Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь в Неделю 29-ю по Пятидесятнице. Рождественский пост (2010.12.12)

Сегодня мы читали отрывок из Евангелия от Луки, которое повествует о том, как Господь учил в субботу в одной из синагог. Он всегда так делал, так как в день субботний благочестивые иудеи собирались на молитву в синагогу. Но о чём Он им говорил – нам неизвестно. Для нас было сказано вот что: «Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?» (Лк. 13, 10 – 17). Почему Он это сделал? Наверняка были и другие болящие люди, но вот в эту субботу из всего Израиля Он выбрал только её. Для этого надо войти в её положение. Каждый из нас может согнуться пополам и попробовать так походить или, допустим, на службе постоять в таком согбенном состоянии, и мы увидим, как это трудно. Однако она нашла в себе силы и всё-таки пришла для того, чтобы послушать Священное Писание и помолиться. Господь увидел её благочестие, то, как она стремилась к Богу, превозмогая всю тяжесть своей болезни. А ведь ей всё это так трудно давалось! И о том, что Господь не ошибся, избрав именно её, говорят вот эти слова: «Она тотчас выпрямилась и стала славить Бога». То есть она поняла, что с ней произошло, и что дар исцеления она получила от Бога. Может быть, когда-то, не сейчас, она даже об этом просила Его. И вот через Господа Иисуса Христа, Сына Божия, она получила исцеление. Казалось бы, какая радость и для неё, и для всех остальных, потому что все были свидетелями чуда Божия. Ведь если человек две недели полежит в постели, то ему нужно практически заново учиться ходить. Я недавно видел космонавта, только что прилетевшего, он был, по-моему, полгода в состоянии невесомости, и он тоже всю службу отстоял, но его шатало, а он всё-таки три часа отстоял службу и даже удостоился похвалы от Патриарха, ведь он был в таком же расслабленном положении, как эта женщина. Это очень тяжело, но в то же время как радостно, что человек ради службы Божией преодолевает телесную немощь.

Но начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, всё твердил, чтобы приходили исцеляться не в день субботний, а в предыдущие шесть. Начальник синагоги ведет себя, как типичный чиновник, для него главное – чтобы всё было вовремя: обеденный перерыв, шесть дней, суббота – седьмой – выходной. Он говорит всё правильно, более того, он говорит по закону, более того, он говорит по Закону Божию. Потому что в каждом законе – и Божественном, и человеческом, должен присутствовать здравый смысл, кроме тех законов, конечно, которые лоббируют люди с явной выгодой для себя. И по этим их законам сразу просматривается очень много воды: вода, вода, вода, а потом что-то проскальзывает, что выгодно тому, кто это лоббирует, а потом опять вода. Чем больше воды, тем меньше шансов, что этот закон будет вообще кто-то читать. Но тому, кому это выгодно, разумеется, нужна не вода, а именно та небольшая главка, которая ему выгодна. Но мы здесь говорим не об этих законах. Ведь у каждого закона, и у закона Божия, тоже есть правильное и неправильное его понимание. В том законе, который Господь дал народу Божьему, был величайший здравый смысл. Но человек, к сожалению, так устроен, что он всегда хочет все извратить. Примеров можно привести миллион. Например, как в школе часто бывает, ученику совершенно неинтересно то, чему его учат, но ему важны оценки. И он не вникает даже в значение слова «оценка». Потому что, если взять и оценить то, что он знает – это «0», «1», «0», «2», «0». А он хочет, чтобы было – «5», «5», «4», «5», «5». Но, если ты хочешь оценку, то это будет «0». То есть человек, даже маленький, извращает сам смысл учения. Учиться означает вкладывать что-то в голову, чтобы это головой запомнилось. Если этого нет, то – «0», «0», «0».

