Продолжая пользоваться сайтом, Вы соглашаетесь с условиями Политикой обработки данных, подтверждаете, что уведомлены о действующей Политике конфиденциальности и Положении о персональных данных, включая факт использования на сайте «Яндекс.Метрика».

Проповедь в Неделю 6-ю по Пятидесятнице (1999.07.11)

Дорогие братья и сестры! Предлагаем вспомнить проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённую в Неделю 6-ю по Пятидесятнице 11 июля 1999 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам (Мф. 9, 7-8). В чём же эта власть заключается? Эта власть заключается в любви. В Церкви тоже Господь хотел бы, чтобы воцарилась единственная прочная, единственная настоящая, уходящая в жизнь вечную, власть любви. Кто больше любит, тот больше и прав, тот имеет больше возможностей воздействовать на кого-то. Этот эпизод евангельской истории как раз повествует о том, как расслабленного человека, который сам ничего не мог, принесли и положили к ногам Спасителя на постели.

И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои (Мф. 9, 2). Для чего Господь создал Церковь? Во всей полноте мы это, конечно, понять не можем. Но кое-что Сам Господь открыл, кое-что мы сами из своего церковного опыта постигаем. Здесь показывается эта замечательная возможность, когда ничего не могущий человек по усердию других людей получает от Бога всё, что он хочет – исцеление. Это и есть проявление закона любви. Недаром поэтому апостол Павел сравнивает Церковь с Телом. Он говорит, что Церковь есть Тело Христово. Если представить, допустим, человеческое тело, в нём всё подчинено сердцу. Сердце захотело что-то, ум начинает оправдывать моё желание, руки тянутся к тому, что я хочу, ноги ведут и несут меня туда, где я хочу быть. Всё подчинено сердцу. Что сердце пожелает, то и выполняется. Так угодно Богу, что в Церкви тоже всё подчинено Духу Святому. Куда бы Дух Святый ни пожелал, туда Тело Христово и устремляется. Но Дух Святый желает только одного – всем человекам спастись и прийти к познанию истины.

А ещё Церковь сравнивали с деревом. К Телу невозможно как-то прирасти другому члену, поэтому избирается новый образ, не только как Тела, но и как растения. Берётся ветка, дикая, чуждая и прививается к истинной виноградной лозе. Любой человек через крещение, сперва через веру, прививается к телу Церкви. В нём начинается жизнь. Что такое привить? Ветка дикая, в ней свои собственные дикие соки. Она прививается к истинной плодовитой ветке, и сок, который есть в истинной лозе, начинает сочиться в жилах и той ветки, которая был прежде того дикой. Так совершенно дикий человек приходит в церковь, слышит здесь слово, через которое уверует. Через веру приходит ко крещению, и благодать Божия начинает на него действовать, если человек не препятствует благодати Божией своими грехами. Каждый садовник знает, что даже у опытных садовников прививка не всегда получается. Бывает, дерево засыхает. Сплошь и рядом такие приключения. Нужно ждать целый год, чтобы повторить эту операцию. Будет или не будет – зависит от Бога. Бог всем желает спастись, а человек должен проявить в этом свою волю. Возможность есть такая – самому немощному, самому слабому, самому больному с помощью Церкви прийти ко спасению. Самому неразумному, самому на всю голову больному. Благодаря тому, что он может опереться на тех, которые могут его на носилки положить и принести к ногам Христа. Мы с вами являем этот замечательный пример. У любого из нас спроси: «Кто ты есть?» Не Бог весть кто. Но мы опираемся на других членов Церкви, которые были великими, даже по именам. Арсений Великий, Антоний Великий, Макарий Великий, Василий Великий, Сысой Великий. Именуют их великими, потому что это были совершенно великие мужи. Они жили исторически очень давно, но это совершенно не важно, у Бога нет мёртвых. Каждому из нас они могут помочь, мы можем к ним обращаться за помощью, а они и без нас молятся. Мы все вместе, начиная от апостолов, кончая новорождённым младенцем, которого вчера крестили, мы все члены Церкви. Сильные носят на себе немощи других, помогая им молитвами, когда мы обращаемся, или молясь за нас, когда мы об этом не просим. Таких свидетельств очень много. Почему они это совершают? Что ими движет? Ими движет только одно – любовь, которая выражается в сострадании. Почему эти друзья принесли своего товарища к ногам Христа? Потому что они его любили, а на Христа возлагали надежды. Так и вера не существует без надежды. Если есть вера, то есть и надежда. На что? На то, что мы можем опереться на Бога, на то, что Господь может нам помочь. Несмотря на то, что мы грешные люди, Он может нас спасти. Он может нас очистить от греха. Если человек не имеет надежды, думает, что он всё равно пропал, то с такими чувствами спасение невозможно. Какой смысл тогда молиться и ходить в храм, если ты уже всё равно пропал? Вера рождает надежду, что, несмотря на то что я грешный человек, Господь может меня спасти, если я буду делать необходимые для этого усилия. Когда я вижу, что Господь начинает очищать меня от грехов, те грехи, которые были со мной давно, теперь надо мной не властвуют, я начинаю любить Бога. Помимо надежды, в сердце рождается и любовь, подлинная любовь к Богу. Не страх, не зависимость, не боязнь наказания, а любовь за те милости, за ту свободу от греха, которую даровал нам Бог. Если появляется любовь к Богу, она проявляется и в любви к ближнему. Всегда любовь к Богу рождает некий избыток любви. А у любви есть такое замечательное свойство – она не может внутри себя находиться. Это свойство Троичного Божества. Бог в Трёх Лицах. Прежде сложения мира между Тремя Лицами Пресвятой Троицы была, есть и будет во веки веков любовь. Это совершенно Божественное свойство. Когда Божественная любовь случается в нашем сердце, она начинает изливатся и вовне, на всякую тварь, на каждого человека, желая ему помочь. Почему Господь нас всех собрал в Церкви? Чтобы Его Божественная любовь через нас грешных изливалась на этот падший мир. Вот какой смысл. Каждый христианин должен стать исполнителем воли Божией, которая заключается в том, чтобы быть проводником Божественной любви.

