Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь в Неделю 5-ю по Пасхе. О цели и смысле христианской жизни (17 мая 2009 г.)

Христос воскресе!

Сегодняшнее чтение евангельское, отрывок из Евангелия от Иоанна, столь важно для нашего церковного сознания, что Cвятая Церковь избирает его для чтения именно на этой неделе и даже эту неделю именует «Неделя о самаряныне». Потому что здесь Господь очень подробно (для этой женщины и для всех тех, кто потом, позже будет читать это место) излагает божественное учение о Святом Духе. Без этих слов Христа Спасителя ничего невозможно понять в христианстве. Вообще, в религиозной жизни, к сожалению, немного людей могут разобраться и найти свой путь. Поэтому Господь ещё 2000 лет тому назад сказал, обращаясь к своим ученикам: «Не бойся, малое стадо» (Лк. 12, 32). Потому что да, действительно, перед нами лежит шести с половиной миллиардный мир и, к сожалению, истинных учеников Христовых, которые хотят научиться христианству обретается не так много.

Вот, Иоанн Богослов повествует нам о том, как Спасителю надлежало проходить через Самарию. Эта такая область, где жили люди, в своих религиозных представлениях отступившие во многом от Закона, которого придерживались иудеи. И иудеи не общались с самарянами. И вот это нежелание к ним приобщиться было столь велико, что гораздо чаще иудеи, когда шли в Иерусалим на праздник Пасхи или Пятидесятницы, Самарию обходили стороной. Это требовало огромных усилий: нужно было пройти лишние десятки километров, но было очень велико желание не оскверниться, общаясь с этими людьми.

Мы сейчас живём в такую информационную эпоху, и даже слово Божие в нас не входит, потому что голова забита. А в древности у иудеев были только книги Священного Писания, никаких других, ни газет, ни журналов – жили одной книгой. Поэтому каждый иудей знал эти слова Священного Писания, что «с преподобным преподобным будешь, а с развращенным, развратишься» (Пс. 17, 26). Поэтому самарян обходили стороной. Даже в русском языке есть такое присловье «нужно обходить стороной». То есть, есть такие люди, занимающиеся такими вещами, что их лучше обходить стороной. Но так сложились обстоятельства, что если обходить, Христос не попал бы на праздник. Но и потом – для Бога всё чисто. Самарянин, хоть и заблудший человек, но он для Него такое же чадо, может быть, даже более любимое. Потому что так всегда бывает: тот ребёнок, который дороже достаётся матери и отцу, и болезненный, и, может быть, убогенький – его как-то больше любят. Поэтому Господь намеревался пройти через Самарию.

«Там был колодец Иакова», – когда-то праотец Иаков в этом колодце поил своих животных, ибо все они были скотоводами, – «Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина самарянская говорит Ему: как ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки?» (Ин. 4, 6-9). То есть она чуть в обморок не упала от такого предложения: во-первых, женщина (сами понимаете, второй сорт), во-вторых, самарянка – то есть грешница априори, потому что исповедует незнамо что – полуязычница, полуподчиненная Закону. То есть видишь самарянина – надо сразу делать семь вёрст крюк. А чтобы из её рук взять воды – это даже для неё был шок. Ибо иудеи с самарянами не сообщаются. Иисус ей сказал в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. (Ин. 4, 10).

Если бы ты знал…Так можно сказать вообще каждому человеку: и крещёному, и некрещёному, и исповедующему другую веру. О, если бы ты знал, что если ты станешь настоящим учеником Христовым, что тебя ждёт. Потому что выше этого дара, который есть у Бога и который предназначен для каждого рождающегося человека на земле, нет ничего ни на небе, ни на земле. И Господь хочет этот дар дать каждому. Как маленький ребёнок, когда занят своими мыслями, и ему читают какую-то нотацию, он как-то отключается и не понимает, что от него хотят. Ему говорят, вот это делать не надо, а вот это, наоборот, нужно. А он всё равно делает наоборот. Почему? «Я так хочу». Ну, и не только дети, но и взрослые. И не только взрослые, которые никогда ничего не слыхали вообще ни о какой религии, но и даже и те, которые постоянно в церковь ходят. Всё равно большинство из нас с вами вообще не понимают, о чём идёт речь. Всё время скатываются. Как по разъезженной глиняной дороге автомобиль всё время скатывается в колею. Поэтому эти слова Христовы обращены к нам.

