Проповедь в Неделю 10-ю по Пятидесятнице. Успенский пост (2011.08.21)

Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы на Неделю 10-ю по Пятидесятнице 21 августа 2011 года. О бесновании и бесовской природе страстей, о гордости, гневливости, зависти, осуждении и о посте и воздержании как средстве для избавления от грехов, о воле человеческой и о воле Божией.

Трудно нам усваивать Священное Писание. Даже если спросить, о чём полчаса назад читали Евангелие, я думаю, что третья часть присутствующих здесь даже и не вспомнит. А уж что говорить о том, чтобы запомнить, о чём шла речь. Трудно уложить это в уме и сердце, а потом прикладывать к своей жизни. Надо пройти немало последовательных этапов, для которых совершенно необходимо очень и очень сильное желание Священное писание усвоить. В этом вся трудность. Евангелист Матфей повествует нам о том, как апостолы со Христом пришли к народу. И подошёл к Спасителю человек «и, преклоняя перед Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него, и отрок исцелился в той час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; ничего не будет невозможного для вас. Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф.17, 14–21). Это какой род? Тот, о котором Господь сказал: «О, род неверный!» Имеются в виду бывшие Ангелы, ставшие бесами, которые мучают людей, и себя мучают, и являются противниками Божиими.

Для того чтобы исцелить человека от болезни, нужно усилие двух сторон: во-первых, самого человека (если он принимает своё лечение с мыслями – «может, поможет, может, нет», – тогда он не выздоровеет), во-вторых, – необходимо, чтобы Божественная благодать сочеталась обязательно с волей человека. Или многие говорят: «А, мне ничего не помогает». Не помогает? И не поможет. Потому что надо, чтобы человек очень хотел выздороветь, предпринимал для этого очень серьёзные усилия и духа, и воли, и ума, и всего своего естества. Но вот при таком заболевании, как беснование – здесь воля человека выключается. И этот отрок, и любой другой человек, которого мы именуем бесноватым, не может проявлять свою волю никак. Поэтому, чтобы его исцелить, нужно только, чтобы исполнилась воля Божья на нём.

Так, по определению, все люди, рождённые на земле, с младенчества уже бесноватые. Как это можно определить? А то, что наши все поступки, мысли, дела, чувства – они управляются не волей Божией, а бесами. Вот даже маленький ребёнок, ещё не говорящий, он уже обижается. На что? Почему? А потому, что у него есть гордость. Маленький ребёнок ещё не говорит, а уже находится в обиде – сморщит личико и плачет. Гордость в ребёнке младше двух лет. Есть и зависть. Это когда ребёночек видит, что кому-то отдают предпочтение (во внимании), он может начать что-нибудь швырять, бросаться на пол в истерическом припадке. Он хочет по честолюбию и тщеславию, которые есть даже у младенца, быть центром внимания. Если взрослый человек с кем-то разговаривает, даже если ребёнок на руках у него, но он забыл о нём, он может какие-то звуки издавать, требуя внимания к себе. Если не помогает – он начнёт кричать. «Вы от меня отвлеклись. Кто вы там такие, взрослые людишки? Я – пуп земли!» То есть его поступками руководят страсти. А откуда страсти, природа страстей? Природа страстей – в бесах. Это совершенно не свойство человека. Человек – создание Божие, великое и прекрасное. Но природа испорчена грехом, и человек уже рождается бесноватым. Но мы не называем ни младенцев, ни взрослых бесноватыми. Потому что если младенцам самостоятельно трудно противостоять страстям, им легко в этом можно помочь, как-то отвлечь, а у взрослых уже есть воля, с помощью которой они могут сопротивляться своему беснованию. Например, жена что-то скажет мужу дома, что ему не нравится, он тут же начнёт на неё орать, а если дурно воспитан, то и с кулаками полезет. А если начальник на работе – «Ты – козёл, бездельник, надоел, только болтаешь, куришь!» Стоит, молчит. Или оправдывается. Но с кулаками, особенно если в армии, на вышестоящего – нет, не способен. Почему? В одном случае распускается, а в другом случае – нет. Значит, он может себя управить, может сдержать, то есть воля присутствует. Поэтому, пока воля человека полностью не поражена беснованием, мы такого человека не называем бесноватым. В период припадка какого-то он беснуется, но это потом проходит. Некоторые говорят: «Я отходчивый». Да не ты отходчивый. Бесы отошли чуть-чуть – и ты отдыхаешь. Потом они опять на тебя набросились – и ты будешь так же прыгать, когда тебя дёргают за ниточку, когда им захочется. Это не ты отходчивый, это они отходчивые. Они добились своего и стоят в сторонке, смотрят, наблюдают, чего они с тобой сделали. Они манипулируют. Им нравится проявлять власть над людьми.

