Проповедь по Евангелию об исцелении Гадаринского бесноватого (2002.11.10)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по Евангелию об исцелении Гадаринского бесноватого. Утро 10 ноября 2002 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

И приплыли – Господь с апостолами – в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах (Лк. 8, 26-27). Потому что не мог уже жить среди людей из-за своей одержимости. Действительно, как бы человеческое общество ни было одержимо разными беснованиями, но всё-таки человечность остаётся. Когда некоторые люди уже выпадают из этого круга, они уже не могут находиться с людьми из-за своей одержимости, тогда совершается такое горе, как и с этим человеком. Одна из отличительных особенностей человека – это то, что человек имеет стыд. С потерей стыда человек теряет и свою человечность. Стыд имеет многообразные формы – от самой простой, когда человек стесняется своей наготы, до более тонких вещей, когда он стесняется своих дурных поступков. Если их совершает, то старается тайно, чтобы никто не знал. Более тонко развитые люди стесняются своих дурных мыслей. Ещё более тонко развитые – своих нечистых чувств. Этот бедный Гадаринский бесноватый даже стыд потерял, ходил голый, то есть был практически как животное. Хотя, конечно, наверняка, какая-то разумность в нём сохранялась. Собственно, и в животных есть некая разумность. Все владельцы домашних животных с пеной у рта утверждают, что собака и кошка их понимают, даже черепаха и попугай, могут об этом рассказывать часами. Мы не можем назвать это пониманием, но бывают какие-то взаимоотношения, какие-то элементы. Существует такое подразделение в науке – зоопсихология, то есть даже здесь какие-то закономерности наблюдаются.

Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня (Лк. 8, 28). Человек вскричал, это говорит о том, что у него и словесность осталась. Хотя, конечно, вскричал не он сам. Здесь совершенно явно в этом человеке кричал бес. Очень часто, когда нашими чувствами, мыслями, словами, душой нашей завладевает бес, то хотя связки голосовые вибрируют наши, участвуют язык и уста, даже каким-то образом ум, но, тем не менее, это говорит не человек и говорит не от себя. Он говорит от беса, которым человек одержим. Говорит от беса гнева, раздражительности, от беса блуда, от беса сребролюбия. В этом проявляется насилие беса от злой воли.

Один человек мне сказал, что когда террористы захватили этот клуб, он сам себе задал вопрос, пошёл ли бы он и предложил себя на место кого-то из заложников. И сам себе ответил: «Да, наверное, предложил бы. Это мне сделать нетрудно». И тут же задал себе другой вопрос: «Согласился бы я продать то, что у меня есть, и выкупить этих заложников?» И сам себе ответил: «Нет, не смог бы». Он говорит, что сребролюбие в нём сильнее, чем любовь к жизни. Казалось бы, если тебя убьют, какой тебе смысл в том, что у тебя есть? Никакого нет. А сердце пристрастно. О чём это говорит? О том, что всякие страсти человеческие противоестественны. Он, такой разумный человек, вот такой пример привёл, как мы бываем побеждаемы страстями, которые при любом рассуждении приводят к таким противоречиям даже с собственной жизнью человека. Вот такая наша одержимость. К сожалению, чаще, чем нам кажется, все наши речи, все наши возгласы, обращения, всё, что от нас исходит, бывает не проявлением нашей индивидуальности, это идёт не от души, а это, к сожалению, идёт от степени одержимости нас той или иной греховной страстью – либо себялюбием, либо сребролюбием, либо гордостью. Что бы человек ни говорил, изрекал, о чём бы он ни шумел, всегда за этим стоит какая-то страсть, как правило, за редким исключением. Даже когда мы проявляем любовь к кому-то, к сожалению, и это замешано на страсти, пристрастии, вожделении, стремлении властвовать над этим человеком. Проявляется та или иная степень одержимости, что позволило святителю Игнатию Брянчанинову выразить такую совершенно правильную мысль, что все люди бесноватые, просто не до такой степени, чтобы окончательно потерять стыд и настолько превратиться в свирепое существо, чтобы не мочь жить среди людей. Не только потому, что сам не хочет, они его постоянно раздражают, а и они с ним не могут, стараются его куда-то изолировать. Конечно, человек бесноватый не в состоянии дом себе построить, поэтому он нашёл себе убежище в гробах, где древние иудеи, да, наверное, и теперешние, хоронят своих усопших. Как всегда, бывают могилы ухоженные, бывают уже заброшенные, но кому-то принадлежащие. Это такая пещера, приваленная камнем, когда-то там покойник лежал, потом это всё рассыпалось. Осталось какое-то отверстие, там несколько костей, и он пользовался этой бывшей могилой как жилищем.

