Проповедь о настоящем христианском поступке
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова на день памяти великого угодника Божия митрополита Московского и всея Руси Филиппа.

Сегодня Святая Русская Церковь начинает праздновать день памяти великого угодника Божия митрополита Филиппа Московского и всея Руси, который был изначала человеком очень знатного рода и с детства дружил с будущим царём, потом был настоятелем Соловецкого монастыря и оттуда был призван царём же на кафедру московских святителей. Это крест очень тяжёлый, можно сказать, тяжелейший. Самый большой подвиг святителя Филиппа, который вошёл в историю – это то, что он пошёл против царя. Некоторые люди, видя государственные заслуги царя Иоанна, даже очень много усилий и желаний прилагают к тому, чтобы Ивана Васильевича чуть ли не канонизировать. Патриарх Алексий говорил: «Нельзя же канонизировать и убитого, и убийцу одновременно». Многие люди не понимают, что для Господа Бога государственные, военные, финансовые заслуги, прибавление земель не играет никакой роли. Для Бога же не важно, человек беден или богат, имеет шесть соток или 600 гектар земли. Когда мы все умираем, нам дают два метра в длину, чуть меньше метра в ширину и хорошо ещё, если два метра в глубину, сейчас обычно обходятся полутора метрами или, кому повезёт, семьюстами миллиметрами. И это надо очень глубоко понимать. Конечно, каждый психически нормальный человек любит своё отечество, знает историю, гордясь этой историей, он изучает главных героев этой истории. Но если он христианин, он должен помнить слова апостола Павла, о том, что мы граждане неба и свои Богу (Еф. 2, 19). А это, знаете ли, пошибче, чем паспорт иметь с гербом и печатью. Неплохо быть гражданином какого-то государства, но это для Бога совершенно не важно. Для Бога важно только то, что с человеком идёт в жизнь вечную. А в жизнь вечную идут только внутренние качества души, которые человек стяжал в результате своей христианской жизни, а не государственное строительство, не военное дело, не прибавление земель. С точки зрения государственного человека это вполне достойно и бронзового памятника, и ордена, и мемориальной доски и ещё каких-то интересных вещей. А у Господа Бога совершенно другой взгляд.

Что прославило митрополита Филиппа? У него был выбор. Он мог смолчать, как другие. Не все же могут прямо сказать царю о его неправде, о том, что он поступает неправильно. Вот митрополит Филипп не смолчал, а всё, что он своим пастырским патриаршим сердцем видел и чувствовал, он царю сказал. Сказал от того, как он понимал святое Евангелие. А Иван Васильевич по-своему понимал свою царственную харизму, он считал, что никто не должен ему указывать. И, как думают многие историки, хотя никто, конечно, следствие против царя никто не вёл, но подозревают, что Малюта Скуратов, который старался во всём царю угодить и был человеком весьма жестоким, совершил злодеяние по убиению митрополита Филиппа. И вот это в церковной среде наибольшим образом митрополита Филиппа прославило – то, что он проявил себя как мужественный, не жалеющий себя ради правды человек. Нам трудно сейчас судить, никаких письменных источников не осталось, что митрополит думал, прежде чем публично при народе обличать царя. Может быть, он думал о том, что они с детства знакомы, вместе играли, может, думал о том, что царь сам участвовал в возведении его на митрополичий престол, может быть, он думал о том, что нужно постоять за правду. Мы не знаем. Но есть поступок, настоящий христианский поступок. А настоящий христианский поступок в своём максимальном развитии – это готовность умереть за други своя. В данном случае другами митрополита Филиппа был весь русский народ, который страдал от жестокой опричнины. И те методы, которые использовал царь Иван, представлялись митрополиту Филиппу недопустимыми. А он сам смолоду умел управлять людьми и управлять людьми и управлял прекрасно. Это даже видно по тем строениям, которые сохранились на Соловках до сих пор. Прекрасные образцовые, с точки зрения даже хозяйства и инженерии, совершенно гениальные сооружения, которые расположены в таких местах, где вообще-то жить нельзя. Это только русские там могут жить.

