Проповедь о Рождественском посте и о плавании по реке жизни
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая на всенощной службе 26 ноября 2016 года в храме Благовещения Пресвятой Богородицы (в Петровском парке) в преддверии Рождественского (Филиппова) поста.

Завтра Святая Церковь празднует день памяти апостола Филиппа, и пост, который мы начинаем в понедельник, так в народе и стали называть – Филипповым постом, потому что сложные цифровые вычисления для народа были не свойственны. Народ жил по праздникам: а, Филиппов день настал, значит на следующий день будет Филиппов пост. Но пост этот Церковью установлен не ради памяти апостола Филиппа, о котором немало слов в Евангелии. Филипп вопрошал у Христа Спасителя: покажи нам Отца, а Господь отвечал: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня (Ин. 14, 8-9). Я очень глубоко воспринимаю эти слова Христовы, которые Он обратил к Филиппу, потому что на каждой исповеди я всё время удивляюсь: подходят люди – и молодые, и старые – и создаётся впечатление, что Евангелие не только не читали, но и не слышали, и даже и не видели. Поэтому эти слова Христа Спасителя мне очень близки. Христос говорит: Я и Отец – одно (Ин. 10, 30). К сожалению, большинство людей на земле, даже из тех, кто ходит в церковь, этого не понимают. Я у одного человека сегодня спросил, зачем в церковь ходить. Он более или менее объяснил, для воскресной школы нормально, неплохо.

А ведь «ходить в церковь» – это всё равно что «сидеть с детьми». Говорят: «Она не работает и сидит с детьми». Интересно. А вот если человека, которые это сказал, посадит на неделю с детьми, а через неделю приехать с врачами, со скорой помощью, посмотреть, как он тут сидел, отдыха, что с ним стало, какой тут остался порядок в квартире.

Как большинство людей ходят в церковь? Говорят: как у католиков хорошо – пришёл, на лавочку сел и дремлешь. Но самое главное у католиков – это не лавочка, а перед лавочкой столик, а внутри столика – полочка, а там в полочке лежит такая книжечка с псалмами, а в некоторых, что редко бывает, и Евангелие. Видите, как удобно. Но в чём прелесть этого столика, чем он замечателен? Можно ручки положить, головку – на ручки, и дремлешь под органную музыку. Проповедь далеко журчит. И можно в церковь даже не ходить, а в церковь – подремать. У нас, если задремлет, сразу встрепенётся.

А толку-то всё равно как-то никакого нет. А нужен толк. Это всё равно что совершенно глухому ходить на концерты музыки какой-то. Если музыка, конечно, современная, там хотя бы вибрации от электромузыкальных инструментов глухой будет ощущать через кожу, а если простой симфонический оркестр, это никак не ощутишь. Смысла нет. К сожалению, мы недостаточно ищем смысла нашего здесь пребывания. Отчего это происходит? Почему нам не нужен этот смысл? А потому, что мы ещё не пришли к покаянию. Я уж не знаю, 1600 или 1800 раз я говорил о том, что покаяние – это есть изменение направления своей жизни на прямо противоположное. И если человек изменил это направление, он начинает грести в обратную сторону. Большинство людей плывут по течению. Куда течение – туда и я. А куда течение? Может, не все знают, но течение – это всегда вниз. Вода не течёт вверх, она течёт вниз. Плавание по течению приводит человека на дно. Поэтому когда закончится это наше плавание, и окажемся мы в мире ином, и все будут думать, что сейчас нас Господь встретит, Он скажет: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня» (Мф. 7, 23). «Нет, ну как же, – удивятся, – мы в церковь-то ходили!», Он скажет: «Ну и воробьи залетали, иногда кот зайдёт, и мыши попадались». Бывает, милиционер зайдёт по каким-то своим полицейским делам, так что это вещь обыкновенная. Что, долго ли из холода зайти в тепло или из жары – в прохладу. А может, что-нибудь купить, даже, может быть, свечку поставить. Это же интересно не только детям: поставил, зажёг, она горит, это же очень так вообще красиво. Говорят, вообще, некоторые даже в квартирах делают камин. Зачем камин в квартире, где есть центральное отопление? Ну как «зачем»? Потому что смотреть на огонь – это очень симпатично, успокаивает, как аквариум для рыбок. Вот сидишь, смотришь. Я даже замечал в последние 30 лет – сейчас то ли у нас перестали, то ли перестал замечать уже по старости – какие-то возникают вокруг подсвечников движения скандального типа: кто-то поставил, у кого-то что-то не догорело, «вас тут не стояло», «вас не благословили». То есть всё время какая-то такая, как молодёжь говорит, движуха. То есть, видно, это какое-то очень важное место. Многие из тех, кто в церковь приходят, так и думают, что это, наверное, самое важное: пришёл, купил, поставил, зажёг, постоял. Ну, выстоять, пока вся сгорит – на это, конечно, терпения нет, но хоть какое-то небольшое время подивиться на это зрелище. И получается, что Господь на Кресте распялся, пролил кровь, перед этим вытерпел издевательства, истязания, побои только для того, чтоб люди грелись у такого замечательного, овеянного древностью источника света и тепла. Нет, конечно, это совсем не так. Просто Господь хочет для нас только одного – спасения от той жизни, которую мы проводим. Если продолжить с рекой эту аналогию, Он хочет, чтобы мы повернули назад и стали плыть против течения, против законов, против здравого смысла, против родственников, против общественного мнения, против направления той цивилизации, в которой мы оказались, родившись на эту землю в данный отрезок времени. Всё против. И вот это и есть христианство, вызывающее раздражение у людей, которые, наоборот, даже парус ставят, чтобы помимо течения, ещё и ветер, дух времени ещё сильней увлекал их в преисподнюю.

