Продолжая пользоваться сайтом, Вы соглашаетесь с условиями Политикой обработки данных, подтверждаете, что уведомлены о действующей Политике конфиденциальности и Положении о персональных данных, включая факт использования на сайте «Яндекс.Метрика».

О роли русской сказки в воспитании детей. Иерей Игорь Мухин. Диалог под часами

Диалог под часами отца Димитрия ведут председатель Патриаршей комиссии по вопросам защиты семьи, материнства и детства иерей Феодор Лукьянов и клирик Никольского женского монастыря села Годеново иерей Игорь Мухин. О роли русской сказки в воспитании детей.

Иерей Феодор Лукьянов: Дорогие братья и сёстры! Продолжаем традицию приснопамятного протоиерея Димитрия Смирнова бесед под часами. Хотя часов у нас тут нет, но мы продолжаем беседы с удивительными людьми. Сегодня у нас в гостях клирик Переславль-Залесской епархии, Никольского женского монастыря села Годеново иерей Игорь Мухин. Здравствуйте, дорогой батюшка!

Иерей Игорь Мухин: Здравствуйте!

Иерей Феодор Лукьянов: Очень многие родители сегодня спрашивают, как воспитывать детей? На чём основывать воспитание с точки зрения передачи норм, традиций, восприятия мира? Я знаю, что один из Ваших больших интересов – это русская народная сказка. Глубины этой сказки, наверное, для многих ещё пока не доступны. Батюшка, поделитесь с нами опытом своего восприятия, как это можно применять в воспитании наших детей?

Иерей Игорь Мухин: В своё время, конечно, многие тайны нам открываются по мере нашего воцерковления и прихода к Церкви. Те эпизоды мозаики нашей жизни также открывались для меня в своё время. Я осознал, благодарность Богу, что в те времена, когда я родился, когда проходило моё детство, тогда были ещё богоборческие времена, власти закрывали монастыри, храмы, священство и монашество, тогда под покровом юродивости выходили такие сказки наших великих кинорежиссёров – Александра Роу, Александра Птушко. Мы смотрели их в передаче «В гостях у сказки» и пропитывались русским духом. Эти наши первые Евангелия помогли нам с Вами, батюшка, прийти в Церковь и сегодня благодарить Бога в этой передаче за то, что мы получили здоровую пищу. Вы знаете, буквально недавно в Годеново меня попросили побеседовать с воином, отправляющимся за веру и Отечество на Украину. Перед этим, дивные дела Господни, в сентябре произошли такие события – мне попались два эпизода из Михаила Задорнова. Я обычно сатириков не смотрю, а тут так устроилось. Я в одном эпизоде увидел, что Михаил Задорнов рассказывает на своих концертах на огромную аудиторию о глубине русско-церковной славянской азбуки, о её смысле. В другом эпизоде он сказал слова, которые меня вообще покорили. Он сказал: «Научите детей образному мышлению, и дети во всём сами разберутся». Я так расположился к нему. Так вот, когда приехал этот воин, в нашей беседе я затронул его имя и сказал, что не знаю, крещёный он или нет, как за него молиться. А он мне говорит, что он знает лично батюшку, который его крестил, соборовал и причастил. Раб Божий Михаил. Это тоже человек из того советского времени. Это образное мышление, которое даровал нам Господь, которое помогло нам прийти в Церковь, потому что образность присуща нашей Церкви, иконографии, учениям святых отцов. Эта тайна открылась. Если сказать в двух словах о принципе русской сказки, русские сказки можно разделить на три отдела, я так разделяю. Согласно сборнику нашего этнографа, собирателя русского фольклора Афанасьева, сказки можно разделить на три уровня. Сказки языческой Руси, которые продолжают свою жизнь. Например, у нас в Переславле продолжается паломничество к языческому синему камню. Сказки житейской мудрости, например, «Как мужик гуся делил». И сказки Святой Руси, где в образах рассказали о спасении, где в начале человек невоцерковлённый. В русских сказках человек всегда воцерковляется через ум. Иван невежа морда медвежья, Иван-дурак, который должен воцерковиться.

Иерей Феодор Лукьянов: Действительно, я вспоминаю из детства сборник сказок Афанасьева, и такое ощущение, что люди писали разного сознания. Закладывались, действительно, как Вы говорите, определённые разделы. В некоторых сказках есть вещи прямо глубинного значения сотериологического, для спасения души человека. Например, о том, что прекрасный молодец должен спасти свою похищенную смертью, Кощеем, законную супругу. Ум должен сойти в сердце и забрать её у похитителя.

Иерей Игорь Мухин: Человек «рас-троился», троичность.

Иерей Феодор Лукьянов: Да, удивительно. Глубины богословские в этих сказках.

Иерей Игорь Мухин: Во многом ещё непознанные.

Иерей Феодор Лукьянов: А в некоторые сказки мне было страшно заглядывать, столько там было чертовщины и тому подобного.

Иерей Игорь Мухин: Человек воцерковляется умом для того, чтобы за годы потерянной Елены Прекрасной и Василисы Премудрой, этими эпитетами говорится о глубине сердца… Например, мы знаем сказку, когда человек живёт в мире и понимает, что его жизнь проходит, что-то главное не совершается. Он находит клубок, который раскатывается и показывает дорожку. Что это такое? Святитель Иоанн Златоуст писал: «Без чтения нет спасения». Человек воцерковляется чтением молитв, учения Церкви. Он облекается в доспехи и выходит на духовную брань. Меч-кладенец – это всегда оружие, это всегда молитва. Приходит к Змею Горынычу, который похитил. В некоторых сказках он трёхголовый, в других шести-, девяти-, двенадцатиголовый. Отрубает голову, вторую, третью, а змей огненным пальцем провёл… И что?

Иерей Феодор Лукьянов: Вырастает.

Иерей Игорь Мухин: Опять приросли. А что такое огненный палец? Гордыня. Бывает, мы в Церкви десять, двадцать, сорок лет, а огненный палец работает, к сожалению.

Иерей Феодор Лукьянов: Вообще очень интересно, потому что, действительно, в русской сказке есть установка на свободу человека, что он должен совершить некий выбор. Значение выбора в сказке колоссальное, да, батюшка? Даже тот же камень на распутье.

Иерей Игорь Мухин: Да. Женату быть, богату быть, убиту быть. «Кто не погубит души своей ради Меня и Евангелия...» (см. Мф. 10, 39; Мк. 8, 35)

Иерей Феодор Лукьянов: Параллельно приходим к тому выбору, который делает человек в своей жизни. Мы же этот выбор осуществляем каждый день. Получается, сказка нас учит ещё и проявлению свободы своей воли. Как духовный попечитель гимназии «Свет», я наблюдаю за нашими детьми, которые у нас учатся. В большинстве своём это дети из православных семей. Конечно, вижу, что, если ребёнок читает, он анализирует, он мыслит и учится самостоятельно делать свой выбор. А если он не читает, если он пользуется этой мигающей коробочкой под названием смартфон…

Иерей Игорь Мухин: Вроде тоже тексты читаешь какие-то, а образования нет.

