Проповедь о событии космического масштаба
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы вечером 25 августа 2018 года и посвящённая освящению крестильного храма священномученика Владимира (Медведюка).

Сказано: От избытка сердца глаголют уста (Мф. 12, 34). Отчего это происходит? Потому что то, что переполняет нашу словесную душу, слагается у нас в душе в некие образы, а потом транслируется в мир с помощью нашей словесности, которая у каждого человека развита по-разному.

Сегодня мне одна бабуля жаловалась на то, что мальчик, с которым она сидит, нянчится, во-первых, откликается на зов только на четвёртый раз, а потом, хотя ему уже пять лет, она видит, что он не понимает, что ему читают, не смотря на то, что книга детская. И многое из того, что ему говорят, он не усваивает. Отчего это происходит? Оттого что он как человек не нужен ни папе, ни маме, и с ним никто не разговаривает. На самом деле пять лет – это такой возраст, которым заканчивается формирование основных направлений личности человека. А он отстаёт в своём развитии, находится на уровне двухлетнего ребёнка. Это всё равно что пятидесятилетний мужчина рассуждал бы как двадцатилетний. Ну что такое двадцатилетний? Это такой молодой болван. Гордости много, опыта ноль, и всё время говорит: «Я считаю» или другие сентенции из американских фильмов типа: «Это мой выбор» и ещё какая-то ахинея полная. И здесь такая же картина. Конечно, у каждого мальчика и у каждого шимпанзе есть эмоции. У людей они, конечно, посложнее. Но для того, чтобы они развивались, нужна вербализация. То есть это только через речь происходит, и для этого нужно говорить.

И вот, ребёнок ещё не говорит, а знает несколько слов. Десять: «мама», «папа», «баба», «деда», «ко-ко», «мяу-мяу», «ав-ав», «пи-пи» и ещё, может быть, какие-нибудь два, «ж-ж»… «Дай» – это позже, а вот «бух» в этот ряд больше вписывается. Итого десять. Вот с помощью десяти слов уже можно разговаривать. Почему? Потому что ребёнок понимает. То есть он слышит, у него ещё речевой аппарат не развит, но он понимает. Он может из этих слов подобрать такую комбинацию, когда его поймут и те, кто с ним разговаривает. И ему это очень нравится, что он вступает в общение. Почему ему это нравится? Людям, которые выросли не в помойке, очень нравится порядок, потому что в порядке всегда красота, а в помойке – у нас теперь это слово стало вполне литературным, хоть оно не совсем верное – бардак. Вообще, бардак – это такое учреждение, а беспорядок – это кавардак. Но фонетически они похожи, поэтому одно заменило другое.

Если с ребёночком сейчас начать говорить, в пять лет – это уже сильно запоздалое развитие, уже до того уровня, которого он мог бы достичь, ему будет добраться сложно. Дай Бог, если к 10-ти годам он сможет догнать сверстников. Но ещё возможно.

Отчего я такое предисловие произнёс? Потому что у меня, как у каждого живого человека, тоже от избытка сердца глаголют уста, и я хочу с вами этим поделиться. Сегодня у нас на приходе произошло такое потрясающее событие: мы освятили наш маленький крестильный храм, который мы строили 18 лет. Я даже не заметил, как они прошли, а всё-таки, 18 лет – это серьёзный срок. Я вот нескольких людей знал, которые отсидели 17-18, одного даже знал, который 25 отсидел, такой великий русский писатель, известный на весь мир. И я представляю, что это значит. Но для нас в нашей церковной жизни это очень такое быстрое оказалось время, промелькнуло. Но событие огромное. Оно космического масштаба.

Я очень люблю нашу русскую землю. Я тут давеча проехал по Ярославской губернии, видел, как Мамай большевизма по ней прошёл. Ничего не изменилось, всё только стало гораздо хуже: земля вся изуродована, и дома падают, крыши рушатся, деревни обезлюдели. Как-то тут месяц назад Патриарх сказал, что летел на вертолёте над Ярославской областью, говорит: «Это какой-то кошмар! Сталинград». То есть вот с войны прошло уже 75 лет, 80 – и ничего. То, что люди, которые жили на этой земле, выстроили, разрушено всё. Но, конечно, какие-то отблески возрождения, так сказать, появляются. Я был на месте, где родился Фёдор Фёдорович Ушаков, такой русский гений. И там храм стоит, там раньше был монастырь. Такое потрясающее место! Так построен храм, что он выстоял, у него даже купола есть, хоть они уже дырявые, и кресты не на всех куполах. Но это удивительно, как люди относились к тому, что они делали. Всё настолько мощно, как будто здесь на этой земле жили какие-то гиганты, циклопы – мощные, обладающие каким-то удивительным механизмом, какие-то древние египтяне. А нет, обыкновенные русские мужики, которые грамоты не знали. Это вообще диво дивное! И вот, такой контраст: с одной стороны – практически подвергшаяся ужасному испытанию эта ярославская земля, а с другой стороны – пусть маленький, но новый появился храм.

