Проповедь на неделю 4-ю Великого поста (10 апреля 2016 года)
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о вере и маловерии по Евангельскому эпизоду об исцелении бесноватого отрока Мк. 9, 17-31.
 

Один из народа сказал Спасителю: Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли. Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне. И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену. И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства; и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию. Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него. И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал. И как вошел Иисус в дом, ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его? И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста (Мк. 9, 17-29).

Вот такой отрывок из жизни Христа Спасителя нам сообщает евангелист Марк. Таких событий было много, потому что сам Христос Себе отдыха не давал: всё время то больного исцелит, то проповедует, то кормит людей, в отдельных случаях даже мёртвых воскрешал. И совсем не всё описано в Евангелии, о чём другой из апостолов-евангелистов, Иоанн, повествует: и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21, 25), если всё написать, что Господь совершил. Но вот отдельные эпизоды вошли. Что ж тут для нас важного, коль именно этот эпизод вошёл в Священное Писание? И по всей земле от Аляски до Новой Зеландии во всех церквах люди это читают. Читают священники, говорят прихожанам учение Церкви, рассказывают, почему это и это сказано и как это нужно понимать.

И нам тоже нужно понимать, как так случилось, что просимое получил человек не больно-то верующий. Что говорит о его маловерии? Ну, во-первых, он обращается к Христу Спасителю со словом «учитель», т. е. он не увидел в Нём Мессию, Сына Давидова, а обратился как к одному из учителей. Второй момент – он обратился не сразу ко Христу, а к Его ученикам, но они не помогли, и тогда он уже решился и Его побеспокоить. И почему Господь, несмотря на недостаток веры, ему помог? Он даже к нему обратился: «Ну хоть какая-то у тебя вера есть?». И он, собрав всю свою маленькую веру, уж не знаю, в кулак или в щепоть, сказал: "Верую, Господи. Помоги моему неверию (Мк. 9, 24), я вот ощущаю, что моя вера не достаточна". И тут же Господь мальчика исцелил. Почему так? Что же нашёл Господь в этом отце? Нашёл в нём смирение. Это его смирение явилось залогом будущего исцеления. Где ж, в каких действиях Господь Христос Спаситель обнаружил в нём смирение, в каких словах? Когда Господь обозначил ему, что у него веры не хватает.

Вот я сравниваю этого отца болящего мальчика с нами со всеми, с теми людьми, среди которых приходится и жить, с которыми приходится общаться, в частности, с теми, кто в храм ходит. Самая обычная история, когда по глупости или самонадеянности вдруг возникает желание кому-то помочь, особенно тому человеку, который вроде за этой помощью приходит и спрашивает. И вместо того чтобы молчать, иногда вот как-то, я уж не знаю, скорее всего, по гордости и самонадеянности возникает желание что-то ему такое сказать. И что слышишь в ответ? В лучшем случае человек начинает с тобой спорить. Хотя секунду назад он просил помощи. Но это ещё ничего. Самое распространённое – это как по русской пословице: ты ему про Фому, а он про Ерёму. Например, говоришь: «Давно ли болен?», а он отвечает: «Мы приехали из Сургута». В огороде полно бузины, а в Киеве дядька. Вот в чём дело. И тут, конечно, помочь нельзя. «Доктор, мне таблетки подменили» – «С чего ты взял?» – «Раньше, когда я их бросал в унитаз, они тонули, а теперь плавают. И не помогает. Должны были помогать. Я её брошу в унитаз, и мне вот не помогает». То есть вот по сравнению с теми древними людьми идиотизм современного человека столь велик, что его никакой вере научить невозможно. Как консервная банка плотно забита протухшими латвийскими шпротами, так голова — всякими глупостями, совершенно логично никак не связанными. Если в укладке шпрот в банку какая-то логика всё-таки существует, то в том, что происходит в головах современных людей, к сожалению, нет. Отчего это происходит? Человек не слышит вообще речи. Никакой. Очень легко это проверяется, и каждый раз я наступаю на одни и те же грабли. Ну, слава Богу, опыт мне показывает, что надо тут же замолчать. Ну хочет он чего-то сказать, ну пусть что-то скажет, потому что уже через пять минут он забудет и что сказал, и зачем пришёл. К сожалению, это так.

Что с нами происходит? Откуда такое сильное повреждение – умственное, душевное? Происходит от того, что нет навыка в молитве. Поэтому обычный человек весь пребывает в каких-то думах, мыслях, или, если согласно православной аскетике, он находится во всяких мечтаниях. Идёт – галка села, идёт дальше – казаковский Петровский дворец, об этом подумал, ещё – ой! – лужа, наступил, ой, не заметил. Тут же какую-то тётку увидел, она на Марфу Захаровну похожа... О, а та такая сволочь! И опять думаю, какая Марфа... Только что галка была, только что Петровский дворец, а тут уже опять эта сволочь в голову лезет. И вот так вот в этом чаду человек находится постоянно: и дома, и на работе. Нельзя никак помочь, при всём желании.