Приходит Христос. Обычно люди обращались к Господу за помощью, просили Его об исцелении, а этот говорит: умоляю Тебя, не мучь меня (Лк. 8, 28). В чём это мучение состоит? Благодать Божия – это небесный огонь, Божественная энергия, а здесь человек одержим тёмной силой, поэтому всё, что исходит с небес, представляется ему болезненным. Для него присутствие Иисуса Христа – это мука. Тоже очень важное для нас открытие. У большинства людей понятия о рае и аде, как у детей: рай – это награда, а ад – это наказание. Представим себе, для этого бесноватого место, где нет Иисуса Христа более вожделенно, нежели то, где Он есть. Присутствие Иисуса Христа для него мучение. Если его поместить в ад, это будет ему награда, потому что там, в аду, ему будет проще. Там не будет благодати Божьей, она не будет его мучить. Он будет мучиться собственным огнём, но огнём Божественной благодати его жечь не будет. Ад – это есть место особой милости Божьей падшему человеку, а не есть наказание. Это как раз продолжение милости Божьей для нераскаянных грешников.

Но тут произошло чудо, Господь смилостивился над этим человеком, Он его пожалел. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни (Лк. 8, 29). Да и сейчас в неврологических, психиатрических больницах, бывает, связывают больных. Они, обладая большой силой, часто, бывает, что рвут. Для них делают специальные узы, чтобы не порвали, но бывают и такие случаи. Бывает, если упустить больного, он может и в окно броситься, ещё что-то над собой сделать. Вот какие вещи бывают. Тогда связывали его не для того, чтобы от него как-то избавиться, а чтобы он себе чем-то не навредил. И в тюрьму сажают людей не только для того, чтобы от него спастись, но чтобы и его спасти. Посидит этот самый опасный период своей жизни, с девятнадцати лет до двадцати семи, лет восемь, всё в нём перебурлит, может, и за ум возьмётся. Может, и нет, но есть надежда, что, пребывая в тяжёлой неволе, одумается. Поэтому узы имеют две функции: с одной стороны – уберечь людей от этого человека, а с другой стороны – его самого уберечь от самого себя. Известно, что, допустим, если человек наркоман, а все наркоманы ещё приторговывают наркотиками, это неизбежно, если попадает за своё дело в тюрьму, он живёт обычно дольше. Обычно героинщик живёт пять лет, а если за эти пять лет в тюрьму попал, может и восемь лет прожить, и даже десять. Редко кто от этого зелья отстаёт, но то, что в тюрьме побыл, а там не удастся часто добывать дорогостоящее зелье, это ему продлевает жизнь. Двоякую функцию несёт тюрьма – и наказание и в то же время продление жизни. Здесь тоже нечто подобное.

Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: «легион», – потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло (Лк. 8, 30-33). Почему Господь исполнил, как это ни странно, просьбу бесов? Могут ли бесы вообще желать чего-либо доброго? Нужно ли им потакать в их желании? В данном случае Господь это сделал для назидания и тем, кто Его окружал, и для нас с вами. Это очень наглядная картина. Представляете, взбесившиеся свиньи несутся незнамо куда, добегают до обрыва, бросаются в воду и тонут. Представляете, такая жуткая и страшная картина, но очень наглядная. Это наглядное изображение истории человечества, это наша такая человеческая жизнь – взбесившиеся, грязные свиньи несутся незнамо куда, одержимые бесами, и все тонут в пучине морской. Вот это наша жизнь, а спасение от этого – вернуться к Иисусу Христу. Не от Него бежать, а прийти к Нему, спасение в этом. Есть два пути – либо, как этот бесноватый, который у ног Спасителя исцеляется, либо человек живёт по-свински, и его жизнь заканчивается вот так. Другого ничего нет. Вот такой очень наглядный выбор, каждый из нас должен его сделать. Либо жить по страстям, которые от бесов воспаляемы в нас, либо от них отказаться. Жить по страстям легче, потому что не нужно напрягать свою волю. Что захотелось, к тому и стремишься, но конец, конечно, ужасен, страдания очень велики. Всегда проще пережить страдания, которые случились невольно, чем самому себя обрекать на страдания. Отсекать собственные страсти – это труднее, поэтому большинство людей как раз выбирают такой свинский путь, потому что это легче и проще. И вообще, кем проще быть – свиньёй или человеком? Понятно, что свиньёй жить проще – жди, пока тебе принесут еды, ешь, не останавливаясь. Конечно, знаешь, что к осени тебя зарежут, зимой на тебя никто тратить ничего не будет, а если будет, то опять до времени, пока ты свиноматка, с тебя можно что-то поиметь. Но и её, когда чуть-чуть состарится, всё равно зарежут. Конец один, но это проще, чем стать человеком. Человеком надо прямо ходить, надо зубы чистить, надо правило читать, надо в храм ходить, надо, скрепя сердце, добрые дела делать, надо Богу молиться, надо пост соблюдать. Тут жрать охота, а надо пост соблюдать. Всё это довольно трудно. Надо книжки читать, надо в институт поступать, надо очень много всего. Снег выпал, надо чистить. Свинье не надо чистить, какая ей разница, вымыт подъезд или там консервные банки и бутылки лежат в углу? Ей даже интересней пятаком там пошуровать. Может, там хлеб остался, поесть. Тут же и гадит, тут же и ляжет, тут же и детей своих вскармливает, в этой помойке. Это же всё проще, чем пытаться всё организовать, придать этому какую-то форму, красоту, чтобы была какая-то перспектива, развитие, чтобы улучшить, чтобы была гигиена. Это же гораздо проще, поэтому человек обычно выбирает, как проще. Говорит: «А я никаких таблеток не ем». Ну молодец, вместо того, чтобы инструкцию почитать и посмотреть. Мелкий шрифт? Лупу купи, почитай, какие противопоказания, нужно тебе это или нет, есть ли аналоги подешевле. Взять и с этим разобраться – это же надо думать, это же надо лупу покупать. Проще какую-то ахинею сказать. Люди старались, изобретали, технологии разрабатывали, создали лекарство, чтобы у тебя не болело. «Нет, – говорит, – я лучше потерплю». Да, так проще, потому что это чисто свинский подход. Свинья всё делает, как проще. В результате у неё в том месте, где позвоночник соединяется с черепом, вырастает такая жировая складка, что она не в состоянии даже голову поднять на небо. Все её интересы внизу, поэтому она, хотя изначала животное довольно умное, к сожалению, эти свойства теряет, потому что все желания её вытесняются, кроме одного – потреблять, есть. Мы такие же.

Сейчас всё человечество трудится над обществом потребления. Все мы слышали этот термин, даже человека теперь уже называют потребителем. Кто не знает, что это значит в переводе со славянского языка, это значит «уничтожитель». Потреблять – это уничтожать, ликвидировать. Всё человечество постепенно превращается в таких ликвидаторов. Наше свинское общество ликвидирует не только самих себя, но и всё вокруг. Да, люди уничтожают сами себя, начиная с детей, кончая стариками. Ежедневно исчезают какие-то виды животных. Исчезает природа, уничтожают рыбу, горят леса, портят всю атмосферу, всё уничтожают. Вот такое свинское общество создали люди.

Что этому может противостоять? Только благодать Божия, только она всё созидает. Дух животворящий, Он производит жизнь. Всё наше материальное бытие тоже изначала создано Богом. И Дух Божий носился над водою (Быт. 1, 2). Возвращение к Богу, которое возможно только через Иисуса Христа, даст возможность человечеству продлиться. Мы не можем повлиять, к сожалению, потому что у нас нет такой веры, как у апостолов. Если бы из нас нашлось хотя бы двенадцать человек такой веры, как у апостолов, можно было бы всю историю вновь повернуть вспять. Нет, мы, к сожалению, немощны. Но хотя бы оградить себя самого, свои семьи, может каким-то образом расширить ареал спасающихся людей, это уже будет огромное благо. Хотя бы ради спасающихся этот процесс распада, свинства и беснования может замедлиться. Конечно всё, что в Апокалипсисе Иоанн Богослов увидел через Откровение Божие, всё неизбежно сбудется, но воистину никто не может знать сроков, потому что эти сроки зависят от каждого из нас. Если мы ляжем и не будем никак усердствовать, будем жить так же по своим страстям, как живут все обычные люди, то значит соль потеряла силу. Если среди нас найдутся хотя бы какие-то отдельные люди, которые всё равно, несмотря ни на что, на весь этот упадок, будут как-то подвизаться, стараться жить не по-свински, а по-человечески, тогда ради них продлятся эти дни.