А отрок, о котором мы читаем в Евангелии, ничего не мог с собой сделать. Поэтому его состояние называется беснование. Господь почему отрока исцелил? Потому что его отец Его об этом попросил, твердо веруя, что Господь Иисус Христос сможет это сделать. И Господь это сделал. Всё очень просто. А апостолы, к которым он вначале обратился, этого сделать не смогли. Потом они наедине спросили у Спасителя. А почему наедине? Да по гордости. «Чтобы мне при всех!..» На глазах у всех, значит, бесноваться можно, а тебе замечание при всех сделать нельзя. Почему? Гордость не позволяет. Не позволяет гордость признаться, что у тебя ничего не получилось. Вот Спаситель им и сказал: «По маловерию вашему». Раньше не говорили: «Веруешь ли ты в Бога?» Это новейшее изобретение. Потому что только сумасшедший не верует в Бога. Любой атеист – сумасшедший. Но мы знаем, что Христа распяли чрезвычайно верующие люди. Вопрос раньше ставили так: «Веруешь ли ты Богу?» Даже такое у нас в русском языке осталось выражение «ей-Богу». Имеется в виду: «Да, верую Богу». Ему Самому. Я верую, что всё правда, что Бог сказал, я верую, что это прямо ко мне относится. Я верую, что, если я это полностью приму, то буду этому следовать как воле Божьей. И вот апостолы, хотя он им сказал: «Больных исцеляйте, мертвых воскрешайте, прокаженных очищайте, бесов изгоняйте. Даром получили — даром давайте» (Мф. 10, 8) – но тут они как-то немножко засомневались. А раз засомневались (а любое сомнение – от дьявола), благодать Божья отошла, они не смогли бедному отроку помочь, и он тогда непосредственно к Христу Спасителю обратился, и Господь запретил бесу и он вышел от него.

«…Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, и она перейдет; и ничего не будет и ничего не будет невозможного для вас; Сей же род (бесовский) изгоняется только молитвой и постом» (Мф. 17, 20–21). Это действительно так. Пост – это есть воздержание не от мяса, творога, а пост – это есть воздержание от греха. Но не для маленьких детей, которые ещё не знают, что такое воздержание. Трудно трёхлетнему ребёнку понять, если ему скажут: «Знаешь что, ты должен от тщеславия воздерживаться». Не поймёт, о чём речь. А вот если скажешь, что пост – среда, пятница – мы сегодня мороженое не едим, это он поймёт. Поэтому пост в пище – это для детей. Но ребёнок бывает не только по возрасту. Бывает ребёнок и в вере. Так что пост телесный – это для начинающих. Но цель поста – научиться воздерживаться не только желудком, что очень полезно, а воздерживаться, прежде всего, от проявления страстей. Зачем это нужно? Это есть свидетельство наше пред Богом, что мы хотим от этого исцелиться (от приверженности страстям). Если человек воздерживается, демонстрирует Богу своё желание, Бог эти усилия замечает. Потому что большинство людей, подавляющее большинство людей, от грехов избавляться не хотят. Потому что грехи – они очень приятны, они родные, они любимые.

