Проповедь о высшем благе во вселенной
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, читанная им в храме Благовещения Пресвятой Богородицы в день памяти святого благоверного царевича Димитрия Угличского (Московского) 28 мая 2017 года.

Господь наш Иисус Христос возвёл очи Свои на небо и сказал, обращаясь к Отцу Небесному: Отче! Пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную. И дальше идут слова, которые каждый христианин должен знать наизусть: Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа (Ин. 17, 1-3). Надо очень хорошо умом и сердцем прочувствовать эти слова, потому что в них содержится понимание нашего спасения и вообще стремление христианского сердца. Интуитивно каждый человек – да и не только человек, каждое животное – стремится к лучшему, к высшему. У человека есть особенное стремление, потому что некогда человек (т. е. мы все в Адаме) жил в раю. И вот эта генетическая память о райской жизни – в каждом человеке. Человек помнит, что была, и есть, и может быть жизнь, совершенно отличная от той жизни, которую мы создали вокруг себя и в которой мы живём. И мы всё время не соглашаемся с тем, что происходит. Это у нас выливается в какую-то критику, в поиск лучших земель или в устроение собственной жизни, к концу которой человек понимает, что все усилия совершенно напрасны. И в этих словах есть на самом деле ответ. Вот эта вечная жизнь в блаженстве заключается в познании Бога, когда человек по слову апостола Павла может сказать: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). Потому что ничего отдельного от Христа в моей жизни нет. Если я строю храм, это для Христа Бога; если я крещу детей, это я хочу вырастить из них христиан; если хочу чему-то научить кричащего незнамо зачем младенца, это значит, я хочу, чтоб он обрёл жизнь вечную; если я хочу жениться, то это потому, что я хочу создать домашнюю церковь, а не просто соединиться с млекопитающим другого пола, задача гораздо более высокая. И так во всём, от самого высокого до самого простого. Опять же, апостол Павел говорит: едите ли, пьете ли <...>, все делайте во славу Божию (1 Кор. 10, 31). Жизнь христианская есть научение этому. Мы должны этому научиться. Изначально каждый грешный человек, понятное дело, этого не умеет, и большая редкость, когда он может научиться этому от родителей. В основном человек в безумии своём всё время находится в каких-то спорах, разногласиях, отстаивании своего «наиидиотического» мнения, которое настолько смешно, что его даже нельзя оспаривать. Это всё равно что спорить с трёхлетним ребёнком, который на какой-то твой аргумент скажет: «А у меня сабля есть, я тебя сейчас зарублю». Он не понимает, что сабля пластмассовая и зарубить не выйдет. Поэтому тот же апостол, великий Павел, говорил: Немощного в вере принимайте без споров о мнениях (Рим. 14, 1). Мне когда-то один учитель сказал, я запомнил наизусть, мне так понравилось: из двух спорящих один – жулик, а другой – дурак. Жулик знает, и спорит, а дурак не знает, и спорит – ну это полный болванеско. А знать нужно одного единого Бога, и тогда наша жизнь устроится. Тогда мы поймём, что Господь на самом деле от нас хочет. А допрежь того мы всё устраиваем себе какие-то из наших мнений суррогаты, про которые авва Дорофей сказал: «Анафема мне и моему мнению». И вот так нам нужно стараться устраивать нашу жизнь, как говорит Господь Иисус Христос, а евангелист Иоанн нам это в 17-й главе своего Евангелия повествует.

Ради празднования святого мы читали ещё одно Евангелие, в котором тоже сообщаются нам наиважнейшие вещи о заповеди Господней. О самой главной заповеди, в которой содержатся все заповеди. Почему заповедь не одна, не две, а их существует некоторое количество? В силу полной потерянности человека и забвении и Бога, и дороги к Нему. Человек без своего Отца Небесного очень дичает, и ему нужно преподавать такие простые вещи понятные в виде заповедей. Вроде как: Почитай отца <...> и мать (Исх. 20, 12). Сейчас, когда спуститесь в метро, спросите у какого-нибудь пассажира про эту заповедь – он ничего про это не знает. Все наши дети без устали и ежедневно хамят своим родителям, их никто не научил. А эта заповедь совершенно необходима, чтобы жизнь, к которой мы готовим наших детей, была благополучной и долгой. Нужно обязательно почитать своих родителей. Этого никто не знает, нарушают просто закон бытия. Людям, оказывается, приходится объяснять интересную, но очень смешную заповедь: Не кради (Исх. 20, 15). А ты что, разве не знаешь, что воровать нельзя. Или Не убивай (Исх. 20, 13) – ну это вообще для сумасшедших. Настолько человек одичал, что ему надо объяснять, что убийство человека человеком – это есть тяжкий грех перед Богом, последствия которого всегда неизбежны. Поэтому, убивая кого-то, ты убиваешь самого себя. А у нас в стране убийство в собственной семье своих детей – это самое обычное дело. Спрашиваешь, какая мотивация. А мотивация в улучшении своей жизни, а то у меня площади маловато, зарплата недостаточная. Но человек не понимает, что с каждым убийством дитяти он убивает самого себя. Это же сумасшествие полное. Поэтому заповеди Господни прежде всего борются с нашим человеческим безумием. Сначала, как в Ветхом Завете, в простой грубой форме, потому что это одичание, конечно, человека делает совершенно не похожим даже на человека. А вот заповеди Нового Завета – другие, потому что Господь в надежде на то, что кто-то с помощью ветхозаветных заповедей стал (внешне только, конечно) походить на человека, уже требует глубоких изменений своей падшей природы. И говорит: Сие заповедаю вам, да любите друг друга (Ин. 15, 17). Категорический императив. Богу угодно, чтобы люди друг друга любили, потому что Господь хочет, чтобы мир, который Он основал, и сам человек, единственное свободное существо из всех тварей, созданных Богом, жил не в ненависти, а в любви, потому что тот рай, о котором человек мечтает, он в любви.

