Проповедь на отдание праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы
Воскресная проповедь о недопустимости формализма в любви к ближнему, по евангельскому чтению об исцелении в субботу в синагоге женщины, восемнадцать лет имевшей духа немощи.

В одной из синагог Господь учил в субботу. «Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его» (Лк. 13, 11-17). Один негодует, другие стыдятся. По одному и тому же поводу разная реакция у людей. Действительно, все израильтяне очень почитали день субботний (так их духовные руководители их приучил), и Сам Господь дал такую заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх. 20, 8). День субботний – когда Господь почил от дел Своих, день покоя, чтобы помнить о Боге, молиться, кто умеет читать – чтобы читал Священное Писание, кто не умеет – приходил бы в субботу в синагогу для того, чтобы послушать, как умные люди читают и растолковывают трудные места. Поэтому и Господь приходил в субботу, Ему давали возможность и почитать, и истолковать Священное Писание, там они и встретились.

Так часто бывает, что человек, выполняя какую-то функцию формально, перестаёт понимать, зачем она назначена. И получается очень плохо, потому что жизнь и особенно человеческие отношения формализовать нельзя, и даже если дать какие-то формальные предписания, то всегда случится такая ситуация, когда приходится, во-первых, думать (что довольно трудно), а во-вторых, – Богу угодно, чтобы в этом участвовало ещё человеческое сердце.

Дурак дураком приходит к умному и 28 тысяч раз спрашивает одно и то же, а на следующий раз опять забывает и опять спрашивает. А на 28 тысяч первый – тот осерчает и говорит: «Иди ты отсюда, тебя бесполезно учить». А Богу угодно, чтобы человеку потерпеть, поэтому Он так и попускает, чтобы это случилось. Поэтому не только умом необходимо действовать, но и сердцем. Потому что редко так бывает, что если человек дурак, то он сам в этом виноват. Либо такое сочетание генов, либо родители не дали возможность ему развиваться, либо ещё какая-то причина, но человек в этом не виноват. И умный должен дураку оказывать всяческое снисхождение. Вот это снисхождение для Бога очень важно, потому что в этом снисхождении человек оказывает любовь тому, кто по сравнению с ним в этом вопросе более немощен. Так и апостол Павел говорит: «Мы, сильные, должны немощи немощных носить и не себе угождать» (Рим. 15,1). И вот таким образом, когда всё покрывается любовью, тогда физически сильный несёт поклажу слабого, умный принимает решение за дурака, богатый делится с бедным. И благодаря любви имеется возможность жить у всех.

И, собственно, Господь и Церковь создал, чтобы мы этому здесь учились. В Церкви тоже есть система наказаний, но и она принимается не для того, чтобы человеку сделать больно или обидно, нет. А для того, чтобы он дорожил Церковью и стремился бы к тому, чтобы остаться внутри неё. Потому что в противном случае тебя отлучат, или, что чаще бывает, ты сам себя отлучишь. Вот поэтому Господь и говорит начальнику синагоги со скорбью: «Лицемер». Тебя избрали начальником синагоги почему? Ну, потому, что ты лучше всех разбирался в Священном Писании, знал Закон Божий. Но знал-то формально! Любой закон, исполняемый формально, это уже не закон, это издевательство.

Хуже нет, когда по закону все вроде правильно (формально) – статья такая-то, срок такой-то, а по сути – это издевательство. Хуже этого нет, когда человек воспринимает то, что ему предписывается, как издевательство. А ему с улыбкой говорят: «Все законно». Законно можно и обобрать человека, законно можно его и «усадить» на столько лет, на сколько кому надо, это зависит от проплаты. И так далее, и так далее. А так всё формально, всё законно. Особенно, когда царица доказательств – собственное признание. Берешь человечка и лупишь его до тех пор, пока он всё не подпишет. Перед судом подлечится, выходит в суд и говорит: «Меня били, я даже не помню, что подписал». А судья этому не верит. Судья всегда верит тому, кто бил. И уже сделать ничего нельзя. На суде хоть говори, хоть не говори, адвокат хоть что-то и говорит, его вообще никто никогда не слушает. Я вот тут давеча был в одном суде и всё смотрел: судья глаза хоть на минутку или на секунду поднимет? Так ни разу и не поднял. А то, что он говорил, я не мог разобрать: «Бу-бу-бу-бу-бу…». И так, не поднимая глаз, и ушёл. Это называется суд. Пародия, но не смешная. Вот как вещи гениальные: судопроизводство, право римское – на деле превращаются в сплошное лицемерие.