Самый распространённый у нас грех – это осуждение. Мы постоянно осуждаем других. Почему? Нам это делать нравится. Даже всякие хитрости придумываем: «Это я не в осуждение, а в рассуждение». Самый любимый объект для нашего упражнения – это духовенство. То, что они рассказывают, как надо, сами ничего не делают. А нам очень приятно, что мы не хуже, а лучше. И некоторые так говорят: «Паче сана». То есть я его осуждаю не как священника, а как человека, который согрешает. Человек на всякие хитрости пускается, лишь бы ему погрешить. А что за сладость такая в этом – осудить другого? Очень просто – потешить свою гордость. Когда я говорю о том, какой некто плохой, или не говорю, а молчу, да покачиваю головой, тем самым я возвышаюсь, я головой машу, как крылами, которые меня возносят над ним. То есть, он – никчёмное барахло. Другое дело – я. «Я не таков, как прочие люди» (Лк. 18, 11), нет, я такой хороший! И это тешит человека. Почему? Потому что есть гордость, а всякая страсть нуждается в пище. Страсть чревоугодия нуждается в конкретной пище: жиры, белки, углеводы, микроэлементы, витамины. А страсть гордости нуждается в осуждении.

Страсть гнева питается тогда, когда мы гневаемся на кого-то. И когда нам нужно оправдать себя в гневе, мы говорим: «Но он же меня довёл!» А представь себе, что на твоём месте будет преподобный Сергий Радонежский. Он бы его довёл? Нет. Значит, причина-то не в том, что он довёл, а причина в том, что ты не Сергий Радонежский, а что ты обыкновенный, бедный, гневливый человек, исполненный страстью гнева, который, бедненький ты мой, есть смертный грех. Поэтому ты через свой гнев душу погубляешь. Не через то, что он тебя довёл, а через то, что гневливый. Даже если тебя запереть в келье на месяц, может кончиться тем, что ты будешь предметы швырять в паука, который не там паутину сплел. Гнев – он найдет себе возможность. Никуда не денешься. Некоторые мечтают, особенно по молодости: вот куда-то уеду, в какой-то скит, там будет тихо, птички петь будут, и там я не буду гневаться, не буду раздражаться. А комары? А смена погоды? А плохое самочувствие? А ногу на сучок напорол? Всегда будет повод и выматериться, и ещё кого-то осудить из прошлого. Накинутся воспоминания, и ты будешь с утра до вечера проклинать и этого, и того, и все мысли будут проходить не в молитве, а в том самом осуждении. Страсть гнева будет шибче душить, чем если бы ты жил в центре Москвы, потому что в скиту-то бесы разгуляются, нельзя будет отвлечься. В Москве хоть телевизор включил, футбол посмотрел. Но и здесь – осуждение: судят не так, играют не так, тренируют не так, болельщики ведут себя не так, и телевизор мелькает – всё не так. И поздно показывают – опять не так. Потому что это внутри нас. И куда бы ты это в себе ни увёз, ты увезёшь это вместе со своим внутренним багажом.

Поэтому так важно воздержание. Когда Господь видит, что человек воздерживается, и, как отец этого отрока, со слезами на глазах, коленопреклоненный, молится: «Исцели!» – а Господь, что, Ему жалко? Он видит, что человек старается и просит. Ну, и пожалуйста. Бог-то хочет того же, что и тот человек, который просит об исцелении. Ведь Господь пришёл на землю, чтобы всех исцелить. И если мы до сих пор остаёмся бесноватыми, то по одной причине – что мы не воздерживаемся от своих грехов и не просим у Бога об исцелении. В этом причина.

Если бы мы серьёзно начали воздерживаться от всех восьми страстей человеческих… У нас у всех одни и те же страсти, просто у одного – одна главенствующая – любит покушать, а у другого – другая – любит поорать, а у третьего – любит осудить, а у четвёртого – любит поблудить, а у пятого – все семь или восемь, разные есть списки этих страстей. Они у всех присутствуют в разных формах, независимо ни от возраста, ни от состояния, ни от социального положения, ни от образования. Например, человек образованный, из хорошей семьи – вдруг человека убил. А гнев-то, какая разница, он может и академика душить, может и простого человека. Или зависть, или ревность. В каком-нибудь научном мире постоянно идёт такая грызня – хуже, чем на коммунальной кухне. И все друг друга и подставляют, и клевещут, и незнамо что делают. Вроде бы люди и учёные, и много книг прочли, а страсти те же. Потому что само по себе образование, широта ума – ничего не дают для того, чтобы человек побеждал свою страсть. Нужно целенаправленно желать исцеления, и целенаправленно воздерживаться от страстей, и ежедневно со слезами молиться Богу, потому что только Он может исцелить. Мы можем явить свою готовность – и тогда Господь придёт на помощь.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Проповедь в Неделю 10-ю по Пятидесятнице. Успенский пост (2011.08.21)