Так же и в законе Божьем. Почему Господь установил день субботний? Да потому, что человек рассеян и часто говорит: «Мне некогда ходить в храм, мне некогда молиться, мне некогда читать Божественное Писание». И Господь установил: «Помни день субботный, еже святити Его». То есть, шесть дней занимайся своими делами. А в субботний, хотя бы один раз в неделю, вспомни о Боге, приди на молитвенное собрание, помолись Богу, послушай Священное Писание, послушай, как умные и грамотные люди толкуют это Священное Писание, чтобы у тебя в голове, а потом и в душе, что-то осталось божественное – вот какой смысл субботы. А для чего нужно это Богу? Для того чтобы люди потихонечку из демонов становились бы животными, а потом из животных – людьми, а ещё позже из людей – ангелами. Потому что в результате греха люди дошли до такого глубокого извращения всего, что дано им было Богом, что вся их жизнь стала прямо противоположна замыслу Божию. Поэтому древние заповеди направляли человека к Богу, и этому нужно было учиться. А как учиться, если была только одна единственная книга «Закон и Пророки», и та находилась в синагоге. Люди были неграмотными, и посещение синагоги было единственной возможностью научиться закону Божию. Или, если кто-то жил в Иерусалиме, ходили в храм, там тоже постоянно совершалось богослужение. Поэтому очень важно было ввести этот закон о хранении субботнего дня.

Какая цель закона Божия? Прежде всего, приблизиться к Богу, который есть Любовь. Поэтому первая и все остальные заповеди имеют одно и то же направление – во-первых, любовь к Богу, а во-вторых, любовь к ближнему. И вот в поле зрения Господа попадается согбенный, 18 лет болящий ближний, который, преодолевая свою немощь, стремится к закону Божию, стремится к познанию Священного Писания, и Господь его исцеляет (не тратя на это вообще никакого времени, не отвлекая никого). Просто возлагает на неё руки и говорит: «Ты освобождаешься». Она выпрямилась и стала славить Бога. Кому же от этого плохо? Плохо начальнику синагоги, он негодует. Почему? Потому что нарушена, как он думает, инструкция. Но сама по себе инструкция не имеет никакого смысла. Вот, например, висит инструкция «План эвакуации при пожаре». Сама эта инструкция ничего не даёт, она может начать действовать только в одном случае: если люди знают, куда бежать при пожаре. Но, если женщина больна – это уже пожар. Казалось бы, надо здесь, прямо в синагоге, применить то, о чём говорит закон Божий. Почему же он возмущается? А потому, что для него важнее не спасение людей на пожаре, а чтобы исполнялась инструкция, чтобы был гвоздь, на котором в рамочке под стеклом висела бы инструкция, чтобы в ней были стрелочки. Хотя сам он понимает, что когда начнётся пожар, кто вспомнит об этой дурацкой инструкции? Никто. Но он будет ходить, нудить, штрафы брать. Более того, он сам придумал эту инструкцию. И так во всей нашей жизни: человеком извращается любой здравый смысл.

Люди постоянно спрашивают: «Где грань между осуждением и тем, что мы обсуждаем какие-то явления? Где грань между человеколюбием и человекоугодием?» Почему человек всё время задаёт подобные вопросы? Потому что человек, как всякое грешное существо, не хочет думать, он не хочет «включать» свою совесть. Потому что гораздо проще действовать по инструкции. Действовать по любви – очень трудно, потому что в этом участвует всё естество человека, а человеку – лень. Всегда проще поступить по инструкции. Почему? Этому тоже есть объяснение: потому что действовать по любви – это всегда действовать за счёт самого себя. Потому что любовь жертвенна. Действовать по любви – это значит взять на себя заботу о ком-то ещё. Ну, например, при пожаре взять кого-то на руки и вынести – согласитесь, это гораздо труднее, но гораздо лучше, чем повесить на гвоздь инструкцию. Потому что человек может спасти, а инструкция – увы – спасти не может. Но для человека проще не оказывать любовь, поэтому он заменяет всё инструкциями, без конца изобретает какие-то новые законы, с помощью которых можно всячески регламентировать человеческую жизнь, чтобы не оставить там никакого зазора для собственной деятельности, здравого смысла и так далее. Господь же ожидает от нас иного. А человек всё время хочет освободиться и от любви к Богу, и от любви к ближнему. Он хочет окружить себя инструкциями, как таким забором, за которым бы его никто не беспокоил, и чтобы самому не беспокоиться ни о ком. К чему это приводит? А это приводит к ещё большему извращению. И вот, начальник синагоги, в которой произошло великое чудо, вместо того, чтобы радоваться этому, негодует. Поэтому Господь ему и сказал такие суровые слова: «Лицемер, не отвязывает ли каждый из вас (имея в виду всех тех, кто любит инструкции) вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?» (Лк. 13, 15). Почему, когда дело касается тебя, твоего имущества, твоих детей и внуков, закон как бы и не существует, а когда нужно кому-то, тут же – закон, правила, инструкции… «Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его» (Лк. 13, 16–17). Стыдились. Замечательно. Значит, всё-таки, какая-то совесть сохранилась. Сейчас, спустя две тысячи лет, совести уже почти не осталось. Будучи абсолютно неправы, люди стоят насмерть за то, чтобы выполнить инструкцию, несмотря на то, что от этого страдают другие люди (что на самом деле никого не волнует). Ведь сама по себе ни инструкция, ни самый прекрасный закон никогда не спасут человека. Поэтому Господь и не стал давать никаких инструкций. Представьте себе, пришёл на землю Сын Божий и дал бы прекрасные законы, самые лучшие, самые некоррупционные, самые великие – дальше что? Да ничего: все зависит не от законов, а от того, как их понимать и как их будут выполнять.

