Проповедь о том, как надо любить Бога и ближнего
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы 9 сентября 2018 года по евангельскому тексту о наибольшей заповеди в законе [Мф. 22, 34-46].

Фарисеи услышали, что Он (Иисус Христос) привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» – сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя». На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф. 22, 34-40). Всем бы посоветовал взять и на половине листа ватмана этот кусочек из Евангелия от Матфея выписать и повесить над кроватью, чтоб выучить наизусть. Сразу это ничего не даст, потому что наш ум, поражённый грехом, не сразу всё усваивает. Но постепенно будет проникновение. И наконец, также благодаря и церковному чтению, мы будем всё глубже и глубже проникать в эти очень важные слова. Тем более, сам Господь сказал, что это есть наибольшая заповедь. Это, собственно, одна заповедь. Просто так как мы живём на земле, то Господь такой приём, можно сказать, научный употребил. Наука всегда, прежде чем изучить какой-то предмет, его мысленно расчленяет. Например, медицина: вот это акушерство, вот это стоматология, вот это психические заболевания, и т. д. Сначала проходят общий курс, а потом выделяется специальность, и человек начинает углубляться и становится специалистом. Но я в своей жизни был знаком с несколькими врачами, которые знали всю медицину. Это очень редко бывает. Но замечательные люди. Такому врачу легко даётся постановка диагноза, потому что он знает всё, а не какую-то отдельную область. Он может уже приступать к исцелению самого больного, чтоб не получилось, что восемь лет лечили от желтухи, а он оказался малайцем. Так бывает.

Нам надо обязательно разобраться, потому что русский язык по сравнению с греческим очень бедный. Люблю шоколадное масло. Люблю Родину. Люблю Моцарта. Люблю маму. Люблю соседку, которая живёт в соседнем подъезде. Люблю своих внуков. И всё «люблю», «люблю». А так посмотреть, это же совершенно разные чувства и разные отношения. А у нас всё «люблю», «люблю», «люблю». А в греческом это совершенно разные слова. На шоколадное масло – один глагол, а для Родины – другой.

Что значит любить Бога? Это имеется в виду такое устроение души, когда человек каждую секунду своей жизни готов за своё служение Богу отдать всё, и даже жизнь. Говоря «всё», я имею в виду действительно всё. Даже то, что люблю: и детей, и ту самую соседку, и шоколадное масло, и собственное здоровье. Причём совершенно не раздумывая. Потому что большинство – могу под присягой подтвердить – из тех людей, которые ходят в церковь, больше любят детей, внуков. Прям по ним с ума сходят. Маме уже шестьдесят, она всё от груди не может сыночка отнять. Что с ней происходит? Она переживает. Что она переживает? Она переживает свою нескончаемую любовь к сыну. И мысли её не о Боге, не о спасении души, не о грехах. Только о нём. Все мысли, весь смысл жизни.

А Господь говорит: возлюби <...> Бога – как? – <...> всем сердцем <...> и всею душой <...> и всем разумением. То есть то, что является нашей душой, это всё должно возлюбить Бога. Вот это есть любовь к Богу. Но ещё святые отцы, которые достигли такой любви (поэтому мы верим каждому их слову), говорили о том, что спасение человека – в ближнем.