А здесь Господь нашёл возможность помочь, и он нашёл адрес, куда обратиться: «Господи, конечно, я верую, но этого не достаточно. Помоги моему неверию (Мк. 9, 24)». И в этом случае Господь готов помочь. Человек сначала рассуждал как? Евангелист Марк указывает: если что можешь, сжалься над нами и помоги нам (Мк. 9, 22). Он обращается к Богу, который и его создал, и его мальчика, и создал всю вселенную, и говорит: «Ну, если можешь». Ну, конечно, может. Он ещё не знал, Кто перед ним. И взывает к жалости: «Сжалься над нами. Мальчик устал от этой своей болезни, а я устал от того, что все эти годы пытаюсь его вылечить, не имея никаких к этому возможностей и средств. И только вот ищу, кто бы мне мог помочь». А Господь? А Господь, конечно, сжалился.

Часто, когда мы даже обращаемся к Богу, у нас нет ни малейшей веры в то, что Он поможет. Вот в чём наше такое заблуждение. А отчего это происходит? Оттого что Бог для нас – это некая такая абстрактная сила, которая существует где-то очень далеко, незнамо где. А вот этот папаша почувствовал присутствие Его здесь, и прям к Нему обратился. Если б мы умели так молиться, у нас бы и голова пришла в порядок, и мы могли бы, может быть, чему-то и научиться. Могли бы научиться разуметь Писание, могли бы понять книги, которые учат нас спасению. Тогда бы мы искали не мирского, в чём мы всё время бултыхаемся, а искали бы небесного. Мы бы вышли на дорогу, которая привела бы нас к такому духовному исцелению. А в силу того, что мы этого не учим, у нас и проблемы такие самые грубые, примитивные: что съесть, что нарушить, что не нарушить. То есть как в первом классе. Что в первом классе? Нужна сменная обувь, на праздник нужна белая рубашка. Вот вокруг этого всё, как будто Господь умер на Кресте, чтобы все в белых рубашечках ходили или чтобы не ели горячую сосиску в тесте. Вера всё время где-то вокруг сосиски. Думает, из-за этого что-то меняется. И за здравие, конечно. И, конечно, за упокой. Сосиска, за здравие и за упокой. И чтоб это никак не нарушить. Да, и чтобы крем был православный. Не какой-нибудь там «Жемчужные ручки», а чтоб был православный. Ну как же, написано: «Православный крем», значит он православный. Намазался, в ступу сел и полетел. Туда, прям в Иерусалим. Потому что всё должно быть православным. А куда же лучше лететь, чем в Иерусалим? Вот такие вот у человека мыслительные связи. Хотя в Евангелии о спасении всё написано. И вот Господь и вразумил апостола Марка рассказать нам этот эпизод. Человек, очень нуждающийся в Господе, подобный нам, ничего не знающий, ничего не понимающий и слабо верующий, получил от Бога помощь. Почему? Потому что Господь сжалился.

И вот, мы здесь, пришли в храм. Почему мы здесь стоим? Потому что Господь нас допустил сюда, потому что Он над нами сжалился. Вот даже за то малое, что мы имеем, Он испытывает к нам жалость, любовь, доброту. И Он так же хочет для нас спасения, как и для того бедного папы. Поэтому не надо сомневаться в помощи Божией, а сколько есть веры, из этого состояния маловерия взывать ко Господу.



NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 5

    1. Regina Reztsova:

      Спаси Вас Господи, отец Димитрий, за ваши проповеди. Они вдохновляют, поддерживают, помогают бороться со своими страстями и маловерием, и проясняют многие вещи,казавшиеся сложными и непонятными. Многая Вам лета.

    2. АННА:

      мы жили много лет в неверии и сколько теперь надо лет чтоб научиться жить по божиим заповедям?!

    3. Ludmila1972:

      Спасибо, отец Димитрий! Ваши слова доходят и до ума, и до души. Да, немощны мы в своем маловерии, но будем молить Господа об укреплении веры. Дай Вам Господь многая лета. Вы истинный пастырь.

    4. Раиса:

      Спаси Господи, батюшка! Да, в том — то и беда, что веры в нас зачастую меньше горчичного зерна.

    5. Вадим З:

      Спаси Господи отец. Все прямо про меня грешного.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.