Это событие из Священной Евангельской истории, которое евангелист Лука выбрал, чтобы нам поведать из множества всяких чудес, которые сотворил Господь, оно для нас назидательно, как притча, в силу своей характерной наглядности.

Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом (Лк. 8, 34-37). Попросили удалиться, потому что страшно стало, потому что, может быть, свиней стало жалко, потому что от этих свиней зависит их материальное благополучие. Они никак не связали, что раз Он имеет такую власть, что Он есть Сын Божий, Который отнял у них пропитание, Он таким же образом может его и дать, только в другом виде. Но для этого у них веры не хватило, им лучше жить по-старому. Они сами сделали свой выбор.

Этот выбор тоже стоит перед каждым из нас – либо жить по-старому, либо жить согласно Евангелию. По-старому – это плыть по течению своих страстей, а там как получится. Получится обыкновенно – с крутизны в море и утонешь. Либо по-новому. Опять же наглядный пример, как жалко жителей этой страны, что они выбрали старый путь. Бесноватый человеком стал, а они остались такими же, как прежде. К сожалению, мы тоже часто выходим из храма такими же, как пришли. Очень жалко, потому что здесь мы находимся в общении с благодатью Божией, она должна в нас усваиваться. В нас должна сила Божья прибавляться, чтобы исполнять Закон Божий, а мы, к сожалению, отходим от Христа Спасителя и бросаемся в гнев, в злобу, в уныние, в осуждение, в сребролюбие, в ненависть друг к другу. Продолжаем всё это, вместо того, чтобы обрести ту кротость и смирение, которым Господь нас учил. В этом спасение, это привлекает благодать Божью. Помоги нам в этом, Господи!


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь по Евангелию об исцелении Гадаринского бесноватого (2002.11.10)

И приплыли – Господь с апостолами – в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах (Лк. 8, 26-27). Потому что не мог уже жить среди людей из-за своей одержимости. Действительно, как бы человеческое общество ни было одержимо разными беснованиями, но всё-таки человечность остаётся. Когда некоторые люди уже выпадают из этого круга, они уже не могут находиться с людьми из-за своей одержимости, тогда совершается такое горе, как и с этим человеком. Одна из отличительных особенностей человека – это то, что человек имеет стыд. С потерей стыда человек теряет и свою человечность. Стыд имеет многообразные формы – от самой простой, когда человек стесняется своей наготы, до более тонких вещей, когда он стесняется своих дурных поступков. Если их совершает, то старается тайно, чтобы никто не знал. Более тонко развитые люди стесняются своих дурных мыслей. Ещё более тонко развитые – своих нечистых чувств. Этот бедный Гадаринский бесноватый даже стыд потерял, ходил голый, то есть был практически как животное. Хотя, конечно, наверняка, какая-то разумность в нём сохранялась. Собственно, и в животных есть некая разумность. Все владельцы домашних животных с пеной у рта утверждают, что собака и кошка их понимают, даже черепаха и попугай, могут об этом рассказывать часами. Мы не можем назвать это пониманием, но бывают какие-то взаимоотношения, какие-то элементы. Существует такое подразделение в науке – зоопсихология, то есть даже здесь какие-то закономерности наблюдаются.

Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня (Лк. 8, 28). Человек вскричал, это говорит о том, что у него и словесность осталась. Хотя, конечно, вскричал не он сам. Здесь совершенно явно в этом человеке кричал бес. Очень часто, когда нашими чувствами, мыслями, словами, душой нашей завладевает бес, то хотя связки голосовые вибрируют наши, участвуют язык и уста, даже каким-то образом ум, но, тем не менее, это говорит не человек и говорит не от себя. Он говорит от беса, которым человек одержим. Говорит от беса гнева, раздражительности, от беса блуда, от беса сребролюбия. В этом проявляется насилие беса от злой воли.