Иерей Феодор Лукьянов: Мы сейчас сделали полное ограничение на смартфоны у себя. У нас до восемнадцати лет нельзя, только кнопочные телефоны. Родители в очередь выстроились на поступление в гимназию, потому что они понимают потребность в этом для воспитания.

Иерей Игорь Мухин: Диктат этого времени, который лишает свободной воли.

Иерей Феодор Лукьянов: Ну конечно. Что такое ребёнок со смартфоном сегодня? Говорят: «Ну это же современная ситуация. Как же он не будет участвовать, будет десоциализированным?» Да наоборот, отсутствие смартфона способствует социализации ребёнка. У них появляются компании, у них появляются походы, у них появляется чтение, что самое главное. Смартфон как бы забирает эту социальную часть. Виртуальные социальные сети похищают подлинные социальные связи. Конечно, в этом ключе способность воспринять сказку видится только для ребёнка, который способен читать текст, воспринимать текст и делать сознательный, свободный выбор, а не из трёх пунктов выбирать. Батюшка, поэтому я совершенно уверен, что сказка нам сегодня очень нужна.

Иерей Игорь Мухин: При большевиках боролись, объявили религию, потребность души, опиумом для народа, но по Промыслу Божию мы с Вами смотрели и питались здоровой пищей. Сейчас этот исторический подросток заокеанский диктует свои правила. Что нам бывает присуще в отрочестве и молодости? Эгоцентризм, настоять на своём, непослушание какое-то. Мы видим эту глобальную политику воспитания детей отравленной пищей. У детей образное мышление, они формируют свой внутренний мир через образы живой сказки. Если слепой ведёт слепого, это касается, прежде всего, родителей и учителей, то как потом компенсировать ребёнку, если родители не думают о важности и чистоте сказки? Даже среди наших русских, «Маша и медведь», женское начало разрушительное, дерзкое. Может быть, некоторые девочки подумают, что это норма поведения. Статистика разводов ужасает. Вы, как возглавляющий отдел по семье, сталкиваетесь этими проблемами.

Иерей Феодор Лукьянов: Да, она ужасающа. Она заключается в том, что мужчины виноваты во всём, что происходит. Такое у меня мнение, которое не все разделяют. Нам Бог дал эту удивительную власть быть славой Божьей. Сказано, что мужчина есть слава Божья, а женщина есть слава мужа. Если бы мы все помнили эти вещи, тогда муж занимался бы своим делом. Разрушение семей происходит... Вы описали мультфильм «Маша и медведь» — это же ненормальная семья. Хотя этот мультик очень популярный, тем не менее, он говорит о неполной семье, мягко говоря. А почему? Потому что мужчина свою функцию не выполняет, он не связывает свою семью с Богом.

Иерей Игорь Мухин: В современной сказке утерялся этот дух Божий, вдохновение, посещение благодати Святаго Духа. Почему мы можем «Морозко» смотреть сотни раз? Для меня до сих пор по мере моего роста открываются всё новые и новые эпизоды. Такая глубина! И это не случайность. Если мы посмотрим, например, «Илью Муромца», «Морозко», мы видим развитие духовной жизни постепенное. Например, в «Морозко», кто живёт в избушке? Избушка – это грудь наша. Мачеха – это злоба, эгоцентризм, страсти. Доченька её, Марфушенька – это наш ветхий человек. Кредо ветхого человека – гони жениха, гони богатство. Поэтому неудивительно, что Настюшенька-душенька в лесу голодная и холодная замерзает. Почему? Потому что у её папули расслабленная воля в услужении у страстей.

Иерей Феодор Лукьянов: Отдал себя в услужение страстям.

Иерей Игорь Мухин: Мужчина – глава домашней церкви. Ну а кто рождает мужчин? Верующие ли матери? Жизнь начинается с матери, поэтому преподобный Серафим и Сергий и святые земли Российской впитывали с молоком матери. Иоанн Кронштадтский, помните же, что, когда он болел и даже был на грани смерти, врачи ему сказали, что он может умереть, он сказал: «Спрошу у маменьки». А маменька сказала: «Умереть, но поста не нарушать». Мать! Не «тю-тю, сю-сю», как сегодня дети растут. Мама преподобного Сергия, который в её утробе уже пропитался этим и в среду и пятницу отказывался, даже в будние дни перестала есть мясо. Уже отсюда идёт, мы же празднуем в Церкви праздники зачатия Богородицы, Иоанна Предтечи, то есть личность начинается от этого таинства, от мужского и женского соединения. Очень важно то состояние, в котором родители сегодня зачинают детей, есть ли у них духовная жизнь, окормляют ли они своего внутреннего человека. Конечно же и мужское, и женское начало должно быть основано на Христе Иисусе, если они живут духовной жизнью, воцерковляются. К сожалению, в священническом служении такие эпизоды довольно редки. В основном приезжают люди, у которых уже проблемы с детьми, в семьях. Однажды в будний день я выходил после богослужения и ко мне подошёл парень лет двадцати с небольшим. Он спросил, можно ли мне задать вопрос и говорит: «Вот мы с девушкой решили пожениться. Скажите нам слова напутствия». Моё сердце просто умилилось. Я настолько растерялся, что забыл спросить, может быть, у него мать воцерковлённая. Ребёнку двадцать лет, как Александру Невскому, которому физически и духовно было восемнадцать лет, но молитва и вера у него были такие, что он в меньшинстве, при ослаблении России, епитимье Божьей за княжеские междоусобицы, смог победить, благодаря молитве. Александр Суворов всегда молился перед битвами.

Иерей Феодор Лукьянов: Да, раньше взрослели вовремя. На самом деле биологический возраст и возраст духовный совершенно разные. Мы сегодня видим инфантилизм до сорока лет, а в многодетных семьях, например, люди часто взрослеют с каждым ребёнком. Я помню своих, первый, второй, третий. На третьем ребёнке совершенно по-другому смотришь на мир. Ты приобщаешься к особому состоянию, ты начинаешь больше понимать, как Господь с нами возится, просто как с детишками. Какой Он милостивый, как Он нас терпит. Ты с тремя-то не можешь справиться.

Иерей Игорь Мухин: Ты сам перед ним непослушный ребёнок, а требуешь...

Иерей Феодор Лукьянов: Бездны, бездны милосердия Божия. Батюшка, я ещё хотел задать такой интересный вопрос, наверняка в сказках есть обобщения, можно вычленить какие-то общие сюжеты, общих героев? Среди большого количества глубоких народных сказок прослеживается достаточно большое количество глубинных сюжетов, например, о спасении души человека и многих других. Как на Ваш взгляд, по Вашим наблюдениям?