Почему он ей говорит, этой женщине? Позже выяснилось, что эта женщина большая грешница и с точки зрения Закона, и с точки зрения вообще здравого смысла. Тем не менее, как это интересно: ни в Израиле и нигде не нашлось собеседника, чтобы поговорить о Духе Святом, как только с женщиной, как только с язычницей, как только с распутницей. Больше собеседника на земле не было, на всём земном шаре уже миллионы людей тогда уже жили, и не нашлось никого. Вот только она одна смогла это воспринять тогда. Почему? Что ей дало возможность, может, не понять во всей полноте, но хотя бы почувствовать правду в этих словах? Только одно – её смирение. Она не возгордилась тем, что иудей у неё попросил воды, а так осторожно его предупредила (ну, может быть, она подумала, что Он не разобрался, кто перед Ним). И потом призналась в своём грехе, покаялась перед Ним. И вот это дало возможность ей услышать эти божественные слова: «Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную». (Ин.4, 13-14).

Обычный человек, конечно, смерти боится, и он понимает, что всё равно придётся умирать, но хочется как-то подольше пожить, помирать как-то не очень охота. Только если человек очень долго и тяжело болеет, тогда он говорит: «Ну когда же всё кончится!» Но и то, предложи ему: «А вообще хочешь сейчас быть здоров и ещё пожить?» Ответит, что вообще-то неплохо, хорошо бы, согласился бы. А что такое Жизнь Вечная? Несмотря на то, что в Евангелии много об этом сказано, современные крещёные люди не понимают, что такое жизнь вечная. А раз не понимают, они этого не хотят. Раз они этого не хотят, они к этому не стремятся. Раз они к этому не стремятся, они не являются христианами. А крещение – это есть некий формальный акт, который даёт человеку в Церковь прийти, свечки там ставить, ещё чего-то… Да с таким же успехом можно костры во дворе разжигать. Потому что понятно, что никакие свечки в Царство Божие и в Жизнь Вечную не вводят.

А что такое Жизнь Вечная? Это как раз через ту воду, о которой говорил Господь, так образно именуя благодать Святого Духа, истекающую из Божества в человека. И так как Бог – существо вечное, безначальное, приобщение человека к Богу – и есть жизнь вечная. Потому что человек как личность, однажды родившись на земле, не истребим. Но большинство людей после смерти прямёхонько поступают в ад, как мы это именует. С точки зрения божественной, ад – это не есть жизнь. Да, человек себя осознаёт, он продолжает своё бытие в такой форме, но это не есть жизнь. Жизнь – это то, что нас связывает с Богом. Только жизнь в Боге именуется жизнью. И Вечной жизнью. Поэтому христианство – это такое учение, которое помогает нам и указывает путь, как войти в Жизнь Вечную, то есть соединиться с Богом. И вот это соединение с Богом в силу того, что мы – твари, а Бог – Творец, оно по существу невозможно. Потому что Бог бесконечно выше, чем человек. И поэтому соединение с Богом возможно только через Его благодать. Когда благодать к человеку приходит в сердце его, и Царство Божие созидается внутри. Как Господь и сказал: «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Поэтому вся цель христианской жизни, от крещения, когда человек получает в крещении, в Таинстве миропомазания залог Святого Духа – это стяжание благодати Божией. Некоторые говорят: «Хороший человек умер некрещеный. Как за него молиться?» Ну, как – обыкновенно: «Господи, помилуй». А он сподобится Вечной жизни? А как это возможно, если нет благодати Божией? А Вечная жизнь – это приобщение к благодати Божией. Причём, не фрагментарное, а постоянное соединение. Хороший человек, или плохой человек – это не играет никакой роли. Хорошее растёт в лесу дерево, очень даже хорошее: 200 лет, без дупел, ровное, плодоносное, – хорошее дерево, но не наследует Вечной жизни. Почему? Да потому что дерево. Некоторые говорят: «Вот у меня собачка умерла, что с ней будет?» Уже ничего, всё, собачка умерла, хорошая была собачка, но ничего не сделаешь. Собачка не наследует Жизни Вечной. Потому что благодать Святого Духа может касаться только человека. Почему? Потому что человек создан по подобию Божию, а собачка – нет. Благодать Божия не может смешаться с собачьим естеством. Не потому что какое-то животное там нечистое (можно помыть, и будет чистое), а в силу того, что это совершенно другая природа. Наше спасение возможно только потому, что мы созданы самим Богом по Его образу и подобию. Причём Им Самим.