Сказано: Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец (1 Ин. 4, 20). Каждый человек – образ Божий. И поэтому Господь нас так учил: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Потому что оказать любовь ближнему – это есть оказать любовь самому Богу. Только в том случае, если мы это делаем ради Бога. «Ты, Господи, нам это заповедовал, Ты хочешь, чтобы мы, Твои создания, были подобны Тебе. Я это совершаю из любви к Тебе» – вот в этом случае заповедь вторая подобная первой. А человек в основном делает что-то для другого человека потому, что он ему нравится, потому, что он хороший. Или как они говорят: «Ну это ж мой сын!» Тарас Бульба говорил: «Любит и зверь своё дитя. Но это не то, братцы». Нам нужно совсем другое, мы должны любить во Христе. А совсем не обязательно испытывать к какому-то человеку в троллейбусе те же самые чувства, которые испытываешь к собственному внуку. Нет, конечно, это мой родненький, я его люблю, он на глазах моих рос, я в него душу вложил. Но я должен этому своему попутчику оказывать любовь на таком же уровне, как будто это не мой внук, а мой самый любимый внук. Не отделять, что этому хлеб без масла, а тому с маслом. Не различать. Потому что если ты уже считаешь, что этому можно без масла, у тебя уже недостаток любви. Нужно любить и сердцем, и разумом, и всей своей душой. Вот христианство – это есть школа того, чтобы воспитать в себе такую любовь. Её можно воспитать, только если человек находится в постоянном упражнении в любви. То есть каждый день.

Вот сегодня я проснулся, было полседьмого утра, светит солнышко, какой чудный день. Тишины, конечно, нет. Это вам не лес, не деревня, не поле. В Москве всегда гул, но всё равно даже слышно поющих птичек. Конечно, это не соловьи, вороны каркают. Но всё-таки вот кусочек Божественной природы проникает. Для чего мне Господь дал этот день? Не для того, чтоб я в этот день кому-то позавидовал, не для того, чтоб я на кого-то осерчал, не для того, чтоб я кому-то чего-то пожелал гадкого, не для того, чтоб я на кого-то обиделся, не для того, чтоб я про кого-то забыл, и не для того, чтоб я про кого-то какую-то сплетню разнёс. И так далее. Не для этого. А для того, чтобы каждый человек, которого я встретил, явился для меня дверью в Царство Небесное. Либо я ею пройду, либо она передо мной захлопнется. А это зависит от того, как я восприму этого человека: захочу ли я что-то ради Христа для него сделать? Конечно, по моим силам. Можно взять любого подвижника какого-то самого святого, сейчас на земле отыщем, подкатим ему гирю килограммов на двести, сказать: «На, подними». Извините, нужен кран. Ничего тут он не сделает, будь он там самый и самый святой. Это невозможно. Но что-то, что в твоих силах, всегда можно. И нужно обязательно эту возможность не упустить. Чтобы когда день пройдёт, у тебя за плечами было не то, что ты у кого-то взаймы попросил, а потом ему не отдавал годами, для того чтоб найти ещё следующего, которого ты можешь облапошить, а то, что ты нашёл работу тяжёлую, трудную, заработал и отдал – сначала первому кредитору, потом второму, потом третьему. Потому что хватит махинации всякие осуществлять. Бог всё видит и очень тяжело накажет и в этой жизни, и в будущей. В этой жизни – с какой целью? Чтобы человек понял, что все его надежды на его махинации пустые и ни к чему не приведут. Потому что всем управляет Бог. Конечно, через людей. Господь либо благословляет, либо попускает. Мы со смирением должны это принимать, но нас ничто не должно сдвинуть с этого пути – чтобы трудиться ради Господа. В этом есть смысл жизни. Смысл жизни заключается в том, что мы должны быть постоянно в духовной бодрости.

Сегодня один малый мне произнёс два слова: «духовная жизнь». Что такое жизнь духовная? Некоторые не совсем развитые и неучёные люди думают, духовная жизнь – это ходить в храм. Говорит: «А он у меня в храм не ходит». А зачем туда ходить? Некоторые думают, что духовная жизнь – это читать правило. Как смешно! Включи магнитофон, он читает. Некоторые думают, что духовная жизнь – это есть воцерковление. Нет. Находим, как всегда, ответ в Священном Писании. Апостол говорит: Если мы живем духом, то по духу и поступать должны (Гал. 5, 25). В каждом нашем поступке. Вот человек, допустим, проглатывает сопли, потом харкает и всё это извергает на землю. Это духовный поступок? Если ты один в лесу, тебя соловьи не осудят. Но если ты в городе, какому-то человеку может быть неприятно, особенно если он за тобой идёт, он может наступить и поскользнуться и правой ладонью накрыть эту слякоть, которая из тебя изошла. Следовательно, ты сделал для него неприятность. Это поступок не духовный. У духовного поступка мотивацией должна быть только польза ближнему.