Иерей Игорь Мухин: Смотрите, во многих сказках, например, получил задание от царя найти жар-птицу. Знаете, что на мой взгляд жар-птица олицетворяет в русских сказках? Благодать Святаго Духа. Было три сына, два брата умных, а третий не от мира сего. Вот он работает ночами на конюшне, а что значит ночами? Он ночами не спал, он молился, он подвизался и у него оказалось это перо жар-птицы. Он молится, вокруг него всё сияет. Или, например, когда царь даёт ему задание найти жар-птицу, он отправляется в путешествие. Вдруг к нему подходят, спрашивают, куда он идёт. Он отвечает, что в тридевятое царство, тридесятое государство, то есть Царство Небесное. «А возьми меня», – «А что ты умеешь делать?» – «Я могу через толщу океана смотреть, на дне морском сыскать даже Ягу», – «Подходишь, пошли». Следующий говорит: «Возьмите меня», – «А ты что можешь?» – «А я шаг шагну, семь километров пройду». Вот так собирается команда. Это что собирается? Община. В монастыре один печёт, другой на клиросе, третий служит, другой землю пашет. Создание общины.

Иерей Феодор Лукьянов: Четвёртый рыбу ловит.

Иерей Игорь Мухин: Да, четвёртый рыбу ловит. У Вас тоже в просветительском центре один делает одно, другой другое, кто-то фильм снимает. Все служат во славу Божию, чтобы шла проповедь, чтобы мы хранили свои ценности, оставленные нам гражданами Святой Руси. Ни Англия, ни Франция не назывались святыми. Тем более исторический подросток Американские Штаты, при всём уважении к простому американскому народу… Именно Святая Русь.

Иерей Феодор Лукьянов: Англия, кстати, имела шанс стать православной. В 1044 году, в XI веке в Британии был казнён последний православный король. Он был казнён, и закончилась попытка быть христианской православной державой.

Иерей Игорь Мухин: Я тоже читал, что перед революцией как раз шли переговоры, богословы выясняли, где англиканская церковь откололась от общей православной. Они уже были близки. У нас были созданы комиссии, был взаимный интерес. К сожалению, опять же в очередной раз, когда русская голова поворачивается за лжеценностями западного мира, теряет Бога своего, это приводит к большим катастрофам.

Иерей Феодор Лукьянов: Недавно просто с ужасом открыл собрание сказок братьев Гримм. Ощущение, что люди писали в состоянии близком к оккультному, мрачному восприятию мира. Нет там присутствия Божия во многих сказках. Там присутствует господство тёмных сил. Полное ощущение мрака от сказок, которые нам, кстати, в школе активно предлагали. Может быть, батюшка, Вы можете какие-то хорошие сказки рекомендовать?

Иерей Игорь Мухин: Иностранные или наши?

Иерей Феодор Лукьянов: Наши.

Иерей Игорь Мухин: Я думаю, что смысл сказки, как мы говорили в начале, открывается по мере воцерковления человека. По мере воцерковления он сам себя начинает ощущать этим Иванушкой, который жил мордой медвежьей, его обокрали, сердечко его засохло. Через грехи он потерял свою детскую утончённость восприятия мира, слитности с этим Божьим миром. Он начинает возвращаться и, по мере воцерковления, он сам разберётся, какие сказки. Он чувствует себя этим Иваном, потерявшим своё сердце. В духовной жизни постоянно идёт борьба ветхого и внутреннего человека. Я думаю, что, если за данное Богом время милостью Божией внутренний человек не возьмёт власть над ветхим, который, конечно, в наше время сейчас намного сильнее, душа человека погибнет. Десятилетиями от зачатия неверующими родителями, от наполнения лжеценностями мира сего, он себя натурально ощущает Иваном невежей, который должен смиряться. Не три-пять годиков в Церкви замаскироваться. Помните эти страшные Божьи слова, когда Бог Отец собрал пир для Сына Своего и призвал всех, а один пришёл туда не в брачных одеждах. Вот Он, хозяин пира, спрашивает его, почему он пришёл туда не в брачных одеждах. Отцы толкуют, что он ходил в Церковь, он читал правило, но внутреннее преображение не наступало. Кстати, из биографии нашего любимого Иоганна Христиана Андерсена, ещё мир западный был христианский. Сейчас уже постхристианский, там уже приветствуются Содом и Гоморра, прости Господи. Его осеняло это прозрение, он писал, действительно, очень интересные сказки, но в конце жизни он заканчивал в глубоком унынии. Он считал, что его друзья-сказки его покинули. Когда он их писал, он испытывал посещение благодати Божьей.

Иерей Феодор Лукьянов: Ведь это заметно. Вы знаете, в «Снежной королеве», если смотреть её полную версию, в начале сказки Андерсен, на мой взгляд, просто один в один описал интернет. Посмотрите, жил-был тролль, злющий-презлющий, ну сам дьявол. Однажды решил он создать зеркало, которые бы хорошее уменьшало, а плохое выделяло. Это современные алгоритмы, которые работают в тик-токе, в других поисковых системах. Мы сегодня видим это кривое зеркало, которое отражает мир. Многие говорят: «Ну это же отражение». Нет, ничего подобного. Если девочка просто споёт – это одно дело, а если она споёт в каком-то эпатажном виде, это выделит её. Дети это чувствуют, отсюда происходит рост того самого деструктивного контента, с бедами и последствиями которого мы сегодня сталкиваемся. И суициды детские, и Содом и Гоморра растут именно потому, что данное зеркало продуцирует эти вещи.

Иерей Игорь Мухин: Оно ведёт свои проповеди.

Иерей Феодор Лукьянов: Андерсен пишет дальше, что скоро не нашлось в мире места и человека, который не отразился бы в этом зеркале. Разве это не сегодняшняя концепция отражения всех отношений между предметами, объектами, цифровизация всех отношений? Мы смотрим финал этой истории, когда тролль и его ученики решили поднять зеркало в небо, чтобы в нём отразился Творец и Его Ангелы, оно вырвалось из их рук и разбилось на многие кусочки. Показана бесплодность попыток сымитировать всевидение Божие, сымитировать попытку заглянуть в каждый угол сердца человека через эту сеть. Если сеть, как инструмент, это одно, но когда она становится уже частью мышления дитя, а я сегодня это вижу… Вот смотрите, у Андерсена это один в один в сказке. Это потрясающе.