Этот евангельский эпизод, который мы сегодня читали, как раз яркое свидетельство тому. Святая Церковь избирает его и аналогичные ему, когда опускали через крышу болящего человека, именно для воскресного чтения, когда вся Церковь собирается вместе. Вот, братья и сестры, Христос нам говорит о том, что есть подлинное проявление любви. Это то, чего Он желает.

Господь говорит: Прощаются тебе грехи твои (Мф. 9, 2). Он не спрашивает, какие у него грехи. Понятно, что болезнь – это следствие грехов и этого человека, и вообще всего мира. Некоторые часто удивляются, когда маленький ребёнок только родился, ни в чём не виноват и уже болеет. Он-то ни в чём, но мы все виноваты. Мы все люди, которые разобрались сначала по государствам, потом по народам, потом по семьям, а теперь и в семье вражда. Все разобрались по индивидуумам, каждый сам за себя. Даже мы здесь все стоим, а я это прекрасно чувствую. Мы не вместе, это реально. Есть я, мой батюшка, мой Бог и мой храм. А кто вокруг стоит? Те, кто мне мешает общаться с моим батюшкой, общаться с моим Богом, общаться с моим храмом. Всё остальное – это некое бесплатное, часто ненужное и мешающее приложение. Христианство, которое заявлено нами в крещении, ещё не реализовано, потому что такой любви, которую желал бы Господь, в нас ещё нет. В этом нет ничего страшного. Господь нас собрал для того, чтобы нас этому учить.

В этом примере он нас учит, чтобы мы увидели, как это может быть. Люди приносят больного человека, они предприняли большой труд. Труд любви Господь никогда не оставит тщетным. Смотрите, как это было: он болел, его принесли – и вот награда. За то, что они потрудились для него, он берёт постель и ходит. А у нас как? Мы всё время считаем, мы боимся перелюбить: «А он мне на шею сядет. Пусть он. Что же я буду прощения просить, если он виноват?» Мы всё хотим восстановить какую-то справедливость. Справедливость можно восстановить, но, если есть справедливость, нет любви. Любовь несправедлива. Где же справедливость, когда ребёнок орёт, а мать должна к нему ночью вставать? Она устала. Справедливость заключается в том, чтобы дать ему как следует, чтобы он не орал. Тогда где любовь? Что же это за безумная мать, которая будет грудного младенца лупить за то, что он орёт среди ночи? Возможно что-то одно – либо любовь, либо справедливость. В том, кто настаивает на справедливости, пока ещё нет любви. Нет и быть не может, потому что любовь – это всегда снисхождение. В этом слове нет ничего дурного. Христос снизошёл на нас. Он был на небесах у Отца Небесного и сошёл на землю, став человеком. Он проявил великое снисхождение к нам грешным. Для чего? Чтобы и мы делали так же. Он хочет, чтобы мы снисходили к нашему ближнему, немощному, больному, глупому, необразованному, маленькому, тупому, вредному и так далее. Он хочет, чтобы мы так расширили своё сердце, чтобы наша любовь покрывала это. Если мы хотим установить некий государственный закон справедливости, то ничего не получится. Получится администрирование. Церковь по замыслу Божию – это совершенно новый народ и новое качество отношений. Христос первый на земле явил эту любовь и такие отношения, когда можно самого себя ради ближнего отдать на смерть.

