Проповедь о прославлении святых мучеников
Воскресная проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме святителя Митрофана Воронежского 3 декабря 2017 года в день памяти бывшего настоятеля храма, священномученика Владимира Медведюка, рас­стре­лянного 3 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бенного в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.

Сегодня наш приход празднует, можно сказать, престольный праздник. Сегодня день памяти священномученика Владимира, предыдущего нашего настоятеля, который был расстрелян в 1937 году, и который прожил очень длительную подвижническую сложную жизнь. Очень многое из его жизни осталось в памяти людей, мы имеем возможность видеть его фотографии, много знаем из того, что он сделал для этого храма. И вот, недавно один священник с нашего прихода ездил даже на Родину к нему. Родился он на самом краю Российской империи, в Польше. Есть такой город со старинным названием Луков. И там сохранилось много от его памяти. Храм, конечно, сохранился, но переделан в костёл, потому что братья-католики всегда стараются какую-нибудь для православных гадость сделать. И на протяжении столетий в каждом католическом приходе ксендзами внушалась мысль, что православные – это такие полулюди, что это дикари, у них вера неправильная. Хотя если есть какие-то неправильности в вере, это у католиков, потому что многое из учения Древней Церкви они не сохранили. Но простому народу не столько интересна истина, как больше интересно сознание того, что «я прав». Таковы и человеческие дети. Когда мальчики, девочки играют, что им главное? «Я первый!» – «Нет, я первый!». А с точки зрения христианства хуже нет того, чтобы быть первым. Ну нет ничего хуже. Почему? Потому что тот, кто первый, он в Небесном Царстве будет последним. И разве Христос пришёл на землю, чтобы стать первым? Нет, Он пришёл для того, чтоб стать последним. Его уравняли с последними из разбойников, Его казнили такой казнью, которая была уготована для самых отпетых людей. Он что, требовал справедливости? Нет. В земных человеческих судах справедливости не бывает. Только в виде исключения, чтобы люди понимали, что справедливость как некий принцип существует.

Мы собрались сегодня для того, чтобы прославить замечательного человека. Владимир Медведюк был крестьянским сыном, отцом пятерых детей. И вот за это его и убили. Свезли в Бутово, где и расстреляли, и там в безвестной могиле, в которой похоронено больше 20 тысяч человек, оставили. Из тех людей, который там лежат – сотни священников, епископов, но и простых крестьян, рабочих, детей. Большевики очень любили расстреливать детей. Чтоб возни не было. С детьми всегда много возни. Куда-то бегают, что-то не слушаются. А если расстрелять, то и спокойно.

Отец Владимир, чтобы сохранить своих детей, семью, пошёл на редкий шаг. Когда из НКВД к нему пришли и сказали: «Ты должен нам всякую информацию приносить», он попервости согласился, потому что детки маленькие, жена не совсем здорова. Но потом пришёл назад и сказал: «Нет, не могу». Его сослали на Беломорканал. Знаете, есть такой – Беломорканал. Чтобы этот Беломорканал выкопать лопатами, как в Древнем Египте, потребовалось сотни тысяч людей, и они все там слегли, за исключением некоторых. И среди выживших был отец Владимир. Потом его сослали за 101-й километр. В Москве после этой ссылки жить ему было нельзя. Его сослали в село Язвище. Как раз сто километров от Москвы. Но машина, пожирающая людей, называющаяся, так сказать, марксизм-ленинизм, требовала всё новых и новых людей. И пришло время всех тех, кто уже сидел, по второму разу призвать. Но уже долго не судили, а сразу под расстрел. Вот таким образом попал под расстрел и священномученик Владимир. Таким образом, он был осуждён дважды за одно и то же. Из детей осталась только младшая дочка – Оля, она жива и сейчас, ей уже под девяносто, живёт там, недалече от этого Язвища.

Вчера я как раз целый день размышлял, почему Церковь прославила отца Владимира как святого. Это случилось в 2000-м году, когда много было прославлено новомучеников. Относительно много. Из тех, кто были убиенны, большинство-то, конечно, не прославлены, да, наверное, это и невозможно. Но тут особый случай: он не сразу пришёл к мученическому исповеданию, а у него была внутренняя борьба, некий путь, что ещё более ценно.