Иерей Игорь Мухин: Вы сейчас обнажили такой синтез западного мышления, ещё на грани постхристианства и чистой сказки, и в то же время какой-то фантастики. Фантасты, как Беляев, они тоже прозревали какие-то вещи. Когда я в детстве читал, я думал, как это, человек взял какое-то приспособление и видит лицо собеседника, разговаривает с ним. И вот мы уже свидетели этого. Мы, конечно, понимаем, что интернет работает по законам, утверждённым Богом. С его помощью тоже можно получать пользу, но для людей, которые не знают этих духовных законов, очень легко в этом зазеркалье потеряться. Тем более, как мы говорили, если слепой ведёт слепого, если родители сами не знают, может случиться беда. Мне кажется, сегодня очень актуальна тема преемственности. На западе тратят миллионы долларов, чтобы воспитать от ложной сказки своих неофитов и повести их потом на войну с Россией, что мы видим на Украине. В 1991 году, когда Советский Союз разрушился, на основе пионерских лагерей они создавали свои якобы скаутские лагеря, пропитывали их бендеровщиной, национализмом и русофобством. В 2014 году этих подростков вывели на Майдан, остальным платили по десять баксов для массовки. Когда все эти планы были выполнены, сместили законную власть. Воспитали их эти лагеря. Я удивляюсь проницательности Жириновского, который сказал, что сейчас молодёжь на Украине нас ненавидит больше, чем ненавидели фашистов. Так уже пропечатали этим духом молодёжь. Это очень сложно. Эти технологии воспитания не терпят пустоты. Если родители не понимают, как воспитывать, и дают детям смотреть современные, да, образные, но компьютерные сказки, где дети выступают во взрослых ликах, это всё так ёмко, это захватывает детское воображение, этот дух начинает поселяться, он изгоняет ангельскую чистоту, данную Богом ребёнку. Это всё имеет свойство потихоньку накапливаться. Преемственность традиций нужна, чтобы вырастить ту молодёжь, которая понесёт богатырский меч Ильи Муромца. Сегодня по Вашему благословению и по милости Божьей получилась такая беседа с учащимися Вашей гимназии. Мы как раз говорили на тему Ильи Муромца. Посмотрите, с чего начинается: идут калики перехожие. Не было никаких новостей, они были тут и там, они приходили и говорили о проблемах России. Вдруг они встречают Святогора. Кого называют Святогорами?

Иерей Феодор Лукьянов: Богатырей.

Иерей Игорь Мухин: Основатель русского монашества.

Иерей Феодор Лукьянов: Да, богатырей духом.

Иерей Игорь Мухин: Антоний, по послушанию, когда было открыто, что пора уже монашеству на Руси появиться, и калики говорят: «Защити нас», а он отвечает: «Я уже стар». Мир требует нового богатыря. А Илья Муромец, который сидячий, не олицетворяет собой больного физически, он олицетворяет человека, который до определённого возраста не ходил духовными ногами и не держал духовными руками. Он не мог ничего делать. Он видит, что его Василисушку украли набежавшие печенеги, но ничего не может сделать. Приходят калики, в своём благовестии дают напиться живой воды (учения Христова), он поднимается к духовной жизни и выходит на землю отеческую. С чего начинается духовная жизнь в православии? С покаяния. Камни-валуны я повыкидываю, пенья-коренья повыкорчёвываю. Это серьёзная работа.

Иерей Феодор Лукьянов: Да, это исповедь, это покаяние, это преображение внутреннее.

Иерей Игорь Мухин: Ждут, что он будет помогать, а он говорит: «Такая беда сейчас, нужно выходить на поле брани молитвы сейчас. Господь стучится к нам». Вручают ему меч, и он отправляется на битву. Сначала призывающая благодать, Господь поднимает его, а потом открывает другие перспективы. Соловей-разбойник. Помыслы вечером: «Ты устал, сократи, рано вставать». А душа-то хочет кушать, а кто-то шепчет, это мои помыслы. Соловей-разбойник свистит. Господь сказал, что нужницы восхищают Царство Небесное (см. Мф. 11, 12). Нужницы – это не те, которым всё нужно, как наш ветхий человек, Марфуха, гони жениха, гони богатство. Нужницы – это те, кто себя понуждают. Вечером, когда человек говорит: «Хоть в три часа ночи упаду, ползти буду, но благословение матери-Церкви да исполню, послушание», потихоньку начинается путь.

Иерей Феодор Лукьянов: Действительно, помыслы, как стрелы свистят.

Иерей Игорь Мухин: Как Соловей-разбойник. Помните, когда он его привёл и сказал: «В полсвиста свисти». Там все уже: «Нам не по силам терпеть, прекрати». Насколько Господь попустит, по мере возрастания духовной жизни человека, когда он встаёт на брань суровую, где-то в монастырях, аскетическую, там уже всё, конечно, намного острее. Но опять же, какие бы обстоятельства ни были в нашей жизни, всегда надо помнить, что Господь – Вседержитель и никому не попускается в жизни более испытание, чем попустит Господь. Я служу в Годеново и могу сказать… Вот Вы сами священник, призваны Богом, Вы разделяете мою точку зрения, что, когда Господь призывает священство, накладывает руку священника на пульс народа, священники более глубоко, чем другие специальности видят состояние нашего общества. Да, конечно, это не приход. Там, можно сказать, девяносто процентов людей приезжают, когда болезнь, когда скорби семейные, когда проблемы. Господь уже вспахал. Он уже открыл, они готовы слышать. Только надо посеять зерно. Несмотря на то, что это такая передовая, бывает непросто, но и утешение потом. Когда Господь говорил с самарянкой, потом ученики пришли, и Господь сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете (Ин. 4, 32). Знаете, я там, в Годеново познал, что после какой-то беседы с человеком священники чувствуют эту благодать, потому что Господь любит человека. Он знает, какие у него были верующие праотцы, которые молятся и в Царствии Небесном, чтобы Господь взыскал наследника, носителя родовой эстафеты. И вот это произошло, у человека открылись глаза. Конечно, Господь благословляет и священника. Даже при Таинстве венчания, например, и священник получает благодать, при крещении тоже укрепляется.

Иерей Феодор Лукьянов: Кто-то из отцов проводил параллель, что как труба, по которой течёт вода благодатная, она достигает и своего конечного потребителя, которому она предназначена, но и тебя очищает, и трубу очищает.

