Проповедь на неделю 4-ю по Пасхе, о расслабленном
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова на перенесение мощей святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, о том, в чём есть настоящее угождение Богу, в чём оно состоит - по евангельскому эпизоду о расслабленном в купальне, в Иерусалиме у Овечьих ворот [Ин. 5, 1-15].
 

Сегодняшнее чтение из Евангелия от Иоанна из пятой главы посвящено тому, как Господь пришёл на праздник в Иерусалим и проходил в Иерусалим через Овечьи ворота, мимо Овчей купели. В Древнем Израиле приносили жертву Богу в виде домашних животных и птиц. Это была такая, как можно по-соврменному сказать, валюта. Потому что установлено это ещё до того, как у людей появился эквивалент, деньги. Деньги – это просто эквивалент той же жертвы. Эта купель называлась «дом милосердия» по-еврейски. К купели было пять крытых ходов, и там лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающий движения воды (Ин. 5, 3). Потому что время от времени вода в этой купели начинала приходить в движение, и люди говорили, что это Ангел сходит на воду. И кто из болящих с молитвой входил в эту купель, получал исцеление. Исцеления от воды, которая имеет чудесные свойства, и сейчас совершаются по всей земле, и на Русской земле очень много всяких чудотворных источников, и очень часто люди получают от них исцеления. Конечно, не все подряд. И у этой купели тоже совсем не все получали исцеление. Но всё равно, так как медицины практически никакой не было, и люди очень страдали, иногда годами, они там лежали и ждали очередного движения воды, чтобы выздороветь. И среди них был человек, находившийся с болезни – и это специально евангелист Иоанн оговаривает – 38 лет.

Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, задаёт ему очень странный вопрос: хочешь ли быть здоров? (Ин. 5,6). Для чего Он задал этот вопрос? Ответ и так понятен, а иначе зачем же он лежит у этой купели, да ещё 38 лет перед этим болея. Но Господь не для этого его спросил. О человеке можно узнать много и по тому, как он одет, и даже по тому, как она красит ногти, как причёсывается, как ходит, что на себе носит, по выражению лица, по выражению одних только глаз. Очень многое можно о человеке узнать, если иметь внимательность и некоторую опытность. Но лучше всего человека узнать, с ним поговорив, поэтому Господь задаёт такой вопрос, на который ясно, что будет отвечать. Потому что о чём больной может говорить? Есть ряд людей, которые вообще ни о чём не говорят, только о своей болезни. И вот, Господь решил узнать, что у него внутри. Больной, конечно, отвечал ему: так, Господи – то есть: «Хочу быть здоровым» – но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня (Ин. 5, 7). Люди же ещё не знали, что такое христианство. Если б там лежал хотя бы один христианин, он бы лежал и тридцать лет, и сорок и пропускал каждого до тех пор, пока не пришёл такой день, когда он остался бы один у купели, или, например, все бы заснули, он один бы бодрствовал, и в этот момент уже под утро, что-нибудь, там, полтретьего – по нашему времяисчислению, тогда такого, конечно, не было – вода бы возмутилась, и тогда бы он дошёл первый.

Но христиан среди них не было, как и среди нас христиан мало. Поэтому мы всё время ломимся вперёд, и даже в храме. Это действие не христианское, а антихристианское. Первому воды, первому антидор, первому к кресту, первому на исповедь и так далее. Почему? Потому что мы не христиане, а советские люди, которых приучили к очередям. Чтобы стать христианином, нужно покаяться. Что такое «покаяться»? Это изменить свою жизнь на противоположную. Все прут первыми, а я встану последним.

Причём вот интересный феномен. Он, будучи ещё правоверным иудеем, не ломился вперёд, но причина была в том, что он болел и не мог опередить остальных. Но я почти уверен, что если бы он, даже уже дойдя до купели, увидев, что за ним тащится какой-то ещё более больной, и он бы ему уступил своё место, перед этим 38 лет лежа, а не сказал бы ему: «Вас здесь не стояло», то он бы тут же исцелился и, конечно, без всякой купели. Потому что исцеляет, конечно, не вода. А что же исцеляет? Благодать Божия, которая воду соделывает чудотворной. А благодать Божия может коснуться человека всегда, когда Господь сам этого пожелает.