Для чего Церковь с самого начала стала прославлять мучеников? И на их могилах в катакомбах ещё, когда Церковь была гонима, ещё в Древнем Риме, совершали Литургию. И с этого самого периода возник обычай – в антиминс, на котором совершается служба, вкладывают частичку мощей святых мучеников. И они так от антиминса к антиминсу передаются. Это делается для того, чтобы не забывать самого главного.

Я скоро уже сорок лет служу. Как я замечаю, большинство людей, особенно нас, советских, не понимают ни что такое христианство, ни что такое мученичество, ни того, в чём мы должны подражать нашим предшественникам, которые молились до нас в этом храме. А вот в чём: каждый из них был согласен пострадать. А большинство из нас заточены на то, чтобы каким-то образом облегчить себе жизнь во что бы то ни стало. В Церковь приходят, для того чтоб жаловаться: «Батюшка, у меня то; батюшка у меня это». А некоторые приходят уже к батюшке, как врачу, как будто мы находимся в Ветхом Завете, когда врачей не было, а священник – это был единственный врач: «Вот у меня проказа; вот у меня давление; вот у меня опущение почек; вот я ничего не вижу». Как будто Христос пришёл на землю для того, чтобы у тебя с почками было всё в порядке. Нет. Не для этого. Мы приехали на эту землю, чтобы страдать, потому что это страдание, которое мы здесь пьём полной чашей, есть следствие наших грехов. Самый наглядный пример. Мама говорит: «Нет!», он возражает: «Нет, я буду!». Ну, пошёл, сломал ногу. Ты почему страдаешь? Потому что палка плохая, о которую ты споткнулся? Или забежал на дорогу, тебя трамвай сшиб? Да нет. Ты страдаешь из-за собственных грехов. Нужно-то всего-то послушание. Нет, буду делать по-своему!

Когда я посещал тюрьмы, я видел тысячи молодых людей. Что они там сидят? Одна причина – гордость. Учиться – не хочу, работать – не хочу. А на машине ездить хочу. А чтоб так украсть, да не попасться, ума-то нет. Украл – сел. А когда два раза сел, то всё – ты уже не вылезешь. Что, кто-то будет кого-то ловить? Берут первого попавшегося: «А, ты уже сидел? Ну давай третий раз». Вот и всё, и жизнь закончилась. Зачем? Из-за чего? Из-за того, что, во-первых, тупой, а во-вторых «хочу – не хочу». Вот оно и получается.

Господь ничего с человека особенного не требует. Апостолы были простые рыбаки, но они Ему поверили и пошли за Ним, и вышли на дорогу, которая их привела к чистоте, к счастью, к подвигу, к Небесному Царствию. И они не искали для себя богатства, хороших одежд, имений. Этого ничего не искали. Они хотели только достичь Царства Небесного.

И наша жизнь может превратиться в поиски Царства Небесного. С чего начинать? Да очень просто. Проснулся – надо бы встать. О, не хочу, хочу полежать. Ну, лежи. Как мой отец говорил, так можно и Царство Небесное проспать. Я тогда не понимал, что это значит. Ну да, можно спать, можно отдыхать, можно искать себе какого-то хорошего места под солнцем, можно всякие делать подлости, можно лениться, можно, когда тебя кто-нибудь что-нибудь просит, сделать вид, что ты не слышишь. Но Христос-то учит другому. Что такое христианство? Христианство – когда у тебя человек просит, а ты ему даёшь. Или, наоборот: вот он у тебя просит, а ты смотришь на его наглую рожу и видишь, что он жулик. И что, ему дать? Ну можно было б в рожу дать, но этим же его не исправишь. Господь сам знает, как его управить. Поэтому нужно ещё различать – кому, что, как дать. Не всё человеку полезно. Нужно исходить из пользы.