Трудно нам усваивать Священное Писание. Даже если спросить, о чём полчаса назад читали Евангелие, я думаю, что третья часть присутствующих здесь даже и не вспомнит. А уж что говорить о том, чтобы запомнить, о чём шла речь. Трудно уложить это в уме и сердце, а потом прикладывать к своей жизни. Надо пройти немало последовательных этапов, для которых совершенно необходимо очень и очень сильное желание Священное писание усвоить. В этом вся трудность. Евангелист Матфей повествует нам о том, как апостолы со Христом пришли к народу. И подошёл к Спасителю человек «и, преклоняя перед Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него, и отрок исцелился в той час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; ничего не будет невозможного для вас. Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф.17, 14–21). Это какой род? Тот, о котором Господь сказал: «О, род неверный!» Имеются в виду бывшие Ангелы, ставшие бесами, которые мучают людей, и себя мучают, и являются противниками Божиими.

Для того чтобы исцелить человека от болезни, нужно усилие двух сторон: во-первых, самого человека (если он принимает своё лечение с мыслями – «может, поможет, может, нет», – тогда он не выздоровеет), во-вторых, – необходимо, чтобы Божественная благодать сочеталась обязательно с волей человека. Или многие говорят: «А, мне ничего не помогает». Не помогает? И не поможет. Потому что надо, чтобы человек очень хотел выздороветь, предпринимал для этого очень серьёзные усилия и духа, и воли, и ума, и всего своего естества. Но вот при таком заболевании, как беснование – здесь воля человека выключается. И этот отрок, и любой другой человек, которого мы именуем бесноватым, не может проявлять свою волю никак. Поэтому, чтобы его исцелить, нужно только, чтобы исполнилась воля Божья на нём.

Так, по определению, все люди, рождённые на земле, с младенчества уже бесноватые. Как это можно определить? А то, что наши все поступки, мысли, дела, чувства – они управляются не волей Божией, а бесами. Вот даже маленький ребёнок, ещё не говорящий, он уже обижается. На что? Почему? А потому, что у него есть гордость. Маленький ребёнок ещё не говорит, а уже находится в обиде – сморщит личико и плачет. Гордость в ребёнке младше двух лет. Есть и зависть. Это когда ребёночек видит, что кому-то отдают предпочтение (во внимании), он может начать что-нибудь швырять, бросаться на пол в истерическом припадке. Он хочет по честолюбию и тщеславию, которые есть даже у младенца, быть центром внимания. Если взрослый человек с кем-то разговаривает, даже если ребёнок на руках у него, но он забыл о нём, он может какие-то звуки издавать, требуя внимания к себе. Если не помогает – он начнёт кричать. «Вы от меня отвлеклись. Кто вы там такие, взрослые людишки? Я – пуп земли!» То есть его поступками руководят страсти. А откуда страсти, природа страстей? Природа страстей – в бесах. Это совершенно не свойство человека. Человек – создание Божие, великое и прекрасное. Но природа испорчена грехом, и человек уже рождается бесноватым. Но мы не называем ни младенцев, ни взрослых бесноватыми. Потому что если младенцам самостоятельно трудно противостоять страстям, им легко в этом можно помочь, как-то отвлечь, а у взрослых уже есть воля, с помощью которой они могут сопротивляться своему беснованию. Например, жена что-то скажет мужу дома, что ему не нравится, он тут же начнёт на неё орать, а если дурно воспитан, то и с кулаками полезет. А если начальник на работе – «Ты – козёл, бездельник, надоел, только болтаешь, куришь!» Стоит, молчит. Или оправдывается. Но с кулаками, особенно если в армии, на вышестоящего – нет, не способен. Почему? В одном случае распускается, а в другом случае – нет. Значит, он может себя управить, может сдержать, то есть воля присутствует. Поэтому, пока воля человека полностью не поражена беснованием, мы такого человека не называем бесноватым. В период припадка какого-то он беснуется, но это потом проходит. Некоторые говорят: «Я отходчивый». Да не ты отходчивый. Бесы отошли чуть-чуть – и ты отдыхаешь. Потом они опять на тебя набросились – и ты будешь так же прыгать, когда тебя дёргают за ниточку, когда им захочется. Это не ты отходчивый, это они отходчивые. Они добились своего и стоят в сторонке, смотрят, наблюдают, чего они с тобой сделали. Они манипулируют. Им нравится проявлять власть над людьми.

