Проповедь о перемене ориентира в нашей жизни
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по евангельскому эпизоду встречи Луки и Клеопы с Иисусом по дороге в Эммаус, читанная вечером 24 февраля 2018 года в храме Благовещения Пресвятой Богородицы.

Завтра Церковь празднует Торжество Православия. Это первое воскресенье Великого поста установлено в память завершения эпохи Вселенских соборов. И на этом последнем VII Вселенском соборе было установлено почитание икон. В VII веке появилась ересь иконоборчества, и эта ересь отразилась в недавно возникшем в VII веке исламе, и, видимо, одни и те же духи этим руководили. И возникло целое гонение на святые иконы после семивекового их почитания. И всегда всякая ересь в своей базовой части имеет философское рациональное основание. И здесь тоже имелось такое основание: Крест не надо почитать как орудие казни, иконы – это всего лишь деревянные доски и краски, и не надо им кланяться, потому что это, дескать, идолопоклонство. И приводят в доказательство этому слова из Священного Писания. А причина вот в чём: Священное Писание нельзя воспринимать вне традиции. Если человек пытается в лоб взять Библию, начать читать, то он обязательно придёт к ереси. Это гарантированно, что он к ней придёт. Почему? Потому что чтобы взять в руки Священное Писание, нужно понимать одну простою вещь, которую ни один сектант не понимает, потому что элементарно необразован. Откуда оно взялось, это Священное Писание? Как какой-то дядя Вася или дядя Ваня может знать, что эта книга есть Священное Писание, на каком основании? Священное Писание Ветхого и Нового Завета писали разные люди на протяжении веков. А вдруг какой-то дядя Вася начинает это толковать. Получается, что дядя Вася вроде умный, а все остальные дураки. Вот в этом большое заблуждение. Потому что каким образом из большого количества книг (а Библия в переводе на русский язык означает «книги») вдруг стало считаться Священным Писанием именно эти книги? А ведь раньше не было таких кодексов, чтоб книга была именно в таком виде, в переплёте. Священное Писание существовало в совершенно различных по форме свитках, их хранили, переписывали, книгопечатания не было. И как это возникло? А это Церковь – Святая Апостольская Соборная Церковь – она из всего моря книг отобрала книги, соответствующие той традиции, которую исповедовали святые отцы. И они составили канон, что вот эти книги – это Священное Писание. А другие – нет. Евангелий существует более тридцати штук. Мы знаем наиболее переписываемое и теперь перепечатанное Четвероевангелие, а их тридцать с лишним. Но те, с лишним, они не вошли в этот канон, а вошли только те, на которые указали святые отцы. А какой-то иеговист, пятидесятник, баптист, замызганный адвентист что может в этом понимать? Он сам с луны свалился, взял Новый Завет, который напечатан. Спрашиваешь: а кто перевёл? А перевёл митрополит Филарет, вот у нас на той стене снаружи мозаика, его изображение, потому что он давал благословение на строительство нашего храма. Он жил в ХIX веке, современник Пушкина. Там целая была бригада переводчиков. Митрополит Филарет перевёл, а никакие не баптисты, не адвентисты. Они пользуются тем, что они украли, и предают этому значение совершенно другое, чем то, которое вкладывали туда святые отцы, отобравшие эти тексты. Вы сперва возьмите все тексты, которые сохранились в истории, и давайте им какую-то интерпретацию. Пройдите этот двухтысячелетний путь Церкви. Тогда, может быть, что-нибудь интересное и получится, и то вряд ли.

Сегодняшнее Евангелие, которое мы читали, оно уже воскресное. А вообще, у Евангелия и у Ветхого завета, несмотря на то, что много людей их писало, один Автор. Это сам Господь Святый Дух. Поэтому удивительным образом мы находим в Священном Писании объяснение тем коллизиям, которые нынче возникают.

