Проповедь на неделю 1-ю Великого поста. Торжество Православия (20 марта 2016 года)
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о ересях, которые как бы основываясь формально на Священном Писании не учитывают Священного Предания и заводят в догматический тупик, и о новой ереси по поводу 8-го Вселенского Собора, порождённой глупыми необразованными и тёмными людьми. По Евангельскому чтению о Филиппе и Нафанаиле [Ин. 1, 43-21].
 

Сегодняшний воскресный день посвящён Торжеству Православия. В этот день на Седьмом Вселенском Соборе было восстановлено почитание святых икон. Начиная с седьмого века на нашей матушке-земле возникли вполне еретические веяния. Возникла идея, что святым иконам нельзя поклоняться, нельзя их почитать, и приводились аргументы из Библии. Всегда все ереси основываются на Священном Писании, только толкование этого Писания находится вне Предания Церкви. И поэтому когда человек начинает формально подходить к Преданию, неизбежно впадает в ошибку. Может, поэтому и в исламе, который зародился в эти самые века, так же подвергнуто остракизму всякое изображение и животных, и людей, и так далее. Те ереси, которые бушевали внутри Церкви, отразились и на духовных поисках иноверцев, на том, что происходило в исламской религии.

Но в Церкви явились великие мужи. Самый известный из них – Иоанн Дамаскин, который с математической точностью освещает эту тему. И каждый может обратиться к произведениям святых отцов, будь ты хоть баптист, пятидесятник, хоть мусульманин, если есть желание, и если хватает разумения. Конечно, эти книги не столь уж просты, и нужно и Священное Писание знать, чтобы в нём иметь опору, чтобы убедиться в том, что действительно его слова о почитании икон, его доказательства верности этой традиции основаны на Библии. Но самое главное даже не книги как таковые, а самое главное – это Предание. А священные изображения есть и в катакомбах конца I века – начала II, поэтому, если отменять почитание икон, возникает вопрос: а куда денем семь веков православия? И, если не отвечать на этот вопрос, приходим к такому догматическому тупику. И вот, на Седьмом Вселенском Соборе было восстановлено это учение Церкви о почитании святых икон, признано православным, а все ереси признаны ересями, и началась та православная жизнь, которой мы живём. С этим Собором закончилась великая эпоха Вселенских Соборов.

Но не закончились смуты на земле, потому что, всегда очень много существует людей и глупых, и необразованных, и тёмных. Поэтому всякие возникают опасения. Вот новая ересь, которая сейчас возникла – по поводу Восьмого Вселенского Собора. Хотя любой школьник – ну, я имею в виду, духовной школы – знает, что тот Собор, который сейчас готовится, во-первых, никакой не Вселенский. Просто иерархи решили на некоторые вызовы времени каким-то образом ответить и собрать единое церковное мнение по многим вопросам. И выяснилось, что это вообще не так-то и просто. А возможно, что это вообще не состоится, потому что по поводу некоторых вещей у разных глав церквей разные представления. Но в церковном народе это вызвало некоторое смущение. Нецерковному народу, кроме журналистов, вообще на всё наплевать. А журналистам не наплевать, потому что они любят людей будоражить. Чем больше взбудоражишь, тем больше денег на рекламу. Главная цель же – это деньги, как мы знаем. Бизнес есть бизнес. Но на самом деле это всё не без дьявола, который всех людей хочет поссорить и привести в состояние вражды, не без его «помощи».

Но тем не менее каждый из нас встречается с людьми, которые шепотком высказывают недовольство по поводу возможного Собора. И ни один из этих сумасшедших никогда не выйдет на амвон и не скажет, потому что они вообще ещё очень трудно формулируют мысли, могут только какие-то отрывистые полулозунги говорить, из которых вообще ничего не понятно. А вот так вот шепотком, от бабки к бабке что-то такое передаётся страшное. Ну, люди любят всякие такие страшные вещи. Есть даже телеканалы такие, которые только всякие страшные вещи людям рассказывают, а зрители приходят в состояние ужаса и тем себя тешат. Ну, как и дети, которые хлебнули вот этого пойла ужастиков. В связи с поглощением этих страшилок в организме вырабатываются определённые ферменты, и человек на это, как говорят, подсаживается, как на наркотик. Это явление может иметь место в любой среде, и не только в детской, потому что все эти люди, которые сами какие-то ужастики для себя придумывают, очень похожи на детей. Человеку может быть и семьдесят лет, а он по уровню своего сознания, как семилетний ребёнок. Надо понимать, что какие-то споры и вступления в какие-то доказательства не только невозможны с этими людьми, а они просто всем вредят, поэтому нужно сразу поворачиваться и уходить подальше. Этим и сохраним свою душу в покое, и не будем заражаться всякими ложными учениями.

