Проповедь по притче о богаче и Лазаре (2002.11.03)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по притче о богаче и Лазаре. Утро 3 ноября 2002 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Господь рассказал своим ученикам притчу: Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: «отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем». Но Авраам сказал: «чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят». Тогда сказал он: «так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения». Авраам сказал ему: «у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их». Он же сказал: «нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются». Тогда Авраам сказал ему: «если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16, 19-31). Вот такая притча, в которой для нас содержится очень много смысла. Во-первых, о справедливости Божьей. Когда человек рассматривает свою жизнь, он часто ропщет на то, что кто-то благоденствует, а он страдает. Действительно, когда приходится по долгу службы сталкиваться с тем, как человек переплывает житейское море, замечаешь, что иногда так бывает частенько, что жизнь человека наполнена такими скорбями! Радости в жизни тоже бывают, естественно, но количество скорбей превышает количество радостей. Может прийти такая мысль: как же так? И она приходит людям в голову, но это в силу того, что каждый человек рассматривает только земную жизнь. А жизнь человека имеет две части. Та, которую мы сейчас с вами живём, это часть надводная, она видимая, но есть большая часть, именно та, которая в ином мире, она больше. Господь всем сомневающимся даёт в этом ответ. Богатый жил припеваючи, а теперь страдает. А за что же он страдает? За то, что он был богат? Нет, не за это. Он страдает из-за своей чёрствости, он страдает из-за своего немилосердия. Только чистые сердцем узрят Бога (см. Мф. 5, 8). Он не мог достичь в силу чёрствости своего сердца общения на лоне Авраамовом с праведниками. Созерцание Бога – это дело сердечное, поэтому сердце, не умягчённое любовью, никоим образом не может узреть Бога. Все заповеди Божьи, которые Он нам дал, сводятся к двум – люби Бога и ближнего своего, как самого себя (см. Мф. 22, 37-39). Вторая заповедь подобна первой. Это естественно, если человек любит Бога, он любит и человека, потому что человек – это, во-первых, образ Божий, а во-вторых, человек – это любимое создание Божье. Бабушки любят внуков, потому что это создание их собственных детей. Это естественно. Если человек любит Бога, он любит и иконы. Если человек любит Бога, а иконы хулит, это странно. А как можно любить Иисуса Христа и не любить Пресвятую Богородицу, Которая Его произвела на свет? Либо человек психически болен, у него извращённое сознание, либо он никакого Иисуса Христа не любит. Он может любить Его учение, красоту Евангелия, даже любить какие-то заповеди, но если он не любит Его самого как личность, что бы он ни говорил, никакое христианство невозможно. Невозможно Мать отделить от Сына, только насильно, через слёзы и кровь. А как иначе отделить Богородицу от Христа Спасителя? Как можно отделить икону от Христа? Человек, отрицающий иконы или Богородицу, отрицает и Самого Отца Небесного. Одно вытекает из другого, чистая логика. Поэтому протестантизм сухой и мёртвый. Там нет жизни, одни схемы. Сами по себе эти схемы приличны, хороши и красивы, но в них нет жизни. Поэтому богатый страдал не потому, что он был богатым. Авраам был по тем временам тоже очень богатым человеком, имел огромные стада, был весьма состоятельным человеком. Тем не менее, он со всеми праведниками пребывал в том месте, которое по его имени называется лоном Авраама.

Второе, что Господь нам хочет сказать из этой притчи, что для того, чтобы достигнуть общения с Богом и святыми в вечной жизни, человек должен быть добрым. Это необходимое условие. Господь пришёл на землю и дал нам образ этой жизни. Имея страшную Божественную власть, тем не менее, прожил жизнь кротко, смиренно, льна курящегося не угасил и трости надломленной не переломил (Мф. 12, 20). Господь прожил именно такую жизнь, которую и нам заповедовал. Он был добр ко всем. Всем, кто к Нему обращался с верой, помог. Он хочет того же от нас. Бывает, конечно, когда к нам обращается человек, а мы не можем помочь, тогда хотя бы помолиться за него. Для чего? Чтобы в его жизни наше сердце участвовало, чтобы наше сердце не упускало возможности проявить либо доброту, если она уже есть, либо, если её нет, оно всё равно остаётся злым, то хотя бы намерение стать добрым. Мы должны поступать так, как будто мы уже добрые, хотя мы злые, жадные и чёрствые, как сухари. Всё равно надо себя понуждать, тогда сердце будет умягчаться. Богатый человек, который жил богато, пиршествовал каждый день, ему не хватало того, чтобы подумать немножко и о Лазаре.