А отрок, о котором мы читаем в Евангелии, ничего не мог с собой сделать. Поэтому его состояние называется беснование. Господь почему отрока исцелил? Потому что его отец Его об этом попросил, твердо веруя, что Господь Иисус Христос сможет это сделать. И Господь это сделал. Всё очень просто. А апостолы, к которым он вначале обратился, этого сделать не смогли. Потом они наедине спросили у Спасителя. А почему наедине? Да по гордости. «Чтобы мне при всех!..» На глазах у всех, значит, бесноваться можно, а тебе замечание при всех сделать нельзя. Почему? Гордость не позволяет. Не позволяет гордость признаться, что у тебя ничего не получилось. Вот Спаситель им и сказал: «По маловерию вашему». Раньше не говорили: «Веруешь ли ты в Бога?» Это новейшее изобретение. Потому что только сумасшедший не верует в Бога. Любой атеист – сумасшедший. Но мы знаем, что Христа распяли чрезвычайно верующие люди. Вопрос раньше ставили так: «Веруешь ли ты Богу?» Даже такое у нас в русском языке осталось выражение «ей-Богу». Имеется в виду: «Да, верую Богу». Ему Самому. Я верую, что всё правда, что Бог сказал, я верую, что это прямо ко мне относится. Я верую, что, если я это полностью приму, то буду этому следовать как воле Божьей. И вот апостолы, хотя он им сказал: «Больных исцеляйте, мертвых воскрешайте, прокаженных очищайте, бесов изгоняйте. Даром получили — даром давайте» (Мф. 10, 8) – но тут они как-то немножко засомневались. А раз засомневались (а любое сомнение – от дьявола), благодать Божья отошла, они не смогли бедному отроку помочь, и он тогда непосредственно к Христу Спасителю обратился, и Господь запретил бесу и он вышел от него.

«…Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, и она перейдет; и ничего не будет и ничего не будет невозможного для вас; Сей же род (бесовский) изгоняется только молитвой и постом» (Мф. 17, 20–21). Это действительно так. Пост – это есть воздержание не от мяса, творога, а пост – это есть воздержание от греха. Но не для маленьких детей, которые ещё не знают, что такое воздержание. Трудно трёхлетнему ребёнку понять, если ему скажут: «Знаешь что, ты должен от тщеславия воздерживаться». Не поймёт, о чём речь. А вот если скажешь, что пост – среда, пятница – мы сегодня мороженое не едим, это он поймёт. Поэтому пост в пище – это для детей. Но ребёнок бывает не только по возрасту. Бывает ребёнок и в вере. Так что пост телесный – это для начинающих. Но цель поста – научиться воздерживаться не только желудком, что очень полезно, а воздерживаться, прежде всего, от проявления страстей. Зачем это нужно? Это есть свидетельство наше пред Богом, что мы хотим от этого исцелиться (от приверженности страстям). Если человек воздерживается, демонстрирует Богу своё желание, Бог эти усилия замечает. Потому что большинство людей, подавляющее большинство людей, от грехов избавляться не хотят. Потому что грехи – они очень приятны, они родные, они любимые.

Самый распространённый у нас грех – это осуждение. Мы постоянно осуждаем других. Почему? Нам это делать нравится. Даже всякие хитрости придумываем: «Это я не в осуждение, а в рассуждение». Самый любимый объект для нашего упражнения – это духовенство. То, что они рассказывают, как надо, сами ничего не делают. А нам очень приятно, что мы не хуже, а лучше. И некоторые так говорят: «Паче сана». То есть я его осуждаю не как священника, а как человека, который согрешает. Человек на всякие хитрости пускается, лишь бы ему погрешить. А что за сладость такая в этом – осудить другого? Очень просто – потешить свою гордость. Когда я говорю о том, какой некто плохой, или не говорю, а молчу, да покачиваю головой, тем самым я возвышаюсь, я головой машу, как крылами, которые меня возносят над ним. То есть, он – никчёмное барахло. Другое дело – я. «Я не таков, как прочие люди» (Лк. 18, 11), нет, я такой хороший! И это тешит человека. Почему? Потому что есть гордость, а всякая страсть нуждается в пище. Страсть чревоугодия нуждается в конкретной пище: жиры, белки, углеводы, микроэлементы, витамины. А страсть гордости нуждается в осуждении.