А какую пользу мы можем сделать для Бога? Никакой. Бог самодостаточен. Но мы можем Его порадовать. Как радуются учителя, когда их маленькие глупые и бестолковые дети что-то стараются сделать, и особенно когда что-то у них получается. Каждые педагог этому очень радуется. Так и Господь радуется тому, что Его детки, которых Он создал, ради который пришёл на землю, пострадал до смерти, стараются выполнить то, чему Он их научил, стараются придать своей жизни духовный смысл. Есть орудия духовной жизни, как то молитва, пост, беседа с духовными людьми, поездка в монастырь. Само по себе это ничего не даёт. Это нужно для того только, чтобы человеку научиться тому, что Господь от нас ждёт. Мотивом наших действий должен быть Дух Божий, который нами руководит.

Вот сегодня смотрю из алтаря: два мальчика кидают жёлуди. Они сидят под дубом, им на голову падают жёлуди, они от них уклоняются, жёлуди падают на землю, они их берут и кидают. Сильнейшее занятие во время Евхаристического канона. Это поступок духовный? Нет. Потому что человек приходит в церковь, чтобы молиться. Я вышел, говорю одному мальчику: «Позови свою маму». Мамочка подошла, мы с ней побеседовали. Я ей сказал: «Если ты не будешь за ним следить, я поставлю в угол». Поставил в угол около водопроводной трубы и ушёл. И потом уже она с сынком пошла назад. Ну что, подумаешь, ребята играют в жёлуди! Да ничего страшного, смертельного нет. Но раз ты пришёл в храм, надо это использовать. Нам же дана жизнь на что? Чтобы мы послужили Господу. И каждый наш шаг, каждая мысль должна стать этим служением. Это, конечно, непросто, у нас очень много привязанностей. Бывает так, что мы одно лечим, а другое калечим.

Я помню, сейчас напоследок расскажу, один человек, мой знакомый, испытал тяжелейшее горе, очень раскаялся, понял, почему это с ним случилось. И он ко мне пришёл. А он вполне человек был денежный. Как сейчас, не знаю, давно не виделись. И он говорит: «Я решил основать фонд помощи нуждающимся. Вы мне можете помочь? Дайте мне пять нуждающихся семей, я буду им помогать». Я говорю: «Да нет ничего проще». Дал ему адреса, он набрал сотрудников, и они поехали. И потом мне по очереди звонят. Все адреса, которые я дал, это одинокие женщины – у кого муж умер, кого бросил. В общем, им надо и работать, и детей воспитывать, выбиваются из сил. Я думаю, вот хорошо, он поможет. И потом звонит одна, говорит: «Отец Димитрий, спасибо за Вашу заботу, но можно так сделать, чтобы больше к нам из этого фонда не приезжали?», я говорю: «Конечно, можно». Не знаю, существует ли этот фонд сейчас, но я уже больше не давал адресов. Почему? Потому что сотрудники этого вновь образованного фонда так занимались этой благотворительностью, что нуждающиеся семьи соглашались её вообще никогда не видеть, лишь бы не иметь дело с этими людьми. Вот.

Надо делать так, как в древнем памятнике христианской письменности написано: «Прежде чем ты подашь милостыню, пусть она вспотеет в твоей руке». То есть всё нужно делать с умом. Сказано: всем разумением твоим. А если разумения нет? Если ты дура и курица, что ты можешь сделать? Ты можешь любое благое дело только испортить. Поэтому задача жить по-христиански очень непростая. И нам нужно подходить к этому делу спасения своей души с величайшей осторожностью и серьёзностью.

Спаси всех Господи!


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. ElenaP:

      Прекрасные слова, отец Димитрий. Сердечное спасибо и храни Вас Господь, батюшка.

    2. Алексей Уткин:

      Спаси Господи.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.