Проповедь по Евангелию о явлении ученикам воскресшего Христа (2002.10.19)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по Евангелию о явлении ученикам воскресшего Христа. Вечер 19 октября 2002 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Когда воскресший Господь явился Своим ученикам, сказав им: мир вам (Лк. 24, 36), Он захотел их ещё раз утвердить в вере в Воскресение Своё во Плоти, поэтому спросил: есть ли у вас <…> какая пища? (Лк. 24, 41). И для Него, и для апостолов и для всех нас, людей последующих поколений, это очень важная вещь. Это осознание того, что Господь во всём, кроме греха, был подобный нам человек. Вера в то, что Божество и человечество, эти два Естества, соединившись во Христе однажды после Благовещения, неразрывно пребывают вместе. Даже когда Господь был распят на Кресте, Он, как человек, душа Его, сходил во ад. Хотя Тело Его было временно отделено до Воскресения, но со Своей человеческой душой, которая сохранила, естественно, всю память человеческой жизни, Он сходил во ад, для того чтобы оттуда извести души умерших, которые жили надеждой о том, что Господь придёт. Поэтому Евангелист Лука, которого мы сегодня читали, как самое главное событие передаёт, что Господь спросил: есть ли у вас <…> какая пища? (Лк. 24, 41) Важна не еда сама по себе, а важно, что Христос воскрес во Плоти.

В чём для нас эта важность? В том, что мы тоже живём во плоти, в нас воюет грех. Нам нужно этот грех с помощью Божией победить. Христос – это победа, победившая мир. Если мы сумеем через Церковь, а другого пути нет, соединиться со Христом, то и победа над грехом для нас станет возможной. Это соединение реализуется и таким образом, когда мы все вместе приходим и молимся, потому что наше сердце ощущает, что мы пришли сюда во имя Его, и Он здесь среди нас. Это драгоценный опыт, всегда жалко людей, которые этого опыта не имеют. Многие этого не понимают, задают себе вопрос: «Зачем в Церковь ходить?» Они не имеют этого опыта. Это всё равно, что сказать: «Зачем на концерт ходить, если можно компакт-диск поставить и послушать, не отходя от своего собственного кресла?» Даже при современных технологиях звук довольно близок к искомому, но всё-таки не то. Одно дело слушать музыку одному, но совсем другое, когда все вместе пришли люди, которые таким образом настроили свою душу. Это ощущается совершенно особенным образом. Но не только это, потому что если мы будем ограничиваться только этим, то мы ничего не поймём. Храмовое богослужение – это некий фундамент духовной жизни, но цель христианской жизни – это сделать богослужением всю жизнь.

К сожалению, мы все больны таким грехом, против которого Господь на земле, когда проповедовал Евангелие, воевал больше всего на свете. Почему? Потому что это свойство каждого падшего человека, коими мы все являемся. Этот грех называется общим словом – фарисейство. Что это значит? Мы живём в рациональный век, не такой, конечно, как XIX, в меньшей степени, но всё равно это требует объяснения. Каждому человеку нужно постараться объяснить, самому себе прежде всего, почему нельзя украсть? Почему нельзя ради корысти сделать небольшую подлость? Нужно объяснять это самому себе. Что такое фарисейство? Почему Господь именно против фарисейства выступал, и многие евангелисты по этому поводу говорили? Это очень опасный грех в силу того, что он служит препятствием к настоящей духовной жизни. Фарисейство даёт возможность успокоиться и считать себя праведным, не будучи таковым. Это всё происходит на умственном уровне, поэтому человек очень легко может быть внешне благочестив и очень незаметно для самого себя оказаться отверженным от Бога и пребывать в иллюзии. Господь прямо за голову хватался и говорил: Горе вам, книжники и фарисеи (Мф. 23, 13). Такие люди хорошие, умные, интеллигентные, начитанные, обо всём имеющие своё правильное суждение, могущие учить других, прекрасно ориентирующиеся в Священном Писании, живут благочестиво, в храм ходят, как по часам, посты соблюдают, милостыню дают. Казалось бы, какие претензии? Очень простые – приходит Христос, они Его распинают. Как это возможно? В чём причина? Причина в том, что человек всегда стремится найти себе какую-то нишу, которая давала бы ему возможность себя оправдать. Занимает эту нишу, а дальше делает вид, что не замечает чего-то очень важного, чего ждёт от него Господь. Ему так удобно. Все проблемы человека оттого, что, как Господь однажды сказал: Не можете служить Богу и маммоне (Мф. 6, 24). Никак это не получается. В силу корыстности человека это всегда вступает в противоречие. Человеку нужно занять какую-то позицию. Человек очень умело, толково, грамотно, по-богословски точно, оправданно может занять такую позицию, что отгородится от всего мира, от Христа и займётся своими делами, которые он тоже будет делать неплохо, но для себя. Себя утешать, но не Богу служить. То, что Господь от него ждёт, он будет не делать, а то, что ему самому нравится и хочется, он будет делать и считать для себя внутри, что у него с Богом полностью гармоничные отношения. Но раз так принято, он будет всегда говорить: «Ну я, конечно, грешный». Христианский жаргон люди мгновенно осваивают, дескать, он великий грешник, окаянный раб, всякие такие вещи чисто внешние – юбочки, платочки, борода. Это у фарисеев всё было насчёт брючек-юбочек-платочков идеально. Каждый штрих в одежде всегда что-то означал, это всё умело демонстрировалось, было вполне традиционно, культурно, правильно и оправданно Писанием, и всё равно Христа распяли. Причём не распять не могли, это закон псевдодуховной жизни, это очень опасная для души вещь.