Но вот Святая Церковь для этого дня, когда восстановлено почитание икон, избирает чтение из Евангелия от Иоанна, которое как бы к этому не имеет никакого отношения. Но мы не можем просто поверить, что мудрейшие из мудрых отцов Церкви взяли и так вот вслепую, не глядя: «Ну, какое будем Евангелие читать на Торжество Православия во всех церквах во всей вселенной?» – «А, давай хоть это!». Нет, в нашем Уставе содержится огромный поучительный смысл, поэтому нам очень полезно повнимательней посмотреть на эту главу и на пятое зачало этой первой главы, где евангелист Иоанн, любимый ученик Христов, повествует, как Господь Иисус Христос восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною (Ин. 1, 43). Интересно, сколько было юношей в Израиле? Почему Он подошёл именно к Филиппу? И в такой категорической совершенно форме? Не сказал: «Если хочешь, можешь за Мной идти». Нет, говорит: иди за Мной. Но самое интересное не это. Господь-то, конечно, всех людей знает наизусть, мы все Ему дети. Это земные родители в 99-ти процентах случаев вообще своих детей не знают, только анкетные данные, поэтому и беспомощные приходят в церкви: «Батюшка, вот Вы ему скажите». То есть отец или мать вообще не знают, что говорить своему ребёнку в том или ином случае, они в полной тьме находятся по поводу своих детей. Господь, конечно, не так.

Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром (Ин. 1, 44) – а этих двух братьев Господь позвал ещё раньше. Что ж это такой за интересный городок, Вифсаида, который стал рассадником апостолов? Это само по себе требует некоторого исследования. Филипп находит Нафанаила – своего товарища – и говорит ему: мы (ну, наверно, имея в виду уже и Петра, и Андрея) нашли Того, о Котором писал Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? (Ин. 1, 45-46). Не может, потому что Назарет – это город галилейский, а каждый иудей знает, что из Галилеи пророк не приходит. Они ж ещё не знали о том, что Христос не из Назарета, Он из Вифлеема. Он родился в Вифлееме, Он Сын Давидов, Он потомок царя Израилева. А они думали, это просто какой-то один из назаретских учителей. А почему же тогда Нафанаил говорит: мы нашли Того, о Котором писал Моисей, когда ясно, что он должен был понимать, что из Назарета пророк не приходит? Что для него оказалось больше, чем эта биографическая строка в деле Иисуса Христа? Дальше есть объяснение: Филипп говорит ему: пойди и посмотри (Ин. 1, 46). Потому что он ещё не видел Иисуса Христа. Когда человек чего-то не видит и чего-то не знает, он чем может руководствоваться? Ну только описанием тех людей, которые видели. На этом основаны всякие характеристики, всякие послужные списки, даже автобиография. Такой формальный подход. Но даже если ты знаешь биографию человека наизусть, то ты ещё не знаешь самого человека. Если ты не знаешь самого человека, то ни по таким бумажным данным ты не можешь составить полного о нём представления. Поэтому русская пословица и говорит: надо съесть пуд соли. Соль – это не гречневая каша, поэтому чтобы съесть пуд соли понадобится целый год: суп посолил, гречневую кашу посолил, огурцы засолил – так соль потихонечку расходуется, пока целый пуд не уйдёт. А время-то идёт. Если это всё происходит при общении с одним и тем же человеком, то ты постепенно его узнаёшь – самого, а не его анкетные данные. Поэтому Господь выбирал Себе Своих учеников не по анкетным данным. А по чему? По качеству их души и ума. Он не смотрел ни на рост, ни на возраст, ни на образование, ни на место жительства, ни на семейное положение, ни на что. Его интересовали только два качества: качество души и качество ума. Готов ли он для той деятельности, которая ему предназначена? Если говорить древним церковным поэтическим языком: годятся ли эти парни на то, чтобы стать фундаментом строительства здания Церкви? И Господь их избрал.

