Проповедь о нашем Отце Небесном и о Его любви к нам
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова о том, что человек должен преобразиться, чтобы быть достойным прийти на брачный пир, на который наш Отец Небесный по Своей любви зовёт всех нас, глупых, необразованных, ни на что не годных, ничего не умеющих людей. По евангельской притче о брачном пире [Мф. 1-14, 22].
 

Сегодня Святая Церковь предлагает нашему вниманию притчу из 22-й главы Евангелия от Матфея. Притча о Царстве Небесном: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти (Мф. 22, 2-3). Притча строится по такому алгоритму: это есть иносказание, потому что в человеческом языке – в любом – нет ни одного термина, который бы описывал Царствие Небесное. В Писании сказано: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9). А что? Это нельзя описать. Может быть, ещё до вавилонского столпотворения в человеческом языке, когда не смешались все наречия, и было что-то такое, с помощью чего можно было бы это объяснить, но теперь нет таких слов. И Господь даёт такое приточное объяснение. И всегда эти приточные объяснения имеют поэтическую форму.

Люди тоже это используют. Например, говорят (сейчас лет, очень удобно): «изумрудная зелень». Если мы возьмём изумруд, то мы увидим, что это всё-таки другой цвет, чем тот, который имеют листья. Хотя у каждого дерева свой оттенок зелёного. Есть даже такой холодный изумрудный, но всё-таки это не совсем. И используют слово «изумруд» для того, чтоб показать красоту. Потому что изумруд – камень драгоценный, отдельные изумруды дороже бриллиантов. И чтобы показать ценность этого цвета, говорят: «изумрудный». Или, например, кому-то нравятся зелёные глаза, и вот, он говорит ей: «Твои глаза как изумруды». Это о чём говорит? Не о том, что они как изумруды, а о том, что они очень красивые и ему они нравятся, эти глаза. Хотя они могут быть цвета просто солёного огурца, но используется поэтический образ.

Почему Господь говорит, что Царство Небесное подобно человеку царю (Мф. 22, 2)? На Востоке и тогда, и сейчас в не меньшей степени, свадьба для людей – это есть некоторая демонстрация своего благополучия, своей любви к сыну, богатства своего. И очень играет большую роль количество народу. Так не бывает, чтоб восточный человек рассказывал о свадьбе сына и не помянул, что было 600 человек. Для него это важно. Для меня нет, я не восточный человек. На моей свадьбе было пятеро, и знаете, хорошо себя чувствую. И то, только самые ближайшие родственники. И вообще свадьбе не придаю никакого значения. А там – а это же говорилось на Востоке – очень значительное явление. А это царский пир. Представляете! Конечно, на Востоке всегда было, сейчас, наверно, будет ещё больше царей. Каждая небольшая область имеет царя, и каждый царь за счёт брачного пира своему сыну стремится показать, что он не лыком шит, а что он очень значительный человек. Он это и себе хочет подтвердить. Потому что в людях присутствует честолюбие, тщеславие, похвальба. Речь идёт совершенно не о христианских ценностях, потому что их этим ценностям нужно ещё учить. И притча – это один из способов. Но вот, эти иносказания используются, потому что если свадьба царская – это самое прекрасное, что человек может ощутить на земле. Это то же сравнение, что и сравнение глаз с изумрудами.

Послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти (Мф. 22, 3). А это что? А это как раз суть притчи. Чем Царство небесное похоже на этот пир царский? Тем, о чём говорится в этой притче. Был пир царский. Представляете, президент женится, а нам правительственная телеграмма: «Имею честь пригласить Вас на мою очередную свадьбу. Она состоится там-то. Если Вам угодно, можем прислать за Вами машину. Отправка домой в любом виде Вам гарантирована». Да человек стремглав побежит. А тут не хотят прийти. О чём речь? О том, что Царство Небесное никому не нужно. Зовут людей на брачный пир, а человек не идёт. А почему? Очень даже аргументированный ответ: неохота. Что происходит с человеком, почему он на брачный пир не идёт? А здесь даже больше, чем брачный пир. Брачный пир – что! Ну будет ещё сынок, будет ещё свадьба, можно на вторую сходить, будет не хуже, царь к этому времени ещё разбогатеет, может, завоюет кого из соседей. А тут речь идёт о самом уникальном – о вхождении в Царствие Божие. Не нужно никому. Вот об этом притча. И вот, Царство Небесное оно этим напоминает брачный пир, и в этом особенность. Это единственный в своём роде брачный пир, на который никто не хочет идти. Под брачным пиром подразумевается Царство Небесное. Имеется в виду не еда, не танцы, не музыка, не роскошно прибранный ресторан Арагви, нет. Совсем речь о другом. О том, что Господь человеку хочет дать возможность общения с Ним, с Богом – Творцом неба, земли, всей вселенной – и со всем, что Им в ней создано. А у человека другие интересы. Ну, например, поспать. Спать хочу. То есть если с ребятами на рыбалку, он встанет в пять, чтоб клёв не пропустить. А тут – Бог подождёт. Ребята не подождут, а Бог подождёт. Об этом эта притча. О том, что Господь зовёт всех на брачный пир к Самому Себе, а люди не идут и всячески оправдывают себя. Находят всякие оправдания.