Иерей Игорь Мухин: Это таинственное домостроительство Божие, где Он каждому человеку желает спасения. К сожалению, моё священническое сердце разрывается от того, что сейчас ситуация немножко похожа на 1941 год. Шла последняя безбожная пятилетка, выходил журнал «Безбожник», где ставились планы закрыть последние храмы и посадить последнего священника. Постучался Господь, и пустые церкви наполнились вопиющими матерями и жёнами, власти ослабили своё давление. И сейчас пошёл этот поток. Приезжают в Годеново: «Батюшка, помолитесь, сына забрали!» – «А когда Вы в последний раз причащались?» – «Ни разу». – «А сын?» – «Ни разу». Извините, наши русские за веру и Отечество идут и жизнь свою полагают, но нередко с матом. И украинцы идут тоже с матом, а это грех колдовства, это призывание. Александр Невский и Александр Суворов не ругались, они молились. Перелом произойдёт не от великолепия оружия и слаженности, хотя это тоже важные дела, но прежде всего Господь взыскает нашего спасения и воцерковления России. Вы знаете, Господь, обличая фарисея, говорил такие слова, что приметы погоды мы различаем, а приметы происходящих событий не разумеем. Израиль через несохранение своей традиции оказался на семьдесят лет в вавилонском плену. Я со школы очень любил историю. Когда я изучал священную историю, я читал одну книгу, к сожалению, забыл имя этого знаменитого английского историка и археолога, который изучал историю Палестины и израильского народа. Он вывел такой тезис – Израиль завоёвывали те народы, идолам которых начинал поклоняться Израиль, отвергнув своё наследие. Семьдесят лет в вавилонском плену для вразумления. Посмотрите, Россия в очередной раз наступила на те же грабли. Увлекались Наполеоном, говорили по-французски, многие дворяне гнушались русским мужицким языком, ездили туда, такие просвещённые? Бонапартик. Увлекались немецкой философией и какими-то машинами – первое посещение и второе посещение. Во второе посещение было то, что увлеклись Карлом и Фридрихом. Опять какой-то новый мир тут строили. Разрушим до основания то, что строили наши великие предки, граждане Святой Руси, а потом ничего не получилось без Бога, посрамились. Все эти борцы у подножия распятого Христа рухнули, но за это время они вырастили поколения потерявших свою преемственность и ценности. Народ, который можно этими пропагандами и интернетом склонить к любой идее. Там даже отлавливают и отслеживают своих адептов, призывают их на запад для обучения, чтобы строить свои технологии революции. С Россией чревато обмениваться булавами, синевами и церковными, проще и намного дешевле найти Иуд внутри и всё это устроить. Я, батюшка, иногда, к прискорбию, отслеживаю, что всё чаще встречаются молодые люди, которые ни разу не смотрели даже «Морозко». Её показывают один раз в год на Новый год, а чтобы смотреть все сказки, нужно подписаться на платный канал, у нас государственного нет.

Иерей Феодор Лукьянов: Похоже сегодня вообще кто-то монополизирует даже старые советские мультфильмы. Насколько я знаю, они становятся менее доступными.

Иерей Игорь Мухин: Авторские права.

Иерей Феодор Лукьянов: Ну да. Это тоже не просто так, потому что конечно, даже при том, что это была советская система, всё же сказки они пропускали. Советская цензура сказки пропускала. Не всегда упоминали слово «Бог», но мы же понимаем, что детское сознание, если сказка более или менее не повреждённая, оно увидит там Бога, оно почувствует Бога. Это удивительно. В сказках «Егорий Храбрый», «Снежная королева» очевидно присутствие Божье. Там очевидно, с кем борется Герда, когда она идёт во дворец Снежной королевы. Мы же понимаем, что под образом Снежной королевы изображён сатана. И когда она читает как раз молитву «Отче наш», именно тогда отступают стражи около дворца Снежной королевы.

Иерей Игорь Мухин: В фильме не видно, что она читает.

Иерей Феодор Лукьянов: В фильме нет, а в оригинальном тексте она читала «Отче наш».

Иерей Игорь Мухин: Смотрите, что мы видим, она идёт спасать. Если в русской сказке всегда через ум воцерковление идёт, Иван ищет похищенную Елену Прекрасную или Василису Премудрую, сердце своё, то в этой сказке мы видим, что женское начало ищет ум. Это может быть такой материнский вариант, плач о потерянном сыне, которого зачала, когда была неверующая. Сейчас чадо страдает, она его ищет. Когда враг пытается какие-то страхования духовные выставить, стражи замахиваются с секирами, она, просто опустив голову, шепча молитву, идёт. Они все рассыпаются, они не подпитываются страхами. Это память о том, что Господь – Вседержитель. Ты несёшь то, что дано тебе по грехам твоим, по попущению Божию, для очищения души твоей. Ведь испытания Господни в отношении вечности несоизмеримо меньше, даже самые большие земные испытания, болезни, потери детей. Мне кажется, нет ничего страшнее, чем пережить своего ребёнка.

Иерей Феодор Лукьянов: Да, батюшка, Вы привели пример, когда к Вам приходят и обращаются и матери призванных ребят, и тех, кто сегодня там, на передовой.

Иерей Игорь Мухин: Вы тоже почувствовали поток?

Иерей Феодор Лукьянов: Да. Знаете, приходит очень много матерей единственных сыновей. Знаете, здесь есть, наверное, какая-то нечеловеческая, сверхчеловеческая справедливость. Господь, как Отец, как бы говорит человечеству: если ты не могла родить детишек, не дала им жизнь, посмотри, вот он возрос, он стал твоим возлюбленным сыном. Ты можешь отдать его сейчас, одного единственного? А зачем же ты тех послала на смерть? Тоже вопрос такой. Мы как народ сейчас расплачиваемся за советскую эпоху неверия, когда по пять миллионов абортов в год было. Сегодня эти цифры не многим меньше, на самом деле. Там около трёх миллионов реальное число абортов. Мы просто понимаем, что статистика фальсифицируется.

Иерей Игорь Мухин: Каждый год.

Иерей Феодор Лукьянов: Конечно, каждый год. Как бы нам ни говорили, что у нас пятьсот тысяч абортов, я же прекрасно понимаю, как сегодня эта статистика делается. Мы разговариваем в регионах о том, что частные клиники совершенно не дают никакой реальной статистики. Химические аборты сегодня тоже не учитываются. Многие аборты сегодня пишутся, как замершие беременности. Просто идёт занижение статистики, чтобы показать, что у нас с этим борются. На самом деле это, к сожалению, не так. В итоге нация всё равно приносит эту кровавую жертву.

Иерей Игорь Мухин: И потихоньку вымирает.

Иерей Феодор Лукьянов: И вымирает. Более того, перед нами сегодня поставлен вопрос – а ты своего сына единственного отдашь воевать? Неизвестно, какая будет ситуация, погибнет он или нет. Этот выбор перед нами сегодня ставится уже. Почему? Да потому что мы не берегли свои зачатые жизни. Очень многие матери после этого пересматривают все свои аборты, все свои девять, десять, двенадцать абортов, с которыми мы, как священники, сталкиваемся. Можно сразу спросить: «Мама, если бы ты вернулась к той ситуации, ты бы всё-таки дала жизнь ребёнку?» Понятно, что вопрос не только к женщинам, даже больше к мужчинам, которые своими слабостью и попустительством становятся соучастниками.

Иерей Игорь Мухин: Они оба носители родового греха.

Иерей Феодор Лукьянов: Да. Но нам надо преодолеть вот это. Мы сейчас об этом говорим и на общественных площадках, и в Государственной думе, что государство должно признать зло абортов. Хотя бы признать, что аборт – это негативное социальное явление. У нас государство это не признаёт пока.

Иерей Игорь Мухин: В Польше это есть.

Иерей Феодор Лукьянов: Хотя бы признать аборт злом, тогда уже от этого можно отталкиваться и ограничивать это явление.

Иерей Игорь Мухин: Государство сейчас делает такие шаги, всякие субсидии, старается поддерживать.