Вот идут два путника в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Еммаус (Лк. 24, 13). О чём люди обычно беседуют? Они хотят поделиться. Если два пожилых человека, они говорят о болячках. Если женщина живёт одна с сынком или с внуком, она говорит о внуке. И так далее. Русских народ в своём великом наследии сказал так об этом явлении: «У кого что болит, тот о том и говорит». Болеть может и тело, и дух, и душа. Вот и люди разговаривают. И происходит общение. Но, к сожалению, не взаимное, потому что обычно человеку главное – это выговориться, а мнение по этому поводу того человека, которому он рассказывает, его обычно не интересует или интересует минимально. Вот они и разговаривают. О чём говорят два путника, которые идут из Иерусалима в Еммаус? Газет нет, телевизора нет, ютуба нет. О чём говорить? Только о событии, которое в Иерусалиме произошло. Был муж, пророк, силен и словом и делом, Его почитали и за учителя, и за пророка, и за воскресшего Иоанна Предтечу. И Его арестовали, обвинили вообще ни за что. Мы и сейчас, в ХХI веке живя, когда узнаём, что кого-то ни за что посадили, у нас даже сон не прерывается, мы как спали, так и спим. Если кого-то из наших родственников случайно поймали, схватили, побили, и он вся на себя написал, и сел, вот тогда мы начинаем трепыхаться, каких-то адвокатов искать. Чаще всего всё бесполезно. Всегда за этим что-то стоит совсем другое. Но для нас это совершенно обычная вещь. А тогда, две тысячи лет назад? Недаром, опять же, великий русский народ сказал: не судись с богатым. Так же и не судись с властью. Ты что, с ума сошёл? Понтий Пилат распинает Христа, у него одна проблема – чтобы в Иерусалиме было тихо. Если евреи опять бунт поднимут, его снимут, потому что римлянам не война нужна, а налоги. Налоги, деньги. А с войны какие будут деньги? Наоборот, траты. Поэтому что там какой-то странствующий по всей Палестине проповедник, что-то Он говорит, по всему видно – а Пилат умный человек – что Его из зависти обвинили. Но ему-то что? Скольким людям он головы отрубил, в тюрьме сгноил, на крестах распял? Ну тут ещё один, плюс-минус, это вообще не считается. Как говорят, зарезал одного – это убийство, зарезал миллион – это статистика. Кто там будет считать какие-то материнские слёзы, детей, оставшихся без отца? Тех людей, которые развязывают войны, интересует только одно – деньги. И они чужие жизни меняют на свои деньги. Так всё устраивают. Не всегда всё получается, но именно деньги – главная движущая сила. Поэтому что грабёж на большой дороге, что грабёж в суде, что грабёж в органах дознания, что на поле битвы, всегда грабёж. Всегда в основе деньги. Куликовская битва отчего произошла? Дмитрий Иванович отказался татарам дань платить, и всё, и они пошли. Так что это хоть тогда, хоть сейчас, хоть завтра, это будет всегда. Потому что люди живут не по тому, как предначертал им Господь, и в Священном Писании мы можем об этом почитать. Деньги – это для них основа жизни. Главное деньги, работа, зарплата – такие вещи. А что там внутри, в сердце, для этого существуют такие прекрасные орудия как лицемерие, фарисейство, всякие такие вещи, которые люди придумывают, чтобы всё это покрыть белой простыночкой, чтоб было всё беленько, тихо. По-гречески это называется демагогия. Может, сталкивались с таким.

Вот, идут два человека, ученика Христова – Лука, автор этого текста, потому что он всё по памяти написал, и Клеопа, его товарищ, тоже он из апостолов, но от семидесяти. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус приблизившись пошел с ними; но глаза их были удержаны, так-что они не узнали Его. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? (Лк. 24, 15-17). Это не потому что Христос не знал, о чём они говорят, почему печальны. Только человек, который далеко от Бога отстоит, не узнаёт Его. А в данный момент они были настолько увлечены этим обсуждением, что не кто-нибудь, а Сам воскресший Христос с ними поравнялся и с ними заговорил, а они Его не узнали. И современный христианин таков же. Смотришь, идёт христианин, на шее у него крестик висит, он на церковку крестится, перед этим постного супчика грибного поел, всё у него, так сказать, хорошо. А когда Христос подходит к нему и с чем-то обращается, он Его не узнаёт. Почему? Он занят собой. Или сынком. Или внучком. Или пенсией. Или трубу прорвало. Он всё время чем-то занят. До Самого Христа ему дела-то нет. Даже бывает, так – не то что бывает, а зачастую – человек приходит в церковь, а до Христа ему нет дела. Он приходит, чтобы поговорить с батюшкой, другой приходит, чтобы снять с батюшки деньги, у третьего семейная драма, он хочет какой-то помощи. И самые разнообразные причины. Непонятно даже, для чего церковь существует и стоило ли за это кровь проливать.