Наступает Рождественский пост, в конце которого Церковь торжествует Рождество Христово, Он родился как раз для тех людей, которые воспринимают Его не просто как учителя, оратора или, как некоторые говорят, очень хорошего человека, который когда-то давно жил, а действительно как Слово Божие, сошедшее с небес. Христос говорит человеку нечто такое, что никто ему никогда не говорил и не говорит. Каждый человек, который даже далёк от всякого гуманитарного образования, если он почитает слова Христовы, услышит о Его поступках, почитает Его притчи, не сможет не почувствовать, что в этих словах правда, которая находит отзвук в его собственном сердце. Не хватает только малого: повернуть назад. Не по течению, а против.

Если бы Христос сказал два слова, Его бы не распяли. Но Он на то и пришёл. Таков мир, в который Он пришёл. Он три года воспитывал Своих учеников, а три года – это очень много по тем временам. Это сейчас люди учатся по четыре, пять, шесть, семь, а некоторые и по 15 лет, потому что ум современного человека забит всякой информацией. А в те времена вообще никакой информации не было. Были только разговоры людей с другими, и был небольшой ряд книг, которые некоторые люди считали Священным Писанием. Вот, собственно, и всё. Это можно было вполне освоить каждому человеку. Тем не менее вещи, которые идут вразрез с человеческим опытом, принять и понять всё равно непросто. Человеческий опыт что говорит? Как ты должен работать, когда ты появился на работе? Если тебе начальник дал задание, ты должен постараться это переложить на другого, чтоб он это сделал. Если не получается на другого, тогда позвонить сменщику своему или просто ему оставить, чтоб он это делал. И так по возможности нужно устроить такое «спихалово». А потом? А потом нужно всех сотрудников сталкивать друг с другом, особенно если коллектив женский. Этой ты расскажи про ту: «А вот, она про тебя сказала», а этой расскажи про это: «А вот, она про тебя сказала». А почему она сказала? А потому что ты ей сказала, что сказал та. Ну вот, и между ними распря. А ты? А ты идёшь, и говоришь начальнику, что они делают на работе. И ты получаешь хорошее, ведь ты предоставляешь информацию начальнику, а они плохие. Поэтому если начальник затеет кого-то выгнать, он выгонит их, а не тебя. А ты старайся угадывать, что начальнику важно, что он любит, что не любит, и старайся делать так, чтобы ты был такой незаменимый. Ведь так полагается в этом мире? А если во Христе, то совсем наоборот, в каждом твоём действии – наоборот. Все будут говорить, что ты дурак. Все будут говорить, что ты не умеешь жить. Ну и прочие очень важные и очень верные слова. А в христианстве, наоборот, незачем учиться жить, как живут волки, потому что «с волками жить – по-волчьи выть» – это не по-христиански. Надо делать работу свою не для начальника, а для Господа. А Господь каждого человека наделил совестью, и человек в соответствии с собственной совестью должен работать так, чтоб его Господь похвалил, и, если надо будет, Господь похвалит этого человека. А если Господь захочет, чтоб этот человек, уже привнеся в эту компанию какие-то христианские отношения в эту компанию, перешёл бы на другое место и туда бы привносил, тогда Господь так устроит, что его выгонят с работы. А иногда ещё обвинят в том, чего он не делал. Это вообще очень просто, это самое милое дело. Потому что каждый человек всегда врёт. Всегда. Два автомобиля столкнулись. Когда приезжает сотрудник дорожно-патрульной службы, он даже их не слушает, он как профессионал на подъезде уже видит, кто виноват. А эти будут сейчас врать друг на друга. А чью сторону он возьмёт? Закона? Нет, богатого. Потому что для чего существует работа? Чтобы зарабатывать деньги. Если вопрос решаешь в пользу богатого, у тебя денег будет больше. А иначе зачем ты пошёл на работу? Получается, что люди какие-то деньги получают, но никакой работы реально не происходит. Не происходит. А если происходит, то либо случайно, либо из-за побочных явлений. Существуют всякие кризисы. Отчего они происходят? Ну как, из-за жадности. Людям главное – решить свои проблемы, насытить свои горящие жадностью глаза. А остальные? Остальные – да хоть сдохните с голоду! Если вас подохнет много и будете на улицах лежать, я уеду в другую страну, где не так пахнет. Захочу вернуться, только когда узнаю из газет, что там всё уже, всех похоронили. Вот, собственно, и всё.