В притче о милосердном самарянине Он так и сказал: иди, и ты твори такожде (Лк. 10, 37). Его спросили: «Кто мой ближний?», а тот не отвечает кто его ближний. Он рассказал эту притчу и говорит: «Ты иди и так делай». Когда так будешь делать, тогда всё поймёшь. Есть такие вещи, которые не постигаются теоретически. Добродетели христианские можно постичь, не выучив их, а только в делании. Если будем понуждать себя совершать. Если Господь с небес увидит, что мы делаем дела любви, Он будет нам помогать, Он будет в этом нашем деле присутствовать.

Когда Господь говорит: был болен, и вы посетили Меня (Мф. 25, 36) – это не художественный образ, это вполне конкретная вещь. Сижу дома, есть больной человек, идти туда не хочется. Александр Сергеевич Пушкин великолепно это описал в первых строках «Евгения Онегина». Но человек не из корысти, что дядюшка оставит немножко деньжат за это, а пусть сперва не из христианской любви, пусть понуждает долг. Висит надо мной заповедь Христова, она мне повелевает: «Раз ты крещёный человек, ты должен стать и идти к нему». Человек встаёт и идёт к постели больного, подходит к нему, начинает с ним общаться. Может быть что-то ему приносит, беседует с ним, облегчает его участь, отвлекает его от его болезни. Потом он уходит от него. Он чувствует, что он не только не зря это совершил, а у него на сердце радость и покой. Он на самом деле совсем не устал. Почему так? Потому что рядом на этой койке сидел Христос. Его сердце уловило ту благодать, которая от Него исходила. Почему? Потому что если я во имя Христа к кому-то пошёл и пришёл к нему, то вот они двое во имя Его. И Он среди них невидимо присутствует. Поэтому, в это общение посетителя с больным включается и Христос. Если мы хотим познать Христа, то, исполняя Его заповеди, мы обязательно Его присутствие ощутим. Не в каком-то идиотском мистицизме, каких-то видениях, нет. Будет совершенно реальное свидетельство сердца.

Преподобный Симеон Новый Богослов говорит: «Для чего даны нам заповеди Божии? Для того чтобы познать собственную немощь». Ни один человек никогда, ни в какие времена не мог исполнить ни одну заповедь Божию. Ни одну. Христос это прекрасно знал. Когда женщину, взятую в прелюбодеянии, иудеи хотели побить камнями, Он им так сразу и сказал: кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин. 8, 7). И все ушли. Потому что кто без греха? Это безумие так думать. Они ушли, ни один не смог бросить в неё камень. Заповедь Божию любую можно исполнить только вместе со Христом. Молиться можно научиться только вместе со Христом. Он даёт Духа Святаго иже от Отца исходящего, Который в нас молится, Который в нас совершает добрые дела. Поэтому правильно устроенному христианину никогда не придёт в голову такая глупая мысль, что он молится или он исполняет заповеди, что у него есть заслуги перед Богом, какие-то то его добрые дела. Если кому-то что-то и удалось совершить, то только благодатью Божией и по Его милости. Максимум, на что человек может рассчитывать – это стать проводником благодати Божией и дать Богу через него совершить Своё дело. Христос хочет, чтобы каждый из нас тоже был маленьким Христом, помазанником благодати Божией, которого коснулось и подвигло что-то совершить, а Бог через него, через человека, как милосердный самарянин, оказал ближнему любовь. Всё совершается Богом. Как сказал один епископ, который в юности был хирургом: «Христианин должен стать резиновой перчаткой, которая надевается на руки хирурга». Хотя хирург всегда перчаткой касается тела, не перчатка, а рука хирурга действует. Хоть и через эту перчатку. Она абсолютно гибкая, она нисколько не препятствует тому, что делает хирург. Вот так и христианин, его роль в мире служебная. Христианин – это соль. Сама по себе соль ничего из себя не представляет. Подумаешь, натрий хлор. Она осаливает продукт. Один делает вкусным, а другой предохраняет от гниения. Христос пришёл послужить. Поэтому кто хочет быть христианином, должен послужить. Какой нужен слуга? Мы от этой эпохи далеко отошли, но может у кого-то есть люди в подчинении. Что нужно от подчинённого? Чтобы он понимал, что ему говорят, чтобы он был усерден в том, что ему сказали, и чтобы он потом докладывал о том, что сделал. Больше ничего не требуется. Об этом все начальники мечтают, о толковых подчинённых. Большинство головой кивают, но это не значит, что он понял. Нужно обязательно ему сказать: «Повтори». Он тебе такое повторит! Нужно шесть раз сказать, чтоб он уловил, что надо. А так он с умными глазами будет говорить, что всё понял, но делать по-своему. «А я хотел, как лучше». Вот этого как раз и не надо. Нужно сделать то, что тебя просили. В этом вся важность.

