленький кусочек правды, это самое неприятное и труднопереносимое. Человек будет не согласен, он будет спорить, а ты наживёшь себе врага. Упаси Господи ставить такие эксперименты, иначе врагов будем наживать всё больше и больше. Человек не может перенести обличение, не в состоянии. Он любит только когда его гладят, всё ему разрешают, во всём помогают, дают всё, что просит, но ни слова против не говорят, упаси Господь. Поэтому фарисеи внутри себя понимали, что они люди грешные, но перед людьми всегда хотели выглядеть получше, как и мы с вами. Внешне мы стараемся, чтобы всё было прилично. Если грязно скандалим, то дома и не в присутствии некоторых лиц. Вот когда они уйдут, тогда и поскандалим вволю и всласть, а до этого комильфо соблюдаем. Но Бог-то видит всё, Он нас видит и во сне, и в работе, и в храме. Для него мы все одни. Перед людьми мы выкобениваемся, но Бога не обманешь, Он нас во всех видах видит.

Поэтому Господь и говорит: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Он не хочет, чтобы мы из-под палки, исподтишка, в каком-то особом состоянии вдруг стали бы хорошими на некоторое время. Он хочет, чтобы мы такими были всегда, чтобы в сердце это было всегда. Любой, даже злой или жадный человек, время от времени совершает какие-то добрые поступки. Вспоминая их, он думает о себе, что он человек неплохой, но не смотрит на свои другие поступки. Господь хочет, чтобы вся наша жизнь состояла из этих поступков. Милости хочу (Мф. 9, 13). Чтобы сердце было милующее. Не чтобы наше каменное сердце время от времени совершало миловидные поступки, а чтобы оно было таковым всегда. Фарисеи с этим никак не могли согласиться, поэтому, когда Он говорил им правду, они Его возненавидели так, что захотели убить. Так сильно захотели убить, что и убили. Совершили подлость, подставили, как сейчас сказали бы. Что такое подставить? Это когда заведомо невиновного человека подводят таким образом, что он терпит наказание. Подлость высочайшая для того, чтобы отомстить. Они очень мстительные. Если человек во время войны в семнадцать лет совершил какое-то преступление, то через шестьдесят, когда ему уже семьдесят семь и он стал совершенно другим человеком, два раза уже был женат и восемь работ сменил, а сейчас на пенсии, всё равно его надо поймать, убить, посадить. Никакой давности лет. Хотя тогда он мог быть мальчишкой, может быть, на него надавили, всё равно надо отомстить до смерти, найти, откопать, доказать, убить. Такая лютая злоба, о прощении каком-то человека, который за шестьдесят лет, конечно, стал другим, речи не идёт. Церковь поэтому и выступает против смертной казни. Иного человека и надо бы убить, даже и хорошо, но, если он проживёт до восьмидесяти лет, может быть, и покается. Надо дать ему такой шанс, хотя держать его в тюрьме тоже дороговато, проще пулю в лоб. Девять грамм свинца дешевле, чем сорок лет его кормить. Если у него здоровье бычье, попробуй его покорми. Но лучше и правильней для его души всё же посидеть, подумать, Евангелие ему туда положить, чтобы почитал. Что-то поделал бы, может быть, впервые в жизни, не всё же у людей отнимать, можно и самому поделать что-то – булки печь, пельмени ляпать, чему-то бы да научился в тюрьме, каким бы жестоким и злым он ни был. Хотя в том, что он жестокий и злой, часто не он виноват, а папочка-алкаш или мамочка, которая всё думала, как свою личную жизнь устраивать направо и налево, а о ребёнке не думала, что он с детства пошёл по подвалам, наркоманам и проституткам, а потом в тюрьму попал. Так его жизнь и сложилась, а там добрые дяди-следователи, которые ни за что все зубы выбили и почки отбили. Может быть, он с детства был добрый малый, но так у него, несчастного, сложилась жизнь. За что его убивать? Если убивать того, кто его таким сделал, так это полстраны нужно убить, а у них дети, и так далее. Деваться некуда. Не говоря уже о том, сколько так безвинно убиты будут. Следователю лишь бы дело закрыть, он полрайона Москвы положит или отправит на виселицу, лишь бы ему маленькая звёздочка упала. Ему абсолютно всё равно, он бесчувственный человек. Либо ты ему даёшь деньги, либо он засадит тебя на всю катушку, если ты попал в его руки. Кто попадёт, даже не думайте сопротивляться, только просить прощения и сразу деньги давать, иначе уедешь туда, где Макар телят не гонял. Это страшная и чудовищная машина. Нельзя подходить ко всему автоматически. Господь отвечает: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Если человек добрый, он и в концлагере добрый, и в парфюмерной лавке, и в школьном классе, и в храме – везде. Поэтому почву сердца своего надо удобрять, чтобы добрые поступки у нас были не разовой акцией к празднику, а ежедневно, пока сердце не войдёт во вкус этого делания добра. Помоги нам в этом Господи. Аминь.


Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.