Проповедь на отдание праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о христианстве как несении земного креста каждым истинным христианином на пути в Царствие Божие.  [Мк. 8, 34-38].
 

 

Воздвижение Креста Господня празднуется Церковью очень торжественно, заранее Церковь готовит народ Божий к этому празднику чтением Евангелия, посвящённому Кресту, ещё загодя, за неделю. И празднование происходит от дня Воздвижения целую неделю, и ныне мы совершаем отдание этого праздника, и читается Евангелие о Кресте, которое мы сегодня должны были слышать. Слова эти нам знакомые, но по своей глубине они неисчерпаемы. И это очень для нас важно, потому что человеку, который обратился к Богу, следующий шаг сделать очень сложно. Гораздо сложнее, чем даже само обращение к Богу. Во всём мире люди обращаются к Богу. А дальше идут в тот храм, к которому принадлежит его народ: если он индус, он идёт в языческий храм, если японец – в синтоистский, если он таджик, он идёт в мечеть, если итальянец, он идёт в костёл, если русский, он идёт в православную церковь. Если его, конечно, допрежь того не привели в какую-то секту. Таких тоже людей сотни тысяч, которые приходят, обратившись к Богу, не в православный храм, а в какую-нибудь секту. Какое тут отличие? В храм, в костёл, в мечеть человек приходит сам, а в секту его всегда приводят. Принципиальная разница. В каждой секте существует специальная обработка сознания человека. У нас принято называть теперь это – хоть и не совсем правильно, но во всяком случае всем это понятно – зомбированием. То есть мозг человека настраивают определённым образом, он начинает всё другое отрицать, на него никакие аргументы не действуют, и в этом сектантство и представляет собой опасность.

Некогда каждый из нас, обратившись к Богу, в силу того что мы в России живём, и в Москве, где храмов уже немало, и, возможно, и наши предки были крещёные православные люди, пришёл именно в православный храм. В том, что мы здесь очутились, ничего удивительного нет. И нет никакой нашей заслуги. Просто Господь решил нам Себя открыть. Но уже в храме мы сталкиваемся с такими вещами, которые совсем для нас непривычны. Более того, христианство учит прямо противоположно тому, чему учит нас этот мир. Христианство противоположно тому, чему учит семья. Христианство противоположно тому, как устроено наше государство. Христианство учит совершенно другим вещам. Если бы это немножко отличалось, как католицизм от православия – это ещё ничего. А тут прямо противоположные вещи. Поэтому в каждом храме среди людей, которые посещают регулярно (некоторые – десятилетиями) православных христиан совсем немного. Потому что большинство людей так и не понимают, в чём состоит христианство, не понимают, что такое покаяние, не понимают, зачем носят на себе крест. И вот, Святая Церковь, пытаясь в нас утвердить именно подлинные христианские истины, особенным образом выделяет разные праздники, чтоб мы через богослужение, которое носит катехизический характер, изучали христианство. Вот таким особенным образом празднуют Крест Господень.

Сегодня мы читали Евангелие от Марка. Евангелист Марк приводит слова Христовы: ...Кто хочет идти за Мою, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мк. 8, 34). Вот урок номер один. Что такое христианство? Христианство – это есть следование за Христом. Куда? На Голгофу. А что на Голгофе сотворили со Христом? Его распяли. Что такое христианство? Это сораспятие человека со Христом. А нам достаточно посмотреть, как мы относимся ко всяким скорбям, болезням, хирургическим операциям, как мы относимся к воспитанию детей. Прямо ровно наоборот. Детей сохранить хотим от всяких скорбей, поэтому такое повальное движение, чтобы ребёночка освободить от армии. Чему родители хотят научить? Спрашиваешь девочку 14-ти лет: «Кем ты хочешь стать?», она говорит: «Экономистом». Нормально? Как это девочка в 14 лет хочет стать экономистом? Это значит, у неё сознание перевёрнуто, она деньги хочет зарабатывать. Это в 14 лет! Хотя должно быть совсем наоборот. Что она должна сказать? «Я хочу быть мамой». Потому что Бог её создал не для того, чтоб она стала экономистом, или полицейским, или судебным приставом, а для того, чтобы она стала мамой. А для чего становиться мамой? Для того, чтобы для Христа воспитывать новых чад Церкви – вместо себя, вместо бабушки, дедушки, другого дедушки, другой бабушки, вместо своего мужа – воспитать тех детей, которых ей дарует Господь, христианами. Вот главное дело на земле. Откуда у девочки в 14 лет желание стать экономистом? От мамы и от папы. То есть совершенно людей не готовят к тому главному, что заповедовал Бог. Господь же не сказал: «Будь экономистом!» или, не дай Бог, «Будь художником!». Нет. Первая заповедь: Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю (Быт. 1, 28). Это первое. А потом там уж по склонности. Кто на гончарном круге делает посуду, кто строит домики, кто решил построить автозавод. Это не так важно. А кто-то дворником стал, хорошо метёт. Вот я сегодня ехал на машине в храм, смотрю: таджик метёт листья, и прям такой тротуарчик чистенький. Думаю: как хорошо! Какой хороший парень! С утра вместо нас – город-то наш – наводит чистоту. Он приехал из далёкой жаркой страны, работает за гроши, ему платят только половину того, что он заработал, живёт, как пёс, в каком-то подвале – и трудится. И как хорошо трудится! То есть этот таджик, хотя он, конечно, скорее всего, некрещёный человек, но он, понятно, ближе ко Христу, чем многие из нас, которые в церковь сегодня пришли, потому что половина опоздало, например, совершенно со спокойной душой, другая половина даже и к Причастию не приготовились, а он уже трудится с утра за эти гроши, которые зарплатой даже назвать нельзя. Человек может сам себя утешать, что я, мол, иду за Христом. Э, нет! И Господь про это говорит: Возьми крест свой (Мк. 8, 34). Ну а разве убирать тот дом, в котором ты живёшь – это не твой крест? Город этот, разве он не наш? Ну вот и пожалуйста.

