Проповедь об атмосфере греха и о свете святых
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, читанная в храме Благовещения Пресвятой Богородицы 30 июня 2019 года.

Сегодняшний день – это День памяти всех святых, в земле Российской просиявших. Название этого праздника говорит само за себя, потому что кто такой святой? Это человек, который просиял небесным светом. Обычные люди сияют грехом. От них исходит такой в духовном плане мерзкий бесовский запах. Как они живут? Они в постоянной распре со всем миром. Они всё время всех осуждают, они всё время всеми недовольны. Они никак не умеют себя вести прилично. Они говорят на каких-то скверных диалектах, употребляя такие слова, от которых уши вянут, и человек перестаёт вообще воспринимать нормальную речь. И они создают такую атмосферу на нашей земле, в которой мы вынуждены жить. И наша атмосфера поднебесная вся исполнена духов злобы, жульничества. Наша страна такая большая, но какую бы сферу мы ни взяли, все от мала до велика бесконечно врут, начиная уже с двухлетних детей. И каждый ребёночек как ангел рождается в человеческое общество и уже к двум годам своей жизни начинает портиться. Причём портиться не умственно, а портится его сердце, его душа. Он начинает манипулировать взрослыми, он хочет добиваться своего во что бы то ни стало, он обвиняет всегда других. Первые его слова, когда что-то произойдёт: «Это не я». А когда уже поймали с поличным: «Мама, прости, больше не буду!» – и через пятнадцать минут то же самое. Полная бессовестность, начиная от самых маленьких и кончая самыми старенькими. Поэтому в обществе атмосфера жуткая. Торговцы оптом воруют, торговцы в розницу воруют, строители объявляют три цены за свое дело. Хоть плати десять цен, всё равно будет халтура, и всё равно украдут материал, всё равно. Так называемая правоохранительная система охраняет только себя и больше никого. А уж про судебную систему лучше и не говорить. Она в бесконечно уничтоженном состоянии. А посмотрите, что за семьи, как они живут? Какие взаимоотношения мужа и жены, отца и матери, внука и бабушки – тихий ужас. Один мой друг лежит в больнице. Его посетила моя одна знакомая и говорит: «Ужас». Ну потому что она врач и понимает, что надо. А тот человек, что привёл, говорит: «Ну почему ужас-то?». Потому что привыкли доверять. А она говорит: «Я же не сказала: «ужас-ужас-ужас», я сказала просто «ужас»». И по отношению к больному, и как проводится лечение, и прочее, прочее, прочее. Человек непрофессионал не может в этом разобраться.

И то же самое творится у нас в головах. Я вот на этом месте стою сорок лет, и ничего не меняется. С некоторыми я уже тридцать лет, с некоторыми тридцать пять, есть несколько человек, с которыми сорок, и ничего. Как была злая, как собака, так и сейчас такая же. «А можно причаститься? А в понедельник? А ещё в среду?» Ну, пожалуйста, Чаша что ли моя? Ну причастилась. Но как ещё в XI веке Симеон Новый Богослов говорил: ну да на земле ты причастился, а на небе нет. Всё превратилось в спорт. «Благословите», «благословите». Шестьсот человек стоит: «благословите, благословите». Ну на, на, на, на… Выпей кровь до конца, тебе что, легче станет? И «причаститься», «причаститься», «причаститься»… Потом на исповеди выясняется: «а я это не читал…», «я не то ел…», «я не то пил…» Какое моё дело? Ты перед своим Богом стоишь или падаешь.

А некоторые детей тащат в церковь. «Он, – говорит, – в церковь не ходит». Чего в церковь ходить? Церковь – для того, чтобы в неё ходить что ли, как в цирк? То есть вообще человек не понимает. Раньше я крестил часто и много. Рекорд у меня – пятьдесят два человек в день. И что? Один раз мне только сказали, зачем человек хочет креститься. Один единственный! Из тысяч, которых я крестил. Человек не понимает ничего. Ни зачем венчание, ни зачем креститься, ни зачем жить в Церкви, ну и, конечно, ничего не понимает в Священном Писании. Спрашивается, зачем всё это? Каждый хочет себе чего-то такого с Церкви взять. Батюшка для чего? Чтобы ответы давать, как автомат. Как в Сбербанке, кнопочку нажал – билетик вынул. «А, вам снять деньги со счёта? Пройдите. А вам положить? Нате» Вот и всё – чтоб такого поиметь? Как будто Церковь этому учит. Нет. Церковь учит, как дать. Бог говорит: Сын мой! Отдай сердце твое мне (Притч. 23, 26). А мы всё с Богом хотим какие-то товарно-денежные отношения установить. Это бессмысленно. Ну хотя бы задуматься немножко. Сын Божий, Им же вся быша, сошёл на землю, родился от Пречистой Девы Богородицы, для того чтобы людей спасти, заплатил за это собственной кровью, собственными мучениями, пребыванием в тюрьме, пережил страшную клевету. А как мы себя ведём? «Ой, а если она про меня что подумает?» Эх, какая трагедия! Тебя что, к кресту прибили что ли под иерусалимским солнцем! В чём проблема: она подумает? Чего мы хотим достичь? Чтоб никто ничего не думал… плохого. А апостол говорит: Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! (Лк. 6, 26). То есть наша жизнь полностью от начала до конца противоречит Священному Писанию.