Иерей Феодор Лукьянов: Поддерживает, да, но зло остаётся признанным, как норма. Вот в чём дело.

Иерей Игорь Мухин: За деньги налогоплательщиков.

Иерей Феодор Лукьянов: Как услуга медицинская.

Иерей Игорь Мухин: Как бы делает всех нас причастными.

Иерей Феодор Лукьянов: Медицинская услуга, но мы же понимаем, что это не болезнь и не лечение, а наоборот, вред женскому организму. По-прежнему это остаётся медицинской услугой.

Иерей Игорь Мухин: Такой рубильник, который прерывает этот ядерный процесс. Рубильник – раз и всё, а потом это сказывается.

Иерей Феодор Лукьянов: А в сказках, батюшка, ребёнок свят, жизнь ребёнка свята. Мы всегда видим, когда в сказках зачинается ребёнок, это всегда особая радость и благословение Божье.

Иерей Игорь Мухин: Появление нового ангела в семье, Господь даёт новые силы. Враг шепчет: «Чего плодить нищету? Как ты будешь? Ты сейчас не можешь второго-третьего». Муж, бывает, настаивает, а потом он становится самым любимым ребёнком. Допустим, родовой крест должны были нести Иван да Марья, а их, прости Господи, расчленили, на Лёню навалили, а у таких Лёнь ножки подкашиваются, они не могут нести этот крест, они тянутся к каким-нибудь стимуляторам. У них душа чувствует, она не знает, были ли аборты. Они дерзят родителям. Душу не обманешь, они как бы говорят под разными декорациями слов: «Мама, вам что-то от бабушек и дедушек досталось, а мне от вас что? Родовые грехи?» В родовой лампаде нет елея. Кто не собирает со Мною, тот расточает (Лк. 11, 23). Однозначно это каждый день идёт. Поэтому все эти дочки-матери, несмотря на высоту материнского служения, они преступны. А потом начинается вторая серия: «Машенька, как у Вовочки зубики, газики?» Ты должна прийти к Богу, покаяться, что зачинала ребёнка без молитвы и покаяния. Все эти родовые коллекторы, которым мы задолжали по незнанию, они перейдут потом к детям и внукам. Они приходят уже и сейчас, уводят их в сторону далече.

Иерей Феодор Лукьянов: Многие жалуются, почему такие непосильные испытания в жизни. Во-первых, не надо никогда Бога обвинять в своих собственных грехах. Получается, что Бог тебе дал пятерых детей, они помогли бы крест нести. Более того, с ними жизнь была бы гораздо лучше, всё было бы по-другому. Больше того, они нужны друг другу, сестра нужна брату, а брат сестре. Кто-то стал уголовником, если он один родился, а были бы братья и сёстры, он бы не стал уголовником. Родители всё говорят: «Как же так, за что Бог нас наказывает?» Вы сами себя наказываете. Бог даёт вам изначально всегда возможность создать счастливую семью. Только сам человек своими же руками, по научению врага рода человеческого, семью свою разрушает. Сказка нас как раз и учит, насколько я понимаю, исполнять волю Божью. Правда ведь? Там ведь самолюбие порицается.

Иерей Игорь Мухин: Да, порицается. Пока он гордый, пока он в зеркальце смотрит, собой любуется, ничего не происходит.

Иерей Феодор Лукьянов: Свет мой, зеркальце.

Иерей Игорь Мухин: А когда он сказал: «Смотреть больше не буду». Это эпизод «Морозко». А когда это происходит? Только при встрече с Божьим человеком, который не был слеп. «Помоги, я слепая, не вижу». Он не был слеп. Люди Божьи, в отличие от многих из нас, не видят в человеке плохого. Они видят пусть затоптанную златницу в глубине души.

Иерей Феодор Лукьянов: Как врачи.

Иерей Игорь Мухин: Они встречали человека, которого Господь привёл, как Серафим Саровский, словами «Ах, ты, радость моя». Они видели, они вдохновляли человека. Например, наши мусульманские народы России не потеряли преемственность. Для воспитания ребёнка нужны не только папа, мама, бабушка и дедушка, а дяди, тёти, даже двоюродные дяди. Я должен видеть своих дядю и тётю. Эта любовь укрепляет, даже если просто мама без папы, потому что враг разлучник. Где муж, жена, дети, родители, соседи, коллеги, где должна быть любовь, дьявол даёт легион, он разлучник. Без Бога этот космос семьи и домашней Церкви удержать просто невозможно. Как можно бороться с этим змеем, если ты меч ещё не нашёл, если ты сократил все правила, а это послушание матери-Церкви. Приезжает, говорит: «Батюшка, я молюсь. Я читаю акафист». Я говорю: «Акафист – это прекрасно. Радуйся, радуйся, а где там покаяние?» А в вечернем правиле мы все люди, мы все немощные. Бывают какие-то испытания, где мы не на высоте. Вечернее правило – это покаянная молитва. Что на земле самое главное? Покаяние. Что-то шепчет: «Сократи». Душу не накормил, не очистил, тяжесть эта тянет. Бывает, говоришь людям: «Вы знаете такое слово – ПДД?» Все знают. А есть другое ПДД — правила духовного движения. Допустим, ребёнку подарили какой-то автомобиль, но не объяснили, что есть красный свет, сплошная полоса. Зато она так стартует, особенно в юности. Всё расширяется — какой я прекрасный, какой я умный, у меня всё впереди. Люди нарушают огненные столпы, заповеди Божьи, люди нарываются, обжигаются, попаляются, ломаются их души, их личная жизнь. Конечно, прежде всего, это сказывается на детях. Потом эти коллекторы приходят к их детям и внукам. Даже непонесённые кресты при разводе нередко переходят на детей. Бывают, конечно, и хорошие исключения, но замечено, что у матери-одиночки и дочка мается. Не понесли, не потерпели. На исповеди спрашиваешь: «Развелась, не простила, а сейчас как на это смотришь?» «Да дура была, не простила». А ребёнок рос без отца.

Иерей Феодор Лукьянов: Ещё, батюшка, ведь сказки учат отдавать, правда ведь? Когда мы идём по сказочной тропе, нас испытывают. Мы встречаем кого-то, и нужно выйти за пределы своего «я», убрать себя с первого места, а послушать этого человека, посланного тебе от Бога, и отдать ему то, что тебе сейчас нужно. Но мы ведь знаем, что Господь сторицею воздаёт за любую милостыню, за любое милосердие. Мы видим, как сказочного героя всегда испытывают, встречаются бабушка, дедушка, зверёк в лесу. Как только человек отдаёт, он сторицею получает в ответ. Ведь Сам Господь, Он тоже дающий.

Иерей Игорь Мухин: Батюшка, помните мультфильм «Цветик-семицветик»?

Иерей Феодор Лукьянов: Да.

Иерей Игорь Мухин: Баранки, велосипед, что-то для себя.

Иерей Феодор Лукьянов: Во имя своё.