Современная цивилизация, которую люди построили на развалинах цивилизации христианской, забыла о кресте, которым священник нас благословляет при отдании. Современная цивилизация совершенно антихристианская, она стремится к тому, чтоб от креста избавиться совсем. Господь заповедал человеку: В поте твоего будешь есть хлеб (Быт. 3, 19) – как результат грехопадения. А человек? А человек, даже взрослый, хочет играть. И особенно в Москве. То, что мы делаем – это нельзя назвать работой. Мне один директор завода говорил, что для современного человека главное – пройти проходную, а потом выйти. И он уже считает, что ему должны. А результат его пришествия на работу – ноль и даже минус, потому что он ещё в заводской столовой поел. А остальное что? Курево, разговоры, чего-то ждут, а на самом деле сама работа никак не идёт. И так во всём.

В воспитании детей никто не хочет на них потратить ни энергии ума, ни какого-то терпения, чтобы чему-то их научить. Любого ребёночка попроси прочесть «Отче наш» – он не знает, потому что папа его не научил, мама даже и не думает учить. Она думает, чтобы он только покушал и сделал уроки. А о душе никто не думает. В церковь привели – молодцы. Но это же всё-таки не телёнок, которого можно привести-увести. Его обязательно нужно научить. Обязательно вся семья должна бороться с его греховными проявлениями и, наоборот, поощрять то, что в нём есть от Бога – рудиментарные остатки чего-то доброго. Но это практически мы нигде не наблюдаем. И такие же отношения между супругами – совершенно не христианские.

Крест, который нам дан Самим Богом – это святыня. Своим болезни, трудные обстоятельства, нападение ближних, войны, безденежье – это есть святыня, это есть дар Божий. С помощью всяких трудных вещей, если это принимаем со смирением, с благодарностью, мы постепенно можем превратиться в христиан. А мы от этого отлыниваем, мы не хотим терпеть, и детей учим тому, чтобы как-то от всего этого избавиться, то есть поступаем прямо противоположно тому, что предписывает нам Евангелие. Правильно ли это? Да нет, конечно. И вот, Господь объясняет это: Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк. 8, 35). Ценность души человека исключительно в одном пункте – насколько эта душа привержена Евангелию. У нас есть такое выражение: по остаточному принципу. У нас сначала наша жизнь – работа, друзья, какие-то поездки, а Евангелие – в самую последнюю очередь. А должно быть наоборот: всю жизнь нужно перестроить так, что сначала Евангелие, евангельская жизнь, а потом – всё остальное. Но нет, все мысли направлены на земное устройство.

Сегодня ко мне одна женщина пришла, уже в годах, и говорит: «Переживаю очень за внука», я спрашиваю: «А кто его кормит грудью-то?», – «Да нет, ему уж 47 лет, всё переживаю», – «О чём?», – «Ну, как-то вот в жизни не устроен». Я говорю: «Маленький мой! Ну пока ж можно его грудью кормить и об устройстве крошки переживать 47-летней». И переживает. И о чём переживает? Что он никогда в жизни не причащался? Или о том, что он не знает, что такое покаяние? Или о том, что он не читал Евангелие? Или о том, что он ради Христа ничего не сделал? А если сделал, то ради себя и только для тех, кто ему приятен? Так что ж, человек не научен, умирает ни с чем, не в курсе дела самого главного.