Так мы и детей воспитываем: от ребёнка отгородиться, лишь бы он мне не досаждал, чтоб тихо было. А лучше, чтоб спал. Идеальный вариант: димедролом накачал его, и пусть весь день спит и ночью. Тогда сам буду спать. Так что такое христианство? Христианство – это когда человек всегда выбирает пользу ближнего, а не свою. Вот. Да, лениться – хорошо, трудиться – трудно. Но совесть говорит, что трудиться надо, а лениться плохо. И тебе не нужно идти на Беломорканал и лопатой копать эту никому не нужную водную артерию, по которой никто не плавает. Это был мартышкин труд. Это памятник уничтожению, геноциду нашего русского народа. Что там, какие-то большие суда плавают? Да нет, так, баржички. Абсолютно не приносит никакой даже пользы. Сама цель была – как можно больше сгноить людей. Они даже на сотрудниках НКВД экономили: из блатных набирали охрану, давали им ружья, и они сами охраняли, и им за это два куска хлеба. Очень хорошо. И один чекист, он мог управлять огромной массой людей. И вот, вроде бы сначала отец Владимир ради блага детей своих, пошёл на сотрудничество НКВД. А ведь отец должен о детях заботиться. Нет, он поступил в итоге наоборот. Как премудрая София, обрёк детей на голод, но не стал идти против совести. Нет ничего дороже чистой совести. Интересно, когда ты, вместо того, чтоб работать, валяешься на кровати, как ты сохранишь свою совесть?

Христианство – это вещь несложная, очень простая. И нужно очень глубоко почувствовать, что Господь от меня хочет. Некоторые приходят: «Батюшка, вот я всё время осуждаю». А почему ты осуждаешь? Да очень просто. Потому что ты считаешь себя судьёй. А ты совсем не судья. Нам Судья – только один Бог. Никто ничем не отличается от другого, мы все полны одних и тех же грехов, потому что вся порча одинаковая у нас.

Господь нам даёт ту жизнь, которую мы заслуживаем. И мы можем ту жизнь, которую нам. Господь даёт, совершить по-разному. Мы можем прожить её по-христиански. Для этого поприще огромное. Любую работу делать, как ради самого Христа и говорить: «Вот, Господи, я ради Тебя сделал, смотри и радуйся». И пройдут десятилетия, но ничего не забудется.

Батюшка Андрей съездил в город Луков, и там в храме висит икона нашего отца Владимира. Я уж думал, наверняка, там и забыли. Нет, икона висит, и народ почитает и помнит. Вот как интересно. Мы когда умрём, что от нас останется? А может остаться то, что вечно.

Потрудился священномученик Владимир много в нашем Митрофаньевском храме, он был хороший проповедник. Сам он был из простых людей. Здесь был край Москвы, дачное место очень много людей приходило слушать его проповеди. Некоторые даже дожили до открытия нашего храма, было две прихожанки у нас, которые даже его помнили. Можете себе представить! Это было совсем недавно. Сейчас, конечно, мы уж их схоронили.

Почему такой обычай в Церкви – канонизировать святых? Потому что они – живые примеры того, как жить по-христиански. И начался это пример с одного единственного примера – Господа нашего Иисуса Христа. Он не был правителем, богатым человеком, имеющим много зданий, слуг, рабов. Он не был царём. Он был Царь вселенной. И из всех человеческих жизней он избрал себе такую жизнь, исполненную гонений, причём начиная с самого младенчества, когда царь Ирод прослышал, что родился такой Младенец, которого весь народ Израилев ожидал. И что же он, бедный, задумал? Для того, чтобы ему ещё какое-то время поцарствовать, он решил Его убить. Бог, Отец Небесный, не попустил это убийство. И Господь пришёл в полный свой возраст, собрал первую Церковь – маленький приходик из 12-ти человек, и научил их Царствию Небесному. Сам Он только страдал. Он про себя говорил: лисицы имеют норы и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову (Мф. 8, 20). Потому что главная его была забота не о том, что есть, что пить, во что одеться. Это не важно.

Господь говорит: «Если вы будете заботиться о Царствии Небесном, об этом Я уж сам для вас позабочусь». Но веры в это у нас, к сожалению, могу спокойно сказать, нет. И в церкви мы ищем не того. Мы приходим в храм Царя Небесного, а Царь Небесный может всем наградить – до полцарства. А что мы у Него просим? А мы у Него просим пыли и грязи. Всё, к чему мы стремимся – это всё пыль и грязь. Что мы хотим? Здоровья? Для того, чтобы червям, которые будут есть на кладбище наше мясо охлаждённое, было вкусно. Не хотим, боимся операции. Что ты боишься? Ты что думаешь, вечно будешь жить? Кто-то заболел – вот боюсь. Что бояться-то? Ты молись. Того, за кого ты молишься, предоставь воле Божией и молись, чтоб Господь его укрепил. Укрепил на то, чтоб умереть по-христиански, по-человечески. Самая большая задача, для которой нас когда-то крестили, чтобы мы выросли людьми, а не трусливыми животными.