Страсть гнева питается тогда, когда мы гневаемся на кого-то. И когда нам нужно оправдать себя в гневе, мы говорим: «Но он же меня довёл!» А представь себе, что на твоём месте будет преподобный Сергий Радонежский. Он бы его довёл? Нет. Значит, причина-то не в том, что он довёл, а причина в том, что ты не Сергий Радонежский, а что ты обыкновенный, бедный, гневливый человек, исполненный страстью гнева, который, бедненький ты мой, есть смертный грех. Поэтому ты через свой гнев душу погубляешь. Не через то, что он тебя довёл, а через то, что гневливый. Даже если тебя запереть в келье на месяц, может кончиться тем, что ты будешь предметы швырять в паука, который не там паутину сплел. Гнев – он найдет себе возможность. Никуда не денешься. Некоторые мечтают, особенно по молодости: вот куда-то уеду, в какой-то скит, там будет тихо, птички петь будут, и там я не буду гневаться, не буду раздражаться. А комары? А смена погоды? А плохое самочувствие? А ногу на сучок напорол? Всегда будет повод и выматериться, и ещё кого-то осудить из прошлого. Накинутся воспоминания, и ты будешь с утра до вечера проклинать и этого, и того, и все мысли будут проходить не в молитве, а в том самом осуждении. Страсть гнева будет шибче душить, чем если бы ты жил в центре Москвы, потому что в скиту-то бесы разгуляются, нельзя будет отвлечься. В Москве хоть телевизор включил, футбол посмотрел. Но и здесь – осуждение: судят не так, играют не так, тренируют не так, болельщики ведут себя не так, и телевизор мелькает – всё не так. И поздно показывают – опять не так. Потому что это внутри нас. И куда бы ты это в себе ни увёз, ты увезёшь это вместе со своим внутренним багажом.

Поэтому так важно воздержание. Когда Господь видит, что человек воздерживается, и, как отец этого отрока, со слезами на глазах, коленопреклоненный, молится: «Исцели!» – а Господь, что, Ему жалко? Он видит, что человек старается и просит. Ну, и пожалуйста. Бог-то хочет того же, что и тот человек, который просит об исцелении. Ведь Господь пришёл на землю, чтобы всех исцелить. И если мы до сих пор остаёмся бесноватыми, то по одной причине – что мы не воздерживаемся от своих грехов и не просим у Бога об исцелении. В этом причина.

Если бы мы серьёзно начали воздерживаться от всех восьми страстей человеческих… У нас у всех одни и те же страсти, просто у одного – одна главенствующая – любит покушать, а у другого – другая – любит поорать, а у третьего – любит осудить, а у четвёртого – любит поблудить, а у пятого – все семь или восемь, разные есть списки этих страстей. Они у всех присутствуют в разных формах, независимо ни от возраста, ни от состояния, ни от социального положения, ни от образования. Например, человек образованный, из хорошей семьи – вдруг человека убил. А гнев-то, какая разница, он может и академика душить, может и простого человека. Или зависть, или ревность. В каком-нибудь научном мире постоянно идёт такая грызня – хуже, чем на коммунальной кухне. И все друг друга и подставляют, и клевещут, и незнамо что делают. Вроде бы люди и учёные, и много книг прочли, а страсти те же. Потому что само по себе образование, широта ума – ничего не дают для того, чтобы человек побеждал свою страсть. Нужно целенаправленно желать исцеления, и целенаправленно воздерживаться от страстей, и ежедневно со слезами молиться Богу, потому что только Он может исцелить. Мы можем явить свою готовность – и тогда Господь придёт на помощь.


Комментарии.