Так и здесь Господь объясняет, что ведь домашних животных вы поите, значит, нарушаете субботу. И показывает, что осёл или вол, или мул, а может (если ты богатый) у тебя конь, он что лучше, чем эта бабка? Дал бы ему сутки поорать. А на той жаре, на палестинской, может, и сдох бы. А нет, имущество жалко. А свою собственную соплеменницу, мало того, что она старая, она ещё и больная, согбенная, а болела она не 18 месяцев, а 18 лет! – не жалко? Что ж ты такой безжалостный? Потому что ты лицемер. Потому что твои действия – это хула на Бога. Это только дьявол может заставить старого, больного человека мучиться. Поэтому Иисус, Господь наш, и сказал, что дьявол связал её на 18 лет. Бог добр. А он думает, что своим субботним предписанием угождает Богу. Нет. Проявляя жестокость, человек служит этим дьяволу. Поэтому Господь и сказал: «Лицемер». В чём это лицемерие? А в том, что этот начальник синагоги по сути своей был дьяволопоклонник, а рядился в одежды служителя Бога. Бог-то есть любовь, а не ненависть, тем более к старому, больному, беззащитному человеку. Поэтому Господь и сказал: «Лицемер». И все, кто это видел, думали, что формально начальник синагоги прав. Мол, действительно, поболеешь ещё пару деньков, придёшь в понедельник, там, как говорится, тебя исцелят. «Приём окончен».

Я помню тоже, однажды была у меня температура 39, прихожу к врачу. А мне говорят, что не можем вас принять, запись кончилась. Я говорю: «Видите, я не вызываю неотложку, я пришёл сам». Она говорит: «Вы что, не понимаете? Запись кончилась». Я говорю: «Что предлагаете делать?» – «Идите домой и вызывайте на дом». Я говорю: «А какой смысл? Что врач приедет ко мне домой, будете жечь бензин, водитель опять же? Какой вообще в этом смысл, когда я уже здесь?» – «Вы, – говорит, – понимаете? Запись кончилась». Настоящий, качественный идиотизм. Думаю, пойду к главному врачу. Пришел к главному врачу поликлиники. Он её вызывает и говорит: «Вы что, идиоты»? И ей повторяет мои слова: «Он же сам пришёл»! Я тогда ещё работал на светской работе. Что, мне нужно их дурацкое лечение, что ли? Что, я не знаю, как вообще лечатся такие простые болезни? Конечно, знаю. Что мне нужно? Мне нужен бюллетень, мне нужен автомат для выдачи бюллетеня, и врач, который и работает таким автоматом. Я сам знаю, что мне принимать и что мне не принимать. А сейчас вообще с помощью Интернета можно любую болезнь изучить досконально, даже узнать, по какой специальности, где, в какой стране делают лучшие операции, в какой больнице и прочее. Никаких проблем не составляет всё узнать. Нужен бюллетень, который мне заведующая тут же и выписала. Слава Богу, на одну поликлинику один человек нашёлся не лицемер. Потому что, когда человек говорит другому человеку с температурой: «У нас запись кончилась», это уже не врач. К сожалению, говорят, что таких немало. Но мы видим на этом примере, что две тысячи лет назад, что сейчас, – проблема этого треугольника – два человека и Бог, она решается вот здесь, в сердце. Ты кто? Есть у тебя сострадание, и ты рассуждаешь исходя из таких вещей, как сострадание, или тебе нужна какая-то формальность вроде клятвы Гиппократа или ещё чего-то.

Для чего нужны клятвы Гиппократа? Для чего нужны вообще заповеди? Заповеди нужны для сумасшедших людей, которые не понимают, что нельзя убивать, нельзя воровать, нельзя желать чужого. Раз он не понимает, раз он настолько озверел, то надо ему дать заповедь, причём авторитетом Бога. Если он не понимает, что нужно одного Единого Бога почитать, почитать своих родителей, то тогда что? Если такие простые вещи не понимает, то ему даётся заповедь про день субботний. Если человек не понимает, что нужно молиться непрестанно. Как апостол Павел сказал: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5, 17). Ему не нужно говорить про день субботний. У него есть возможность, он идет в храм. Нет возможности, он молится дома. Если он оказался на пути, он молится на пути. Ему не важно, что он в горячем цеху на каком-то заводе находится или в космосе, какая разница? Где ты есть, чем ты занят, ты всегда можешь помолиться. Даже во время чтения какой-то лекции. Вроде и ум занят, и язык, а все равно можно найти десятую долю секунды и вознести молитву к Богу.