Но это пока река течёт вниз. Но плавание по ней недолгое, жизнь проходит очень быстро. И большинство людей не только к старости, но уже к зрелости понимают, что такая жизнь смысла не имеет, потому что человек прожил жизнь свою всю, как пёс – в злобе, во вранье, в тявканье, всё время в оскорблениях, в конфликтах, в каком-то рычании. До чего ж противная жизнь! Ну, сам человек захотел. Каждый человек себе сам жизнь выбирает. И Христос не хочет никого заставлять. Некоторые спрашивают: а чего Господь не вмешивается? Это ещё зачем? Каждый живёт как он хочет. Каждый делает то, что он сам для себя выбирает. И каждый наследует то, что он создал в своей душе.

Филиппов пост нужен для того, чтобы нам встряхнуться, в этот период подготовки крепко подумать, поразмышлять о Рождестве Христовом, в зеркало на себя посмотреть, поговорить с самим собой. Зачем я живу? Чего я хочу достичь, что мне в этой жизни надо? Какие отношения у меня с Богом? Как они связаны с тем, что я с понедельника курочку не буду есть, а буду есть вермишель? Это что такое со мной должно сделаться, что это я себя буду мучить? «А пирожнице?» – «А нет, а оно постное» – «А, постное? Ну, постное, ладно». Как вот всё так сделать постненько и вкусненько? А вообще в чём цель поста? А цель моего существования? Кого я хочу из своих детей воспитать? Кого хочу я вырастить? Посмотреть, кого я уже воспитал. Вот это хамло, которое стоит передо мной – это что, моё дитя? Я этого хотел? А чего ж я продолжаю ту же воспитательную политику, как и десять лет назад? Вообще, зачем это нужно? И зачем он мне нужен? И дальше что? Что, не хватает ума подумать, что будет ещё через пять лет? Зачем всё это? Почему у меня лицо такое несчастливое? Почему мне тяжело? Почему все кругом виноваты? Может быть, я сам в чём-то виноват? Я что-то затеял, я что-то делаю, потом бывает такой-то результат.

Пост нужен для того, чтобы встряхнуться, на себя посмотреть со стороны, помолиться Богу, в молитве найти Бога. Не просто отчитываться с молитвословом в руках для собственного успокоения: прочёл, не прочёл… Представьте себе картину: приходит человек на рынок, достаёт книжку и начинает читать продавцу, человеку из другой даже страны, про помидоры, про огурцы, про баклажаны, даже кто-то начнёт читать про авокадо. Продавец, наверно, решит, что этот человек сумасшедший. Во всяком случае, долго с тобой заниматься не будет. И так и у нас получается: мы думаем, что если мы читаем, значит у Бога в Его Божественной сущности должно что-то произойти, потому что у нас к Богу отношение такое же, как у наших детей к нам – потребительское. И к священникам так же: «Так, батюшка, помолитесь». Вот это помолитесь, вот это, вот это помолитесь, вот это. Вот всё мне помолитесь. Почему? Ну вот всё здесь очень тревожно, а я хочу, чтоб всё было нормально. Сделайте мне. И к Богу, и ко всему, что к церкви происходит отношение только потребительское – всё для того, чтобы нам что-то дали, чтобы нам было хорошо. Это опять совсем не так, как должно быть.