У Ивана Васильевича, пусть и не непосредственно, но рука поднялась на этого человека. Поэтмоу митрополит Филипп Церковью прославлен, а Иван Васильевич не будет прославлен никогда, несмотря на все его заслуги. Что бы и какие бы люди ни говорили, какие бы аргументы они не приводили, этого не будет никогда. Потому что дерево судят по плодам. Но не по плодам земным. Ведь ещё ни одного лауреата Нобелевской премии, а в основном это неглупые люди, надо сказать, не причислили к лику святых. Потому что Бог, который создал весь мир, знает все законы. У нас ещё много элементов таблицы Менделеева не открыты, а Бог знает, какие мы откроем и в каком порядке, и сколько их вообще есть. Человек силится и тужится со своей наукой, а для Бога это всё известно.

Теперь по поводу земель. При определённом царствовании люди могут кровь проливать – не свою, а в основном чужую – и приобщать своей стране большие куски земли. А потом придёт на его место другой правитель, выпьет пивка с водочкой, одну подпись поставит – и нет этого ничего. Вместе с могилами, вместе с людьми, с храмами – всё уйдёт неизвестно куда. Или известно куда. Можно весь мир завоевать, но земля у нас на земном шаре конечна. Возьмём историю какого-нибудь имения. Например, рядом с нашим горетовским храмом находится имение Бестужевых. Вся история – это как оно переходило из рук в руки. С такого-то по такой-то год это бестужевское имение, потом хозяевами были Мусины-Пушкины, потом ещё кто-то. А сейчас? А сейчас один человек, который возглавляет продуктовую базу «Покоторг». Он теперь владеет этой землёй.

Всё в этой жизни меняется. Не меняется только одно. Если человек в результате своей христианской жизни достиг доброты сердечной, то он с ней и умрёт. Если человек станет отважным, он отважным и умрёт. Если он достигнет молитвы, он молитвенником и умрёт. Вот это сокровище, о котором Господь говорил, что надо в Бога богатеть (см. Лк. 12, 21). Это не только настоящее, это ещё и вечно. А всё остальное – одежда, механизмы, земли, металлы, слава – всё временно. Какая слава у Александра Сергеевича Пушкина! Можно сказать, всемирная. Ну и что? Кто его читает? Только в школе некоторые люди из-под палки и некоторые фанатики. Вот мой двоюродный дедушка всю жизнь синтаксисом Пушкина занимался, профессорствовал в своём МГУ, ясно, что он наизусть знал всего Пушкина. Он бы и сейчас читал. Сейчас бы ему было сильно за сто, я помню, мы его столетие праздновали. Даже русским людям Пушкин не нужен. Давеча видел по телевизору какую-то программу, там спрашивают у молодых девушек лет 19-20-ти, одна говорит: «Пушкин», а другая: «Лев Толстой». Её спрашивают: «А как его отчество?», отвечает: «Не знаю», интересуются: «А сколько томов Вы читали?», рассказывает: «Я вот «Мир» люблю читать, а «Войну» нет, поэтому я читала «Мир». Первый и третий том, а второй, – говорит, – про войну не читала». Это о чём говорит? Что она вообще не читала. И никогда не будет читать. Вообще никогда. Почему? Ну её не это интересует. Её интересуют платьица, юбочки, кто что скажет, что там Вася сказал, как он посмотрел – всё вокруг этого. Сказал, посмотрел, что она подумает, туфли, деньги. И ещё какие-то такие очень неплохие вещи. Кто против туфель? А в театр в сапогах, что ли, ходить? Конечно, в гардеробе меняешь сапоги на туфли и идёшь в театр. Вот, каблуки. Всё замечательно. Но даже слава Толстого и Пушкина уже в прошлом, это удел специалистов, и очень немногих, потому что сейчас таких людей, которые могут объять всю литературу, уже мало.

