Проповедь на неделю 6-ю по Пасхе, о слепом
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о том, что люди совершенно не понимают, что замысел Божий о бытии совсем другой, чем у них, и людские ценности для Бога порой являются глупостью и даже мерзостью. По евангельскому эпизоду о слепом [Ин. 9, 1-38].
 

Сегодняшнее воскресенье именуется Неделей о слепом. Однажды Господь проходя увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии (Ин. 9, 1-3). Вот в этом ответе Христа Спасителя содержится то, что обычно люди не понимают совершенно: замысел Божий о бытии совсем другой, чем у людей. То, что для людей является ценностью, для Бога не является никакой ценностью, а порой является даже глупостью и мерзостью. Отчего так произошло? Можем наблюдать, как это происходит в детях: как только ребёнок остаётся без родителей, через некоторое время он оказывается в тюрьме. Почему-то он непременно начинает ругаться матом, почему-то непременно начинает врать, почему-то непременно хамит, почему-то непременно ворует и, может быть, ещё похуже. Следующий этап – тюрьма. Совершенно неизбежно. И у любого спроси: «Нравится ли тебе в тюрьме?». Ни разу не получишь ответ от детей, что нравится. Однажды получил ответ от человека, который отсидел больше двадцати лет, он пошёл и попросился опять в тюрьму. Ему оставалось досидеть ещё третью часть срока, а он за правильное, с тюремной точки зрения, поведение был освобождён досрочно, две трети отсидел, с третьей части его отпустили. И он пришёл обратно, попросился досидеть. Это отчего произошло? Оттого, что он пожил здесь, на так называемой свободе, и ему не понравилось. Я ему говорю: «Лёш, а там же, в общем, скучно». Он отвечает: «Там скучно, а здесь тошно. Мне в тюрьме лучше». Потому что большую часть своей жизни он провёл в тюрьме, она для него – дом родной. И самое ценное, что люди в том заведении пошли ему навстречу. Он досидел, потом вышел и через некоторое время опять туда попал. Сейчас даже не знаю дальнейшую его судьбу, жив ли, нет ли. Но он мужик крепкий, чемпион зоны по боксу был, смотрящий. Солидный по их законам человек. А молодые ребятки – с 14 до 18 – все очень даже страдают, неохота. Но почему все аккуратно там оказываются? Потому что такой закон развития падшего человека. Так же и взрослый человек: когда он оторван от Бога, он всё делает и понимает наоборот. То, что для него ценно – это совсем не то, на что хочет его направить Господь. Для Бога не важно, слепой ты или зрячий, глухой или немой, родился ты с ногами или нет. А ведь бывает, люди рождаются без ног или без руки. Вот, помню, в нашем детском доме был мальчонка, он родился без руки. Родители так посмотрели, говорят: «Какой-то неважнецкий». И оставили его в роддоме. Хотя чем он виноват? Как ребёнок может согрешить в утробе матери? Сильно её пяткой, что ли, колотил, поэтому родился без руки? Да нет, просто вот такое уродство получилось. А дальше его дальнейшая жизнь уже складывалась в связи с этим довольно трудно, потому что каждое дитя нуждается и в папе, и в маме. И потеря папы и мамы – это гораздо трагичней, чем потеря руки, ноги, глаза и так далее.

И вот апостолы спрашивают. Любое событие имеет начало. Есть причина, есть следствие. Например, ребёнок попал под машину. Начинаем исследовать – есть причина: не послушался, вырвался из руки, побежал, забыл, что дорогу переходить нужно, сначала посмотрев налево, потом направо. С тех пор как пешеходам разрешили свободно ходить по зебре, даже взрослые люди, когда ступают на проезжую часть, смотрят не налево, где машина может сбить, а направо, что на другой стороне, хотя вот я помню, нас в детском саду учили: ты смотришь налево, когда дошёл до середины, смотришь направо. Сейчас – нет, он ступает на зебру и смотрит сразу направо, а здесь-то машины едут, они могут не заметить, собьют и всё. Вот почему-то такой идиотизм. Откуда этот идиотизм? От повреждённости ума, от недоверия Богу или тому человеку, который тебя учит, как переходить дорогу. Человек думает, что он сам знает. И если человек сам всё знает, удел у него такой: либо тюрьма, либо институт Склифосовского. Все умные люди это обязательно проходят: либо кости ломают, либо оказываются вообще не у дел.