Иерей Игорь Мухин: Один обновился, по-новому. Но и он изменился. Изменение происходит, когда что-то отдаёшь в своей жизни. Ведь Господь сказал раздавать. Если мы что-то накапливаем, наш ветхий человек шепчет, что это нужно, это пригодится, а поделился, пожертвовал, и Господь тебе это дал. Даже сейчас наши русские люди, богатые сердцем, собирают пожертвования для воинов, для болящих детей.

Иерей Феодор Лукьянов: Сегодня удивительно это общенародное стремление всем сердцем помочь всем страждущим.

Иерей Игорь Мухин: Мы все клеточки одного русского организма, даже не зная друг друга. В зависимости от того, кто живёт у тебя за стенкой, это сказывается на нас тоже.

Иерей Феодор Лукьянов: На удивление, сколько сердобольных, милосердных среди нас людей. Может быть, поэтому Господь нас ещё и терпит. Сказка это милосердие воспитывает. Это очень важно.

Иерей Игорь Мухин: Когда ты был гордый, всё для себя, у тебя ничего не шло, но когда ты всё отдаёшь… Даже в «Морозко», его грабят, а он отдаёт. Щедрость такая. Когда он идёт по дороге жизни, эти множественные теремки говорят о множестве испытаний и искушений в жизни. Да, ему нравится, что на него обращают внимание, но он проходит мимо, и для него открывается уже другой мир. Он встречается с этим старичком, который, как я считаю, есть благодать Святаго Духа. Он говорит: «А давай поиграем в прятки». У него мышцы, а тут какой-то старичок. А в том мире мышцами не потрясёшь, там другие законы. Он видит свою неполноценность в отношении духовного мира, свою слабость, и ему приходится смиряться. Русская сказка учит смирению. Когда в конце Морозко приходит, а похищенное сердце, заколдованная царевна, спит, он перед ней склоняется, кается, падает покаянная слеза и размораживает её. Сначала, когда он нашёл своё сердце, он звал её: «Пошли за меня замуж». А она говорит, что чувствами он ещё не готов, он ещё гордый. Сейчас, когда она проснулась, она говорит: «Какой же ты хороший стал». «А я всегда такой, только добрые дела делаю». Она спрашивает: «А что это у тебя на лице?» А там вроде медвежья шерсть. Сказка «Огонь, вода и медные трубы». В духовной жизни надо пройти огонь страстей, вода – это уныние, всё одно и то же, ветхий человек требует своего, куда-то тянется. Господь, бывает, оставляет нас. Даст благодать, потом уходит, мы начинаем унывать. Надо потерпеть эту воду уныния. А потом медные трубы загудели – как ты сказал, что ты сделал?

Иерей Феодор Лукьянов: Да, это потрясающе.

Иерей Игорь Мухин: Нет нигде такой мудрости, как в русской сказке. Я в детстве и юности читал сказки многих народов мира. Когда мне было четырнадцать лет, библиотекарь, зная о моей любви к сказке, сказала: «Сейчас я покажу тебе сказку, которую ты раньше не читал». Она подвела меня к книге «Тысяча и одна ночь». Но вкус-то был сформирован. Я прочитал это всё, но испытал просто разочарование, потому что там было земное, а тут был Дух Божий, какой-то другой мир.

Иерей Феодор Лукьянов: Наверное, сказки – это было то, чем утешало себя потомство Адама. Сказки – это ведь язык. Как ещё передать своим древним детям надежду и упование на спасение человечества? Повествование о том, что когда-то жених сойдёт в ад и выведет оттуда пленённую свою невесту – это брачный пир Агнца, это Церковь Христова. Настолько это всё проходит через все сказки. Даже в зарубежном эпосе, если убрать наслоения…

Иерей Игорь Мухин: Древние люди чувствовали это, но качественно современные эпосы преобразились настолько негативно.

Иерей Феодор Лукьянов: Мы сегодня видим попытки создавать новые сказки. В сетях появляются, я бы сказал, новые попытки воскресить древних богов.

Иерей Игорь Мухин: Русское язычество?

Иерей Феодор Лукьянов: Да хуже. Я имею в виду, что та же компания Марвел, которая снимает известные блокбастеры и фильмы о неких пантеонах героев, это же древние боги, просто поданные, как супергерои. Аквамен – это тот же Посейдон и так далее. Даже атрибутика остаётся та же самая. Это попытка вновь детей ввести в поклонение вот этим древним богам, то есть демонам, каждый из которых отвечал за свою страсть.

Иерей Игорь Мухин: Вот чем отличается русская сказка.

Иерей Феодор Лукьянов: Мы это видим совершенно откровенно через комиксы, через мангу, культуру самоубийства. Многие говорят, что можно с помощью манги сделать что-то хорошее. Пытаться можно, конечно, из того, что рассыпается, создать нечто, но сама культура идёт оттуда, к сожалению. Культура манги суицидальна по своему существу, она идёт от страстей человеческих. Трудно с помощью тех красок нарисовать что-то подобное. Кто-то пытается, дай Бог, но я думаю, что с молодёжью надо говорить не только языком наших оппонентов, надо раскрывать наши глубинные архетипы, сказочные нормы. Я считаю, при том, что мультфильмы «Три богатыря» исполнены в достаточно современном стиле, но всё же на основании русской сказки. Авторы не очень воцерковлённые, это видно, но всё равно пытаются воскресить правильные образы.

Иерей Игорь Мухин: Змей Горыныч у них корешок.

Иерей Феодор Лукьянов: В том-то и беда. Когда Змей Горыныч оказывается друг, душа это сразу отвергает. Дракон не может быть другом человеку принципиально. На западе эти истории с драконами – «Приручи дракона». Я заметил, что родители не смотрят вторые и третьи серии, поэтому все закладки, меняющие душу ребёнка, находятся во второй и третьей сериях. Первая серия достаточно безобидная, а вторая и третья – это есть идеология, которая заложена туда. В мультфильме «Приручи дракона» оказывается, что для того чтобы приручить дракона, надо самому стать драконом. Вот в чём суть. Это магическая практика, привлечение в себя нечистого духа. Иными словами, детей учат этому колдовству на игровом примере. Как бы ни пытались сегодня пиарить драконов, я считаю, что образ дракона не должен входить в сознание ребёнка.