И Господь, дал возможность евангелисту Луке описать этот случай для нас, чтобы мы всегда вспоминали эту согбенную женщину, которую пожалел Спаситель и в десятую долю секунды её исцелил, и она выпрямилась. Это самое настоящее чудо. Потому что если руку загипсовать, то через месяц она уже не будет даже распрямляться. А здесь 18 лет она была согбенная, и Он её выпрямил. Никакой контрактуры, никаких специальных операций, выпрямилась и все. Чудо из чудес. Так все и восприняли.

И Господь однажды сказал: «Берегитесь закваски фарисейской» (Мф. 16, 6). И это то, против чего Господь на протяжении всего Евангелия говорил и Своим ученикам, и всем тем, кто хотел слушать. Самое мерзкое, что есть на свете, самый худший грех, когда кто предписания божественные хочет выполнить формально, без участия собственного сердца. А участие должно быть только одного плана – это любовь и сострадание. Только в этом плане. Все остальное не имеет никакой цены. Храмы и всё, что Господь создал, а мы потом (с Его помощью) распространили по всему земному шару (посвятили сотни тысяч священников, воспитали десятки тысяч святых, написали миллионы икон, составили богослужения – в каждой стране своё, написали огромное количество, просто кубометры! духовных книг) – всё это только с одной целью – ради приумножения любви! И ради этого Господь приходил на землю. Двигала Им любовь к нам, грешным и заблудшим, потому что Он хотел, во-первых, явить нам Свою любовь, а во-вторых, этой любви нас научить.

Вот в этом эпизоде это хорошо раскрывается, что ради любви даже можно формально нарушить предписание, очень правильное, очень благородное. Кто выступает против того, чтобы человек хотя бы раз в неделю вспоминал бы о Боге, Ему молился, посещал бы молитвенное собрание, читал бы Cвященное Писание? Да никто. Господь против извращения, когда человек говорит: «Дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался» (Мф. 15, 5), и отправляет папашу, больного и старого, восвояси. Вот это как раз то же самое лицемерие.

И второе Евангелие, и, как ни странно, на ту же самую тему. Две сестры – Марфа и Мария. Одна сидит у ног Спасителя и слушает, что Он говорит. А другая хлопочет по дому и с обидой обращается к Спасителю: «Скажи ей, чтобы она мне помогала». – «Но пока она будет тебе помогать, она не услышит, что Я скажу. А Я скоро буду убит и вознесусь на небо. А Евангелие будет написано спустя несколько десятилетий. А сейчас она может услышать, что Я скажу. И это в данный момент важнее. Лучше обед отложить, лучше в комнате будет прохладней. То, что она сейчас сидит и слушает, она, кстати, тебе потом это может рассказать, это гораздо важнее твоих хлопот». Поэтому надо всегда стараться соображать. Ценность духовная всегда превышает ценность материальную. Поэтому, какое Евангелие ни возьми, оно всё об одном, о том, что духовное выше материального. А вершина духовного – это любовь, которая есть совокупность всех совершенств.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь на отдание праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы

В одной из синагог Господь учил в субботу. «Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний. Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его» (Лк. 13, 11-17). Один негодует, другие стыдятся. По одному и тому же поводу разная реакция у людей. Действительно, все израильтяне очень почитали день субботний (так их духовные руководители их приучил), и Сам Господь дал такую заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх. 20, 8). День субботний – когда Господь почил от дел Своих, день покоя, чтобы помнить о Боге, молиться, кто умеет читать – чтобы читал Священное Писание, кто не умеет – приходил бы в субботу в синагогу для того, чтобы послушать, как умные люди читают и растолковывают трудные места. Поэтому и Господь приходил в субботу, Ему давали возможность и почитать, и истолковать Священное Писание, там они и встретились.