    Комментариев 24

    1. lisevich:

      Я тоже хотел предложить такие проповеди доводить до сведения прихожан в нашем храме, но «спаси себя и хватит с тебя» расставляет всё на свои места, спросят — тогда, пожалуйста, подскажем, что есть такая, доступная для нашего, к сожаленью, отупевшего ума форма. Очень ждём выхода БлогПоста (замена Русского Часа). Спаси Господи всех причастных к этому сайту!

    2. allmeo:

      Братья, подскажите будет ли далее выходить в эфир на СПАСе программа «Русский час»? Или ее закрыли?

      • regent:

        Пока этого никто не знает. Собираемся запустить на блоге некий аналог «Русского часа», который будет называться «Блог-пост Дмитрия Смирнова» и сделать на блоге страницу для сбора вопросов. В пятницу отсняли первый выпуск (тоже вместе с о.Александром Березовским).

    3. Natalya_M:

      Пробовала по совету о. Димитрия обращаться к Господу за помощью, когда одолевает приступ какой-либо страсти, с которым не в силах справиться. И Он действительно помогает! Когда расписываешься в неспособности урегулировать собственную внутреннюю жизнь, помощь приходит очень быстро. Такое ощущение, будто чья-то сильная рука вытаскивает из пучины и поддерживает на плаву твоё барахтающееся тельце. Господь рядом с нами, окаянными. Только руку протяни или издай хоть какой-то писк.

      • eva100:

        У меня так же. Только до этого нужно твёрдо решиться избавиться от этого. А то не получается. Проверено на горьком опыте….

    4. kuzma_prutkoff:

      На 12 мин. 20 сек. сказано, что «ЛЮБОЕ сомнение от дьявола», но это нет так. Не любое сомнение от дьявола!

      • valek-83:

        Но как правило, это действительно так. К примеру, когда вы спрашиваете человека о чем-нибудь конкретном, и он не точно знает ответ на заданый вопрос и начинает сомневаясь что-то сочинять, то это — 100% от дьявола. Это — древнее хоршее дьявольское оружие против Божией Истины. А если к тому примешивается гордость — возникает ересь, когда ложь пытается утвердиться. Сказано же: «всяк человек ложь»(Пс 115.) — это и про сомненья думается тоже. А что делать, когда в чем-либо сомневаешься, а надо быстро принять решение? На себя нельзя надеяться, но Господь поможет! Сомневаетесь? :-)

        • kuzma_prutkoff:

          Если что-то говорят тебе нейтральное или хорошее, то нужно верить. Если говорят что-то греховное, например, что-то плохое о человеке — нужно не верить.
          Сомневаться нормально, например, испытывая духов, от Бога ли они (1 Ин.4.1), в этом случае это очень даже хорошо.

    5. svettsov:

      Отец Димитрий говорит. что телесный пост — это для начинающих, а основная цель поста — воздерживаться от проявления страстей. Но православный христианин должен всегда воздерживаться от грехов и проявления страстей, и поэтому пост в этом смысле не может быть выделен. Мы не можем давать себе вне поста послабление в грехах. Поэтому получается, что время поста — это лишь воздержание в пище и других телесных потребностях?

      • valek-83:

        Вы разумеется правы в том, что :»православный христианин должен всегда воздерживаться от грехов и проявления страстей», но я уверен, что православные в обыденной жизни далеко не безгрешны и вы и я, думаю тому подтверждение, грехи всегда есть и будут до конца земной жизни! Надо только их постоянно исповедовать и пытаться не повторять, не любить всякий грех как мерзость, душу пачкающую. Мы идем по земле пыльной и грязной в греховном плане, ничего не поделаешь (тут нам проверка на надежность в Царствии Небесном), только одним нравится в греховной грязи идти и не мыться, а другие чистятся и пытаются идти более аккуратно, образно говоря. Православные, конечно, знают что — ничто нечистое в Царствие Небесное не войдет, поэтому и чистятся и стараются меньше грешить. А время поста — это, когда надо в большей степени следить за чистотой души. Как правило, в это время бесы усиленно пытаются замазать душу своим… творением. Огради нас Господи силою Честнаго Твоего Креста от Всякого зла! +

    6. valek-83:

      Господь желает нам всем спасения, но мы не всегда того хотим, или хотим, но ничего для этого не делаем, ибо страсти осязаемой воли Божией для грешного человека, тем более в повседневном отсутствии трезвения и Страха Божия. По себе знаю… Еще надеюсь на милость Божию, и верю Он прощает, когда сердечно каюсь. Сердечно каяться не всегда удается и бороться со страстьми это не просто. А что делать? Опять и опять молить о помиловании приходиться. По грешной земле ходить и не согрешить — невозможно, надо только грех возненавидеть, а не относится к нему, как к норме. Ведь когда в туалет ходишь вытераешься, не норма же не чистому ходить. Так и здесь со стастьми и похотьми, как после диореи опять на исповедь с желанием больше не грешить… Хоть так всю жизнь бы прожить, не до высот духовных. Простите за такой пример. Вот это написал и потщеславился, прости Господи! Спаси вас Господь Братья и Сестры, Мир вам! Долгая лета о.Димитрию!

    7. eva100:

      Какая сильная проповедь! У меня складывается впечатление, что проповеди о.Дмитрия с каждым разом становятся всё глубже и цепляют за живое всё сильнее. По крайней мере меня. Или это оттого, что благодаря им меняюсь и вижу теперь в себе абсолютно все страсти, о которых говорит батюшка?

      • eva100:

        И к Богу пришла в очень большой мере благодаря отцу Дмитрию. А вот подругам своим сколько ни советовала слушать батюшкины передачи и проповеди, так и не стали, хотя интернет у всех есть. Это меня очень печалит…

        • bifford:

          и я тоже узнал о христианстве от о.Дмитрия, и моих ближних проповеди батюшки не «цыпляют», зато их цепляет ТВ. Будь оно неладно!

      • Tina:

        Думаю, не проповеди отца Димитрия становятся глубже, а мы, благодаря проповедям отца Димитрия становимся глубже по восприятию, по чувствам и мыслям. Потому-то они и «цепляют».

      • bifford:

        А мне наоборот более нравятся ранние проповеди о.Дмитрия. В этой проповеди батюшка говорит, что осуждение выражать недовольство игрой футбольной команды.. Разве это осуждение?

        • regent:

          это не осуждение, это — ирония по поводу осуждения :-)

        • eva100:

          Мне и ранние проповеди тоже очень нравятся, они, так сказать, более благодушные что ли. А поводу футбола, мне кажется батюшка прав: когда наш дед смотрит матч, он всё время злится на игроков, если они что-то не так сделают, промажут например. Кричит: «мазила!» и т.д. А если злится, то и осуждает внутри, это же одно другое за собой тянет. После матча говорит: «Все нервы мне вытрепали». Хотя понятно, кто ему помог их вытрепать. Вот такое наблюдение. Может и ошибаюсь.

          • regent:

            Насчет более благодушных ранних проповедей о.Димитрия сильно сомневаюсь — достаточно прослушать, например, проповеди за 2000 год — там благодушием и не пахнет, про более ранние — и не говорю :-)

    8. Ira-a:

      Слушала проповедь и стало стыдно за свои поступки — отрезвление полное! Как всё просто вроде бы и как трудно следовать заповедям! Спасибо!

    9. Tina:

      Слушаешь отца Димитрия и во всей «красе» видишь свою сущность. Своё потакание бесам греха и заигрывания с ними.
      Лучшего кнута для этого «рода», чем пост и молитва, действительно, нет.
      А искать для исправления удаленные уединенные места бессмысленно.
      Твои пороки останутся при тебе. Здесь воля нужна. Твоя личная и помощь Божья. А прозрение наступает вот после таких проповедей.
      Оторопь и ужас охватывает от того, что ты собой представляешь. Такое отрезвление — горькая пилюля. Но после неё-то как раз и начинает пробуждаться стремление не давать себе послаблений. Как не крути, а гордынька-то прочно в душе засела, корешки глубоко пустила. Сорняк для прополки не сильно податливый, но с Божьей помощью и с ним можно справиться.
      И ликбез и холодный душ проповедь отца Димитрия! В том -то и сила её, что до костей пробирает!

    10. Леонид Матвеев:

      «Трудно усвоить священное писание…» !!!

      • valek-83:

        Это не оправдание греховности, но тут только так — как говорил о. Димитрий, воля наша и воля Божия должны совпасть, а как этого добиться — молиться.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.