Слава Богу, не все такие. А есть тысячи людей, которые просияли светом Божественным на нашей земле. Не все извратили Писание, а некоторые восприняли его, как дети: прямо, честно и чисто. Поэтому Господь и говорил, и учил: будьте как дети (см. Мф. 18, 3). Но до двух лет, потому что дальше они уже портятся, начинают себе всё что-то выторговывать, как будто Бога можно обмануть. Это очень и наивно, и глупо. И если мы хотим действительно прославить этих наших угодников Божьих, мы должны изучать их жизнь и смотреть, какие они совершали великие подвиги. Но эти подвиги были подвиги жизни их сердца, как бы ни было тяжело. Вот икона Иоанна Русского передо мной висит. Турки взяли его в плен, истязали, а сейчас его вспоминает вся Греция. Он на них такое произвёл впечатление, как он с кротостью всё переносил, будучи абсолютно ни в чём не виноват. Просто солдат, забрили, в армию послали, попал в руки к этим зверям, и они его истязали. А мощи прославились нетлением, и когда он умер в этом плену, он прославился бесчисленными чудесами, которые совершает до сих пор. То есть при жизни он страдал физически и морально ужасно, потому что это трудно, когда страдаешь ни за что. Даже за что – и то трудно. А он такую испытывает благодарность к людям, совершенно, полностью понимая, что человек – существо противное и крайне неблагодарное. Человек – это такая свинья. И, конечно, раз мы есть свиньи, то и дети наши – неблагодарные свиньи. Мы ничему не можем их научить. Мы даже не можем передать свою веру, а потому что у нас вера нехристианская. У нас есть кому подражать, у нас великие предки. Александр Ярославович Невский. Его новгородцы четыре раза выгоняли, он всё равно прощал их, возглавлял войска. Последний раз поехал в Орду, там его отравили, потому что ну что с ним делать. Это такой воин, такой полководец, с таким искусством, с такой силой, с таким умом! И вот так подло убили. Ну это так естественно. А мы всё хотим себе хорошей жизни. Чтоб мой сын, моя дочь… Вот всё в институт. «Ой, батюшка, экзамены сдаёт!» Господи, как будто ей голову отрезают и вместо головы ногу пришивают. Ой, проблема – экзамены. Вся семья трепещет. Что хотят? Непыльной работы что ли? Где все друг друга ненавидят, и с утра до обеда чай пьют с лимоном, и ничего не делают.

Последние годы спрашиваю у девочек: «Кем ты хочешь быть?». Ни одна не сказала: «Хочу быть мамой». Вот я тут в деревне был, у соседа целое стадо коз, и у каждой козы дети. У нас нет. Потому что мы даже уже не люди, мы даже уже размножаться не можем, мы вымираем. Вот такая ситуация, а почему? Потому что мы смотрим и не видим. Мы не знаем наших святых, мы им не молимся, или если молимся, то из рук вон плохо. Если куда едем в монастырь, то это в основном погулять, посмотреть, походить, помечтать, постоять. А если подумать, как монастырь возникает. Вот соберитесь человек десять, попробуйте основать монастырь мужской или женский. Через десять дней начнётся такая грызня, что хуже, чем дома. Злоба и ненависть будут руководить, потому что в душе-то злоба, а чтобы основать любовь, нужно христианское. Тогда да. И вот у тех подвижников, в чьём сердце была любовь, были и настоящие ученики или, если женский монастырь, ученицы. Прославили, сотни лет проходят, их Церковь помнит, благодарит. И некоторые от них учатся. Вот только они и являются Церковью. А мы можем и бриллиантовые, и из платины кресты на себя надеть. Вместо брюк наденем юбки, можно её и на голову надеть – от этого ничего не меняется. Меняется только от одного – от изменений в сердце. Хамло ты или кроткий, вежливый, участливый человек. Потому что, если говорить о достоинстве, оно у нас колеблется рядом с нулём, потому что мы ничего не можем. Даже просто прилично себя вести, нам надо обязательно своё, и во что бы то ни стало, и кровь с носу, а все остальные пусть подчиняются. Ничего на самом деле, кроме гордыни, в нас нет. А вот я сейчас десять минут уже отговорил, и мы настолько приблизились к смерти. И за каждое слово праздное будем держать ответ.