Один человек мне сказал, что когда террористы захватили этот клуб, он сам себе задал вопрос, пошёл ли бы он и предложил себя на место кого-то из заложников. И сам себе ответил: «Да, наверное, предложил бы. Это мне сделать нетрудно». И тут же задал себе другой вопрос: «Согласился бы я продать то, что у меня есть, и выкупить этих заложников?» И сам себе ответил: «Нет, не смог бы». Он говорит, что сребролюбие в нём сильнее, чем любовь к жизни. Казалось бы, если тебя убьют, какой тебе смысл в том, что у тебя есть? Никакого нет. А сердце пристрастно. О чём это говорит? О том, что всякие страсти человеческие противоестественны. Он, такой разумный человек, вот такой пример привёл, как мы бываем побеждаемы страстями, которые при любом рассуждении приводят к таким противоречиям даже с собственной жизнью человека. Вот такая наша одержимость. К сожалению, чаще, чем нам кажется, все наши речи, все наши возгласы, обращения, всё, что от нас исходит, бывает не проявлением нашей индивидуальности, это идёт не от души, а это, к сожалению, идёт от степени одержимости нас той или иной греховной страстью – либо себялюбием, либо сребролюбием, либо гордостью. Что бы человек ни говорил, изрекал, о чём бы он ни шумел, всегда за этим стоит какая-то страсть, как правило, за редким исключением. Даже когда мы проявляем любовь к кому-то, к сожалению, и это замешано на страсти, пристрастии, вожделении, стремлении властвовать над этим человеком. Проявляется та или иная степень одержимости, что позволило святителю Игнатию Брянчанинову выразить такую совершенно правильную мысль, что все люди бесноватые, просто не до такой степени, чтобы окончательно потерять стыд и настолько превратиться в свирепое существо, чтобы не мочь жить среди людей. Не только потому, что сам не хочет, они его постоянно раздражают, а и они с ним не могут, стараются его куда-то изолировать. Конечно, человек бесноватый не в состоянии дом себе построить, поэтому он нашёл себе убежище в гробах, где древние иудеи, да, наверное, и теперешние, хоронят своих усопших. Как всегда, бывают могилы ухоженные, бывают уже заброшенные, но кому-то принадлежащие. Это такая пещера, приваленная камнем, когда-то там покойник лежал, потом это всё рассыпалось. Осталось какое-то отверстие, там несколько костей, и он пользовался этой бывшей могилой как жилищем.

Приходит Христос. Обычно люди обращались к Господу за помощью, просили Его об исцелении, а этот говорит: умоляю Тебя, не мучь меня (Лк. 8, 28). В чём это мучение состоит? Благодать Божия – это небесный огонь, Божественная энергия, а здесь человек одержим тёмной силой, поэтому всё, что исходит с небес, представляется ему болезненным. Для него присутствие Иисуса Христа – это мука. Тоже очень важное для нас открытие. У большинства людей понятия о рае и аде, как у детей: рай – это награда, а ад – это наказание. Представим себе, для этого бесноватого место, где нет Иисуса Христа более вожделенно, нежели то, где Он есть. Присутствие Иисуса Христа для него мучение. Если его поместить в ад, это будет ему награда, потому что там, в аду, ему будет проще. Там не будет благодати Божьей, она не будет его мучить. Он будет мучиться собственным огнём, но огнём Божественной благодати его жечь не будет. Ад – это есть место особой милости Божьей падшему человеку, а не есть наказание. Это как раз продолжение милости Божьей для нераскаянных грешников.