Что было дальше? Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний (Ин. 5,8), что, конечно, всех привело в возмущение, потому что в субботу не полагается ничего делать, а Он его исцелил. Люди добрые, и они хотят, что б было всё как положено. А положено человеку, который 38 лет болел, ещё подождать. «У нас обед, приходите через час!». Через час приходишь: «Что, Вы не можете пять минут подождать? Не пришли ещё». У нас вот так. Почему? Потому что мы не христиане и не знаем, как угодно Богу. А этот человек, не будучи христианином, приобрёл некоторые христианские свойства. Во-первых, терпение. Это вообще первая добродетель, без которой невозможно стать христианином никогда. У нас в Церкви десятки тысяч святых, и ни одного из них не найдёшь нетерпеливого. Каждый терпел, причём некоторые терпели и подолгу. И, конечно, – они святые люди – часто то, что они терпели, было абсолютно незаслуженно. Вот просто такое давал Господь испытание, а каждое испытание – это экзамен, говоря на латыни. Если человек вытерпит, значит, он свой христианский экзамен сдал на пять.

И вот, этот человек не жаловался, он не сказал: «Вот, я болею...». 38 лет! То есть всё, все жалобы у него умерли. И он не сказал: «Слушай, милый человек, может, давай, посиди со мной, когда вода возмутится, ты меня оттащишь». Он даже не попросил. Почему? Потому что он через своё терпение приобрёл такую тоже редчайшую вещь как скромность. Как он сказал: «Я не имею человека, который мог бы меня оттащить в воду». То есть если у тебя самого будет такое произволение, я, конечно, не откажусь, но просить мне неудобно. Вот такое качество. Это качество – одно из проявлений смирения. Это второе за терпением идущее качество, без которого тоже не бывает святости, потому что Бог даёт благодать только смиренным. Если смирения нет – бесполезно. Можешь выпить всю святую воду, которая есть на планете, можешь съесть все просфорки, можно свести все леса, из них сделать бумаги, а на этих бумагах написать записки и поделить по всем монастырям, храмам, заказать сорокоусты, годовые, десятилетние, навечно – результат будет один, называется «ноль». Ничего не произойдёт, потому что ничем механически нельзя привлечь благодать Божию. Вот ну ничем. Только одним смирением. Причём смирение не того уровня, когда человек желает поступить смиренно и совершает смиренный поступок.

Вот у меня был такой знакомый, не знаю, жив ли он, но мы с ним учились в семинарии. Он вставал в очередь и всегда, если кто-то рвался вперёд, говорил: "Вставайте на моё место, а я встану в конец". Это вообще действовало на всех ошеломительно, потому что люди обычно с христианами нигде не сталкиваются. Люди сталкиваются с хамьём. С обычным советским хамьём, которое хочет всё первое захватить, у всех отобрать, как можно больше обмануть. Вот это сколько угодно. Все даже жалуются, многие страдают от хамья. Хамьё разлито прям по нашей... как это называется?... по Святой Руси, во! А христиан нет. И вот, он так делал, и очень интересно это на людей воздействовало, поражало их в самое сердце. «Становись на моё место!» – и сам становился в конец очереди и терпеливо ждал. Конечно, он был человек неженатый, времени у него было чуть побольше, всякие условия к этому были. Учился хорошо, у него и высшее образование было университетское, он даже потом референтом Патриарха одно время трудился. Такой толковый был парень.