Господь говорит: «Никто не согрешил». А эта слепота от рождения дана ему, чтобы на нём явились дела Божии. А какое главное дело Божие? Бог хочет, чтобы каждый человек увидел Его. И в данном случае для этого молодого слепого от рождения человека, который не знал, чем отличается день от ночи, Он избрал такой путь. И он увидел Бога, а все остальные, у которых были глаза, не увидели. И вот для Бога это важнее всего. У иных людей есть мышцы, деньги, образование, должности, звания, почёт, успех, признание. Для Бога это не просто ноль, а отрицательная величина, потому что всё вот это богатство – это то, что затрудняет человеку вход в Царство Небесное. Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому всякими дарованиями войти в Царство Божие (Мф. 19, 24), потому что он, как верблюд, увешанный всякими тюками, которого нужно разгрузить, для того чтоб он смог протиснуться в Игольные уши, эти маленькие ворота в Иерусалиме. Он проходит, потом нужно перетащить все эти тюки, потом опять нагрузить на верблюда. Для людей эти тюки – это самая большая ценность, а логически рассуждать человек не может. Какой во всём этом смысл, если в сию ночь душу твою возьмут у тебя (Лк. 12, 20)? Вот ты лежишь в гробу холодненький такой, весь увешанный полиэтиленовыми цветочками. И что? И перед тобой несут ордена. А если не несут, дома забыли? Ну тебе это что-нибудь изменит? Да ничего ровным счётом! Даже в преисподней на два-три градуса меньше не сделают, хоть ты там весь в медалях с пяток до макушки. А для людей это ценность, люди радуются каждой медальке, как малые дети. Вот, у меня заслуги, у меня признание! А некоторые доходят до того, что так хочется, что надевают на себя вообще незнамо что, такие медали, которых вообще даже никогда не существовало и не существует, ну хоть что-нибудь, потому что хочется быть, как Рокоссовский или Георгий Константинович. Всё прям! Ну, Брежнева всё равно не превзойдёшь. Есть недосягаемые величины. Но и то, сейчас откопать его, спросить: «Ну что, Лёнь, как твои дела, как твои медальки? Не хочешь в Александровском саду погулять? Одну медальку назад дай, а тебе дадим погулять. Как ты вообще на это среагируешь?». Одно дело – ценность земная, а другое – небесная.

Господь исцелил слепого, а тот познал Христа Бога, и об этом прямо так и сказано: Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит «посланный». Он пошел и умылся, и пришел зрячим (Ин. 9, 6-7). Господь дал ему эту возможность, потому что увидел в нём и кротость, и смирение, и терпение, и послушание. Он его послал в купель Силоам, тот пошёл. Другой бы сказал: «Ну куда я сейчас пойду? Я слепой, я ничего не вижу», как всегда обычно: «Да ну! Я не пойду! Почему я должен?». Ну и так далее. Как говорили у нас в школе, не хошь – как хошь, сиди голодный. Время было голодное, и такая поговорочка ходила. Сейчас такого не услышишь, все не только сытые, а даже излишне.