Поэтому Господь говорил совершенно о другом. Он говорил о любви человека к человеку, потому что любовь человека к человеку – это проявление любви к Богу. И вот без этого никакой закон не действенен. Как мы видим, у нас существуют огромные, набитые людьми залы, в которых пишутся всякие законы и что толку? Что толку, когда те люди, которые должны этот закон блюсти, сами становятся уголовниками, и как специалисты в законе, они прекрасно знают, как этот закон обойти. Закон есть, но он как «дышло, как его повернул, так и вышло», то есть закон не играет никакой роли.

Но если каждый человек будет совестливым, будет любить ближнего, тогда зачем нужен закон? Не нужен никакой закон. Все автомобилисты не любят пешеходов, но ещё ни один грузовик или легковой автомобиль не был задавлен пешеходом – это же понятно: давят-то только пешеходов. Совсем не нужен никакой закон. И так ясно, что если человек переходит улицу, надо затормозить и его пропустить. Зачем закон? Зачем писать: «Уходя, гасите свет», «Не хлопайте дверью», «Сморкайся не в скатерть, а в носовой платок», я всё жду, когда начнут писать: «Не плюй на землю (или на асфальт)». Зачем это писать? Достаточно человеку перестать быть дикарём. И всё. Сократится огромное количество мест, высвободится огромное количество человеческой энергии: миллион человек сидит в тюрьме, триста пятьдесят тысяч их охраняет, сто пятьдесят тысяч тех, кто их посадил и столько же тех, кто вёл эти дела и так далее – это всё бумага. А ещё и суд присяжных – ещё дюжину человек отнимают от работы, и вот они сидят – решают, а какой результат? Человек вырван из жизни и сидит в тюрьме, и что? Его бесплатно кормят, поят, электричество на него тратят и ещё худо-бедно лечат. Какой в этом смысл? А если бы была совесть и любовь? Они бы могли и пахать, и сеять, и дома строить, и дороги прокладывать. Миллионы людей ничем или почти ничем полезным не заняты. У них только одна задача – сдерживать всеобщую злобу, чтобы люди не разорвали друг друга на части. Господь предлагает совсем другой путь: вы полюбите друг друга, и этого ничего не понадобится. Но любить трудно, и человек всё хочет регламентировать. Скоро будет такая ситуация в мире, когда судей, адвокатов, прокуроров, преступников, милиционеров будет гораздо больше, чем всех остальных людей. Один только вопрос: а кто их всех будет кормить, одевать, давать пистолеты, к ним давать патроны и всему этому учить? Огромная машина во всём мире содержится для удержания от людской злобы и действует неэффективно, огромное количество невиновных сажают вместо одного виноватого. И так без конца.