Но тут произошло чудо, Господь смилостивился над этим человеком, Он его пожалел. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни (Лк. 8, 29). Да и сейчас в неврологических, психиатрических больницах, бывает, связывают больных. Они, обладая большой силой, часто, бывает, что рвут. Для них делают специальные узы, чтобы не порвали, но бывают и такие случаи. Бывает, если упустить больного, он может и в окно броситься, ещё что-то над собой сделать. Вот какие вещи бывают. Тогда связывали его не для того, чтобы от него как-то избавиться, а чтобы он себе чем-то не навредил. И в тюрьму сажают людей не только для того, чтобы от него спастись, но чтобы и его спасти. Посидит этот самый опасный период своей жизни, с девятнадцати лет до двадцати семи, лет восемь, всё в нём перебурлит, может, и за ум возьмётся. Может, и нет, но есть надежда, что, пребывая в тяжёлой неволе, одумается. Поэтому узы имеют две функции: с одной стороны – уберечь людей от этого человека, а с другой стороны – его самого уберечь от самого себя. Известно, что, допустим, если человек наркоман, а все наркоманы ещё приторговывают наркотиками, это неизбежно, если попадает за своё дело в тюрьму, он живёт обычно дольше. Обычно героинщик живёт пять лет, а если за эти пять лет в тюрьму попал, может и восемь лет прожить, и даже десять. Редко кто от этого зелья отстаёт, но то, что в тюрьме побыл, а там не удастся часто добывать дорогостоящее зелье, это ему продлевает жизнь. Двоякую функцию несёт тюрьма – и наказание и в то же время продление жизни. Здесь тоже нечто подобное.

Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: «легион», – потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло (Лк. 8, 30-33). Почему Господь исполнил, как это ни странно, просьбу бесов? Могут ли бесы вообще желать чего-либо доброго? Нужно ли им потакать в их желании? В данном случае Господь это сделал для назидания и тем, кто Его окружал, и для нас с вами. Это очень наглядная картина. Представляете, взбесившиеся свиньи несутся незнамо куда, добегают до обрыва, бросаются в воду и тонут. Представляете, такая жуткая и страшная картина, но очень наглядная. Это наглядное изображение истории человечества, это наша такая человеческая жизнь – взбесившиеся, грязные свиньи несутся незнамо куда, одержимые бесами, и все тонут в пучине морской. Вот это наша жизнь, а спасение от этого – вернуться к Иисусу Христу. Не от Него бежать, а прийти к Нему, спасение в этом. Есть два пути – либо, как этот бесноватый, который у ног Спасителя исцеляется, либо человек живёт по-свински, и его жизнь заканчивается вот так. Другого ничего нет. Вот такой очень наглядный выбор, каждый из нас должен его сделать. Либо жить по страстям, которые от бесов воспаляемы в нас, либо от них отказаться. Жить по страстям легче, потому что не нужно напрягать свою волю. Что захотелось, к тому и стремишься, но конец, конечно, ужасен, страдания очень велики. Всегда проще пережить страдания, которые случились невольно, чем самому себя обрекать на страдания. Отсекать собственные страсти – это труднее, поэтому большинство людей как раз выбирают такой свинский путь, потому что это легче и проще. И вообще, кем проще быть – свиньёй или человеком? Понятно, что свиньёй жить проще – жди, пока тебе принесут еды, ешь, не останавливаясь. Конечно, знаешь, что к осени тебя зарежут, зимой на тебя никто тратить ничего не будет, а если будет, то опять до времени, пока ты свиноматка, с тебя можно что-то поиметь. Но и её, когда чуть-чуть состарится, всё равно зарежут. Конец один, но это проще, чем стать человеком. Человеком надо прямо ходить, надо зубы чистить, надо правило читать, надо в храм ходить, надо, скрепя сердце, добрые дела делать, надо Богу молиться, надо пост соблюдать. Тут жрать охота, а надо пост соблюдать. Всё это довольно трудно. Надо книжки читать, надо в институт поступать, надо очень много всего. Снег выпал, надо чистить. Свинье не надо чистить, какая ей разница, вымыт подъезд или там консервные банки и бутылки лежат в углу? Ей даже интересней пятаком там пошуровать. Может, там хлеб остался, поесть. Тут же и гадит, тут же и ляжет, тут же и детей своих вскармливает, в этой помойке. Это же всё проще, чем пытаться всё организовать, придать этому какую-то форму, красоту, чтобы была какая-то перспектива, развитие, чтобы улучшить, чтобы была гигиена. Это же гораздо проще, поэтому человек обычно выбирает, как проще. Говорит: «А я никаких таблеток не ем». Ну молодец, вместо того, чтобы инструкцию почитать и посмотреть. Мелкий шрифт? Лупу купи, почитай, какие противопоказания, нужно тебе это или нет, есть ли аналоги подешевле. Взять и с этим разобраться – это же надо думать, это же надо лупу покупать. Проще какую-то ахинею сказать. Люди старались, изобретали, технологии разрабатывали, создали лекарство, чтобы у тебя не болело. «Нет, – говорит, – я лучше потерплю». Да, так проще, потому что это чисто свинский подход. Свинья всё делает, как проще. В результате у неё в том месте, где позвоночник соединяется с черепом, вырастает такая жировая складка, что она не в состоянии даже голову поднять на небо. Все её интересы внизу, поэтому она, хотя изначала животное довольно умное, к сожалению, эти свойства теряет, потому что все желания её вытесняются, кроме одного – потреблять, есть. Мы такие же.