И вот, Христос задаёт им наводящие вопросы: «Что вы печальны?», «О чём рассуждаете?» (см. Лк. 24, 17). То есть хочет постепенно направить их мысль к Самому Себе. И Клеопа говорит: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? (Лк. 24, 18). Господь опять не сдаётся и говорит: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином (Лк. 24, 19) – видите, как называют Его, не сказали: «Иисус Христос, Сын Божий», а называют Его «Иисус Назарянин». Почему? Такое Ему название дали, когда Иисус Христос только вышел на проповедь и все знали, что он из Назарета пришёл, и так Его и называли. А тут апостол вернулся к Его старому имени. Он что, не слышал, как Пётр сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго (Мф. 16, 16). Нет, слышал, но уже разуверился. Разуверился, перестал видеть в этом путнике Иисуса Христа. Он отвлёкся от него. Что такое вера? Вера – это зрение вещей невидимых (см. Евр. 11, 1). И во Христе перестали видеть Сына Божия и Лука, и Клеопа.

Как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его; а мы надеялись-было – сейчас уже не надеемся – что Он есть Тот, Который должен был избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло (Лк. 24, 20-21). То есть Он должен был избавить Израиля. От чего? Ну как «от чего»? От римлян. И установить справедливость, справедливую власть, отменить – что? – налоги, чтобы денежки оставались уже у нас и никаким римлянам уже ничего не платить. То есть то, что Христос говорил им три года, всё забыто. Потому что они надеялись-то не на то. И очень многие люди приходят в церковь и надеются, что сейчас все от рака выздоровеют, все поправятся, у всех всё будет хорошо. Потому что всем людям надо, чтобы у них всё было хорошо. А Христос не для того пришёл на землю, чтобы у всех было всё хорошо. Нет. А для того, чтобы каждый человек исполнил волю Божию. А это иногда бывает очень трудно. Сам Иисус Христос, чтоб никто не показывал пальцем, прошёл распятие. Никто не может сказать Иисусу Христу: «А, Тебе-то хорошо, Ты в царских палатах прожил, всё у Тебя благополучно, Тебе легко нас учить». Нет, не легко, особенно когда тебя прибили ко кресту.

Немножко надо променять ориентир нашей жизни. Он хочет от каждого Своего ученики, чтобы тот Ему, Христу, послужил в своём ближнем. Он сказал: так-как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Не себе, не внучкам, а ближнему, который нуждается. Потому что внучкам – это ты себе делаешь, внучки-то твои. «Ой, батюшка, он в церковь не ходит». А тебе-то что? А почему это так хочет, чтоб обязательно в церковь ходил? А с какого мороза? Зачем? Какой в этом смысл? Кто хочет, тот ходит. А если он не хочет, кто тебе дал право его заставлять? Хочет – пожалуйста, не хочет – его дело. А почему? Да очень просто. Только представить, я во главе большого семейства, все у меня детки в Бога веруют, в церковь ходят, каждое воскресенье причащаются, внуков рожают, всех их крестят, находят себе невест из церковных семей, все венчаются, все любят друг друга, все помогают бедным, никогда не ссорятся, если с кем-то что случилось, всё берут на себя, никто ни с кем из-за недвижимости не дерётся, никто не продаёт никого. Такое вообще бывало? Да нет. И никогда не будет. Потому что ты нарисовал коммунизм. А это есть сатанинская утопия. Это так большевички обещали: землю – крестьянам, фабрики – рабочим, а власть – Учредительному собранию. Кукиш с маслом. Гражданская война, это пожалуйста. Всё отнять вплоть до паспортов, это пожалуйста. Концлагеря вместо свободы, братства, равенства, счастья, это пожалуйста. А вот чтобы дать то, что обещал, это нет. Потому что чтобы дать, нужно иметь, а так, когда у одного отнял, этому чуть-чуть отдал – это совсем не то. Совсем другого Господь от нас ждёт.

Как трогательно Бог заботится о Луке и Клеопе, Он не бросил их, а хотел их направить, укрепить их веру. Посылает их к тому гробу, из которого восстал Христос. Туда пришёл и Пётр, и Иоанн, и жены-мироносицы, которые разнесли эту весть для остальных апостолов. Он вам говорил, что Он воскреснет на третий день – вот, Он воскрес. Он это обещал и сделал. Кто из нас, дорогие братья и сестры, может пообещать, если его завтра застрелят, что он воскреснет? Пообещать каждый может. А вот воскреснуть нет. Ни один не сможет воскреснуть. И поэтому это всё будут пустые слова. Христос – нет, Он в доказательство того, что Он Бог, не только воскрес, Он ещё являлся всем своим ученикам по Своём воскресении и ещё в день Вознесения вознёсся при всех на небеса.

