Проповедь на Неделю 11-ю по Пятидесятнице (2013.09.08)

Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о милосердии, которое должно воцариться в нашем сердце, по притче о немилосердном должнике. Неделя 11-я по Пятидесятнице. 8 сентября 2013 года. Храм Благовещения Пресвятой Богородицы

Невозможно на человеческом языке описать и рассказать, что такое есть Царствие Небесное. Поэтому, чтобы приблизиться к пониманию этого, Господь употреблял притчи. Этих притч несколько. И вот одну из них предлагает Евангелие от Матфея сегодня нашему вниманию. Она очень важна и для нашего понимания тоже, потому что цель христианской жизни как раз заключается в том, чтобы Царствие Небесное водворилось в нашем сердце. Если в результате нашей жизни этого не произойдёт, то и сегодняшнее наше собрание, да и сама жизнь уже не имеет божественного смысла. Значит, всё то, что Христос сделал для Церкви, для каждого из нас, оказалось совершенно напрасным, что, конечно, весьма печально.

Господь говорит: «…Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими» (Мф. 18, 23). Образ очень понятный. Какие взаимоотношения у царя с его подданными? Он защищает государство с помощью армии, а остальные подданные платят ему налоги на содержание этой армии. Армия обеспечивает защиту всего: всей жизни, полей, и свободы тоже. Сейчас, конечно, уже поменьше стало, но в те давние времена была довольно распространена торговля людьми – люди такой товар, которым выгоднее всего торговать. Поэтому были большие невольничьи рынки у нас на планете, и в России был один из самых больших рынков в Казани. Когда Иван Грозный со своим войском взял Казань, он освободил восемьдесят тысяч русских, потому что их должны были переправить в рабство в разные страны – такие хорошие, как Турция, – и продавали по всему миру. Сейчас тоже торгуют людьми, чаще женщинами, но всё-таки не десятками тысяч, как было в древнем мире.

Поэтому каждому царю всегда интересно знать, сколько у него подданных: от этого зависит и размер налога, и собираемость, и очень много всяких нужных для государства вещей. Сейчас эти налоги уже идут не только на армию, но и на некоторые так называемые бюджетные должности, какая-то маленькая часть уделяется медицине, какая-то идёт на пенсии. Но в некоторых странах никаких пенсий вообще нет… Нам это уже немножко непривычно, мы в этом выросли. А так, налоги очень нужны. Поэтому, когда Господь говорил эту притчу, всем было понятно, о чём речь.

«Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов» (Мф. 18, 24). Господь употребляет эту цифру намеренно, чтобы показать, что раб был должен царю бесконечную сумму. В те времена государства были небольшие. Во времена Ивана Грозного в России по разным подсчётам было всего несколько миллионов человек – три-четыре, а может, и того меньше. Нам кажется, что это смешная цифра. В Москве сейчас только прописано одиннадцать миллионов, да три миллиона гостей, то есть четырнадцать миллионов людей ходят по улицам. А то представляете, во всем государстве всего три миллиона. Смешная цифра. Всё познается в сравнении. Такой суммы, как десять тысяч талантов, не было во всём государстве.

Понятно, что один человек столько задолжать не может. Но под царём в этой притче скрыт Сам Господь, а под человеком – все мы. Речь идёт о чём? О том, что каждый человек, несмотря на то, что он гордый, глупый, нахальный, невоспитанный, необразованный, вообще тупой и тёмный, да ещё со всякими скверными привычками, и даже бывает неверующим – на самом деле этот человек должен Богу за всё: за жизнь, за планету, за свой народ, за каждое дерево. В общем, бесконечно человек должен. Но, к сожалению, люди по гордости этого не понимают, это проявляется в детях очень часто. Поэтому Господь в силу такого отупения людского дал такую заповедь: «Почитай отца твоего и мать, … да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф. 6, 2-3).