Что ещё мы из этой притчи извлекаем? Отчего нищий Лазарь достиг лона Авраама? Потому что он был нищий? Да быть такого не может! Начнём с того, что нищенство – это грех, потому что человек донимает других, сам часто может изменить свою судьбу и своё состояние, но этого делать не хочет. Почему? Потому что самое простое – это ничего не делать и клянчить. Вместо того чтобы сделать что-то, что принесёт нормальный доход, всегда проще выклянчить у людей под всяким благовидным предлогом. Это отвратительно и греховно, но люди из разных ситуаций оказываются в таком положении. Не наше дело их судить. Нищие, как сказал Господь, всегда с нами (см. Мф. 26, 11), потому что это самый простой способ упражнения своего сердца. Какое нам дело, он в результате своего пьянства, в результате психической болезни или в результате патологического тунеядства попал в это положение? Мы видим, что живёт он плохо, он болеет, он грязен, у него нет своего жилья. Ну что, трудно ему подать? Жалко рубль – дай пятьдесят копеек, жалко пятьдесят копеек – дай десять, жалко десять – дай пять. Часто бывают так руки заняты, что за пятью копейками мало кто наклонится, а у того будет скапливаться. Современный нищий за пять копеек только улыбнётся. Тут вот один пришёл, говорит: «Мне надо семьсот рублей на дорогу в Екатеринбург». Сотни уже мало, давай семьсот. У них тоже в этом деле свой бизнес, многие неплохо зарабатывают, устраиваются получше многих из нас. Но опять-таки, нам до этого дела никакого нет. Некоторые мучаются вопросом – а вдруг он пропьёт? Но никто не мучается вопросом, когда гаишник останавливает, и тот даёт ему сто рублей, а вдруг гаишник пропьёт сто рублей? Никто не мучается, когда надо где-то кому-то подмазать. А вдруг эти деньги пропьют? А о нищих и их нравственном состоянии заботятся все. Какое твоё дело? Он взрослый человек, сам знает, пить ему или не пить. Хочешь – давай, не хочешь – не давай. Он одним своим существованием призывает к тому, чтобы ты оказался милосердным, причём в чистом виде. Одно дело, когда ты милосердствуешь несчастному сироте, который нуждается, или одинокой старушке, которой на лекарство не хватает. Тут всё понятно, всё чистенько и благородно. А другое дело – такой человек, который не вызывает никакого сочувствия ни внешним видом, ни тем путём, в результате которого он пришёл к такому состоянию. Вот тут проявить жалость для нас гораздо удобней и спасительней.

Поэтому нищий Лазарь попал на лоно Авраама – не потому что он был нищий, а потому что он не просил, потому что он не скулил, потому что он гвоздём не царапал дверцы его Мерседеса в бессильной злобе. Он этого не делал, и он не хотел прийти и сесть вместе с богатым, есть чёрную икру, намазывая её красной. Он этого не хотел. Он ничего не хотел, он не хотел, чтобы богатый взял его на работу, не требовал себе какие-то пенсии, не хотел никаких льгот, не ходил на демонстрации. Он только хотел, чтобы те крошки, которые со стола падают, и псы их едят, чтобы ему немножко бы досталось. Он был очень скромный человек, очень смиренный, очень ненахальный, поэтому он достиг лона Авраамова, а не потому что он был нищий. Он оказался нищим, потому что он был больной. Он не был ни алкоголиком, ни наркоманом, ни бывшим вором, которого жена выписала, пока он в тюрьме сидел. Он просто был больной человек, у него все ноги были в язвах, он не мог ходить, как следует. Конечно, такой больной человек, какой он работник? Может быть, родственники от него отказались, может быть, выбросили его на улицу, а может, и не было никого, по болезни оказался. Раньше не было таких социальных институтов, которые могли больному человеку на корку хлеба дать. Сейчас прожить очень трудно, но с голоду не умрёшь, дают ровно столько пенсию по инвалидности, чтобы человек с голоду не помер. Тогда такого не было, поэтому он был в таком состоянии. Тем не менее, современный больной ропщет, возмущается, он считает, что ему кто-то должен. Молодые и здоровые мужики, которые к тебе никакого отношения не имеют, они должны работать, с них государство должно выщипывать, а мне давать. С какой стати? Он что, твой родственник? Если ты что-то имеешь, не работая, благодари Бога. Ты имеешь тёплое жильё, ты имеешь квартиру, ты имеешь газ, ты имеешь горячую воду. Тебе не надо ни колоть дрова, ни к корове вставать в пять утра, ничего тебе не надо. Живёшь бедновато, но ты же и не работаешь, ты ничего не производишь, а ешь. Благодари Бога за то, что кто-то тебе нарабатывает. Да, есть богатые. Хотят они о тебе думать, пусть думают, не хотят, пусть не думают. Это не твоя прерогатива – их осуждать и учить. Это Господь пришёл на землю, для того чтобы расположить сердца богатых к бедным. Слава Богу, что эти социальные институты в европейских государствах возникли, именно благодаря церковной деятельности. Раньше все такие функции церковь осуществляла, но постепенно секуляризация мира понуждает и государство к этому стремиться. Возникла некая привычка к такой деятельности, но это не значит, что кто-то кому-то формально и юридически должен. Отродясь такого не было, чтобы какой-то царь, император, князь собирал налоги с подданных, чтобы налоги распределять, чтобы нищих кормить. Ещё чего, он тратил это на пиры, на охоту, на войну, на всякие плотские утехи, кино-вино-домино, строил замки себе, дворы, церкви украшал, но чтобы для нищих и больных – никогда такого не было. Только в самые последние времена это возникло. Надо благодарить Бога, что умы каких-то государственных мужей к этому расположились. Даже в странах нехристианских это тоже получило своё развитие. А у нас такое чувство, к сожалению, что нам все люди кругом должны. Ничего подобного, каждый раз, когда мы что-то получаем, всегда надо кланяться в пояс и ручки целовать с благодарностью. Вот такое должно быть отношение к тому, кто тебя кормит, а не так, что он тебе должен.