Фарисеи возмутились, почему Он исцелил в субботу, и стали допытываться, Кто, а он не мог ни описать, ни объяснить, говорит: «Я не знаю, тот Человек грешный был или не грешный, главное, что Он мне сказал, я сделал, как Он мне велел, и стал зрячим». Если человек хочет познать истину, а истина – это есть Христос, он этот может увидеть только очами своей души. И тогда человек увидит, что вся его жизнь, начиная от рождения до сегодняшнего дня – это глубочайшее заблуждение, потому что человек в своей жизни руководствуется завистью: вот у него есть самокат, и мне надо. А дальше – больше: вот у него есть загородный дом, и мне надо. А некоторые доходят до того, что у них 16 загородных домов, и в пяти из них они никогда не бывали. Вообще никогда. А в три даже не успеют съездить, раньше придётся с жизнью расставаться. И дети не поедут, а продадут сходу, причём по цене в четыре раза меньшей, чем стоит кирпич, который затратили на это строительство. Цены упали, рынок стоит. Ну а что? А деньги нужны. Гулять-то на что? И всё то, что нажито непосильным трудом, идёт незнамо куда. Потому что человек ориентирован не на то. Он не знает, что делать. Пять яхт, десять, сто, сто шестьдесят. Дальше что? Да ничего. Можно иметь три пиджака, а можно тридцать, ничего не меняется. А вот если человек познал Бога, это меняет всё. И вот, Господь хочет нам указать именно этот путь, и этот путь называется прозрением, а путь к тому, чтоб это понять, называется путём покаяния. Но человек – существо хитренькое. Чтобы не менять свою жизнь, он придумывает всякие штуки. Ну, например, пишет: «Согрешил, не был на всенощной, потому что болели ноги». Вроде бы и грех нашёл, на всенощную не пошёл, и тут же оправдался, и вообще ни в чём не виноват. Вот такой страшный грех. То есть люди сами изобретают что-то безобидное и для самих себя утешительное, но ни к какому Христу никто не идёт, и не собирается, и вообще не нужен даже, и неинтересно даже Его увидеть, и неинтересно Его услышать, и не понятно, как жизнь этого слепого отразится на моей собственной жизни, и, вообще, что Иоанн Богослов, описывая этот случай в четвёртом Евангелии, хочет нам сказать. Нет никакого интереса. А какие интересы? Интересы только вот местной жизни: а дети, а внуки, а Ванька, а Серёжка, а муж, а зять, «а вот у меня сын, а вот он пьёт, а вот он наркоманит, а вот он не работает». Дай человеку работающего сына, и чтоб он перестал колоться, и всё, вот оно, счастье. И что останется? Останется жить сто лет, потом двести, потом триста, но при условии, чтоб глаза видели, уши слышали, голова работала, и телевизор чтоб работал, потому что если телевизор не работает, тогда вообще не понятно, что на этой земле делать. А там целая группа большая, их тысячи – режиссёры, актёры, музыканты – они всё нам рассказывают всякие сказки, и читать не надо. Читать – это большой труд: из буковок надо слова складывать, из слов – предложения, а предложения нужно понять. А тут всё готовое, ни малейших усилий. Ну чем не рай? Всем не рай. Потому что в этом образе жизни никакого Бога нет. А Господь – Отец. В отличие от отцов, которые на земле живут, которые от детей хотят подальше дистанцироваться: «Отстань! Тихо!», Отец Небесный – настоящий, Он любит каждое Своё дитя, не только мальчиков, но и девочек. Всех любит и хочет привлечь Себе. И чтобы привлечь к Себе, даже на смерть отдал Единородного Сына, а они всё равно не слышат и не видят. И тем более Он ценит тех, которых Он привлёк к Себе. Поэтому будем радоваться, что у нас есть такая возможность.



NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. Verba79:

      «А какие интересы? Интересы только вот местной жизни: а дети, а внуки, а Ванька, а Серёжка, а муж, а зять» — как точно подмечено, в гости идти не хочется, потому что получается мало людей, с которыми можно поговорить о едином на потребу… Всё больше пустых разговоров и убивание времени в пустую…

    2. blondeinlaw:

      Батюшка милый, спасибо вам за ваш труд! Спасибо, что помогаете осознать, что в этой жизни главное!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.