Иисус увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот, подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства (Ин. 1, 47) – прям обрадовался, когда Филипп его позвал. То есть Филипп уже сам сообразил, каких ребят Он набирает к Себе в ученики, и такого же и позвал. Христос обрадовался. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? (Ин. 1, 48) –надо понимать: откуда Ты знаешь, есть во мне лукавство, нет, прям вот так вот с первого взгляда, с первого слова? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя (Ин. 1, 48) – то есть Господь так немножко прикровенно, но показывает ему, что Он вообще всё про него знает. И реакция Нафанаила: Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты – Сын Божий (Ин. 1, 49). Ему не нужно было чудес, не нужно было бумаги с печатью, никаких формальных признаков, он сразу Ему поверил. О ком писал Моисей? О Сыне Божием. Когда он увидел Иисуса Христа, когда вот эта встреча произошла, все формальные признаки стали не нужны. Во Христе нет и быть не может никаких формализмов. Формализм может быть только в отношениях между людьми, потому что человек – это не Господь Бог, поэтому ему нужны документы, паспорт, прописка, свидетельство о браке, гражданство – вот что ему нужно. А в то время и этого ничего не было, вообще никаких паспортов, никаких гражданств. Раз ты здесь живёшь, уже местная власть тебя знала, и назначали тебе, какие налоги тебе платить. Платишь – хорошо, не платишь – тюрьма. Всё очень просто, без всяких тебе печатей. А вот в отношениях между Богом и людьми никакими формальными вещами от Бога отделаться нельзя. И Сам Господь говорит: Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное (Мф. 7, 21). И вот здесь те люди, которые именуют себя православными, совершают большую ошибку. Они путают две вещи: воцерковлённость и православие. Вот эти парни, рыбаки галилейские, не были воцерковлёнными, а Господь их избрал апостолами, и они такими и стали, и жизнь за Христа отдали. А современные люди, которые называют себя православными и которые воцерковлённые, наизусть могут прочесть от «Царю Небесный» до «Отче наш». Некоторые половину «Отче наш» даже могут истолковать, но не всю молитву.

И ещё, может, много что знают, знают про Вселенский Собор, что «семь Соборов было, а восьмому не бывать». Во-первых, было не семь и не восемь, а даже больше, просто много позже, спустя века, эти выбрали и назвали их Вселенскими. Но это ж надо знать, надо об этом читать, нужно это проходить. Но человеку гораздо приятней воспринимать какой-то лозунг: этому бывать, этому не бывать, а он в центре вещает, чему бывать, чему не бывать. Эта есть такая особенная нынешняя прелесть, потому что более безграмотной церковной жизни, чем та, в которой мы с вами все, советские люди, оказались, на Руси ещё никогда не было. С луны упали советские люди, которые воспитывались на Аркадии Петровиче Гайдаре, и считают, что они имеют возможность судить о вещах, о которых они слыхом не слыхивали. У них о православии совершенно неверные представления. И не только представления ума, но и сердца. Поэтому когда мы входим в храм, в воцерковлённую среду, это не значит, что мы входим в круг христиан, нет. Мы входим в круг людей, которые даже дома со своими родителями, детьми и внуками не умеют себя элементарно вести по-христиански. Не умеют самых простых вещей. Про какие-то вещи, например, про Великий пост, могут что-то рассказать. Потому они так шибко и нажимают на то, что кушать, что не кушать, что они думают, что православие заключается в том, что кушать, а что не кушать. Как будто мы свиньи.

А апостол Павел говорит, что мы граждане Неба. И вот таких граждан Господь наш Иисус Христос избрал из простых рыбаков, потому что в каждом человеке есть вот этот небесный отпечаток Божества. Поэтому Он смог в Израиле найти людей, которые стали первыми членами Церкви. Тогда, в те времена, никакого воцерковления не было, Церковь только начинала строиться, «Святый Боже» в церквах не пели, потому что этого ничего не было. На Литургии не было никаких Херувимских, она возникла тысячу лет спустя. И так далее. Всё было совершенно по-другому. У них было живое и прямое отношение с Богом, оно не было формализовано.