Очень важно понять, почему Господь из всех людей, которыми крытые проходы были набиты, выбрал этого. Выбрал, потому что он был готов к принятию благодати Божией, и эта подготовка явилась в его смирении. Поэтому если кто-то из нас захочет, чтоб по его молитве кто-то выздоровел или сам человек хочет получить исцеление, то, пожалуйста, молиться можно только со смирением. Для этого нужно понять сперва, что такое смирение, потому что большинство людей, ходящих в церковь, конечно, этого понять не могут, потому что они этого никогда не видали. Не объяснишь же человеку, что такое ананас, если он его никогда не ел. Надо обязательно дать ему кусочек откусить, хотя бы консервированный. Тогда может у него что-то сложиться. Поэтому надо книжки почитать, очень важно человека увидеть, который смиренен. Но по-настоящему, не просто что-то такое смиренное раз в месяц совершает. Это каждый в своей жизни, и даже многократно, совершает акты смирения. Ну, например, раз мы начали, в той же очереди говорит: «Куда Вы лезете? Встаньте в очередь». И вдруг поворачивается дяденька с таким симпатичным лицом, от которого начинают трястись коленки, и тогда человек сразу становится смиренным, он глазки потупил вниз и старается сделаться незаметным. Он делает вид, что тот его не замечает, и тот продолжает идти вперёд. А этот смирился? Да. Он больше не орёт: «Куда ты лезешь?». Не орёт. Ну а цена этому? Да нет никакой цены. Поступок смиренный, но за ним стоит не смирение, а страх получить по морде очень сильно. А потом, глядя по лицу, он ещё может по лежачему ногой дать. Морду-то жалко, она ж своя. А не потому, что человек смиренный. Поэтому очень важен не только сам поступок, а мотив этого поступка, из чего человек исходит: из смирения или из трусости. Вот это очень важное дело.

Вот такой замечательный эпизод, который евангелист Иоанн, и так подробно, на большую часть пятой главы, рассказывает. И подчёркивает, что день был субботний: Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели (Ин. 5, 10). Христос сказал: возьми постель твою и ходи (Ин. 5, 8), а они говорят: «Тебе, нет, не должно». Они всё знают. Знают даже, через какое плечо надо свечку передавать. Всё они знают, всё умеют, они всегда тут как тут. А что ж они Христу-то не сказали: «Что это Ты исцеляешь в субботу?», что они к больному-то обратились? А потому, что они боялись. Этот Человек о Себе уже заявил и как Пророк, и как Целитель, они боятся против Него выступить. И народ их может в пыли повалять. Если б они были такие ревнители закона, они бы и Христу на это указали, как другие делали фарисеи в других эпизодах. Некоторые даже Его хотели убить за то, что Он нарушает закон, потому что они не понимали, в чём причина закона.

Большинство людей, даже сейчас, внутри нашей церковной жизни очень похожи на евангельских фарисеев. Среди воцерковлённых есть такой ропот: «А что это Патриарх встречался с Папой?», даже один вчера по радио спросил: «А вот скажите, святые отцы говорили, что католицизм – это ересь». Так и что? "Кого должно слушать: тех, кто общается с католиками, или тех, кто исповедует ересь, или святых отцов?" О чём это речь? О том, что люди вообще ничего не понимают из того, что происходит, не понимают, где они живут, когда, смысл происходящего. И даже никаких объяснений не понимают. Вот во времена фарисеев они не понимали, почему Господь дал заповедь: Помни день субботний (Исх. 20, 8). Открываю тайну исповеди. Сегодня один раб Божий мне признался: «Батюшка, я согрешил», я говорю: «Ну, с кем не бывает, сам такой», а он мне говорит: «Я службу пропустил», я интересуюсь: «Чем же ты был занят?», «Я, – говорит, – хоккей смотрел». Ну что, я только засмеялся. Ну вот такой грех. Человек смотрел хоккей, а службу пропустил. Всё как бы правильно. И для фарисея тоже очень важно, чтоб ничего не пропустить, всё исполнить. А почему Господь день субботний установил? Чтоб человек хотя бы один раз в неделю вспоминал о Боге, приходил бы в Храм, а если ты не в Иерусалиме живёшь, то в синагогу, послушал бы чтение Священного Писания, почувствовал бы, что раввины говорят об этих божественных словах, какой в них смысл, чтобы разобраться, понять, а не просто вот тупо следовать правилам. Некоторые фарисеи, говоря, что через порог нельзя переходить, вынимали порог из дома, вешали на верёвку и носили перед собой: я иду, не переступая. Выполнено всё. Главное – выполнить. А какой в этом смысл? Он совершенно утрачен.