Что главное в истории человечества? Помимо создания человека. Из ничего Господь создал человека – это удивительное дело. Всякие болящие люди, совершенно, конечно, безбожные, ищут во вселенной разум. Нашли остатки грязи на Марсе: о! там жизнь! Это совершенно исключено. Эти люди никогда не прикасались к Священному Писанию. Это, как раньше говорили, невозможно, потому что это не может быть никогда и нигде. Мы во всей вселенной на своей крохотной Землюшке – единственные. Пусть и такие придурочные, но всё-таки, кроме нас, никого нет. А искать этот разум – это просто вытягивать из правительства деньги, способ существования. Как правозащитные организации. Что надо сделать тому, кто не может себя нигде применить и не хочет потеть? Надо просмотреть все правозащитные организации, которые есть в Европе, выбрать себе по вкусу, перевести на русский язык их уставные документы и здесь основать такую же. И начать шуметь. Тебя заметят, тебе какой-нибудь дадут грант, и ты будешь бороться за свободу дельфинов, за то, чтобы куниц не выращивать, чтобы они не шли на воротники, жалеть куницу. При этом могут миллионы детей убивать в твоей стране – это не жалко. А куницу, которую специально на шкурку вырастили – это нельзя! И вот, у тебя уже дело, пиши на компьютере, конференцию организуй международную. Очень просто: позвонил приятельнице из Белоруссии, она приехала. Вот, вы собрались вдвоём и организовали международную конференцию. Потом из Интернета возьми какой-нибудь полный народу зал и покажи, что прошла конференция. И всё. Международная, кто же спорит! И всё, и грант ещё дадут, и ещё. Вот как борются против смерти куниц! И выступить против этого. Уже будешь заметной, будешь ездить на Запад, потому что они будут приглашать. За счёт приглашающей стороны ты уже и в Америку съездил. Хорошо бы ещё язык знать, это, конечно, сильно делу поспособствует. Вот так, не проливая пота, не зарабатывая стиркой или кружевными работами, не крутя машинку, можно вполне заработать, устроиться. Этих организаций – тысячи. Просто даю такой алгоритм для тех, кто не хочет ничего делать. А можно, наоборот, что-то полезное и сделать, и это будет очень даже хорошо. Но Господь учит одному, а мы этого как будто не слышим. И в этом печаль. И надо нам это в себе преодолеть, услышать Господа. А услышав, покаяться.

А что такое «покаяться»? Сегодня один человек мне сказал: «Угостила меня соседка тремя блинами, а я ем, думаю, оладушки, а по вкусу, как курица. Я у неё спрашиваю: «Что у тебя за такие интересные оладушки, что ешь, а как будто ты ешь курицу?», а та и отвечает: «Да я курицу провернула и вместе с оладьями спекла»». И она у меня спрашивает: «Что же мне теперь делать?» Она же пришла в храм, а в блины-то положили курицу! Человек думает, что покаяние – это когда ты ешь блины на постном масле, а не когда тебе тайком от тебя туда вложили курицу. Я даже не знал, что такое вообще возможно. Надо будет попробовать, хорошо ли это или нет. Так вот, покаяние – это не блины с курицей, потому что Христос умер на Кресте, вися обнажённым под палящим иерусалимским солнцем, не для того, чтобы человек лишился курицы в блинах, а для того, чтобы он был в своей совести повергнут перед Крестом Господним и пошёл бы за Христом на Голгофу, неся свой крест. Вот зачем. А не для того, чтобы он на блинах сосредотачивал своё драгоценное внимание. Нужно как-то понимать, что в жизни важно, а что менее важно. Никто пост не отменял и отменять никогда не будет. Мы на этом и стоим. Без поста невозможно научиться вообще никакому воздержанию, это хорошее упражнение, но оно всё-таки, как апостол говорит, мало полезно (1 Тим. 4, 8). А есть вещи более полезные, когда человек отвергается себя. Ради чего? Ради Бога и ради ближнего. Входит человек в трамвай и садится не по ходу движения лицом вперёд, а встаёт сзади в самое неудобное место, для того чтобы любой другой пришёл, и ему бы стоять или сидеть было удобно. Вот что такое христианство. Христианство – это за столом садиться на последнее место. Помним? Помним. И так во всём. Ближнего предпочитаю самому себе, потому что это есть любовь. Многие матери говорят, что вообще себе не готовят, за детьми подъедают. Очень по-христиански. И выбрасывать не надо еду, и себе тарелку экономят, потому что с одной тарелки, с другой-третьей, вот уже и сыта. Но – это дети. Как Тарас Бульба говорил в бессмертном произведении, что и зверь любит своё дитя. Поэтому если человек поступает, как волк, кормит своих детей, ради деток жертвует – это только первый шаг. Все живые существа любят своих детей. Чужих – нет, своих – любят. Когда молодой лев убивает старого или прогоняет его, если тот может убежать, он берёт себе в жёны его львицу и всех его детей убивает, а львица рожает ему новых. Он детей чужого льва не любит, так у львов заведено.