Вот у меня сегодня день Ангела, и на меня опрокидывается несколько грузовиков любви. Если б не сорокалетняя практика, это вообще и не выдержишь даже, но это абсолютно райское ощущение. Потому что мало кто на земле имеет такую многосотенную любовь. Обычно – семья. Бывают, конечно, большие семьи. У меня даже, я помню, фотография была одной семьи: сто человек. Прадедушка, прабабушка, бабушки, дедушки, папы, мамы, внуки, правнуки. И вот, они все стоят. Вообще, потрясающее зрелище! Сейчас оно уникальное, а сто лет назад это обычное дело было. Я даже помню, в газете «Нива», подшивку которой я читал в семинарии, когда было столетие Бородинского сражения, собрали дедов-участников, как бы сейчас сказали, ветеранов. Такие крепкие мужики, по 120 лет, их там была дюжина, почему-то все с бородами. Казалось, дай им сейчас ещё по сабле – и они опять на лошадь сядут, и в бой. Вот собрали. Ветераны такие. Очень прекрасные лица, до сих пор помню.

Господь не обманул, говоря: «В сто раз больше обретёте того, о чём душа мечтает, взамен того, что оставили за порогом храма» (см. 19, 29). Что там – похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (1 Ин. 2, 15). Что этот мир, лежащий во зле, может бедному человеку предложить? Только что-то очень смешное и ненастоящее, не подлинное. А Господь даёт возможность, глядя на нас, людей безусловно грешных (все мы в той или иной степени видим свои несовершенства), испытать то, что бы ты испытывал, если бы ты жил в раю. Потому что нет ничего на свете слаще, чем человеческие чувства любви друг к другу и делания чего-либо ради этого. Это гораздо слаще, чем что-то приобрести себе. Можно прям сравнить: сделаю ему и сделаю себе – и даже и говорить нечего. Не говоря о том, что жизнь становится наполнена любовью, и причём в этом случае не так важно, чтоб это было шибко взаимно. Всегда из двух любящих кто-то любит больше, кто-то меньше. Ясно, что мать своих детей любит больше, чем дети мать. И нет на свете существ, которые столько досады доставляют, как дети матери. Если вырастают, они зреют, начинают что-то понимать, и могут это частично компенсировать. А так нет, дети всегда в долгу перед родителями, даже если родители в известной степени никудышные.

Так что Господь заповедовал. Конечно, когда Он говорил эти слова, Он понимал, что нам это недоступно. Как человеку сказать: «Так, люби этого!». Нет, жаме. Как вообще это можно любить? В Евангелии говорится вот о чём. Жизнь нас, людей, здесь постоянно сталкивает, и между нами возникают противоречия, потому что один считает, что надо так, а другой считает, что надо иначе. Слава Богу, среди нас есть какая-то иерархия. Ты умен, да? Но ты не игумен. А он неумен, но зато игумен. Так что никуда тебе не деться, будешь делать так, как тебе велит старший. Или вообще уклоняйся, уходи на страну далече (Лк. 15, 13), что заканчивается сами знаем как всё равно. Не может человек уйти от Бога, потому что Бог любит человека, и Он будет использовать свои совершенно Божественные возможности, чтобы каждого из нас вернуть к Себе. Конечно, не силой. Ясно, Ему как любящему нас Отцу интересно, чтобы мы так же Его любили. Чтобы мы, если что-то на земле делали, то для Него и Ему. Как маленький ребёночек: «Мам, мам, мам, смотри, как я умею!» – и взял, с кочки плюхнулся в лужу. Это смешно. Так и Господь смотрит на все наши усилия, как на какие-то смешные игрушки маленьких детей. Но Ему всё равно это мило, потому что Он любит и потому что Он видит, что это мы делаем для Него.