А дальше весь мир разделился на две части: 500 человек верует, что Он вознёсся и через какое-то время вернётся назад, а остальные не веруют. И всегда тех, кто верует, было меньшинство. Сейчас их всё больше и больше, но истинных учеников Христовых совсем немного, потому что ищут, к сожалению, не того. Каждый человек, это свойство человека, если он не псих, обязательно верует в Бога в той или иной форме, правильно более или менее ищет чего-то, может быть, своего, но что-то обязательно слышал и что-то чувствует и понимает. Это обязательно. Каждый психически нормальный человек религиозен. А христианство – это не религия. Хотя по официальной классификации это, конечно, религия. И каждый человек обязательно свою религиозность должен как-то реализовывать. Один в проруби купается, другой в Оптину ездит, третий крестным ходом ходит, четвёртый не ест ничего. Я уже нескольких обнаружил, которые вообще ничего не едят, только хлеб и воду. Выявил таких. Человек думает, что Богу нужно вот это. А Богу не это нужно. Пост, конечно, нужен. Без поста вообще нет никакой религиозной жизни. Но всё-таки Господь не этого требует. Сам Христос, конечно, 40 дней ничего не ел. Если уж так подражать, Христу и древним отцам-пустынникам, то следует знать, что они 40 дней ничего ели из года в год. Тогда люди были физически очень сильные, это было возможно. Сейчас мы питаемся такими продуктами, практически каждый из которых является натуральным ядом. Потому что всё это изготавливается совершенно не из натуральных вещей, это всё сплошные добавки. И тут уж если только этим питаться, то очень плохо может быть человеку.

И надо каждому из нас, особенно постом, всё время размышлять о том, что Господь от меня хочет. Когда к тебе приближается человек и просит денег, как тебе узнать, это у тебя Христос просит? Тогда я должен как реагировать? Просящему у тебя дай (Мф. 5, 42). Или это жулик? Сколько всегда у церквей собирается народу! Почему здесь? Ну сюда приходят христиане, что-нибудь да подадут. И живут они неплохо, многие гораздо лучше, чем половина тех, кто пенсию получает государственную. И всё это за счёт паразитирования на доброте христиан. Хотя вокруг этих христиан есть ближние, которым вполне можно помочь. Сколько угодно. Но это надо делать с рассуждением, об этом надо думать, этому надо сострадать, этот вопрос нужно изучать. И так далее. А вот трудиться-то неохота. Неохота приложить ум, старание, не хочется вникнуть. Опять же, почему? Нет самого главного – любви к ближнему. Вот. Если есть любовь, тогда человек будет вникать, а если нет – не будет.

Так и с духовной жизнью: «Вот, он в церковь не ходит». Ну если б ты, мамаша или папаша, вникали бы в душу ребёнка, он не только бы в церковь, куда б ты ни пошёл, хоть на Эльбрус полез, он бы побежал за тобой, потому что он чувствовал бы, что его любят. Нет ничего слаще любви. Человек за любовью куда угодно пойдёт. Он лягушку будет из болота доставать, а она потом превратится в царевну. А почему дети в храм перестают ходить? Всё хотят: а вот привёл, поставил, стой, а дальше всё само. Надо обязательно душу прикладывать. И Христос ждёт, чтоб мы во всём свою душу прикладывали. Прикладывание своей души к нужде ближнего – это и есть христианство. А другого христианства нет. Всё остальное – это только декорация, украшенная всякими хорошим церковными вещами. Придёшь в домик, там иконостасик, лампадочка, книжечки, ленточки, всё в порядочке. Чего только нет? Нет мира в доме. Собачатся, ругаются, все друг другу надоедают, кто-то кого-то всё заставляет что-то. Нас же с вами никто не заставляет в церковь ходить? Чего мы заставляем? А вот если ты будешь любить человека, то твоя любовь его понудит в церковь ходить, потому что в церкви хорошо и тепло. И это единственное место на земле, где человек может согреть свою душу благодатью Святаго Духа.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 3

    1. Natalia1603:

      Спасибо, батюшка! Тепло на душе от Ваших слов.

    2. s2235:

      Почему те, кто утверждают, что иконы это всего лишь краски, доски, бумага и недостойны почтения, не плюют на фотографии и изображения отца матери сына дочери, не плюют на ихнюю одежду(да и на свои тоже не плюют), и почему при трепетном почтении «правил» они и их пастыри весьма трепетно с любовью и нежностью почитают купюры, несмотря на то, что это всего лишь бумага, металл или — как модно сейчас — вообще пластик. Британскими учёными замечено особое почтение купюр 100д и 500е. Они же утверждают что 5000р и 1000р так же не обделены почтением.

    3. Алексей Уткин:

      Спаси Господи.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.