Так часто бывает, что человек, выполняя какую-то функцию формально, перестаёт понимать, зачем она назначена. И получается очень плохо, потому что жизнь и особенно человеческие отношения формализовать нельзя, и даже если дать какие-то формальные предписания, то всегда случится такая ситуация, когда приходится, во-первых, думать (что довольно трудно), а во-вторых, – Богу угодно, чтобы в этом участвовало ещё человеческое сердце.

Дурак дураком приходит к умному и 28 тысяч раз спрашивает одно и то же, а на следующий раз опять забывает и опять спрашивает. А на 28 тысяч первый – тот осерчает и говорит: «Иди ты отсюда, тебя бесполезно учить». А Богу угодно, чтобы человеку потерпеть, поэтому Он так и попускает, чтобы это случилось. Поэтому не только умом необходимо действовать, но и сердцем. Потому что редко так бывает, что если человек дурак, то он сам в этом виноват. Либо такое сочетание генов, либо родители не дали возможность ему развиваться, либо ещё какая-то причина, но человек в этом не виноват. И умный должен дураку оказывать всяческое снисхождение. Вот это снисхождение для Бога очень важно, потому что в этом снисхождении человек оказывает любовь тому, кто по сравнению с ним в этом вопросе более немощен. Так и апостол Павел говорит: «Мы, сильные, должны немощи немощных носить и не себе угождать» (Рим. 15,1). И вот таким образом, когда всё покрывается любовью, тогда физически сильный несёт поклажу слабого, умный принимает решение за дурака, богатый делится с бедным. И благодаря любви имеется возможность жить у всех.

И, собственно, Господь и Церковь создал, чтобы мы этому здесь учились. В Церкви тоже есть система наказаний, но и она принимается не для того, чтобы человеку сделать больно или обидно, нет. А для того, чтобы он дорожил Церковью и стремился бы к тому, чтобы остаться внутри неё. Потому что в противном случае тебя отлучат, или, что чаще бывает, ты сам себя отлучишь. Вот поэтому Господь и говорит начальнику синагоги со скорбью: «Лицемер». Тебя избрали начальником синагоги почему? Ну, потому, что ты лучше всех разбирался в Священном Писании, знал Закон Божий. Но знал-то формально! Любой закон, исполняемый формально, это уже не закон, это издевательство.

Хуже нет, когда по закону все вроде правильно (формально) – статья такая-то, срок такой-то, а по сути – это издевательство. Хуже этого нет, когда человек воспринимает то, что ему предписывается, как издевательство. А ему с улыбкой говорят: «Все законно». Законно можно и обобрать человека, законно можно его и «усадить» на столько лет, на сколько кому надо, это зависит от проплаты. И так далее, и так далее. А так всё формально, всё законно. Особенно, когда царица доказательств – собственное признание. Берешь человечка и лупишь его до тех пор, пока он всё не подпишет. Перед судом подлечится, выходит в суд и говорит: «Меня били, я даже не помню, что подписал». А судья этому не верит. Судья всегда верит тому, кто бил. И уже сделать ничего нельзя. На суде хоть говори, хоть не говори, адвокат хоть что-то и говорит, его вообще никто никогда не слушает. Я вот тут давеча был в одном суде и всё смотрел: судья глаза хоть на минутку или на секунду поднимет? Так ни разу и не поднял. А то, что он говорил, я не мог разобрать: «Бу-бу-бу-бу-бу…». И так, не поднимая глаз, и ушёл. Это называется суд. Пародия, но не смешная. Вот как вещи гениальные: судопроизводство, право римское – на деле превращаются в сплошное лицемерие.

Так и здесь Господь объясняет, что ведь домашних животных вы поите, значит, нарушаете субботу. И показывает, что осёл или вол, или мул, а может (если ты богатый) у тебя конь, он что лучше, чем эта бабка? Дал бы ему сутки поорать. А на той жаре, на палестинской, может, и сдох бы. А нет, имущество жалко. А свою собственную соплеменницу, мало того, что она старая, она ещё и больная, согбенная, а болела она не 18 месяцев, а 18 лет! – не жалко? Что ж ты такой безжалостный? Потому что ты лицемер. Потому что твои действия – это хула на Бога. Это только дьявол может заставить старого, больного человека мучиться. Поэтому Иисус, Господь наш, и сказал, что дьявол связал её на 18 лет. Бог добр. А он думает, что своим субботним предписанием угождает Богу. Нет. Проявляя жестокость, человек служит этим дьяволу. Поэтому Господь и сказал: «Лицемер». В чём это лицемерие? А в том, что этот начальник синагоги по сути своей был дьяволопоклонник, а рядился в одежды служителя Бога. Бог-то есть любовь, а не ненависть, тем более к старому, больному, беззащитному человеку. Поэтому Господь и сказал: «Лицемер». И все, кто это видел, думали, что формально начальник синагоги прав. Мол, действительно, поболеешь ещё пару деньков, придёшь в понедельник, там, как говорится, тебя исцелят. «Приём окончен».