Вот Лазарь был именно таков, он это очень глубоко понимал. Лазарь оказался духовным человеком, поэтому Господь его вознёс на лоно Авраама. Между этой духовностью, которая исполнена любовью и смирением, и чёрствостью, которую имел этот богач, действительно, пропасть. Нельзя ни оттуда туда перейти, ни оттуда туда. Всё-таки, несмотря на это, в богатом какой-то процесс обновления пошёл, он о братьях задумался. Хотя думать о братьях – это ещё не милосердие, это думать о самом себе. Некоторые мамаши говорят: «Я детям всё отдала». Извини, это ты не детям всё отдала, это ты себе всё отдала, потому что это твои дети. Если ты на улице собрал безотцовщину всякую, шпану, и для них кружок авиамоделирования устроил, с ними вечерами пропадаешь, вот это да, это ты детям отдал. А если над своими цыплятами квохчешь, это обыкновенный инстинкт. И корова своего телёнка облизывает языком, эка невидаль. Но кто когда корову видел на лоне Авраама? Это вообще невозможно. Он задумался о братьях, но и здесь не получилось. Почему? Есть слово Божие, закон Моисеев и пророки. Если их не послушали, то и мёртвые воскреснут – им не поверят. О чём это Господь сказал? О Самом Себе. Христос воскрес – это есть не факт веры, а факт научный. Это так же точно, как то, что вода кипит при температуре сто градусов по Цельсию. То, что Христос воскрес – это абсолютно научный факт. И что? Да ничего. Если человек верует, то он, возможно, исходя из своей веры, что-то начинает в своей жизни менять или не менять. Полно и в церковной среде таких. Иногда диву даёшься, человек ходит в храм, и не понимаешь, зачем, собственно, он ходит? Конечно, почему он ходит, это понятно. Человек, как ещё древние заметили, животное общественное. Во-вторых, в храме красота, в-третьих, общение. В храме некоторые ещё могут недурно поживиться, припасть к этой структуре, надёжно присосаться и совершенно не пыльно себе не на богатую, но на более или менее социально защищённую жизнь получить. Даже нищие где концентрируются? Ясно, что у храма. Здесь создаётся такая среда и атмосфера. И внутри так называемые церковные работники тоже очень всегда стараются получить чуть побольше, чем он в это вложил. Тут речь идёт о дисциплине, самоотверженности, как человек трудится. Знает, что не выгонят, простят, здесь народ добрый, поэтому везде такой кишмиш и каша. Пусть так оно идёт, ничего не волнует. В крайнем случае, кто-нибудь пожертвует. Чтобы самим что-то сделать и потрудиться – нет. Пусть идёт, как идёт, лишь бы меня не трогали. Почему так? Потому что здесь атмосфера не насилия, а снисхождения. Где-нибудь в другом месте вообще не терпели бы, а выгнали бы всех. Ну может не всех, а человек пять оставили бы из ста. Это всё прекрасно видно и совершенно прозрачно. Да потому что никакой ответственности, всё на авось, никакого порядка отродясь не видели нигде. Может два-три женских монастыря существует, да и то там на игуменью все возмущаются, что она там чуть ли не подводную лодку сделала, жить нельзя. А что требуется? А требуется только порядок, чтобы бумажки не бросали или ещё что-то. И так во всём. Так, чтобы, действительно, реальная забота, любовь друг к другу – этого нет. Почему? Потому что изначально стремление не послужить, как Господь, а «что бы поиметь?». Это, конечно, плоды советского воспитания. В основном это не наша вина, а беда, но всё равно это не есть хорошо. Это всё равно плохо, это нужно в себе преодолевать. Эта та же бессовестная нищенская позиция, она совершенно несправедлива. Человек хочет жить вкусно, а реально сам трезво посмотри на себя в зеркало и скажи, твой конкретно труд соответствует тому, что ты хочешь получить и что уже получаешь? Представь себе, что ты работодатель, а у тебя такой работничек, сколько он на самом деле заработал? Что он принёс в это дело, что он вложил? Да ничего, он съедает больше за обедом и ужином. Съедает больше, чем нарабатывает, а ещё требует жалование на ботинки. Хотя распущенность полная: хочу – приду, не хочу – не приду, хочу – работаю, не хочу – не работаю. Вот такое отношение.

