Проповедь о трусости, предательстве, любви и прощении
Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы вечером 31 августа 2019 года

Когда же они – ученики – стали обедать, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя (Ин. 21, 15). Почему Господь завёл этот разговор? Потому что Пётр трижды отрёкся от Него со страху. Это бывает, что человек со страху или под давлением чьим-то может совершить плохой поступок, в данном случае он отрёкся от своего Господа и Учителя. Этот поступок может быть прощён, потому что каждый человек, вообще-то слаб, совсем не все могут и готовы мгновенно идти на смерть, немного таких людей, мы их прославляем как героев и восхищаемся их подвигами, президенты их награждают званиями героев, сразу в честь них улицы называют, иногда и города, это такой особый поступок. А обычный человек, особенно мужчина, всего боится. Почему боятся? Трусость – это свойство современного мужчины, поэтому у нас проблема с тем, чтобы выйти замуж. Обычно мужчины трусят. Как чеховский герой из рассказа «Человек в футляре» говорил: «Как бы чего не вышло». Выйти может что угодно, и чтобы решиться на такую редчайшую и отчаянную вещь как брак, нужно для современного мужчины не только огромное мужество, а неплохо бы ещё где-то подзанять. И вот, две тысячи лет назад та же самая дилемма, Господь спрашивает: «Ты вообще Меня любишь?» Дело вот в чём. Можно стать учеником Христовым только в одном случае: если человек любит Иисуса Христа, и Христос об этом говорит: «Если кто любит сына или дочь, жену или мужа, отца или мать, больше чем Меня, то он Меня недостоин» (см. Мф. 10, 37), а раз недостоин, человек не может быть христианином. Все остальное – работа, искусство, Родина, жена, мать, дети, внуки – это все второстепенные вещи, на первом месте Христос. Это очень важно. Если человек не любит Иисуса Христа, то пусть ходит в церковь, мы не запрещаем. Если в древности ворота церкви на службу запирались, а некрещеных просили постоять там во дворе, то сейчас – пожалуйста, как ты веруешь, что, фамилию не спрашивают, ходи. Вот, свечки продают, есть чем тебе заняться, вот ещё некоторые прознали, что надо записки писать. А что делали люди, допустим, сто лет назад, когда половина были неграмотных, какие записки? Вот, ну так как есть вещи в христианстве трудные, а есть очень простые, большинство идут самым простым путём: они думают, записку написал – и всё в порядке. Какой там порядок? Никакого порядка нет, но никто его не ищет, и если человек ходит в церковь ради того, чтобы за сына помолиться, за дочку, чтобы она там химию органическую сдала нормально, хотя бы на четыре, то это к христианству, конечно, не имеет никакого отношения, как верба к Входу Господню в Иерусалим. Но человеку это сложно, а верба – это просто, и человек такой путь выбирает – вербный, надо-то всего прийти и навстречу святой воде подставить свое светлое личико и сказать: «Ещё, ещё», потому что чем больше воды, тем больше ему будет хорошо. Потому что человек хочет на самом деле не детям, не внукам, а себе. Внук заболел, сопельки у мальчика, а человек что делает? Человек женского пола, я имею в виду. Переживает. И вот это переживание – очень беспокойное, и человек хочет избавиться от этого переживания. Поэтому личико подставляет и думает: сейчас я от этого переживания, этой страшной трагедии (сопелек) избавлюсь без всяких усилий. Главное, чтобы не было никаких усилий. А Господь требует, чтобы человек Его любил. Зачем Ему это надо? А потому что миром вообще движет только любовь, и человек что-то совершает только по любви, и Господь, Который устроил так, Он это знает. Христианство, как говорили те люди, которые стали христианами, мы их называем святыми отцами: христианство – это искусство всех искусств и наука всех наук. Это гораздо труднее музыки, живописи, алгебры, тензорного анализа, астрономии – чего хочешь, любого искусства. Почему? Потому что оно заключается в том, как приготовить из самого себя такой сосуд, в который Дух Святый захотел бы сам излиться и преобразить тебя. Потому что посмотри в зеркало на себя, послушай, что ты говоришь, какие слова с твоего языка соскакивают, а если дальше языка посмотреть, что там внутри, в твоём сердце. Тамо гади их же несть числа (Пс. 103, 25). А что такое христианство? Это свет. Обычно в куполе пишут образ Христа Спасителя с Евангелием, и там слова: Я – свет миру (Ин. 8, 12). Какой же в твоей душе свет? Запах какой-то, как из канализационной трубы. Поэтому у людей много всякого обольщения. А Господь желает каждому, кто пошёл за Ним, преображения: был такой, а стал другим. Но это возможно только при некоторых условиях. Первое условие: нужно возлюбить Христа больше чем грех. А во-вторых, возлюбить Христа больше, чем всё родное, что мы любим по инстинкту. Волки, кошки, фазаны – все любят своих детей какой-то период. У человека это может затянуться, особенно если детей мало, уже в нём души не чают, что бы он ни выделывал, просто любят.