Каждый из нас, конечно, по-своему фарисействует, по-своему дурака валяет, по-своему хочет Бога обмануть, но обманывает не Бога, а самого себя. К сожалению, жизнь очень быстрая, очень много можно не успеть. Успеть всё своё, как говорил Николай Алексеевич Некрасов: «Мужик что бык: втемяшится в башку какая блажь – колом её оттудова не выбьешь». Это касается не только мужиков, это скорее о сословии говорилось. Имеется в виду народное состояние духа, блажь.

Есть два пути. Один путь – ублажать себя, это широкий путь, приводящий к погибели. Каждый по-своему себя ублажает, каждый сам себе находит утешение. Для нас очень опасны и наиболее противны для Бога именно такие церковненькие сладости. Можно и внутри церковной жизни сладко для себя устроиться, всё так обставить, что через этот забор Христу пройти будет просто невозможно. Почему? Потому что сердце перестанет различать, потому что оно ищет только своего. Это очень опасное дело. Апостол Павел говорит: Любовь <…> не ищет своего (1 Кор. 13, 4-5). А если нет любви, тогда бессмысленно всё – и храмы, и иконы, и богослужения, и песнопения. Всё, что в Церкви есть драгоценного, всё теряет смысл. Ведь каждый из нас после Святого Крещения должен достичь любви как совокупности всех совершенств и идти путём, который приведёт нас к совершенству, подобному совершенству Отца Небесного. Не в буквальном смысле, упаси Бог так скверно и злочестиво думать! Нет, Господь имел в виду именно одно из специфических свойств Божества, что Он на праведных и на неправедных посылает и солнце, и дождь (см. Мф. 5, 45). Он не различает. Спасение в нашем ближнем, в нашем отношении к человеку. В этом всё дело. Как ты можешь любить Бога, которого не видишь, если не любишь брата, которого видишь (см. 1 Ин. 4, 20)? Любовь должна стать свойством нашего сердца. Не чувством, которое возникает у нас то к одному, то к другому в разные периоды дня или жизни, а именно постоянным свойством сердца. Нужны и храмы, и молитвы, но мы, к сожалению, предпочитаем любые оправдательные занятия, вплоть до самых благочестивых.

Что может быть лучше молитвы? Те святые, которые умели молиться, говорили, что молиться – это значит спастись. Не очень-то расшифруешь, что это значит, только опытным путём. Большинство к молитве относятся совершенно магически. Даже сегодня кто-то мне сказал: «Молитва помогает». Как молитва может помогать? Мы можем принять такое выражение чисто условно. Помогает ведь не молитва, не могут ведь слова помогать. Мы же не имяславцы всё-таки. Помогает Бог, если мы Его об этом просим. В какой форме и как – это уже дело техники, не так важно. Помогает Бог, а не молитва. А то получается так, что человек даже помощь Божию начинает приписывать себе: «Я молюсь, мне молитва помогает». А где Бог? Кому ты молишься? Кто тебе помог? Человек может так замолиться (и это случается с большинством из нас), что, промолившись всё правило, вообще даже не подумать, Кому он молится. Совершается некое такое самолюбование. Довольно трудное это упражнение. Его трудность заключается в том, что это некая молотилка, при которой совершенно забывается о том, как это должно быть в принципе. Это должно быть каждый раз обращение к Богу. Опять же, каждый раз так себя нудить, чтобы обращаться к Богу – это самое трудное дело на свете, поэтому мы все от этого и увиливаем. Для нас предпочтительней любые занятия, только не это. Вместо этого всякие рассуждения. Это тоже один из образов нашего фарисейского устроения.

Конечно, нам нужно постепенно стараться видеть в себе это, отгребаться от этого, стараться быть как можно скромнее, как можно меньше рассуждать о всяких высоких предметах. Одно дело, если мы читаем тех людей, которые в этом понимали, а другое дело – мы сами. Интеллектуально мы можем понять, но цены этому нет. Цена этому – профессорская зарплата в семинарии, две с половиной тысячи рублей на наши деньги, вот этому цена. Всему нашему достижению цена меньше сотни долларов. Это всё вообще малоинтересный продукт. Вся наша интеллектуальная жизнь – это очень малозначительная ценность. С точки зрения какого-то бизнеса, может быть, это имеет ценность, сейчас даже существуют законы о защите интеллектуальной собственности. За этим может стоять какая-то материальная ценность, но духовная ценность этого очень ничтожна. Это как телесная красота, которая увядает довольно скоро. Так и интеллектуальная красота, которая есть, безусловно, и имеет какую-то ценность, но относительную. Когда человек живёт, блистает, то несколько десятков людей во всём мире восхищаются им, а когда человек умрёт, это останется уделом специалистов. Может остаться на всю жизнь и навсегда, ну и что? Тебе-то что? Тебе ничего. Тебе – только если ты достиг любви.