У нас сейчас многие своих детей не любят. Наоборот, дети нужны как некая помощь в жизни. «Вот, – говорит, – скучно мне что-то. Мама умерла. Может, взять из детского дома ребёночка?» Почему? Ну потому что скучно дома одной! Не потому, что хочу кровь пролить за этого ребёнка, а потому что мне скучно. Да заведи пса! И всё. И он такой забавный, особенно когда маленький. Ребёнок – это же не игрушка. Воспитывать детей – это кровь проливать. Почему люди не хотят детей рожать? Не потому, что голодно, нет. Это отговорка. Совсем по другой причине. Потому что дети всё время требуют всего внимания, всего времени, всех средств и так далее. Ну и всё время надо думать: один упал, другой подскользнулся, третий двойку принёс, пятого избили, шестой избил сам. И вот так всё время. Зачем такая жизнь? А когда телевизор? А когда кино? А в Турцию когда поедем? Да вообще никогда. Потому что попробуй всех отвези. Да это на самолёт растратишь все деньги, на которые мечтал там хорошенько отдохнуть, когда всё включено. Дети только жить мешают. Поэтому поменьше, поменьше. И это все. Даже если дочка из романтизма: «А вот рожу четверых!», бабушка тут же: «Ты что, с ума сошла?!». Врач в консультации: «Зачем Вам это надо?». А когда с третьей беременностью, врач, не слушая ничего, сразу выписывает направление на аборт. Женщина говорит: «Я рожать хочу!», – «А... А зачем Вам это надо?». Вот такой подход к детям, потому что кому они нужны. Чтоб поразвлечься – ну один, ну редко – второй. В среднем в России полтора ребёнка на семью.

И вот ещё после этого человек на себе крест носит, приходит в церковь, свечки ставит. Он думает, это такое взаимодействие с Богом, но это большое заблуждение, потому что Богу от нас не нужны ни свечки, ни записки. Абсолютно. У Него всё есть. Те материалы, которые мы используем для свечек – нефть, потому что свечки стеариновые у нас – это всё Божие создание. Когда-то росли на земле папоротники, хвощи, плауны; они давно закончили своё существование, их спрессовало пластом, получился где уголь, а где нефть; и вот, мы сейчас пользуемся этими запасами земли от тех эпох, когда человечков ещё на свете не было. Просто даром досталось. Кто-то открытие сделал, что это можно сжигать, а из нефти вообще всё что хочешь можно сделать – от полиэтиленового пакета до искусственной кожи, всё делается из нефти, вот такой драгоценный продукт.

Чтобы понять, что такое христианство, надо тот крест, который мы носим на себе, которым украшаем наши храмы, священнические облачения, которым мы благословляем, в себя, внутрь пропустить. Дать своему сердцу возможность любить. Что такое христианство? Христианство – это уподобление Христу. Христос специально для нас перед всем человечеством прожил жизнь. Всё Евангелие наполнено рассказом о том, что это была за тяжёлая жизнь. Он гонения испытывал с первого дня Своего рождения. И эта Его мученическая жизнь закончилась смертью на Голгофе. Первый христианин – Иисус Христос – прожил такую жизнь. И всех призывает, кто хочет, следовать за Ним: кто хочет идти за Мною (Мк. 8, 34). Силком – невозможно. Есть, конечно, сумасшедшие мамы, которые заставляют детей ходить в церковь. Но как это можно заставить любить? Заставить ненавидеть – это можно, потому что человек грешен, ему это сродни. А заставить любить – нет. Человек будет любить только того, кого он хочет. Привить любовь можно попробовать, постараться. Но это нужно самому любить Христа. А если мама учит: тут соври, тут возьми, тут не отдавай. И прощает всё на свете, любое хамство по отношению к себе, к бабушке. Ну и кого ты растишь-то? Того, кто даже на похороны к тебе не придёт? Скажет: «Мать, ну я не люблю покойников, там без меня похоронят». Похоронят, конечно. Ни один на улице не валяется.