Вот поэтому случай с болящей женщиной очень важен, и Святая Церковь избирает его для чтения именно в воскресенье. Потому что ещё тогда, 2 тысячи лет назад, было показано, в чём разница между любовью к человеку и действием по закону. В самом законе нет блага, благо есть только в его исполнении. Закон может быть полезен как некий ориентир, с помощью которого, как с помощью карты, можно прийти к какому-то здраво осмысленному решению. Но главное всё-таки – это любовь к ближнему. Без этого никак невозможно. А если этого нет, закон приводит к лицемерию и превращается в полную свою противоположность, чего мы, собственно, и достигли. Поэтому жить становится и тяжело, и противно, и безнадежно. При оскудении любви жизнь становится просто невыносимой. Когда каждый в раздражении, в гневе, в злобе, в негодовании – все живут как пауки в банке. И даже если такую жизнь регламентировать по закону, жизнь всё равно будет ужасна. Мы не можем изменить весь мир. Не можем. Но мы можем изменить маленький ареал, в котором мы с вами живём: семья ли это или, может быть, (то, как недавно было принято говорить) коллектив на работе – внести туда совершенно другой способ отношений. Тогда можно надеяться, что получится так, как говорил преподобный Серафим: «Стяжи мирный дух, и вокруг тебя спасутся тысячи». Тогда, если мы сами будем настоящими христианами, будем жить не по инструкции, а по любви, тогда вокруг каждого из нас создастся такая атмосфера, в которой мы сможем жить. Таким очагом может стать наша семья – тогда мы сможем там существовать. Мы можем там, внутри неё, воспитать детей, мы сможем их чему-то научить. Если же нет, будем по-волчьи жить, живя с волками. Другого пути нет, потому что пытаться что-то сделать по закону – это бессмысленно тратить годами энергию, деньги, нервы, здоровье. Воевать с целым миром – тоже бесполезно. Все это уже многократно разные народы проходили в революциях. В результате революций наверху оказывается самый злой, самый подлый класс – настоящее отребье. Любая устоявшаяся власть в десятки раз лучше любой власти, пришедшей в результате революции. Поэтому этим путём идти бессмысленно. Взывать, как ягненок взывал к волку, хотя и пил ниже ручья, тоже бессмысленно, как кота уговаривать не есть сметану. И просто смешны все эти разговоры об эмигрантах: «Вот, понаехали». Ну, никогда бизнес не наймет себе рабочего, который ему дороже станет, никогда. Почему автомобильные итальянские заводы переезжают на Балканы? Потому что сербам можно платить меньше, чем итальянцам. А что итальянцам? Бизнесмен рассуждает так: «Вы, итальянцы, хоть сдохните, потому что мне нужна прибыль. Я же завод устраивал не для того, чтобы вы там ездили на хороших автомобилях, чихать я на это хотел. Если бы мне прибыль давала парфюмерия, я бы парфюмерию завёл, мне всё равно. Мне нужна прибыль, и я делаю так, как мне нужно. А вы там со своими забастовками, да всё хоть мусором завалите, я же всё равно не здесь живу. Я живу в хорошем месте, на свежем воздухе, у меня всё нормально». Поэтому лишены смысла всякие ток-шоу на эту, набившую оскомину, тему толерантности – всё это абсолютная глупость. Потому что тем, кто этим занимается, наша и ваша жизнь совершенно не интересна. Что там происходит с вами на улицах, в транспорте – их это не волнует. Их волнует, чтобы работа делалась, и наша работа – это их бизнес. И это непреодолимо, потому что любому бизнесу гораздо дешевле купить чиновника, чем нанимать полмиллиона рабочих, у которых зарплата будет на 5 рублей больше, а бизнесмену-то это менее выгодно, чем купить пару десятков чиновников. Безо всяких разговоров об упорядочивании или квотах – заниматься этим просто глупо – здесь всё и так понятно.

Так, отсутствие любви к человеку приводит к тому, что люди начинают жить не человеческой жизнью, а жизнью пауков в банке. И спасение от этого возможно только во Христе. Потому что взывать к коту, который ест сметану, бесполезно. Он «заточен» на сметану, он её любит, его всё устраивает. Поэтому спасение наше и всего человечества – только во Христе. Думаем ли мы о каких-то глобальных вещах или о частной жизни маленького человека – все законы одинаковы.

Так евангелист Лука, не сообщая нам, о чём тогда Христос говорил в синагоге, делает акцент на эпизоде с исцелённой женщиной, в котором, как в капле воды, отражается то, что касается и нас спустя 20 веков. Это говорится нам для того, чтобы мы поняли, что очень часто наши мысли, энергия, наши чувства направлены совершенно не на то. Искать нужно внутреннего. Господь говорит: «Очистите прежде внутреннее сткляницы», то есть внутреннюю часть, то, куда изливается благодать Святаго Духа. А внешние все эти инструкции имеют смысл только постольку, поскольку у тебя есть внутреннее.

Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.