Послал других рабов, сказав: «скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир». Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их (Мф. 22, 5-6). Ну а действительно, что пристают? Я спать хочу. Или ко мне друзья пришли. Или ещё что-то. А эти всё: «Идите на брачный пир к царю». Не хотят. Дошли вплоть до убийства. Потому что торговля приносит мне доход.

Услышав о сем, царь разгневался (Мф. 22, 7). Может ли Господь разгневаться? Не-а. А почему же мы говорим – есть такое выражение в Священном Писании – гнев Божий? А по результату. Вот человек как-то ведёт себя вопреки тому, чему учит Господь. И Господь решает, что нужно этого человека изъять из земной жизни. Вот у меня товарищ был по институту, он уже на пятом курсе запил крепко, потом попил-попил, и потом в очереди за водкой его просто убили бутылкой, да и всё. Хороший парень, красавец, девки на него вешались гроздьями. По башке бутылкой – и всё. Господь не гневался, Он просто таким образом его забрал. Почему? Он увидел, что ничего дальше лучше не будет, только хуже, поэтому забрал его в этот момент его жизни. Мы всей своей группой студенческой его отпевали. Им очень вообще удобно – свой священник: «Алло!». Всё в порядке. Уж скольких отпели из нашей группы. Жизнь идёт, сейчас люди особо долго не живут. И частенько я его вспоминаю. Человек просто себя загубил. Был очень талантливый, умный, красивый. И не сразу Господь его по башке бутылкой. Он в тюрьме отсидел сначала. Что-то по пьянке стащили, ну и под раздачу попал. Вот примерно это и описывается в притче. Но люди не понимают. Когда им говорят: «Он разозлился, осерчал, прогневался» – это понятно, потому что мы сами злые, как собаки, раздражительные. Мы по пять раз на дню злимся, поэтому когда написано, что царь разгневался, нам всё понятно. Но речь идёт о Боге, у Которого таких чувств быть не может. Бог – это сплошное благо. Только сумасшедший отец, допустим, если младенец ночью проснулся и плачет по каким-то своим младенческим причинам, возьмёт ремень и начнёт его избивать. Это уж надо к психиатру. Так для Отца Небесного мы все младенцы. И потом, силы уж больно неравные. Это совершенно невозможно. Для Бога только подумать – и вот тебе ураган, которого не было сто лет, и 95 процентов домов разрушено. Зачем Ему какие-то бомбы? Это всё происходит само собой, если Он решил для спасения душ тех людей, которые попали в такую ситуацию. Чтоб они занялись чем-то полезным, ремонтом или ещё чем-то. Поэтому царь не гневался, это притча.

Послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их (Мф. 22, 7). И этого ничего не было, это только образ. Потому что какие войска у Бога? Это Ангелы. Конечно, Ангелы – могущественные существа. У каждого города есть Ангел, у каждого человека есть Ангел, у каждого народа есть свой Ангел. Ангелы постоянно стараются внушить людям мысли о воле Божией. Ангелы могут и остановить. Так это бывало. Тамерлану, завоевателю. Который к Москве подошёл, явилась во сне Богородица и сказала: «Давай, поворачивай». Он испугался и со своим войском ушёл, потому что русские люди молились перед Её образом. И это всё Ангелы устроили по молитвам тех, которые знали об этих несметных полчищах восточных людей. В минуту опасности все люди начинают молиться.