Очень много в нашей жизни такого, когда люди не понимают смысла, но продолжают это выполнять. Самый распространённый у нас в стране и Церкви пример: люди крестят детей. Смысла этого действия не понимают. Спрашиваешь, зачем – «У меня, – говорит, – бабушка была крещёная». Хорошо, а если бабушка некрещёная была, то уже креститься нельзя? Никакой логики. Человек не понимает, что такое крещение, что из этого следует. Вот человек некрещёный, прошло пять минут, вот он теперь крещёный. И что? Что с ним произошло? Зачем везти в храм, зачем распашонку покупать, зачем крестик, зачем там стоять, зачем мучить ребёнка? Некоторые дети очень орут. Орут, не хотят, не понимают, что с ними делают, пугаются. Зачем? Объяснить не может. И вот в такой бессмыслице полной люди живут. Другой бессмысленный человек скажет, что вот, протоиерей Дмитрий Смирнов на проповеди призывал, чтоб не крестить детей. Что за бред? У меня дочка с детства крещена и все мои племянники крещены. Но почему? Потому что я знаю, зачем крестить. Но если человек не знает! Если ты не знаешь, как вести автомобиль, зачем в него садиться и ехать? Ты что, хочешь погибнуть в расцвете лет? Но вот, люди очень многое делают совершенно тупо, поддаваясь каким-то движениям, которые абсолютно не в состоянии осмыслить. Вот человек, который смотрит хоккей вместо того, чтоб пойти на службу, понимает, зачем он смотрит хоккей – потому что в данный момент ему это оказалось интересней. Всё законно, он понимает, он в этом разбирается, он знает, может быть, фамилии игроков. Ну так и на здоровье, флаг в руки и вперёд с песнями. Никто ж никому не запрещает смотреть хоккей. Да на здоровье! Просто каждый человек выбирает, в ресторан идти или съесть сосиски дома, идти на работу или прогулять, или позвонить, соврать: «Ты знаешь, я заболел» и ещё два часа поспать. Ну, разные есть пути. Каждый сам выбирает, честно поступить или соврать. Каждый человек хозяин своей судьбы. Но зачем делать бессмысленные вещи? Если человек не хочет достичь Царства Небесного, зачем ходить в церковь? А если хочешь, тогда читай Евангелие, пойми, зачем существует крещение. В беседе с Никодимом Господь всё это объяснил (см. Ин. 3, 1-21). Почему не прочитать, не выучить, не прочитать толкование? На книгу денег жалко? Ну пойди в любую библиотеку, возьми, сейчас книг море, сейчас не ХIХ век и не советская власть, когда все эти книги сжигали.

Я лично знал женщину, которая в 30-х годах нанялась на работу, и два года проработала вот кем: от церковных книг отрывали обложки, а сами книжки кидали в костёр, и так целый рабочий день, а на следующий день – опять. И жгли, жгли, жгли. И ещё много осталось. Потому что в каждом храме были богослужебные книги. На что они тратили телячий переплёт, я не знаю, но что-то нужно было для советской промышленности, мы же индустрию поднимали, куда-то это шло, на какие-то прокладки. А сами книги сжигали. И она говорит, два года. Тоже на исповедь пришла, каялась. Вот интересно. Я как представил, два года одна вполне хрупкая женщина – но руки, видать, были сильные в то время – отрывала вручную созданный переплёт. Это, конечно, вещь мощная. А уж сколько икон пожгли, об этом и говорить нечего. То есть книг не было. Занавес был опущен, чтобы никакая информация о Боге вообще не достигала ушей. Священников – кого в тюрьму, кого сразу расстрелять, чтобы вообще этого ничего не было. Но всё равно из этого ничего не вышло. Где они, эти все большевички? Их нет, а мы опять в церковь собрались и новые книги напечатали, и ничего они с нами не сделают. Это всё тоже совершенно понятно, об этом Господь говорил.