А наш храм построен в честь отца Владимира (Медведюка), который был настоятелем до меня храма Митрофана Воронежского. Потом его сослали на Беломорканал, потом ему был запрещён как бывшему зеку въезд в Москву, и приход ему дали в селе Язвище Волоколамского уезда. Это место, где родился Иосиф Волоцкий. И он служил в этом храме, многие из наших прихожан знают это место, там есть источник преподобного Иосифа. Но после и там его арестовали и быстренько в Бутово расстреляли. Потому что тех священников, которые после первой отсидки остались живы, потом в 1937-м году уже начали расстреливать, и хотели к 1940-м годам всех уже расстрелять. Но Бог милостив, Он послал Гитлера, который, не будь дурак, стал открывать на территории России храмы. Не сам открывал, он не был христианином, он был скорее сатанистом, но в пику большевичкам разрешал открывать храмы. Открыли 10 тысяч церквей, что вынудило наших уродов, которые в Кремле там правили, тоже открывать. И у них возникло такое сатанинское соревнование – кто больше? Гитлер победил – он 10 тысяч церквей открыл, Сталин – шесть. И такое началось! Народ опять валом в Церковь повалил, потому что не успела ещё вера выветриться, а тем более тут такие испытания. Мы же тоже, когда нас что-то по голове бабахнет или наших детушек, или внучков, тут как тут: «Ой!», «Ай!», посоветоваться, помолиться. Гром когда грянет, мужик начинает креститься. Вот. И, конечно, после этого сразу битва на Курской дуге, и немцев погнали, потому что божественная сила влилась в уцелевший кусочек русского народа. Ну и немцу тут, бедному, не устоять он уже был усталый, они думали, война – это на полгода, а тут вышло, что совсем нет. И с 1943-го года ситуация совершенно переломилась, осталось только время до Берлина быстренько добежать. Ну, с большими потерями, конечно. Потому что те, кто в Кремле, они русского мужика совершенно не жалели. Сколько ляжет, столько ляжет, лишь бы к седьмому ноября отчитаться.

И вот, была дивная служба. Владыка Парамон освящал. И, что особенно драгоценно, пришли родственники отца Владимира: два московских священника, их дети, внуки. То есть три поколения добралось, человек 25 родичей. Вот какая семья! Один сын крестьянина. Отец Владимир был сын крестьянина из Холмской Руси. Это Польша. Он оттуда родом. Я много нового о нём узнал. Например, что к нему часто приезжал архиепископ Иларион (Троицкий), мощи которого почивают в Сретенском монастыре. Он его очень любил, ценил. Это тоже такой великий человек, которого вся Церковь знает. Когда на Соборе возникли споры о том, восстанавливать патриаршество или нет, потому что уже отвыкли, двести лет без патриарха, Иларион сказал такое слово, после которого никто не мог ничего возразить. Убедил своим словом, и проголосовали за то, чтобы провести выборы патриарха. Такой великий человек, слово которого производит такое действие. И сразу изменилась ситуация.

Храм украшен мозаиками, с большой любовью сделанными, над которыми потрудилось очень много народу, очень талантливых людей. Даже у некоторых ревность возникала: «Что меня не позвали трудиться?». У нас в России живёт такая талантливая женщина – Ольга Сигизмундовна Попова, она, наверное, самый выдающийся византолог, который живёт вообще на нашем бедном земном шарике. И она была в храме и очень одобрила то, что она увидела. Кстати, она сейчас болеет, даже ко мне обратилась как-то ей помочь, и удалось ей помочь, но она плохо себя чувствует. Вот за рабу Божию Ольгу помолитесь все, она является сокровищем Руси, таких людей немного, они вообще наперечёт, а сейчас Русь у нас совсем оскудела.

Вот, утром мы молились, в восемь утра началась служба, и ещё не ушло послевкусие после этого события. И мы начинаем труды, чтобы там началось регулярное крещение, специальную сделаем программу, как это будет происходить, потому что вообще его строили как баптистерий для крещения взрослых. Кто обращал внимание, там дверь в створ ограды, то есть это как бы отдельный вход в храм, чтоб человек, входя в этот храм через крещение, сразу оказывался в атмосфере церковного искусства и видел изображения, которые вводят в систему понимания, что такое церковные ценности. Ну, на этом не будем останавливаться.

Я хотел с вами поделиться этой радостью. Храм теперь у нас будет открыт, и мы все сможем там присутствовать, помолиться. Но там ещё предстоит кое-что сделать не по храму, а по организации его использования. Это древняя традиция, когда отдельное бывало строение, которое называлось по-гречески баптистерий. Некоторые баптистерии сохранились, допустим, в Италии. А в Херсонесе есть баптистерий, в котором крестился наш князь Владимир. Вот так же и здесь, это отдельное место. Потому что из крещения родилось и наше пасхальное богослужение. Вот я хотел хотя бы частично восстановить такой замысел литургический, архитектурный, монументальной. Получится, что это само будет работать на просвещение людей, которые приходят в церковь. Храм – это место встречи человека из мира и Церкви. Один старец московский говорил: «Придёт время, когда люди хлынут в Церковь. А кто их встретит?» Очень важно, кто их встретит и как. Христиане их встретят или православные ведьмы, которые отобьют даже ту маленькую охоту и интерес, который у них появился? Это очень важно. Вот какими мыслями хотел с вами поделиться.

Спаси всех Господи!


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. Татьяна:

      Эта красота Божия, замираешь, когда видишь такое! » Типовой храм»- никак не укладывается в голову.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.