Святая Церковь, желая в нас посеять любовь ко Кресту, доносит до нас через Евангелие эти великие слова о том, что кто хочет душу свою сберечь, он как раз её потеряет (см. Мк. 8, 35). Для чего потеряет? Для Царства Небесного.

У меня умер не так давно мой одноклассник, и девчонки наши устраивают поминки. Впервые за 35 лет мне задали такой вопрос, а мне всё время в день задают десятки, а то и сотни вопросов, но такой вопрос впервые: «Что надо ставить на стол?» О! Я ей ответил: «Желательно не просроченное». Потому что а что ставить? Люди думают, что от того, что стоит на столе, участь усопшего как-то изменится. Вот что у них в головах? Вот блин должен быть, рис с курагой, водки. Вот это вот так вот надо. Это даже не языческие представления, когда древние египтяне клали лошадей, жён фараона в могилу – это я понимаю: вот он здесь с ними жил, и там, поэтому горло резали и клали рядом, и они там подсыхали так же, как и фараон. Это хоть понятно, они как-то думают, что они прям отсюда туда, хотя это тоже совсем не так, а, может быть, даже наоборот: фараон пойдёт в преисподнюю, а жён-то его как мучениц, может, Господь себе возьмёт как страдалиц – с этим идиотом жили, мучились в гареме, да ещё горло им перерезали под конец жизни. Хорошее дело – побыть царицей. Не приведи Господь! Может, и так, мы же ничего не знаем. Но от того, что там положили из еды, вообще ничего не зависит. Но – ХХI век, люди запускают космические аппараты на Марс, в Голливуде делают сцены о полёте на Луну, потом все говорят про американских астронавтов, всякие технические достижения делают, термоядерную энергию обуздывают. И думают, что загробная участь зависит от того, что будет поставлено на поминальный стол! Причём все с высшим образованием, в нашем классе все поступили в ВУЗы, сто процентов. И вот, они задают такой вопрос. Чему же человека учат в ВУЗе? Наверно, как стать экономистом.

Какой самый главный вопрос жизни? Это вопрос смерти. Потому что какой смысл в твоей жизни? Для христианина смысл понятен. Когда ты обратился к Богу, прийти ко Христу, последовать за Ним, неся свой крест. Вот это есть смысл христианства. А во всём остальном какой смысл? Живи как хочешь, делай что хочешь, лишь бы на столе стояло то, что надо. Телевизор что ли приучил? Потому что любой праздник – что Курбан-байрам, что Пасха – а что кушать в этот день? А вот у нас кушают вот это, вот плов, вот с этим... И вот всё про еду. Как будто передача для поросят. Вот, свиньи, смотрите, что главное в праздник. Авраам принёс в жертву своего сына, Господь руку его остановил, и поэтому главное (главное!) – это кушать. Кушать, как будто ты свинка. Нет, всё таки в любой религии главное – её духовная составляющая, а совсем не еда. Но вот, к сожалению, самые популярные передачи – о том, как поесть. Как поесть вкусно и сытно, и что-нибудь такое новенькое. Весь предел человеческой жизни – это еда. Тогда надо и ставить это лозунгом: «Да здравствует вечное свинство!». Христос против этого. Наоборот, воздержание – главное, главное – духовная жизнь, которая в тебе, главное – благодать Святаго Духа, которая преодолевает твои греховные страсти. И главное – твоя жизнь во Христе.
 


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 8

    1. makdalin:

      Спасибо!

    2. георгий панчулидзе:

      Спасибо Вам отец Димитрий.

    3. VIKTOR:

      Спасибо, отец Дмитрий! Низкий поклон всем сотрудникам батюшки на блоге (или в блоге?) :)

    4. olesya0912:

      Спасибо еще и еще раз, отец Димитрий!
      Как это верно, что, к сожалению, первый шаг — это любовь к своим собственным детям, которой еще учиться надо. А потом уже и к другим.
      Не могу дать точную ссылку, молодая жена священника написала: «Через болезни детей Господь учит нас Любви». Пришлось прочувствовать, всем своим нутром…

    5. Nadezda75:

      Пыхтела на работе, что премию дали меньше, чем другим. Обида прямо была, аж до слез. Послушала проповедь. Враз отпустило, и на душе стало так радостно. Слава Богу за все! Спасибо, отец Дмитрий. Вы нас учите)

    6. Dmitry Krasilnikov:

      Спасибо за проповедь!

    7. Татьяна83:

      Спасибо, отец Дмитрий!!! В этот праздник я первый раз причастилась . А ночью слушала Вашу проповедь. Спасибо Вам за всё.

    8. Lena R:

      Спаси Господи, отец Димитрий!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.