Вот этот евангельский эпизод нам дорог, и апостол, любимый ученик Христов Иоанн, как раз его включил в своё Евангелие, потому что он учит нас, как относиться к болезни, с каким терпением, как нужно обращаться к тем, кто мог бы тебе помочь, но не жаловаться. Потому что очень многие болящие люди потихонечку, за месяц, за два, становятся просто исчадием ада, мучителями для всей семьи. И всё и ноет, и просит, и всем не доволен, и капризничает. Он приобретает свойства хуже, чем был до болезни. А этот человек не таков.

И завершается этот эпизод так. Бывший болящий говорит: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: «возьми постель твою и ходи» (Ин. 5, 11). А почему Господь, и это не в первый раз, говорит: «Возьми постель и ходи»? Постель-то теперь зачем, почему с ней ходить? А потому что это такая молчаливая проповедь. Весь Иерусалим, который проходил через Овчую купель, уже его в лицо знал. И он, молча, ни слова не говоря, ещё ничего не зная о Евангелии, идёт, и все удивляются: «Как, это тот самый, что на этой постельке лежал? Он теперь ходит?». Потому что Господь хотел, чтобы все в Иерусалиме увидели. Что? А что такое терпеливый, смиренный человек. Потому что это очень важно. Это очень важно, чтобы победить в себе фарисейское лицемерие. И поэтому Он вопреки этому обычаю фарисейскому исцелил расслабленного. Неправильное понимание того, что есть суббота, приводит к такой совершенно абсурдной реакции иудеев, что и было описано в данном евангельском эпизоде. Что же они? Кто Тот Человек, Который сказал тебе: «возьми постель твою и ходи»? Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшим на том месте. Потом Иисус встретил его... (Ин. 5,12-14) Где Он его встретил? В храме. Пришёл Бога благодарить. Видите, как хорошо. И сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше (Ин. 5, 14). Потому что, как правило, болезнь – это следствие греха. Поэтому прежде чем молить об исцелении, нужно сначала покаяние, потому что то, что с нами происходит, и в нашем теле, и то, что с твоими детьми происходит или, подожди чуть-чуть, будет происходить, должно заставлять нас вспомнить о своём грехе и оплакать его, если уже нельзя покаяться. Ведь есть грехи, которые уже никак нельзя исправить. Чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5, 14). Если Господь тебя исцелил, благодари Бога и держись, моли Бога, чтоб тебе опять не сползти в твои прежние грехи.

Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус. И стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу (Ин. 5, 15-16). Убить за то, что исцеляет людей. Очень часто такое благочестие, такая тупая, необразованная ревность как бы об истине приводит к тому, что люди готовы убивать, и ещё, самое трагическое, они думают, что этим они угождают Богу. Вот так и возникает религиозный фанатизм, цель которого вообще-то в том, чтобы «всё было по-моему», и убивать тех, которые так не делают. Так что этот эпизод очень пространный, но очень важный, он показывает, в чём состоит настоящее угождение Богу. На примере этого болящего человека Господь нам это показал, а евангелист Иоанн через века донёс до нашего сведения.



Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 4

    1. Iya:

      Спаси Вас Господи, дорогой батюшка, пока молода и здорова, а если испытание болезнью серьезной будет, боюсь буду ныть, надо наверное душу свою закалять зараннее.

      • AlexejM:

        Надо нам у Господа Иисуса Христа просить терпения и мужества, чтобы нас укрепил. Когда задумываешься о том, как будешь болеть и умирать, то конечно, становится страшно и остается надеяться только на помощь и милость Божию.

    2. Verba79:

      Спаси, Господи, батюшка Димитрий! Терпение и смирение… Вчера от рака умерла моя подруга р.Б. Наталия (44 года). Господь за 3 года болезни испытал её веру, терпение и смирение перед Волей Божьей. Она безропотно готовилась ко встрече с Господом, понимала что смысл не в количестве прожитых лет, а к готовности перейти в Вечность ко Господу, покаяние и всепрощение. Господь удостоил её перед смертью Причастия Святых Христовых Тайн. Прошу молитв о р.Б. Наталии.

    3. Наталия:

      Сильная проповедь!
      Спаси Вас Господи за наставление!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.