Дорогие братья и сестры, взирая на тех людей, которые созидали наш храм, которые сюда приходили молиться, будем помнить, что мы должны стать достойными продолжателями того поколения. Конечно, мы не те. Мы советские люди без роду и племени. Совершенно никто их нас не понимает, что такое христианство, но мы можем понять. Апостолы были простыми рыбаками, и большинство из них не умели ни читать, ни писать. Пётр, великий Пётр, он же был безграмотный. И мы можем. Не можем сами – сейчас всякие средства есть. Можно и специальный диск завести, который будет тебе читать, можно кого-то из детей-внуков попросить. «Ой, батюшка, да разве его допросишься! Да он не будет ничего». Как так не будет? Позови: «Сядь. Я тебе квартиру не оставлю в завещании, а найду соседа, который мне будет читать, и ему всё подпишу. И машину, и дачу, и дом в Ялте, и две квартиры. А тебе – ничего». И посмотрите, как он будет читать. И, глядишь, что-то и проникнет. «Ой, батюшка, да мне жалко!». Да тебе жалко, да не то. Потому что кого ты вырастила-то? Урода. А надо вырастить человека. Чтобы вырастить человека, нужно научиться самим им стать. Это процесс непростой, но, если мы будем целенаправленно его осуществлять, то мы даже сами поумнеем. Помоги нам в этом Господи за молитвы священномученика Владимира!


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 5

    1. Татьяна:

      Бывают такие супериздевательства: облгать, замордовать человека,орать,что он бессовестный лодырь,при этом перекрывая ему возможность работы и какой-либо возможности себя защитить…Безнаказанность еще не таких монстров может сформировать.Вот у нас с 37-го мало что и изменилось,только усовершенствовались измывательства,благодаря техпрогрессу. Звонишь-и не можешь точно знать,что тебе ответят именно те адресаты…

    2. DOCTOR MAKAROF:

      А, может это мы чуть-чуть поумнели?)))

    3. Ira2016:

      Батюшка супер проповедь, обожаю вас слушать, вот я хожу хожу в церковь прошу мужа, а никого и нет, уже 4 года, может я не о том прошу?

      • Александр Корсак:

        Ira, a skoljko vam let? Mne 32, ja uze let 7 moljusj. Pereodi4eski kto-to v zizne pojavljaetsja, no poka vse odin :) Prosto, gde oni vse pravoslavnie devu6ki odinokie? Ix dnjem s ognjem ne najdje6 :) Xotja, ja to ponimaju, 4to oni gde-to estj :) No zamuznix vidno srazu — polnij xram! A nezamuznie gde-to prja4utsja. Nado bitj poaktivnej! Poverte pravoslavnix muz4in odinolix more! Oni toljko i xodjat ri6jut :D Vi batju6ke svojemu skazite 4to gotovi k zamuzestvu, pustj vas posvatajet! Znajete skoljko muz4in zalujutsja na ispovedi 4to tjazelo odnomu, strasti odalevajut :)

    4. Nik2:

      Батюшка после лета какой то другой стал (изменился, стал еще лучше, глубже, что ли) не могу понять в чем, но сердце мое чувствует, что так оно и есть!Семя которое он сеет стало лучшего качества, был высший сорт, а теперь элитный! Вода живая, высшей очистки. Послал мне Господь своего Пастыря, жаль что только через интернет, не в живую, но из всех меня окружающих отцов, не могу найти подобного!Слушаю своих батюшек, советуюсь, верю что Господь и через них дарует все что мне необходимо, но после Христа, за отца( которого не было у меня в жизни) почитаю О.Димитрия, мне другого и не хочется, и утешит, и направит и жизни научит, и грех мой обличит, жаль только что все через компьютер, в одни ворота так сказать!и мечтаю хотя бы один раз в жизни причастится из рук его!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.