Так вот, дорогие мои братья и сестры! Нам нужно задуматься над своей жизнью, задуматься, склонив голову над Евангелием, изучить все жития святых. Можно хоть по Макарию, хоть по Димитрию Ростовскому, хоть по отдельным рассказам, потому что в разных книгах они изложены. И посмотреть, чем люди жили, к чему стремились, кем они хотели стать, что они хотели для своих детей, почему они брак оставляли и почему они стремились к такой жизни, которая сама по себе тяжела. Ради чего? Ради кого? Тогда, может быть, сердечко наше найдёт этот ответ. Чтобы быть христианином, нужно возлюбить Христа. Чтобы возлюбить Христа, нужно возлюбить христианские подвиги, которые делают ради Христа. Что такое христианство? Христианство – это жизнь ради Христа. Вот ребёнок орёт, а где мама? А папа на работе что ли? Неужели трудно научить ребёночка такому простому правилу: как нужно вести себя в храме. Да это очень просто. У меня огромный опыт, как это научить. Нет, моё – можно всё. Когда делаешь замечание, реакция: «Это ж дети». А что, дети должны быть несмысленными скотами? Или они должны быть кроткие, послушные и различать дискотеку и храм Божий? Что значит «они же дети»? Значит они обязательно должны быть дикарями. В храме говорить в полный голос, как будто они у глухой бабушки на даче. И так во всём.

Вот, дорогие мои, мы многие носим сами имена русских святых, которые освятили нашу землю, которые покрыли её храмами и монастырями, покрыли молитвенным потом. А многие даже, как преподобный Серафим, вообще спали по два часа в сутки. А почему так? Спать-то охота. Да вот почему: ему жалко было тратить время, которое он оставит без молитвы. А чтобы случайно не заснуть, он спал сидя. Кто его заставлял? Его заставляла любовь ко Христу. Конечно, такие, как он, это люди уникальные. Там один на сто лет может такой родиться и сам себя воспитает. Потому что он так из богатой был семьи, даже фамилия у него была Мошнин— «кошелёк с деньгами». Богатый был, нет, ушёл в монастырь: ему это богатство, все эти покупки, мены… «Батюшка, помолитесь, хочу вот дом купить, квартиру». А майку ты покупал, ты что тоже благословение брал? А какая разница: дом или майка. Ну дом подороже, потеплее, а майка для лета. Ну а разница какая? Деньги есть, купи хоть десять домов. Но это не имеет отношения к загробной жизни, потому что мы это с собой не утащим, и надо ещё завещание успеть написать. Это дело пустое. Почему? Потому что временное. Наша вся жизнь здесь земная очень временная, а вот у тех святых, о которых я говорил, у них жизнь вечная. И каждый из нас, и вы, и я, мы сами себе выбираем, с кем нам быть там, в мире ином, что за компания у нас будет. Злой будет со злыми, азартный будет с азартными, пьяница будет с пьяницами, матерщинник с матерщинниками… Это естественно, а иначе как? Представим себе, некий человек вообще не может даже в церкви семь минут постоять: надо что-то делать. Свечу поставил, постоял, ну а дальше? Вот она горит, коптит фрески. Зачем она горит? Что я хочу? Всё, ушёл. И представьте, его в одну компанию с Серафимом Саровским, с Сергием Радонежским, с Варлаамом Хутынским. Так он там взбесится: что это они всё время молятся, всё время Бога прославляют? Что делают святые на том свете, как мы говорим? Они непрестанно славословят Бога. И нам предлагается жизнь с Богом и в Боге. Сам Христос пришёл на землю, сжалился над нами и предложил. Так что нас окружает милость Божия и молитвы святых. Если мы не выберем этот путь, значит мы добровольно отказались от этого удивительного наследия наших предков. Пожалуйста, отстаивай свою дурацкую правоту. Когда умрёшь, так и будут говорить: «Да вот жила среди нас одна ведьма, ну нет такого человека, с кем бы она не поругалась, ну нет». Ни с кем практически нет хороших отношений: всё не так, всё не этак, все вокруг должны. Все плохие. Так что каждый человек сам устраивает свою жизнь. А надо не «сам», а по молитвам святых и по благодати Божией.


NB! Протоиерей Димитрий Смирнов не участвует ни в одной из социальных сетей.
Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Комментариев 2

    1. ЯиТы:

      Дети искренне ждут, когда снова скажут «Здравствуйте». И это счастье!
      Дорогой батюшка, спасибо за Ваши молитвы о нас.

    2. nikolay160877:

      Отец Дмитрий как врач хирург,только не тела,а души.И рентген ему не нужен,все заболевания видит,а скальпель лазерный,это слова.Спасибо Отец Дмитрий за лечение наших душ. А ведь ему всё тяжелее справляться с нами. Благослови Господи Батюшку.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.