Поэтому что такое христианство? Преподобный Серафим и говорил: «Это стяжание Духа Святого». Цель и смысл христианства – это так прожить жизнь, чтобы благодать Святого Духа вошла в сердце и там жила. И она – благодать – руководит человеком. Обычным человеком руководят в жизни его страсти: хочу денег, хочу гулять, хочу играть, хочу есть, хочу пить, или наоборот – не хочу. Раздражают – гневаюсь, обидели – ругаюсь, нанесли какой-то вред – мщу. Почему? Потому что чувство в душе возникает мстительности, и человек мстит. А если не может отомстить по слабости, то всем вокруг рассказывает, какой тот негодяй. Тем самым то же самое получается. А христианская жизнь – совсем другая. Христианин воспринимает жизнь с такой точки зрения – что бы со мной ни случилось, это попущено мне Богом. Для чего? Для моего блага. С какой целью? Чтобы мне было удобнее приобщиться благодати. Я тяжело заболел – это благо. Потому что таким образом через болезнь, значит, Отец Небесный считает, что мне сокращается путь к благодати Божией. Вокруг меня все умерли – это благо. Потому что с помощью этого горя, потери близких, я скорее приобщусь к благодати Божией. Началась термоядерная война – это благо: раз Господь это попустил, значит, мне в этом аду спастись легче: «Помоги, Господи, дай, Господи, это всё перенести и остаться христианином в этом кошмаре». Потому что Господь те кошмары, которые люди сами устраивают на земле, в своей семье, в своём собственном сердце, Он всё во благо человека преобразует. Но какое благо? Не материальное, а духовное. С помощью скорбей, болезней, страданий, Он «переквашивает» человека, очищает его.

Ну, допустим, человек любит играть в игровые автоматы. И вот его переехал трамвай и отрезал ему правую ногу, и он лежит в Склифосовского, сделали ему культю, всё болит. Ну, и предложи ему: «Пойдём, сейчас костылёк тебе дам, допрыгаем, поиграем». Абсурд, нет. Он говорит: «Даже и неохота». И почему? Потеря ноги все мысли его на другое отодвинула. То была зависимость, а теперь, с потерей ноги, эта зависимость исчезла. Будет другая зависимость – от костыля. Но одно дело зависимость от собственной воли: от вина, от табака или от ещё-чего-то, а другое дело – от того, что ногу потерял. Это совершенно разные мотивы. Поэтому так формально – человек ногу потерял, можно его пожалеть, а с точки зрения исцеления от других вещей – это ему благо. И так – во всём.

Мы немного этого уже касались в начале: обычный человек всем умом и сердцем распластан по земной жизни, он всё в земной жизни хочет устроить так, как ему нравится. Мужу хочется одного, а жене хочется другого. И все друг от друга постоянно этого добиваются. Один одного ждёт: сначала так просит, потом раздражается, потом упрекает – потому что все хотят своего. Один хочет жёлтенькие обои, другой – синенькие. И вот они рубятся, насмерть и до развода. Хотя, какие бы обои ни были, через некоторое время, когда нас накроют крышкой гроба, она будет довольно тёмненькая, и какие там остались обои, не играет никакой роли. И поэтому рубиться из-за этого нет смыла, потому что жизнь дана не для того, чтобы наклеить обои те, которые тебе нужно.

А жизнь нужна тебе для того, чтобы ты использовал те поводы, которые тебе Господь даёт для смирения. Есть возможность тебе смириться – смирись. А зачем? А почему я должен смиряться? Да ничего я не должен. Узкие врата существуют для входа в Царствие Небесное, а в преисподнюю – очень широкие. Ты никому ничего не должен – каждый свободно спускается в ад, по своему желанию. Но если ты хочешь, у тебя есть возможность. Потому что благодать Божия даётся исключительно смиренным – больше никому, и никогда, и ни за что. Хоть ты гениальный учёный, хоть ты метко стреляешь из лука, хоть ты хорошо водишь автомобиль, хоть у тебя куча денег, – это не играет никакой роли. Это всё земное, временное. А вот то смирение, которое ты стяжал – оно вечное.

И вот смирение этой женщины, самарянки, дало ей возможность услышать божественные слова Христа Спасителя, а через неё услышали и мы. Потому что это качество, которое у неё было, оно важнее всего. Потому что только это качество открывает путь в Жизнь Вечную А всё остальное из того, что мы спорим, страдаем, нервничаем, переживаем, – это всё пустая суета в казённом доме и не играет никакой роли для спасения.