Иерей Игорь Мухин: У меня к этому принципиальное отношение, что пусть оттуда идут к нам и учатся у нас. Так было в истории человечества, языческие племена шли в Египет, в котором была цивилизация, в Византию делали набеги. Они завоёвывали, их поколения воспитывались на этой культуре, они это принимали. Человечество потихоньку росло. Всегда такое было, когда помрачённые народы шли именно на ту сторону, где свет. Сейчас, действительно, Россия остаётся хранительницей православия. Как враг через Наполеона Евросоюз свой вёл, многие народы Европы в его войсках были, как и в армии Гитлера многие народы поучаствовали в его нашествии на Россию. Знаете, у нас потихонечку, маечки, футболочки с надписями крутыми, мы такие с комплексом неполноценности русские. Мы преемники величайших святых людей. Господь по их молитвам даровал нам самую большую и богатую державу, но позвоночник русского народа – это православие. Когда русский человек это православие, ризу Христову, теряет, оказывается на каторге, как Достоевский, только там начинает понимать, что почём, начинает смиряться. Знаете, у нашей матушки игуменьи есть какая-то такая проницательность. Например, приезжают в Годеново, у меня даже батюшки спрашивают, почему там царственные страстотерпцы стоят. А я им говорю: «А где им стоять, как не у креста, который Господь сохранил для покаяния всей России?» Действительно, Годеновский крест знают по всей России, едут к нему за помощью и получают её. Прежде чем прийти к кресту, ты должен узнать историю Церкви, что сегодня мы живём и эти годы жили, тридцать с лишним лет, после вавилонского плена атеизма, по молитвам исповедников. Над ними издевались, голод, холод, расстрелы, а они молились до последнего вздоха: «Господи, прости Россию». А что мы оставим своим потомкам? Знаете, интересно, что напротив Никольского монастыря в Переславле поставили тоже памятник Достоевскому. Архитектор – наш прихожанин, Сергий Бычков – сделал такую композицию: Достоевский сходит со ступенек как бы эшафота своего высокоумия, ведь это гений, признанный всем миром. Он спускается в покаянии, в руках у него свеча, голова опущена. Он спускается прямо к входу в монастырь, к Богу. А сзади две страницы и узкая щель, как бы узкие врата, через которые нужно протиснуться в своей жизни, совлечь эту ветхость и уготовиться. Такие трагичные примеры, демократия, свобода от крепостничества. А когда был расцвет мирового монашества? IV, V, VI века, дети и внуки первых христиан, когда гонения шли. Когда был золотой век русского монашества? XIV, XV, XVI века, когда увозили в полон, когда были на грани уничтожения. Когда дух начинал возрождаться? Когда у нас при гонении советской власти на свободе оставалось, по-моему, всего три епископа. Всё обновленцам отдавали. Русская Церковь уже стояла на грани вымирания. Через какую Голгофу Господь нас провёл, чтобы сегодня были открыты храмы, чтобы мы наслаждались проповедью. Никогда в истории Церкви не было такой свободы. Бабушки ехали на воскресную службу за пять километров, у них мысли не было, что священник что-то не то скажет, упаси Бог, чтоб было какое-то осуждение. Им лишь бы как бы батюшку услышать. Конечно, нас не с неба на парашютах сюда отправили, мы грешные люди, рождённые грешными родителями. Господь как-то постучался, мы сами первые недостойные. Тем не менее через священника происходит Таинство. Нередко, когда человек принимает от врага осуждение священства, он как бы говорит: «Господи, у Тебя есть глаза? Ты вообще кого привлекаешь? Видишь, что они какие-то не такие?» Господу лишь бы найти кого-то более или менее из того, что рождает народ. А если народ в грехах, в абортах, если это трагедия практически в каждой семье рода? Свято место пусто не бывает. Не имея благодати Святого Духа, духовной жизни, рука тянется к стимулятору. Отсюда все эти зависимости в нашей державе. Такое ощущение, что у нас в стране сейчас одна треть мужчин сидит в тюрьмах. Мужчин очень мало, по-моему, даже по статистике на десять женщин один мужчина.

Иерей Феодор Лукьянов: Чуть меньше, чуть-чуть другая пропорция. Батюшка, хочу задать такой вопрос уже в конце нашей беседы. Надеюсь, что мы с Вами продолжим, это очень интересно и познавательно. Сегодня молодёжь увлечена ролевыми играми. Они с удовольствием играют в ролевые игры, берут себе каких-то персонажей, заходят в закрытые группы, в том числе попадают в своего рода зависимость от этого. Как Вы думаете, надо ли нам с Вами идти сегодня туда, в сеть, и воскрешать там эти образы сказочные, которые могут привести наших детей обратно? Как Вы считаете? Спускаться ли Церкви?

Иерей Игорь Мухин: По примеру апостола Павла? Для язычника я язычник.

Иерей Феодор Лукьянов: Нет, можно ли проповедовать на современном языке в интернете, и насколько это эффективно с точки зрения возвращения молодёжи? Я подчеркиваю, что цель – это возвращение в реальную жизнь. Можно ли, на Ваш взгляд, это сделать, говоря с ними там, чтобы они возвращались в реальность?

Иерей Игорь Мухин: Я думаю, что диалог должен быть. Господь послал нас на проповедь, мы должны общаться. Дело в том, что когда ребёнок чувствует, что его зачали неверующие родители, не было духовной любви, должен был кто-то ещё родиться, у него идёт какое-то озлобление на родителей. Он невольно для себя нарушает пятую заповедь – чти отца и мать. А это учёба, это карьера, это создание семьи, это послушание собственных детей. Когда молодёжь делает татуировки, красится в болотные цвета, они привлекают к себе внимание. В этих ролевых играх через нарушение пятой заповеди – сначала родителей осудили, потом уже общество, потом президента, власть, а ведь власть тоже относится к пятой заповеди. Так они пытаются себя реализовать, показать себя в обозрении. Знаете, лет пятнадцать назад у молодёжи была такая песня в стиле рэп: «Обратите внимание на наше состояние. Мы красные, зелёные». То есть нас родили, нам плохо, мы любви родительской недополучили, нам тяжело жить в этом мире. Покройте нас своей любовью, покажите нам свет. Да, с ними надо говорить, как с личностями, которые имеют право на свободную волю. Праведник пусть оправдывается, грешник – пускай. Право свободной воли. Когда мне было лет пять-шесть, я нашёл большую скрепку. Первая мысль была сделать её в виде розетки, вторая мысль понятно, какая была. Сунул в розетку, шибануло. Я на всю жизнь запомнил. В невидимых заповедях, в ПДД, не сразу бьёт током, но со временем. Я думаю, священник должен говорить.

Иерей Феодор Лукьянов: На мой взгляд тоже, он должен идти и благовествовать там, где это возможно.

Иерей Игорь Мухин: Нужно осознать, что именно Церковь является сокровищницей, цевницей такого богатства существования человека на разных уровнях во вселенной, от создания Адама. Святыми отцами прописано каждое движение души. У кого мы должны что-то занимать? У кого мы должны учиться? Как мы не бережём это сокровище. Преемственность в словарях толкуется, как преемственность дара, сокровища, которое мы должны найти, обрести. В сказке ложь, да в ней намёк, добру молодцу, который интересуется вопросами мира сего, урок.

Иерей Феодор Лукьянов: Дорогие братья и сёстры, с нами были иерей Игорь Мухин, клирик подворья Никольского женского монастыря в селе Годеново.

Иерей Игорь Мухин: Спаси Господи.

Иерей Феодор Лукьянов: Спаси Господи, батюшка.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.