Господь творит только добро, а человек не может его ни вместить, ни переварить, ни переживать. А чтобы стать христианином, нужно очень глубоко пережить христианство, чтобы сравнить с Ним, как бы смешаться, стать с Ним одним. И вот этому очень помогает любовь. Если любишь Христа, ты ради Него совершишь любой подвиг, даже отдашь жизнь. А если не любишь, ничего не выйдет, будет только цирк, человек будет изображать христианство с помощью отдельных поступков – хороших, безусловно – но этого мало, слишком дёшево хочешь отделаться. Быть христианином – это очень дорогое удовольствие, потому что, как мы в ектенье говорим: «сами себя и друг друга и весь живот наш – то есть всю жизнь нашу – Христу Богу предадим» – вот только так можно стать христианином. Поэтому, когда Пётр отрёкся, Христос как Учитель прекрасно понимал, что с ним произошло, и Он захотел его простить, поэтому трижды на глазах учеников у него спрашивал, и когда Он третий раз спросил, Пётр понял, о чем речь. «Ты отрекся, Я тебя прощаю; ты отрекся, Я тебя прощаю; ты отрекся, Я тебя прощаю». Но теперь продолжай, паси овцы Моя, не отрекайся от своего служения, если надо иди на смерть. И Пётр это все исполнил, поэтому мы его и прославляем, и храмы в честь него строим, в честь апостола Петра, первоверховного апостола, и даже у нас в Церкви праздник есть Петра и Павла, посвященный только им, и даже пост Церковь установила Петровский. Вот так почитают этого великого апостола, хотя была такая немощь у него, трусость проявил, поэтому нет ничего удивительного, что и мы проявляем малодушие. До смешного доходит, человеку тяжело помолиться перед сном десять минут, он устал, вообще прям две гири на нём висят. Потому что человек жалеет только самого себя. А почему жалеет? Вот муж с женой почему расходятся? У них любви не хватает. А в чём любовь больше всего проявляется? Потому что один жалеет другого, а в некоторых славянских языках, например, в сербском, если ты хочешь сказать: «Я тебя люблю», говоришь: «Я желю тебя», любить – это значит жалеть. Не переживать. Нет, не надо переживать, ты пожалей, чего-нибудь сделай. Человек устал – возьми на ручки и неси, это же просто. Человек страдает, ты его утешь, помоги, спроси, не можешь ли ты что-то исправить. Вот что такое любовь. К детям у нас больше любви, а друг к другу нет, поэтому все это быстро проходит. Когда эротический заряд кончается, люди расходятся, потому что ни у одного нет любви, ни у другого. К чему есть любовь? К себе: хочу ею всласть попользоваться. А она чего хочет? Вот мне один молодой муж, женатый уже вторым браком, говорит: «Не успели пожениться, а она говорит: давай брать ипотеку». То есть у неё уже свои планы на него: что сейчас ипотеку возьму, всё на меня оформит, он будет сейчас ишачить на двух работах и за пять лет у меня будет квартира. Планы. И заодно, так как возраст тоже уже как-то рискованный, ещё и ребенка родит – о! Всё, где тут любовь-то? Нет, это любовь к своим собственным планам. Сначала мечта, потом план, потом объект, но он-то тёртый калач, она этого не учла. Он говорит: «Никогда». И у неё дилемма: либо продолжать эту волынку, либо заканчивать сейчас. Но если первая беременность закончится умерщвлением ребёнка, тогда можешь не получить его вообще никогда, и она будет – знаете, что? Угадали – переживать. Главная задача современного человека – избавиться от переживаний. Вот, и думает человек: сейчас приду в церковь и успокаиваюсь. Ну, ты можешь для начала выпить настой валерьянки и прислушаться, смотришь, как успокаивается душа. А есть феназепам, тоже знаете, очень успокаивает. И много-много всего, а можно вообще в больницу лечь, правда, не так легко устроиться, но если усилие проявишь не меньшее, чем вступить в такой брак, то и успокоение настанет на полгодика, прокапают тебя – всё, будешь спокойный, как сом в тине. Но христианство, милые мои, не в этом состоит. Можешь крестик надеть, можешь освятить, можешь приложить его к Гробу Господню, можешь объездить вообще все святыни монастырей – это все механическое. А все процессы должны происходить внутри сердца, именно там любовь, и вот Господь этого от нас и ждёт, во-первых, к Нему, а во-вторых, ко всем остальным. Вот так, дорогие мои.

Господи помоги нам!


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. Татьяна:

      И мы Вас , дорогой наш батюшка, очень желим( уж не знаю, правильно ли), и Христа любить научаемся от Вас, а если Господь сподобит дожить и до пострига, так и то благодаря Вашему боговдохновенному водительству. Странно и очень радостно получить отца во второй половине жизни, до слез… Благодарю Вас.

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.