Все наши помыслы: ребёночек поступит в институт или не поступит, поступит или не поступит, давать – не давать, нанимать – не нанимать, что делать – все мысли об этом. Ну, поступил, ну, закончил, ну, написал диссертацию, или ему кто-то написал – дальше-то что? От этого что-нибудь зависит? Ничего. Даже работа не зависит. Потому что вроде все формальные регалии есть, а ума нет, или совести нет, или слишком гордый, и с ним противно работать. Попробуют вроде по рекомендации, а потом просмотрят – ничего, да хоть ты доктор наук, да выгонят и всё…

Человек всё время занят какими-то странными задачами, а есть одна только важная задача: созидать себя как человека, как христианина только для одной цели. Чтобы стать сосудом благодати Божией. Для этого всё: и Церковь создана, и для этого Евангелие написано, для этого Господь дал и Таинство – чтобы мы обновляли в себе благодать Божию. Только в этом смысл и цель жизни христианской, всё остальное – чепуха, всё остальное – мало важно, всё остальное – только средство. Как костыли: сам костыль ходить не может, он может лежать или стоять в углу. Так и все наши заботы – это всего лишь такие костыли. Но нельзя же всю жизнь уделять внимание одним только костылям. Но нужно уделять внимание и самому тому человеку, кто на них ходит. Конечно, образование, деньги, развитие человека: музыкальное, художественное, математическое, логическое – это всё вещи очень хорошие. Они очень могут человеку и помочь на многих жизненных стезях, кроме одной – стать христианином.

Потому что даже заповеди Божии даны нам для того Богом, чтобы, пытаясь их исполнить, мы пришли в состояние полной собственной немощи. Понятно, что мы нуждаемся в Спасителе. Не я: вот я буду спасаться, вот у меня пост не получился. Странно. «У меня, – говорит, – на молитве, рассеивается ум». Видали? Только у Ангелов, извини меня, не рассеивается. А у всех смертных, начиная от Антония Великого и кончая Серафимом Вырицким, у всех рассеивается. А ты хочешь, чтобы не рассеивался? Ты прямо такой великий? А, может, ты – Ангел? Давай сейчас у твоих домашних спросим: «Вы, наверное, с Ангелом живёте?» – «Фу, – говорят, – спаси и сохрани, упаси Бог нас от этого ангела». Тогда зачем это всё: все эти молитвы и посты? Потому что если мы едим друг друга, уж лучше телятину есть, баранину, свинину – уж лучше не есть человечину. Это же важнее. Если мы думаем, что кусок свинины приближает нас к Богу или удаляет нас от Бога, то мы находимся в сознании человека, по религиозному развитию отстоящему от нас во времени на 2000 лет назад. Но за это время Церковь вырастила уже сотни тысяч святых угодников, а ты всё в иудействе бултыхаешься. Нужен пост, конечно, как воздержание, но дело-то не в свинине, а в воздержании. Это же разные вещи. Одно дело – исповедь, а другое дело – покаяние, это же разные вещи. Это всё разные вещи, которые мы должны постигать, пропускать через ум и сердце.

«Всё, что мы ни делаем, – апостол Павел говорит, – мы должны делать во славу Божию» (1Кор. 10, 31). Поэтому нам надо с вами устроить жизнь так, чтобы вся наша жизнь, когда мы берём веник, или запихиваем грязное бельё в стиральную машину, или ждём автобус, а он не приходит, мы должны всегда помнить, что цель нашей жизни – не вовремя приехать, а стяжать благодать Святого Духа. И выбирать то для себя, что нас к этому приближает, и отвергать то, что нас от этого удаляет. Вот это христианская жизнь. Это постоянное творческое решение всех вопросов, возникающих в твоей жизни.

А у нас всё по всяким глупостям хотят к батюшке обращаться. Отчего это происходит? Не потому что ты такой тупой. Если такой тупой, на тебе 72-процентное мыло, ешь! А, не ешь? А батюшка же благословил, чего же ты не ешь? А почему он не ест? Не хочет мыло есть – значит, соображает. А соображать неохота, потому что умственный труд – самый тяжёлый. Поэтому людям умственного труда везде (кроме России) платят всегда самые большие деньги. Чтобы ум развить, во-первых, нужны, огромные усилия, многодесятилетние, а потом ещё употреблять к месту – это очень дорогого стоит.

И вот и христианство – это умное делание. Каждую минуту нужно делать выбор и нужно навык иметь делать этот правильный выбор. И нужно не уставать, потому что невозможно же «отдохнуть» от благодати Божией. Душа должна быть у христианина в постоянном напряжении. Дух, как говорится, должен быть бодр. Потому что он всегда должен быть в поиске. В поиске чего? Благодати Божией. А всё, что мешает этому, нужно постараться из своей жизни устранить.