Некоторые думают, что в Абхазии такие долгожители, потому что воздух свежий. Нет, потому что они почитают родителей и стариков. Поэтому в нашей стране обычный средний возраст мужчины, когда он умирает, – сейчас он уже повысился – 57 лет. То есть до пенсии подавляющее большинство не доживает. А в Абхазии и в других странах Кавказа и Закавказья очень много стариков-долгожителей. Почему? Почитание старших; исполнение заповеди, хотя люди, может, даже и не знают об этой заповеди, но Слово Божие отменить нельзя: «долголетен будешь на земле». За что? За почитание родителей и вообще всех стариков. А у нас уже мальчик семи лет: «Мама – дура». В Древнем Вавилоне таких сразу убивали, причём по закону. В школе мы проходили кодекс царя Хаммурапи, так вот на камне, который сохранился до наших дней, об этом написано клинописью. Потому что нарушается божественный порядок: ведь если дитя не почитает своих родителей, оно не может не то что Царства Небесного достичь, но и вообще никакой религиозности (только сатанинской – такая религиозность тоже есть, с обратным знаком). Поэтому в притче об этом и говорится, что каждый человек весьма должен и обязан Богу во всём. Дальше: «А как он не имел, чем заплатить…», – понятно, ни у одного человека не может быть столько денег, сколько в целом государстве, – «…государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить» (Мф. 18, 25). И тогдашним жителям это тоже было всё понятно. Существовали долговые ямы. Сейчас только в бандитском сообществе такое есть: человека хватают, прячут, бьют, пальцы отрезают, пока не обзвонит всех знакомых и не наберёт то, что полагается, чтобы вернуть долг, да ещё с большими процентами. Тогда это было повсеместно, в этой притче рассказывается о тех реалиях. Даже в Риме, где возникло юридическое право, и то сборщик податей был обязан, если он не может взять с должника деньги, платить из своих средств, а потом с должника взять в несколько раз больше той суммы, которую тот остался должен. То есть государство, такое хитренькое, делало сборщиков налогов такими заинтересованными, поэтому они очень быстро богатели, о чём, собственно, рассказано в эпизоде о Закхее. Почему Закхей говорит: «Если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19, 8)? Он не с потолка эту сумму взял. Это то, что он содрал с тех, кто был должен Римскому государству. И Господь, когда это увидел, восхитился и сказал: «Ныне пришло спасение этому дому, потому что и он сын Авраама» (Лк. 19, 9). Потому что Закхей покаялся, стал другим человеком. Кто пойдёт в сборщики налогов? Только человек, который бескорыстно любит деньги, причём много.

«Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил: Государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему» (Мф. 18, 26-27). Это говорит о том, что Бог милостив и совершенно не хочет у человека силком брать то, что ему положено. Любого человека можно заставить молиться Богу, абсолютно любого. Я как-то, может, десять лет назад или двадцать, не помню точно, уже рассказывал такой случай. Когда я ещё не поступал в семинарию, был в нашем строительном управлении, где я работал, плотник, который говорил: «Ну что ты в церковь ходишь? Никакого Бога нет». И так надо мной посмеивался. Кстати, единственный. Вроде человек пролетарского происхождения, должен быть как-то ближе к Богу, чем другие (у нас там, в основном, инженеры были, всякие мастера, специалисты). Я говорю, мол, придёт время, узнаешь. Однажды иду мимо его комнатки, где он всякие поделки сооружал, необходимые дирекции, и слышу: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» Захожу – лежит, согнулся, прямо на верстаке. Я говорю: «Что, вспомнил?» – «Ой, Господи, прости, помилуй!» В такой ситуации каждый вспомнит, и каждый будет молиться, всё вспомнит: и Иисусову молитву, и пятидесятый псалом, и вообще всё что хочешь.

Но Богу это не надо, потому что Царство Небесное – это Царство любви. Любого человека можно заставить молиться. Каждый священник постоянно ходит по больницам, и мы видим, как это, вообще, всё происходит; как у человека – особенно, когда ему поставят диагноз «рак», – глаза делаются из круглых квадратными, как он вообще боится. Кому молиться? Сразу приходит. Я, говорит, давно на исповеди не был, два года, а тут – рак! И вот он готов вообще на всё: шесть раз в день собороваться, восемнадцать раз в день ездить по монастырям, сорок раз в день причащаться – всё готов! Но это ничего не стоит. Любого безбожника можно, например, отдать даже не мастеру спорта, а кандидату в мастера по кикбоксингу и сказать, что надо сделать за десять минут так, чтоб тот начал молиться. Ну и всё – спортсмен начнёт делать из этого безбожника котлету, и когда полкотлеты будет сделано, он уже начнёт молиться. Своими словами. А может, если ему голову не отшибут, и «Отче наш» выучит, и всё будет в порядке.