Так и Господь. Он явился как Человек. Один человек может всю вселенную обойти? Нет. Апостол Павел дошёл до Британских островов. Иннокентий Московский аж до Аляски. Николай Японский до Японских островов. Собственно, всё. Что может сделать один человек? Христос пришёл проповедовать в Палестине – вот всё, что Он мог сделать как Человек. Всё остальное должны сделать мы, которые пошли за Ним. А что мы можем сделать? Кто завтра поедет на Аляску? Извините, у нас нет ни денег, ни возможностей, ни транспорта. Зачем далеко ходить? Пройди два шага, вот они, твои ближние, стоят рядом. Праведный Иоанн Кронштадтский хотел, когда был молодым студентом-академиком, поехать проповедовать в Африку. Когда столкнулся, стал молодым батюшкой, понял – какая Африка?! – даже здесь в Кронштадте, в Санкт-Петербурге сотни тысяч людей, которые не то, что не понимают, а даже плохо слышали имя Иисуса Христа. Незачем в Африку ехать, здесь полно таких нуждающихся в том, чтобы благодать Божия коснулась этих людей.

Надо нам ко всему этому приложить свой труд. По мере того, что мы будем исполнять волю Божию, наше общение с Богом будет ближе, чаще и глубже. Через это мы все будем сближаться и друг с другом. Если мы с вами устроим чаепитие, агапу, трапезу любви, поставим самоварчики, баранки, сёмушки нарежем, то это будет любовь? Нет. Что ты носишь в себе, то в тебе и есть, не прибавится и не убавится. Если любовь и вырастет, то только через благодать Божию, а не через какие-то общие хорошие культурные мероприятия. От этого любовь не возрастает, отнюдь. Наоборот, ещё в Древней Церкви мы видели, как эллинисты с иудеями ещё в первом веке начали спорить. Своя рубашка ближе к телу. Евреи стараются для своих вдов взять лучший кусок, а те, которые из рассеяния пришли, для своих. Возникает распря, в которую апостолы были вынуждены вмешаться и сказать, что так вообще не годится. Потом избрали дьяконов в помощь, чтобы эту еду раздавать. Не от мероприятий зависит построение любви, а от приближения каждого из нас к Богу. Мы только в Боге можем все окончательно воссоединиться в любви, таков Его замысел. Каждый из нас чем-то может в этом поучаствовать. Другой скажет: «Я больной, я лежу в пролежнях, у меня температура, я плохо соображаю, я плохо вижу, у меня уши заложены. Чем я могу помочь?» Можешь. За тобой ухаживает человек, а ты не ной. Вот он заснул, а ты его не буди, потерпи, пока он сам проснётся. Ты, как больной человек, можешь облегчить жизнь тому, кто за тобой ухаживает. Можешь, вот давай и старайся. Окажи любовь к ближнему, который тебя переворачивает, который тебе судно подкладывает. Не капризничай, потерпи. Это будет проявление любви. Каждый человек, даже находящийся в ужасающих условиях, полностью беспомощный, всё равно в состоянии оказать любовь. Не делом, так отсутствием дурных дел. Всегда, если думать о ближнем и желать ему помочь ради Христа, всегда будет такая возможность. Этот эпизод из Евангелия от Матфея нас к этому и понуждает. Господь никогда не оставит без внимания это наше усердие. Наоборот, Своею силою, как только увидит, что мы к этому готовы, будет нам в этом помогать. Аминь.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.