Достиг ли того, чему Господь хотел тебя научить и к чему хотел призвать? Вот смысл всего, всё должно быть направлено к этому ответу. Как всегда, любить-то труднее всего, поэтому всегда присутствует пафос борьба за какую-то справедливость, независимость в глобальном, национальном, семейном и личностном масштабе. Двадцать лет уходит на борьбу, человек чего-то достиг, он доволен, но он видит, что его довольствие после этой победы продолжается двадцать минут. Особенно это наглядно в спорте. Человек стремится и получает золотую медаль. Во-первых, она сроду никогда не была золотой, то есть это обман. Это просто позолоченная бляха, там золота полмикрона. Проходит полгода, даже меньше, как только ленточка запылится, она висит, но радости такой уже нет, а потрачено четыре года тренировок, пролито четыре ведра пота, сломал себе что-то по ходу, вывихнул, съел какой-то лишний гормон, может быть, с семьёй рассорился за это время. Не понятно, во имя чего, собственно, жил? Вот, успех! Какого-нибудь, не хочется обижать, но к человеку, который вообще мало что понимает, подходят: «Что вы можете пожелать нашим радиослушателям?» Такую ахинею. С новым годом, до свидания! О чём, собственно, речь? Ну прыгнул, ну сбегал куда-то. Лицо показали, везде пропечатали. А сколько усилий? И на вид вроде всё нужно, интересно и даже самому человеку так кажется. Вот так во всей человеческой деятельности. Если Божественный элемент не присутствует, то, к сожалению, всё оборачивается довольно обидной пустотой. И сама жизнь человека, если этой любви в сердце не достигнуто, когда наступает полнота бытия, даже здесь, на земле, то вся жизнь оборачивается обидной суетой. Чтобы с нами этого не случилось, надо стараться в этом упражняться и помнить, в чём главный смысл евангельской жизни. Фарисейство нам в этом препятствует. Господь однажды сказал Антонию Великому: «Антоний, внимай себе!» То есть нужно всё время себе внимать, на себя поглядывать немножко со стороны. Не приосаниваясь, как мы обычно делаем, а во славу Божию, тогда совсем всё по-другому. Апостол Павел поэтому и говорит, ему дано такое право, так сказать: Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию (1 Кор. 10, 31). Даже самое маленькое дело нужно делать во славу Божию.

Представляете, приходит воскресший Господь – это центральное событие бытия вселенной. Бог умер и воскрес – это как ноль на числовой оси, удивительная фиксированная точка. Это Пришествие Христа на землю разделяет не только исторические периоды жизни человека, а вообще и во вселенском масштабе, ведь мы единственные во вселенной. Вдруг Он приходит и говорит: «А у вас, ребят, чего-нибудь покушать есть?» Это гораздо важнее, чем иные, на вид нам кажущиеся грандиозными, вещи, в которых напихано огромное количество инженерии, каких-то расчётов, талантов, тонкостей, перед чем люди трепещут, благоговеют – известности, интеллектуализма, образования. А Он спрашивает поесть. Представляете, им дана возможность покормить Создателя вселенной, оказать Ему любовь. Он им даёт такую возможность как человек. Он для этого человеком стал, чтобы одна могла Ему что-то постирать, другой мог Его покормить, третий похоронить, бескорыстно отдав свою могилу. Много из нас найдётся людей, которые кому-то отдадут место на кладбище? Будут стараться, чтоб это как-нибудь без них обошлось, а когда все будут скидываться, дадут свою долю. Чтобы до конца всё самому, нет, это же довольно всё дорого. Это не как у нас – в песке копнул и всё, там надо киркой вырубать, земля – камень сплошной. Богатый или не богатый Никодим был, но сделал это для Него. Он не побоялся общественного иерусалимского мнения, ничего не побоялся. Как у нас многие рассуждают: «Лучше детям не налегать на веру, потому что им будет в жизни трудно». Детям обязательно должно быть легко. Вот такая задача – чтобы у них всё было легко, безмятежно, беззаботно, чтобы они по глади проскользили и мягко окочурились где-нибудь в хосписе в девяносто три года в тихих сновидениях. Мы совсем не хотим, чтобы нашего сыночка распяли, оплевали, избили. Мы же не извращенцы, какой нормальный человек может этого хотеть? Но в жизни бывает всякое, к сожалению. В жизни столько горя, в жизни столько всяких несчастий, столько крови, столько всякой несправедливости, всяких жутких вещей! Что люди друг над другом делают – это просто страшное дело. Конечно, в такой ситуации оставаться верным тому званию и избранию, к которому мы призваны – это для нас очень важно. Надо стараться об этом не забывать. Помоги нам в этом, Господи!


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.