Вот мы из этой притчи видим, что Богу это не надо. И когда раб с покаянием, с признанием над собой власти Бога, Которому он всем обязан, пал на колени, Господь простил долг и ничего не стал с ним делать. Это очень важно. Это говорит о том, что на самом деле от нас Господь ждёт: не какой-то горделивой фанаберии, а чтоб мы понимали истинный порядок вещей. Ну, человечек, ну что ты там во вселенной? Это очень небольшое существо. Но тем не менее Господь нас выделил тем, что вочеловечился, пришёл к нам, чтобы нас не уничтожить, не наказать, не посадить в долговую яму, а чтобы нас спасти. А спасение заключается в том, чтобы Его благодать пришла в наше сердце. Вот чего Он хочет.

«Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев…», – динарий это мелкая монета, – «…и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе» (Мф. 18, 28-29). Если тот говорил, что отдаст десять тысяч талантов – это, конечно, ерунда. Никогда он не отдаст, это даже просто невозможно. А сто динариев вполне можно накопить и отдать, это совсем не много. «Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его». (Мф. 18, 30-35).

Речь идёт, конечно, не о деньгах. Просто древние евреи – а Матфей писал Евангелие именно для евреев и выбрал именно этот эпизод – народ торговый. Для торговых людей деньги – это самое понятное и самое главное. Поэтому они знают, что такое долг, что такое долговая яма, что такое вытребовать долг – в этом проходит, собственно, вся жизнь. Но на самом деле, как во всякой притче, речь идёт, конечно, не об этом. А о чём? А вот о чём: Бог и рад бы простить долг, но, к сожалению, это не юридическая норма. Когда судья как человек прощает, назначает условно, или вообще говорит, что человек не виноват в том, в чём его обвиняют, то это одно. А Бог-то на самом деле никого и никогда не судит. Просто в этой притче говорит Господь о деньгах, чтобы объяснить людям, которые кроме денег вообще ничего не видят, не знают и не понимают, одну вещь, а именно: что Он и рад бы простить человеку, но это невозможно.

Ведь что такое «простить»? Если юридически – это понятно. А на самом деле? Вот, например, два человека поссорились. Один подходит и говорит: «Ты меня прости». Другой говорит: «Хорошо, прощаю». Потом приходит на исповедь и говорит: «Уже 15 лет прошло, а я забыть не могу». Это значит, что он простил? Нет, в сердце-то это осталось. И вот в это сердце Дух Святый вместе с Царствием Небесным войти не может. Что такое «прощение» и «непрощение»? Когда Бог тебя простил, в твоё сердце может войти Дух Святый, а когда Дух Святый не может войти, это в переводе на деньги означает, что Он не простил. Но всё прощение не у Бога, оно у нас. Поэтому человек немилосердный, злой, «злой раб», спастись не может. Человек, который имеет обиду, зависть, раздражение, злобу, осуждение, не может достичь Царствия Небесного. Или можно так сказать: Царствие Небесное не может его достичь. Поэтому, пожалуйста, ходи в церковь, можешь мозоль на лбу устроить, можешь постом вообще ничего не есть и не пить, можешь все свои деньги вонючие отдать вонючим нищим, а можешь, если хватит, построить десять церквей. И что? Да ничего. Не может в твоё сердце войти благодать Божия. Почему? А потому что ты «злой раб». То, что церковь построил – молодец, хорошо. То, что деньги нищим – хорошо, хотя это ещё стоит посомневаться. И так далее, и так далее… Но это ничего не значит.

А что значит? А значит только одно: милующее сердце. Господь хочет, чтобы Его дети – мы все – были добры так, как добр Он. Он говорит: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48). Вот что требуется. А остальное всё – это формальности. Сердце, конечно, умягчается – может умягчаться, лучше так сказать – и от поста, и от молитвы, и от добрых всяких дел, благотворительности, потому что человек всё время трудится над этим и использует те средства, которые есть, для того, чтобы умягчить сердце. Тогда оно потихонечку, не сразу, с годами, обязательно умягчается. Трудится над тем, чтобы простить, не злиться. Мы здесь живём очень краткий период времени, надо успеть, чтобы сердце умилостивилось. Вот о чём говорится в этой притче, а совсем не о деньгах. И то, что царь отдаёт раба истязателям, – речь здесь не о том, что Бог мстит человеку. Да нет, просто когда человек умирает, он остается там, в инобытии, один на один с собственной злобой. Кто его истязает? Его истязает собственная злоба, его истязает собственная зависть, его пожирает собственный гнев и собственное раздражение. Кто его там будет бить, обижать? Да никто, он сам себя сжирать будет вечно.