Притча о богатом и Лазаре – не о каких-то абстрактных людях, хотя отнесённых от нас на две тысячи лет тому назад, поэтому терминология даже другая: «лоно Авраама». Господь не употребляет словосочетания «Царство Небесное», «загробная жизнь», Он говорит эту притчу в терминах той, современной Ему иудейской традиции. Но на самом деле принципиально за две тысячи лет человек разве в чём-то изменился? Нет, каждое новое поколение должно вновь самостоятельно уверовать во Христа. Каждый вновь должен начать этот путь, каждый вновь должен пройти этим путём спасения. В этом смысле не важно, живём мы в XXI веке, во II или являемся современниками Иисуса Христа. Принципиально это совершенно не важно. Каждый из нас в определённый момент своей жизни столкнулся со словом Божьим. Вот есть истина, и есть мы перед этой истиной. У нас задача либо эту истину принять и постараться жизнь свою исправить в соответствии с этим требованием, либо сделать вид, что мы не понимаем, что к чему, и надеть на себя маску и валять дурака. Большинство, конечно, идут вторым путём, придуриваются. Понятно, можно как-то в этой придурочной среде существовать, найти соответствующую компанию, освоить сленг, который существует, для того чтобы одно выдать за другое – политический язык, язык бизнеса, блатной, артистический. Каждый на самом деле понимает, о чём речь, но слова там совсем другие. Можно таким путём. А можно как раз принять то, что есть, отбросить всю эту шелуху и говорить теми словами, которые соответствуют тому положению, которое есть, признаться. А тут мешает гордость, потому что признаться – это значит покаяться, а гордость не даёт, человек всё время, будучи никем, хочет кем-то выглядеть, вот в чём проблема. Он всё время хочет при дурной игре сделать хорошую мину. Он больше заботится не о том, кто он есть, а о том, что про него скажут: «А вот она сказала, а вот он сказал». И все кругом мне должны.

Христианство – это совсем другое. Христианство — это каков я перед Богом и что я должен Богу и человеку. Я, совершенно свободный. Конечно, это не всем подходит, поэтому фарисейское лицемерие нам гораздо привычней, удобней, но самое дурное в этом то, что мы это и принимаем за христианство. Это крайне нежелательно. Нужно по крайней мере, если уж мы так глубоко в тине греховной запутались, хотя бы понимать, где ты находишься внутри своего развития, отдавать себе в этом отчёт и перед Богом осознавать свою неправоту, а не выгораживать себя, продолжая отстаивать какие-то свои позиции, которые вообще зиждятся на болотной жиже, а уж никак не на камне Христовых заповедей и учений. Как нам этого достичь, учит эта притча. Она очень чётко проводит эту грань. Живём мы, действительно, один раз. И смысл нашей жизни заключается не в том, чтобы провести линию своей жизни между людьми и каждому что-то про себя доказать. Смысл жизни в том, чтобы все коллизии этих взаимоотношений покрыть любовью, чтобы любовь превозмогла.