Я помню тоже, однажды была у меня температура 39, прихожу к врачу. А мне говорят, что не можем вас принять, запись кончилась. Я говорю: «Видите, я не вызываю неотложку, я пришёл сам». Она говорит: «Вы что, не понимаете? Запись кончилась». Я говорю: «Что предлагаете делать?» – «Идите домой и вызывайте на дом». Я говорю: «А какой смысл? Что врач приедет ко мне домой, будете жечь бензин, водитель опять же? Какой вообще в этом смысл, когда я уже здесь?» – «Вы, – говорит, – понимаете? Запись кончилась». Настоящий, качественный идиотизм. Думаю, пойду к главному врачу. Пришел к главному врачу поликлиники. Он её вызывает и говорит: «Вы что, идиоты»? И ей повторяет мои слова: «Он же сам пришёл»! Я тогда ещё работал на светской работе. Что, мне нужно их дурацкое лечение, что ли? Что, я не знаю, как вообще лечатся такие простые болезни? Конечно, знаю. Что мне нужно? Мне нужен бюллетень, мне нужен автомат для выдачи бюллетеня, и врач, который и работает таким автоматом. Я сам знаю, что мне принимать и что мне не принимать. А сейчас вообще с помощью Интернета можно любую болезнь изучить досконально, даже узнать, по какой специальности, где, в какой стране делают лучшие операции, в какой больнице и прочее. Никаких проблем не составляет всё узнать. Нужен бюллетень, который мне заведующая тут же и выписала. Слава Богу, на одну поликлинику один человек нашёлся не лицемер. Потому что, когда человек говорит другому человеку с температурой: «У нас запись кончилась», это уже не врач. К сожалению, говорят, что таких немало. Но мы видим на этом примере, что две тысячи лет назад, что сейчас, – проблема этого треугольника – два человека и Бог, она решается вот здесь, в сердце. Ты кто? Есть у тебя сострадание, и ты рассуждаешь исходя из таких вещей, как сострадание, или тебе нужна какая-то формальность вроде клятвы Гиппократа или ещё чего-то.

Для чего нужны клятвы Гиппократа? Для чего нужны вообще заповеди? Заповеди нужны для сумасшедших людей, которые не понимают, что нельзя убивать, нельзя воровать, нельзя желать чужого. Раз он не понимает, раз он настолько озверел, то надо ему дать заповедь, причём авторитетом Бога. Если он не понимает, что нужно одного Единого Бога почитать, почитать своих родителей, то тогда что? Если такие простые вещи не понимает, то ему даётся заповедь про день субботний. Если человек не понимает, что нужно молиться непрестанно. Как апостол Павел сказал: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5, 17). Ему не нужно говорить про день субботний. У него есть возможность, он идет в храм. Нет возможности, он молится дома. Если он оказался на пути, он молится на пути. Ему не важно, что он в горячем цеху на каком-то заводе находится или в космосе, какая разница? Где ты есть, чем ты занят, ты всегда можешь помолиться. Даже во время чтения какой-то лекции. Вроде и ум занят, и язык, а все равно можно найти десятую долю секунды и вознести молитву к Богу.

И Господь, дал возможность евангелисту Луке описать этот случай для нас, чтобы мы всегда вспоминали эту согбенную женщину, которую пожалел Спаситель и в десятую долю секунды её исцелил, и она выпрямилась. Это самое настоящее чудо. Потому что если руку загипсовать, то через месяц она уже не будет даже распрямляться. А здесь 18 лет она была согбенная, и Он её выпрямил. Никакой контрактуры, никаких специальных операций, выпрямилась и все. Чудо из чудес. Так все и восприняли.