Тогда говорит он рабам своим: «брачный пир готов, а званые не были достойны; итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир». И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими (Мф. 22, 8-10). Кто ж эти все? Это мы. Глупые, необразованные, ни на что не годные, ничего не умеющие люди. И Он нас собрал. Не только у нас, но и в Митрофана Воронежского, и в Никольском храме, и даже на Соколе. И мы стоим перед Богом. Воскресный день. Старинная русская пословица гласит: «Дурак знает, что в воскресенье праздник». Вот, мы такие дураки, пришли, вместо того чтоб спать спокойно, а некоторые издалека приехали, чтобы в храме перед Богом постоять, пусть и рассеянно, пусть не умея молиться, но есть само стремление прийти в храм на встречу с Богом. Для Бога это и важно, для этого Он нас и позвал. Вот именно об этом притча. Потому что Царствие Небесное видимым образом присутствует на Божественной литургии, а тельцы упитанные, которыми на этом пиру люди угощаются, это пречистое Тело и Кровь Господня. Мы получаем высшую возможность общения с Отцом Небесным. Выше этого ничего нет. Иоанн Златоуст даже сказал, что нет ничего выше ни на небе, ни на земле. И мы такие чудные, и нам это даётся в пищу. А это самое важное, что вообще существует во вселенной. Люди обсуждают всякие политические проблемы, финансовые, педагогические – у людей много разных проблем. А самое главное, что у каждого человека есть возможность приобщения к Богу. И вот это дороже всего. И если мы открываем своё сердце, идём навстречу Богу, то постепенно нам в большей и большей полноте открывается Царствие Небесное.

Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду (Мф. 22, 11). На Востоке каждому, кто приходил на свадьбу, у кого есть приглашение, тому давали надеть брачную одежду, такая форма. И вдруг царь видит: один не в брачной одежде. Что это значит? Это знак того, что он как-то через кухню что ли прошёл. Во всяком случае, его никто не звал.

Друг (Мф. 22, 12) – говорит ему Отец Небесный. Не говорит: «Слушай, пёс шелудивый!» «Друг! Как ты вошел сюда не в брачной одежде?» Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов»; ибо много званых, а мало избранных (Мф. 22, 12-14). Ну как же так? По всяким перекрёстков собрали неизвестно кого, и они званые. Тут пришёл такой же человек, но как-то он обошёл ту комнату, где выдавали брачную одежду – почему ему-то сразу руки-ноги связать, выкинуть его во тьму, плач, скрежет зубов? Что, чем он так уж плох, чем он хуже этих? Ответ – ничем. Все люди одинаково грешные. Все люди. Все люди недостойны быть на этом пиру. А по какому же признаку отделяется, кому давать брачную одежду, а кому не давать? Вот по какому. Святые отцы толковали это место так: брачную одежду человеческая душа получает на за покаяние. Что такое покаяние? Это очень простая вещь. Это преображение человека. Был матерщинник – перестал, был пьяница – теперь не пьёт, был вором – теперь даже горелую спичку чужую не возьмёт. И так во всём. Вот человек изменился, стал другим. И сам по себе-то он изначала стал плохой, но за покаяние Господь его принимает. Или, как в притчах написано, Господь его прощает. Это не юридическая норма, просто человек получает возможность принять в себя благодать Святаго Духа. А тот человек, который без покаяния хочет устремляться к чаше жизни, тот, как Иуда, исторгается вон. Преподобный Симеон Богослов говорит: «На земле ты можешь причаститься, а на небе нет». А некоторые доходят до такого безумия: хочется причаститься, а ему по какой-то причине не дают, а он сердится, обижается, жалуется. Почему так происходит с человеком? Потому что он сумасшедший, он не знает, чего просит. Господь-то по любви Своей каждому говорит: «Друг! Ну ты-то должен знать, что ты пёс шелудивый». Какой ты друг Богу, интересно. Надо прийти в сознание, в осознание того, что ты пёс. Да, по замыслу Божию, конечно, человек настолько велик, что даже Господь вочеловечился. Господь, чтобы прийти к людям, не стал Ангелом, а стал Человеком, то есть на такую высоту человечество возвёл. Но что это был за Человек, Господь наш Иисус Христос! Разве сравнить с кем-нибудь из нас? Мы хоть чем-нибудь на него похожи? Конечно же, нет. Это целый путь, которому отдельные люди – их очень немного – посвящают свою жизнь. Только некоторые люди. Даже из тех, кто непрестанно ходит в храм. Это ещё ничего не значит. Притащить своё мясо в храм – это ещё не значит стать христианином. Нужно преобразиться.

И вот эта притча о преображении, о нашем Отце Небесном, о Его любви к нам. И как бы Он хотел, чтоб каждый из нас стал бы Ему другом, для того чтоб мы не из страха исполняли заповеди и стремились к ним, а не творили во что бы то ни стало свою волю. Чтобы мы жили так, что Он, глядя на нас, радовался.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. раб Божий иоанн:

      Притащить своё мясо [в храм] — это не значит стать христианином.
      Так, видимо, и рождаются «гномы».
      Спасибо, отец Димитрий!
      Храни вас Господь!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.