Сейчас всё человечество трудится над обществом потребления. Все мы слышали этот термин, даже человека теперь уже называют потребителем. Кто не знает, что это значит в переводе со славянского языка, это значит «уничтожитель». Потреблять – это уничтожать, ликвидировать. Всё человечество постепенно превращается в таких ликвидаторов. Наше свинское общество ликвидирует не только самих себя, но и всё вокруг. Да, люди уничтожают сами себя, начиная с детей, кончая стариками. Ежедневно исчезают какие-то виды животных. Исчезает природа, уничтожают рыбу, горят леса, портят всю атмосферу, всё уничтожают. Вот такое свинское общество создали люди.

Что этому может противостоять? Только благодать Божия, только она всё созидает. Дух животворящий, Он производит жизнь. Всё наше материальное бытие тоже изначала создано Богом. И Дух Божий носился над водою (Быт. 1, 2). Возвращение к Богу, которое возможно только через Иисуса Христа, даст возможность человечеству продлиться. Мы не можем повлиять, к сожалению, потому что у нас нет такой веры, как у апостолов. Если бы из нас нашлось хотя бы двенадцать человек такой веры, как у апостолов, можно было бы всю историю вновь повернуть вспять. Нет, мы, к сожалению, немощны. Но хотя бы оградить себя самого, свои семьи, может каким-то образом расширить ареал спасающихся людей, это уже будет огромное благо. Хотя бы ради спасающихся этот процесс распада, свинства и беснования может замедлиться. Конечно всё, что в Апокалипсисе Иоанн Богослов увидел через Откровение Божие, всё неизбежно сбудется, но воистину никто не может знать сроков, потому что эти сроки зависят от каждого из нас. Если мы ляжем и не будем никак усердствовать, будем жить так же по своим страстям, как живут все обычные люди, то значит соль потеряла силу. Если среди нас найдутся хотя бы какие-то отдельные люди, которые всё равно, несмотря ни на что, на весь этот упадок, будут как-то подвизаться, стараться жить не по-свински, а по-человечески, тогда ради них продлятся эти дни.

Это событие из Священной Евангельской истории, которое евангелист Лука выбрал, чтобы нам поведать из множества всяких чудес, которые сотворил Господь, оно для нас назидательно, как притча, в силу своей характерной наглядности.

Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом (Лк. 8, 34-37). Попросили удалиться, потому что страшно стало, потому что, может быть, свиней стало жалко, потому что от этих свиней зависит их материальное благополучие. Они никак не связали, что раз Он имеет такую власть, что Он есть Сын Божий, Который отнял у них пропитание, Он таким же образом может его и дать, только в другом виде. Но для этого у них веры не хватило, им лучше жить по-старому. Они сами сделали свой выбор.

Этот выбор тоже стоит перед каждым из нас – либо жить по-старому, либо жить согласно Евангелию. По-старому – это плыть по течению своих страстей, а там как получится. Получится обыкновенно – с крутизны в море и утонешь. Либо по-новому. Опять же наглядный пример, как жалко жителей этой страны, что они выбрали старый путь. Бесноватый человеком стал, а они остались такими же, как прежде. К сожалению, мы тоже часто выходим из храма такими же, как пришли. Очень жалко, потому что здесь мы находимся в общении с благодатью Божией, она должна в нас усваиваться. В нас должна сила Божья прибавляться, чтобы исполнять Закон Божий, а мы, к сожалению, отходим от Христа Спасителя и бросаемся в гнев, в злобу, в уныние, в осуждение, в сребролюбие, в ненависть друг к другу. Продолжаем всё это, вместо того, чтобы обрести ту кротость и смирение, которым Господь нас учил. В этом спасение, это привлекает благодать Божью. Помоги нам в этом, Господи!


Комментарии.

    Один комментарий

    1. ЯиТы:

      Аминь!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.