Представьте себе, Господь с небес смотрит на нашу шестимиллиардную, лицемерную, чудовищную жизнь и не устаёт нам помогать, не устаёт жалеть нас, по первой нашей просьбе оказывать нам помощь, даже когда она нам совершенно не нужна. Человек часто бывает потерянный. Совершенно всё пропало, не могу, надо срочно десять тысяч долларов. Почему десять тысяч долларов? Почему не десять рублей на хлеб? Если так тяжело, почему десять тысяч долларов? Он в других категориях, он совершенно не думает, что из трёх людей в мире двое голодными спать ложатся. Пятьдесят миллионов во всём мире ежегодно умирают просто от голода, а мы всё плохо живём, всё не так, шнурки на ботинках износились, нечем заменить. Господи, да возьми кусок проволоки да вложи, прочнее будут. Что такого катастрофического? Другой вон как одет, и мне так надо. Мне надо быть, как он. А что это ты на такой машине ездишь, у тебя муж стал плохо зарабатывать? На машине за двадцать тысяч уже не поедут, давай за шестьдесят. А что, та хуже? Уже зависть, уже гордость, уже всё то же самое. Надо себе отдавать в этом отчёт.

От одной жизненной позиции сердце черствеет, оно становится неразумным, оно не видит возможности помочь и облегчить жизнь другому человеку. Но это трудно, потому что каждый раз нужно ум напрягать, нужно рассуждать. В «Дидахе» сказано: прежде чем подать милостыню, она должна вспотеть в твоей руке. Почему? Потому что оказанное милосердие может погубить человека, это бывало в истории много раз. Внезапно человеку привалит – и что? Вместо того чтобы дать ему выкарабкаться, мы провоцируем его стать нахлебником и ухудшить качества своей души. Тут надо с очень большим рассуждением поступать. Каждый раз нужно проявлять творческий индивидуальный подход. Но это же тяжело. Вообще, любить кого-то – это всегда тяжело и всегда ответственно, а этого как раз никто не хочет. Все думают – пусть лучше похуже, попроще, зато мне полегче. Опять же причина в чём? Человек не хочет напрягаться.

В чём бы себя этот богач ущемил, если б дал своим клевретам задание: «Со стола сметайте, половину псам, а половину несите этому Лазарю, пусть поест». Никто с него не требовал, чтобы он ему половину своей одежды отдал, флигель в доме выделил. Если бы он так сделал, со всей Палестины бы нищие сбежались, в очередь бы встали. Там, где дают, там и очередь. Нищих вывести очень просто, дать приказ прихожанам нищим не подавать. Месяц пройдёт, походят и исчезнут. К пустому колодцу никто не ходит. А раз они околачиваются, значит дают, значит есть надежда. Богатому нужно было совсем пустяк, не какую-то структуру организовывать, а слово сказать, но он этого не сделал. В результате чего? В результате того, что его жизнь многоплановая так закрутила, что самого главного он не увидел. Какой смысл во всей деятельности человека, если в этой деятельности нет любви? Любая деятельность вне любви не имеет никакого смысла, как минимум, а как максимум – это всегда разрушительно, это всегда во вред и человеку самому, и ближним его, и вообще человечеству в целом. Вот как это опасно.

Поэтому эта притча для нас имеет глубокий смысл. Каждый из нас, если задуматься, всегда в своей жизни может увидеть, в какой момент он Лазарь, в какой момент он богач, в какой момент он братья этого богача, для того чтобы подвигнуть себя не только к выводу умственному, но и к реальному действию в согласии с тем, что хочет от нас Господь, без всякого лицемерия. Это наше движение — это и есть духовная жизнь. Апостол говорит: Если мы живем духом, то по духу и поступать должны (Гал. 5, 25). Не из корысти что-то доказывать, а именно из одной любви. Корысть бывает необязательно материальная, бывает корысть тщеславия, честолюбия и прочее. Христианин должен стремиться к тому, чтобы главная корысть – стяжать любовь Христову – доминировала бы у нас над всем в наших поступках, потому что это есть истинное сокровище, которое мы должны стяжать на небесах. Это сокровище как раз уйдёт с нами в вечность. То, что мы приобрели в своё сердце, то уйдёт с нами в вечность. То, что мы приобрели на земле, понастроили, ради этого не стоит вообще даже палец о палец ударять, это дело второстепенное. Оно, безусловно, играет свою роль, в этом есть своя красота, своё развитие, в этом много всего, но только лишь в это вникать крайне недостаточно. Поэтому притча направляет наш ум и наше сердце к главному закону христианства. В этом смысле можно сказать, что эта притча носит фундаментальный характер, потому что она подвигает нас к любви, в чём нам, Господи, и помоги!


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. ЯиТы:

      Аминь!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.