И дальше Господь говорит: Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир (Ин. 15, 18-19). Тоже очень важные слова, потому что мы говорим о любви, а в мире-то любви нет. Мир построен совершенно по-другому, он построен на корысти, на прибыли, на том, то сильный уничтожает слабых, на том, что они их обирают, живут за их счёт. Они готовы убивать людей миллионами, чтобы соблюсти свои интересы. Мир лежит во зле (1 Ин. 5, 19), и он совершенно безжалостен. И Господь нам дал возможность не для того, чтоб победить, сражаться, как дурачки-революционеры думают, что зло можно победить злом. Это просто наивно и смешно. Господь нам дал Церковь, где мы можем жить, как в раю, и вкушать райскую жизнь, и совершенно не завидовать тем пластмассовым подачкам, которые людям предлагает этот зловонный, всё уничтожающий мир, который совершенно заметно на глаз уже приближается к своему концу. Поэтому, раз уж Господь нас с вами избрал, надо нам постараться и в малом, а потом и в большом остаться верными вот этому избранию. Сколько людей хороших, умных, красивых, образованных, богатых, талантливых – ну и что? Да ничего. Потому что живут они в аду. А мы – самые простые. Редко кто из нас блещет какими-то выдающимися талантами, насчёт умных – вообще «днём с огнём». И всё равно – мы-то в раю. Какое же это удивительной счастье – быть с Богом! Поэтому надо нам это очень ценить, Бога благодарить, непрестанно Ему воссылать хвалу, что Он нас нашёл, увидел, призвал, сохранил, дам нам какое-то такое место в Церкви. Ведь это же не важно – кому какое, а главное – как мы на этом месте сможем сделать что-то для Него. Потому что на этой земле Господь, если может что-то сотворить, то только через нас. Мы – Его и глаза, и уши, и руки, и ноги. Мы. Пусть они плохо работают у нас, пока чему-то научимся, уже бываем, к сожалению, довольно старенькие, но Он и этому рад. Представляете, мы Богу не только свои, мы можем для Бога и трудиться! Это вообще высшее благо во вселенной. Только в этом жизнь приобретает смысл, причём смысл не какой-то там национальный, исторический, государственный, или смысл служения искусству, науке, расширению пространства, это мало что значит, хотя нельзя сказать, что совсем ничего, нет, что-то значит. Но потрудиться для самого Бога – это очень важно. И для Него это очень и очень заметно. Ещё царь Давид обратил на это внимание: «Ну что такое человек, какой он маленький, а Ты его помнишь!». Это удивительно. А что даёт Ему помнить? Его любовь. И вот, если мы будем всегда помнить о Боге, то в нашем сердце будет возгреваться любовь. Но не к себе, как бы себе обустроить, а как раз мы будем искать того, чтобы послужить. «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 40). Поэтому каждый из нас каждый день, да и много раз на дню, может послужить самому Христу Богу.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 7

    1. Галина:

      Поздравляю Вас, дорогой Батюшка и благодарю за то, что Вы рядом, за Вашу мудрость. Спасибо Вам за проповеди, наставления, разъяснения и книги.

    2. СветланаМ:

      Прямо радость Пасхальная от Вас и слов Ваших благородных на сердце! Да продолжает Господь укреплять премудрость Вашу! Долгие лета! (а то от экуменизма плохо нам всем)

    3. Анна Вихляева:

      Поздравляю Вас с днём Ангела, дорогой отец Димитрий! Храни Вас Бог молитвами святого царевича Димитрия! :)

    4. kotova natalia:

      Батюшка Димитрий, с днем Ангела! Слава Господу, что послал мне такого проповедника, любящего, строгого, вразумляющего, наставляющего на путь истинный. Благодаря о. Димитрию удается избегать многих ошибок в жизни. Перефразируя слова батюшки о любви к ближнему «убил бы, но не убиваю»,в моем случае — «так бы и высказала все в глаза, но не высказываю».

    5. Lena.it:

      Дорогой Батюшка Димитрий,с Днём Ангела! Я думаю что Вы чувствуете и без наших слов нашу любовь и благодарность. Многая и благая лета! Радуйтесь!

    6. Юлия Л:

      Спаси Господь Вас, батюшка! Вы самый добрый. Многая и благая лета!

    7. EVL:

      С Днем Ангела, дорогой отец Димитрий! Многая Лета!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.