В самой формальности, особенно если она освящена традицией, нет ничего плохого. Нет ничего плохого в том, что люди, вместо того чтоб собираться в катакомбах, строят для своих собраний самые красивые здания в городе. Нет ничего плохого в том, что для богослужений люди вышивают такие облачения, которым бы позавидовал любой император, не только какой-нибудь царёк какого-нибудь маленького королевства. Ничего плохого нет ни в церковных песнопениях, ни в Церковном Уставе, который представляет собой прекраснейшее сооружение литургической мысли Церкви за тысячелетия.

Как же молились эти древние? Да очень просто: они собирались ночью, чтобы их не арестовали и не убили, они пели Псалтирь – и она до сих пор является основой нашего богослужения, но просто она стройно по определённому порядку вошла и пронизала, как светом, всё это богослужение. А потом за пять-десять минут совершали то, что мы называем Божественной литургией. А потом была общая трапеза, и они расходились по домам и благодарили Бога, что им удалось соединиться с Богом и они остались живы, и никого не арестовали. Вот такая была очень простая жизнь. Но постепенно маленькое зелёное деревце, которым и являла себя миру первая Церковь – а оно было полностью зелёным, и кора была зелёная, и корни были зелёные – превратилось в двухтысячелетнее дерево, где толстенная кора, огромные сучья, дупла. Это мощь, это красота. Если на маленький стебелёчек ногой наступить – и нет его, то это дерево не заметить уже нельзя. Возникли определённые традиции, но если мы войдём внутрь этого древа, и если мы будем не формально, разбирая на кусочки, исследовать («это кора, это жук, это шелкопряд какой-то»), мы обязательно придём к самому главному, что есть внутри и ради чего существует это дерево. Это дерево существует, чтобы соки, которые в нём есть, нести к плодам, и чтобы птицы небесные, сидя на этом дереве, укрывались в его ветвях. То есть принципиально – научно – нет никакой разницы между вот этим деревом, которое Христос насадил, и тем, которое уже сейчас существует, двухтысячелетнее огромное дерево.

Я вот недавно был в Ливане, видел деревья, ливанские кедры. В диаметре – три метра. Можете себе представить, деревца! А возрасту им – тысячи на полторы старше, чем Церковь Божия. Кедры – по три с половиной тысячи лет. Совершенно космические, не укладывающиеся в голове цифры. Метровый кедрик растёт 180 лет. И такие тоже есть. Кто хочет у себя на даче вырастить – милости просим, там продают саженцы. Выращивай, обвыращивайся.

Так что задача – чтобы наше воцерковление привело нас к православию. Это задача очень сложная. Почему? Потому что нельзя найти какую-то другую церковь – опять юную, зелёную, где всё очень просто. Это дерево будет не того свойства. Нам нужно попасть именно к тому дереву, которое Христос насадил. А те говорят: «вот здесь Христос» или «там». Сам Христос сказал: не верьте (Мф. 24, 23). Церковь только одна. Никаких других, что бы там человек ни говорил, нет. Всё остальное – обман более или менее глубокий и серьёзный. Но самый страшный обман – когда человек в результате своей жизни обманывает сам себя. Это главный обман, про который Господь сказал: берегитесь закваски фарисейской (Лк. 12, 1). Что это за обман такой? Когда подлинную жизнь в Боге человек заменяет какими-то формальными предписаниями, думая, что если он для Бога сделает то-то и то-то, например, отпустит юбку определённой длины, будет что-то есть, а что-то не есть, то это его приблизит к Богу. Ничего подобного. И вот что меня, каждого из нас приблизит к Богу? Это каждый из нас должен найти. И наше воцерковление может этому помочь, потому что за две тысячи лет существования Церкви миллионы людей прошли этим путём и достигли Царствия Небесного.

 

Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 7

    1. elena-fon:

      Спасибо.Я этого не знала.

    2. георгий панчулидзе:

      Спасибо Вам отец Димитрий.

    3. Максим:

      Дай, Бог, здоровья отцу Димитрию!

    4. Раиса:

      Низкий Вам поклон, батюшка!

    5. Алексей Уткин:

      Спаси Господи.

    6. antolii:

      спасибо отец димитрий.спаси христос

    7. makdalin:

      Спасибо!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.