Церковь хочет научить своих чад, чтоб они возлюбили Бога, чтобы, как Филипп, за Него, Христа Бога, отдали жизнь. Жизнь. Умерли бы за Него. Потому что всё равно умирать. Вот в этом есть изменение направления жизни и покаяние. Так жить, чтобы быть готовым умереть за Христа. И детей растить не для того, чтобы им было в жизни хорошо, а для того чтобы они могли бы с большой охотой, с любовью, с радостью, даже с весельем отдать бы жизнь за Бога. Вот это христианство. А всё остальное имитация. Имитация. Это так же далеко, как театр отстоит от подлинной жизни, это всё ненастоящее.

Каждый пост – это особое время, когда мы должны немножко постараться, как в притче о блудном сыне, прийти в себя, если, конечно, мы не хотим, чтобы пост наш прошёл в чисто гастрономическом плане, что духовно мало полезно. Мне по моей должности полагается желать, чтобы мы почувствовали духовный смысл поста. А то, понимаете, каждый год одно и то же. Как Рождественский пост, так звонят с разных радиостанций, телевизионных каналов: «А вот расскажите, что можно есть, что нельзя». Каждый раз одно и то же! Как будто мы в жизнь готовим поросят. Что поросятам можно, чтоб у них морды были здоровые, толстые, чтобы уже к Рождеству, когда мы будем их резать, они были вкусненькие. Цель совсем не в этом. Но как это донести до человека, если даже по телевизору, какой канал не включит – всё жратва. Здесь жратва, там жратва, каждая передача с утра – всё жрать, жрать. Жрать, вместо того чтоб ту красоту, которую посеял в их сердцах Господь, распространять и на внешний мир, а это было бы естественно. Если бы мы воспитали детей, все бы говорили: «Ах, какие дети! Где вы таких взяли? Как это вы воспитали? Детки, где вы учитесь?». Так по-христиански должно быть. Дети должны быть совсем как Ангелы. А они такие же псы, как и родители. Надо прежде всего ставить задачу вырастить христиан. Об этом думать, молиться, читать, как это сделать, чтоб это получилось. И постом тоже. «Батюшка, вот, благословите…». Обожди, постой, это дети чьи? Я тебя когда-нибудь спрашивал? «Батюшка, благословите автомобиль купить». Когда я покупал автомобиль, я у тебя что, спрашивал? Нет, надо заручиться благословением, чтоб всё было хорошо. Все хотят «хорошо». А с точки зрения христианства «хорошо» – это свою кровь проливать. Ты хочешь «хорошо»? Так это свою кровь проливать. Ты этого хочешь? Вот, задумаемся, посвятим Рождественский пост этому.

Христос родился в Вифлееме, хотя был царского рода, тем не менее Он родился в пещере для скотины, которая укрывалась там от непогоды. Ему на земле не было место, даже в захудалой вифлеемской гостинице. Они в Вифлееме и сейчас такие, если вы приедете в Вифлеем, посмотрите, что там за отельчики, увидите, что это что-то самое убогонькое, потому что Вифлеем в арабской части.

Будем молиться Богу, Его искать и стараться Ему угодить, чтобы Он был доволен нашими чувствами, нашими помыслами, и наши дети увидят, что мы такие, что мы не псы зловредные, а хорошие, добрые, нераздражительные, не укусим сейчас за лодыжку. Они это увидят. Ребёнок увидит, что его папа и моя мама не такие, как мальчики и девочки в классе, не такие, как учительница, которая говорит одно, делает другое и детям мстит, а когда вызывают к директору обоих, она врёт. Он увидит, что его родители не такие, и взвесит, что лучше. И может быть, тоже выберет христианство. Но мы должны это показать, как апостол Филипп показывал. В этом его апостольство. Каждый крещёный человек должен быть апостолом.

Вот, пожалуй, и всё. С наступлением Рождественского Филиппова поста.



NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. Константин:

      Очень хорошая проповедь! )

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.