А христианская жизнь состоит из очень простых вещей. Любовь, радость, мир, долготерпение, кротость, благость, воздержание – плоды Святаго Духа (см. Гал. 5, 22-23), которые и делают человека человеком. И Бог хочет именно этого от нас. Это подлинное, настоящее вечное богатство, которое никто не отнимет. В жизни каждого человека каждый день совершается испытание: Бог испытывает каждого человека или, говоря по латыни, каждый человек сдаёт экзамен на христианство. Как он поступит в то или иной ситуации? Каждый человек поступает либо хорошо, либо плохо. Нейтральных поступков почти нет. Даже есть можно по-христиански, а можно нет. Даже в очереди стоять можно по-христиански, а можно нет. Даже здороваться с человеком при встрече можно по-христиански, а можно нет. Дом свой содержать, в котором ты живёшь, можно по-христиански, а можно нет. А нет – это как? Например, содержишь его как обезьяна, или как свинья, или как житель Золотой Орды XII века. Может так быть? Может. А чем отличается? Ну как? В современном доме пол паркетный, а тогда был земляной. У тебя дом – земля на полу. Всё можно. Одеваться можно по-христиански и не по-христиански. И речь может быть окрашена твоим христианством, а может быть окрашена чем-то противоположным христианству. Даже человек, когда берёт книгу с полки, он может руководиться внутри себя христианским желанием, а может, наоборот, чем-то антихристианским. И так во всём – каждый день, каждый час. Не то, что Бог кого-то наказывает: ты не будешь канонизирован, а ты будешь во святых. Нет, каждый человек выбирает сам своё будущее в этой жизни и свою жизнь вечную.

Митрополит Филипп выбрал жизнь вечную и заплатил за это самую высшую цену. Самая высшая цена – это собственная жизнь. Есть цены и поменьше, но тоже великие цены. Раз говорим о великих ценах, возьмём Василия Великого: он был из богатой семьи, а когда принял крещение в 30 лет, он отдал всё своё имение бедным. Представляете, трудно человеку, который вырос в богатстве, взять и отдать. Он это сделал, потому что руководствовался христианскими мотивами, хотел послужить Богу. И вот, сдал этот экзамен. Однажды Господь сказал одному богатому юноше: пойди, продай имение твое и раздай нищим <…> и приходи и следуй за Мною (Мф. 19, 21). Хотя Господь это сказал какому-то израильскому юноше, а Василий подумал: «Ну какой же я христианин? Если я христианин, я сейчас всё отдам». И в его жизни тоже был такой поступок, когда он перечил самому императору. Император сердился. А императоры были, как теперь молодёжь говорит, покруче, чем Иван Васильевич. Вообще головы летели, как в комбайне помидоры. Но император ничего не мог поделать. Василий говорил: «А что у меня взять? Жизнью я не дорожу, потому что я верую во Христа. Всё моё богатство – это несколько книг». Конечно, каждая книга стоила изрядно, никакого Гуттенберга и Ивана Фёдорова не было, каждую книжечку, каждую буковку от руки писали, но всё-таки это не такое огромное богатство, какое он потратил. И император вынужден был смириться. Василий Великий ради веры православной постоял.

Митрополит Филипп – это тот человек, имя которого должен знать каждый русский. На именах таких людей, как митрополит Филипп нужно воспитывать молодёжь, воспитывать детей. Это есть такой столп нашей истории, потому что он совершил великий подвиг. Митрополит – это же центральная фигура Церкви, и все взгляды были устремлены на него, что он скажет. И он взял и сказал при всех и громким голосом. Почему? Да очень просто. Не побоялся. Очень важно христианину не бояться постоять за правду. Поэтому каждый день и каждый час мы всегда можем либо уклониться от этого, либо этому следовать.

Так что очень отрадно, что это воскресенье совпало с памятью митрополита Филиппа и мы можем ещё и ещё раз вспомнить об этом прекрасном человеке. А у нас вообще по милости Божией есть возможность всегда к его мощам в Московском Кремле приложиться и помолиться. Это один из прекраснейших и величайших столпов русской истории.



NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.