И Господь однажды сказал: «Берегитесь закваски фарисейской» (Мф. 16, 6). И это то, против чего Господь на протяжении всего Евангелия говорил и Своим ученикам, и всем тем, кто хотел слушать. Самое мерзкое, что есть на свете, самый худший грех, когда кто предписания божественные хочет выполнить формально, без участия собственного сердца. А участие должно быть только одного плана – это любовь и сострадание. Только в этом плане. Все остальное не имеет никакой цены. Храмы и всё, что Господь создал, а мы потом (с Его помощью) распространили по всему земному шару (посвятили сотни тысяч священников, воспитали десятки тысяч святых, написали миллионы икон, составили богослужения – в каждой стране своё, написали огромное количество, просто кубометры! духовных книг) – всё это только с одной целью – ради приумножения любви! И ради этого Господь приходил на землю. Двигала Им любовь к нам, грешным и заблудшим, потому что Он хотел, во-первых, явить нам Свою любовь, а во-вторых, этой любви нас научить.

Вот в этом эпизоде это хорошо раскрывается, что ради любви даже можно формально нарушить предписание, очень правильное, очень благородное. Кто выступает против того, чтобы человек хотя бы раз в неделю вспоминал бы о Боге, Ему молился, посещал бы молитвенное собрание, читал бы Cвященное Писание? Да никто. Господь против извращения, когда человек говорит: «Дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался» (Мф. 15, 5), и отправляет папашу, больного и старого, восвояси. Вот это как раз то же самое лицемерие.

И второе Евангелие, и, как ни странно, на ту же самую тему. Две сестры – Марфа и Мария. Одна сидит у ног Спасителя и слушает, что Он говорит. А другая хлопочет по дому и с обидой обращается к Спасителю: «Скажи ей, чтобы она мне помогала». – «Но пока она будет тебе помогать, она не услышит, что Я скажу. А Я скоро буду убит и вознесусь на небо. А Евангелие будет написано спустя несколько десятилетий. А сейчас она может услышать, что Я скажу. И это в данный момент важнее. Лучше обед отложить, лучше в комнате будет прохладней. То, что она сейчас сидит и слушает, она, кстати, тебе потом это может рассказать, это гораздо важнее твоих хлопот». Поэтому надо всегда стараться соображать. Ценность духовная всегда превышает ценность материальную. Поэтому, какое Евангелие ни возьми, оно всё об одном, о том, что духовное выше материального. А вершина духовного – это любовь, которая есть совокупность всех совершенств.


Комментарии.

    Комментариев 9

    1. makdalin:

      Спасибо!

    2. galina1956:

      Спасибо Вам Батюшка. Я всегда слушаю ваши проповеди и передачи с вашим участием,стараюсь не пропускать ни одной. Дай Бог Вам крепкого здоровья на долгие годы.С большим уважением к Вам р.б.

    3. HanlyNeximus:

      Низкий поклон Вам за ваше слово и любовь! Но, почему же я в конце каждой вашей проповеди плачу?

    4. георгий панчулидзе:

      Спасибо Вам Батюшка!

    5. viktorr:

      Полностью присоединяюсь,помоги Господи отцу Димитрию во всех его благих делах!

    6. krimchanin:

      абсолютно присоединяюсь. Лет 7 смотрю отца Дмитрия. Наша задача- как огонь из Иерусалиме на Пасху передают по всему миру, подхватить его огонь. И пускай он у нас будет в 100 раз более тусклый, но все же лучше, чем тьма

    7. Vladim:

      Поклон Вам, дорогой Батюшка, за Ваше слово и за любовь!
      Братья и сёстры, давайте постараемся не забывать имени о.Димитрия в своих утренних молитвах.Восторги восторгами, но они больше н а с касаются, а Господь молитвам, не восторгам внемлет. Ведь другого такого Смирнова нет у нас. Только он и мог выйти к Познеру и блестяще победить этого Голиафа современной тележурналистики. Одно присутствие отца Димитрия в нашем мире имеет огромное значение, одно только знание, что живёт такой человек,реален,и доехав в Москву из Бреста я могу в этом убедиться…

      • s2235:

        «…а как там наш Познер…?» :)

        • neonilla:

          :( а он себе не изменяет: в одном большом интервью сказал, что очень сожалеет, что пока не получается во всю силу своих возможностей и голоса выступить в защиту детоубийств и их сторонников, но цель такая есть…((((((

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.