То есть, пока мы здесь, на земле, мы со своим сердцем можем что-то сделать, а когда мы ушли в мир иной, мы уже ничего поправить не можем. Поэтому некоторые люди рассуждают: ада нет, Бог милостивый. Да Бог-то милостивый, ты-то не милостивый. Бог-то рад. Вот будешь молиться, как вот этот человек, который обратился к Нему, пал на колени, говорил «прости» – Господь тут же готов: пожалуйста. Будешь просить: «Сделай меня из злобной собаки добрым, кротким, терпеливым человеком» – Господь этого же хочет, Он тебе в этом поможет. Но ты сам же орёшь и лаешь на всех, как пёс. Ты сам. А вот меня, говорит, достали! Ну извини – значит, ты не можешь, не способен, злобы в тебе больше. Ты разряжаешься со злобой на людях вместо того, чтобы потерпеть. Господь же, вися на кресте, никого не проклинал, никому не грозил. Даже за тех, кто Его прибивал ко кресту, Он молился. А молился о чём? Чтобы Отец Небесный их простил, чтобы они из таких злобных тварей, мучителей превратились, наконец, в нормальных людей – нормальных, конечно, с точки зрения Бога. Ненормальные люди – им что важно? «Атамстыть!» Потому что им это «атамстыть» – самое сладкое. А христианин не может «атамстыть», он должен простить. Каждый человек сам выбирает, кем ему быть: злобной, мстительной тварью, как гюрза, или человеком. Потому что отомстить – это любой зверь может, а вот простить – извините, только человек, да и то не каждый.

И вот таким «не каждым» Господь хочет видеть каждого из нас. Поэтому прощение не у Бога, оно в нас самих. Если мы это усвоим, то будем христианами, если нет, то все ваши посты, молитвы, все молитвословы, все наши подвиги – это, как апостол Павел тоже приточным языком сказал: «как медь звенящая или кимвал звучащий» (1Кор. 13, 1), то есть просто пустозвонство. Но в этом пустозвонстве ещё есть особенная мерзость: это – напоказ, что есть фарисейство, про которое Господь сказал: «Берегитесь закваски фарисейской» (Мф. 16, 6), то есть берегитесь того, чтобы изображать из себя благочестие, а внутри быть последней злобной тварью. Вот это очень важно. Поэтому почаще надо смотреть в зеркало, что моя рожа выражает – любовь или злобу, свет или мрак. «Если око твое будет чисто, то и всё тело твое будет светло» (Мф. 6, 22). А глаза – это зеркало души.

Вот надо нам всем над этим призадуматься, и об этом сегодняшняя замечательная притча.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 6

    1. VladSh:

      Сейчас подумалось, как наверное тяжело после такой проповеди продолжать службу…

    2. VladSh:

      Отличная проповедь; только так до нас и доходит!
      Спаси Господи!

    3. makdalin:

      Спасибо!

    4. Татьяна:

      Прощать долги, то есть, чьи-то прегрешения против нас, против нашего самолюбия — это действительно самая действенная, самая эффективная борьба с собственной гордостью, но делать это потруднее будет, чем сказать «прощаю», потому что обида,или эхо её (эдакая заноза, которая время от времени начинает чесаться), злопамятство живут в нашем сердце дольше и «весят» больше, чем воспоминания о чём-то добром, содеянном тем же «обидчиком». Эх, научится бы прощать раз и навсегда — насколько бы легче стало нашей душе, какой бы камень с неё свалился! Господи, научи нас любить и прощать!

    5. Evfim:

      Спасибо за очередное наставление!!! Давайте будем добрыми… с Божьей помощью.

    6. георгий панчулидзе:

      Спасибо Вам отец Димитрий!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.