Потому что мы вот с людьми спорим, дети иногда даже дерутся – за что они сражаются? За какие-то вещи, которые не имеют к духовной жизни никакого отношения. А воин Христов сражается за другое: его брань не против плоти и крови, не против себе подобных. Каждого человека он тоже использует, но для другого. Вот есть человек – и я могу через этого человека получить благодать Святого духа. Даже если этот человек мой родственник, с которым я живу уже 40 лет и знаю досконально, но всё равно… Вот я сейчас вспомнил одну историю человека. Он уже был очень стареньким, и жил только тем, чтобы ему только прийти на Литургию, причаститься. Я наблюдал эту сцену: он уже договорился, что сейчас пойдёт на службу, и жена была не против (она болела). Но потом она сказала: «Ты куда?» (потому что у неё было уже такое состояние мерцательного сознания, и она уже забывала: вот минуту с ней поговоришь, и она может спросить, что спросила давеча). Она спрашивает: «Ты куда?» Он отвечает: «Я на службу». А она говорит: «А как же я?» Да вроде бы только что договорились, что она останется, он пойдёт (до храма было примерно шагов 50). Он говорит: «Хорошо, я останусь». Представляете такое, ведь он жил только этим. И когда жена говорит «а как же я», он тут же оставляет ради неё самое дорогое. И потом, как бы кто-нибудь из моих прихожан на это отреагировал? Сказали бы: «Ну, вот вечно ты, нельзя с тобой, с дурой договориться! Я на службу хочу!» И пошло-поехало. А он тут же, ради послушания и для того, чтобы извлечь из этой ситуации возможность смириться, лишается самого дорогого и через это приобщиться благодати Божией. Ну а что случилось потом? А потом 50 шагов: батюшка пришёл, его причастил, и матушку заодно. На службе он, конечно, не побыл, но зато она была утешена. Вот так они жили и умерли почти в один день, прожили вместе такую совместную жизнь. И это было такое, понимаете, дивное зрелище. Как это вообще человек мог достигнуть такой высоты и красоты христианства?

Что такое христианство? «Так, Петров, иди к доске. Что такое христианство?», – «Христианство, Дмитрий Николаевич, это есть, жертвенная любовь к ближнему», – «Правильно, садись, пять». И вот человек на примере своей жизни это, собственно, и показывает. Вот этого нужно достичь. Но, понятно, что этого можно достичь при полном смирении, когда человек, как Христос и просил нас об этом, отвергается самого себя: «Отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной» (Мк. 8, 34). Вот этому нужно жизнь посвятить.

Остальное тоже нужно: и дом строить, и машину чинить, и юбилеи справлять – это не мешает. Но нужно всегда выбирать в данный момент – rуда я иду? Вот у меня служба, вот у меня это, здесь на свадьбу зовут, а здесь по другому поводу, – надо же сделать выбор, что лучше. Не с точки зрения – чего мне охота, потому что обычный человек как выбирает: что мне ближе. Человек выбирает сердцем, а сердце-то, что в нём, в сердце? «Там же гади ихже несть числа» (Пс. 103, 25). Поэтому сердцем – это вообще не годится. Надо из Священного Писания и по совести, а это иногда очень против сердца. Иногда сердце хочет вообще совсем не того, что нужно. Это тоже нужно очень хорошо понимать. Почему? Потому что мы люди грешные. Вот эта женщина самарянка не забыла, что она грешная. И это ей дало возможность увидеть благодать Бога. Так же и мы, если не будем об этом забывать, нам будет легче.

Многие жалуются сами на себя: «Вот я осуждаю». Почему ты осуждаешь? Потому что ты забыл, что ты – грешник, что ты такой же приговорённый осуждённый, ты совсем не судья. Судья – это Господь Бог. А ты – не судья, а если ты судишь, то ты – нахал, бессовестный нахал, присваивающий себе прерогативы Божьи. Ты просто забыл, что ты пёс смердящий грехами, ты не имеешь права никакого судить, а в тебе – страсть и гордость. И гордость заслоняет тебе твои собственные грехи. Поэтому ты и осуждаешь, тебе кажется, что, вот, он грешный, но ты хуже его в тысячу раз! И вот на примере этой женщины, конечно, грешницы (а кто не грешник?) Господь нам показывает всю истину и красоту христианской жизни.

Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.