Проповедь под Воздвижение Креста Господня (2002.09.26)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова под Воздвижение Креста Господня. Вечер 26 сентября 2002 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Крест Господень по своей форме напоминает хоть и вонзённый в землю, но всё-таки меч. Господь сказал однажды: Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч (Мф. 10, 34). Тем не менее, Крест – это есть образ совершенно уму непостижимого Божественного смирения, поэтому он и имеет такую силу над всякой демонской ратью. Всякое восстание на Бога имеет своим происхождением гордость. Крест, как орудие, на котором Сын Божий искупил род человеческий, является главным христианским символом. Он являет всему миру, но прежде всего должен являть нам, смирение Бога. Это для нас такая мистическая вещь, непонятная и таинственная в смысле её мистической сущности. Каждый из нас, каждый священник с этим на исповеди постоянно сталкивается.

Мы все в нашей обычной жизни кипим в котле страстей. Наибольшее страдание, которое мы испытываем – это не страдание от каких-то физических болей, а при столкновении с людьми. Поэтому всё хотим как-то попытаться наладить такую спокойную, размеренную, безболезненную жизнь. Ничего не получается, потому что люди несовершенны, всем не угодишь. Начнёшь угождать – ещё хуже. Балансировать между кнутом и пряником не хватает мудрости, да и не хочется. Всё время нужно то усилие проявить какое-то, то, наоборот, уступить, то простить. Всё время от этого какой-то непокой возникает. То обида и плакать хочется, то гнев и хочется убить, то какие-то умилительные чувства, обнять хочется. Так всё время – от обнять до убить. Такие колебания происходят, которые нас, конечно, выводят из равновесия. Даже когда напрямую нас настигает какое-то страдание, нам трудно его принять. Дескать, Господь терпел и нам велел.

Но ведь Крест – это более широкое понятие. Недаром пришедший во плоти Господь попустил быть тому, чтобы пригвоздить эту плоть ко Кресту. Апостол Павел говорит, что мы должны сораспяться Христу со страстями и похотями нашими (см. Гал. 5, 24). Имеются в виду наши очень сильные желания и наши страсти, болезни души, которые в нашей плоти присутствуют. Никаким иным образом это нельзя сделать, как только с помощью Божьей, Который либо Сам нас смиряет, либо попускает быть всяким обстоятельствам – и болезням, и всяким несправедливостям, и оскорблениям, всяким вещам, которые иногда приходится терпеть от самых близких людей. Бывают какие-то самые неожиданные вещи, какие-то стихийные бедствия. Благодаря средствам массовой информации мы теперь все погружены то в наводнения, то в пожары, то в снежные обвалы. Мы тоже являемся этому сопричастны в таком количестве, что ни один человек этого выдержать не может, поневоле становится нечувствительным к этому. А сердце ведь должно как-то на это реагировать. Прежде всего мы должны научиться в результате нашей с вами жизни смиряться перед Богом, перед обстоятельствами, перед людьми, даже перед самим собой, сознавая собственные немощи. Иногда бывает, что у нас возникает какой-то грандиозный замысел, но мы недостаточно оцениваем собственные возможности. Сначала очаровываемся этой перспективой, а потом разочаровываемся от того, что наша задумка не состоялась, приходим в состояние уныния, печали, уязвлённого самолюбия, несбывшихся честолюбивых мечтаний. И опять страдания и страдания…

Совершенно недаром Святая Церковь вводит этот праздник, который находится вне ряда Священной истории Евангельской, он выходит за ряд Господских праздников, которые отмечают события жизни Христа Спасителя, за ряд Богородичных праздников, которые изображают нам через богослужения жизнь Пресвятой Богородицы, и являет нам Крест Господень. Это очень важное событие – по благословению царицы Елены был обретён Честной Крест Господень, величайшая святыня. Богослужение было создано такое, которое направлено к Кресту, как в живому существу. Мы величаем Крест Господень, обращаемся к нему, как к живому. Обращаемся к нему, как к человеку, с древним римским приветствием: «Радуйся!» Как древо может радоваться? Понятно, что это только некий поэтический образ, а речь идёт совершенно о другом, речь идёт именно об этом символе. Те древние православные, которые создали это замечательное богослужение, они поняли эту дивную тайну Креста. Он поняли, что спасение в этом. Каждому из нас дана очень небольшая, краткая жизнь, которая пролетает со свистом. Мы не успеваем даже оглянуться назад, а когда оглянемся, сделать осталось совсем немного, самое главное, как всегда не успели. Всё, что мы в этой жизни сделали внешнего, хотя оно может и останется, но для души это не представляет большой важности. Самую большую важность составляет созидание собственного сердца. В этом созидании созидание смирения для христианина является наиважнейшим. Когда было написано Евангелие, была такая манера, что тексты писали в ряд, не было ни пробелов, ни заглавных букв, ни выделения имён собственных. Не как в немецком – имена существительные с большой буквы. Всё было в строчку, одно строчное письмо. Как узнать, что в этом тексте главное? Не было деления, как у нас сейчас принято – на главы, на абзацы, на стихи. Ничего подобного не было. Евангелие написано в ряд. Что главное? Отдельные святые мужи духом Божьим узнали и почувствовали, что тут важное.

Очень важен для нашего благочестия Крест Господень. Крест не как некий зрительный образ, а прежде всего для нас практически явленное смирение Самого Бога. Этого смирения Он, конечно, ждёт от нас. Он Всевышний, то есть выше Него нет ничего вообще в бытии. Вообще Сам Бог даже за пределами бытия, потому что бытие – это тоже Его эманация. Он даже шире самого бытия, и вот Он смиряется до того, что занимает на Кресте место беглого раба и преступника. Какая огромная дистанция. Одно дело разбойник – это тоже, конечно, очень большое падение, человек призван к небесной жизни, но заканчивает жизнь на кресте по своим грехам. Большой зазор. Но как Бог оказался на Кресте? Тот, Который выше самого высокого помысла. По любви. Он являет нам через Своё смирение Свою любовь к падшему человечеству в надежде, что в нашем сердце это тоже какой-то отзвук произведёт. Результатом нашей жизни должна быть реализация этого отзвука, иначе смысла нет в нашей жизни, несмотря на все наши какие-то хорошие поступки. Цена всем нашим добрым делам очень невелика. Богу нужны не наши поступки, а мы сами. Он хочет владеть нашим сердцем, Он хочет, чтобы мы Его любили без памяти. Как Он нас любит и всех нас помнит, так Он хочет, чтобы мы беззаветно Его любили, Ему верили на Него надеялись, к Нему стремились. Это возможно только при смирении. Почему? Если нет смирения, то вся наша жизнь постоянно раздражает, в нашей жизни всё не так, всё полно всяческих несовершенств. Нужно всегда помнить, что всё совершается по благому Промыслу Божию. Надо иметь силы и мужество с этим смириться. Помоги нам в этом, Господи.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. Алексей:

      Спаси Господи

    2. ЯиТы:

      Аминь!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.