Проповедь по притче о милосердном самарянине (2002.11.24)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова по притче о милосердном самарянине. Утро 24 ноября 2002 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Лет тридцать тому назад, когда я со своими друзьями ходил в храм под Москвой, когда какой-нибудь евангельский отрывок особенно кому-нибудь ложился на сердце, обращаясь к священнику, этот человек говорил: «Какое сегодня было замечательное Евангелие!» Этот батюшка всегда неизменно отвечал: «А какое похуже?» Все, конечно, улыбались, понимали, что всё Евангелие богодухновенно, но есть в Евангелии такие особенные места, которые наибольшим образом концентрируют в себе и его дух, и его строй, и его главную мысль. К таким отрывкам как раз относится и сегодняшнее чтение, потому что оно свидетельствует о том, что такое вообще есть любовь. Причём свидетельствует так безукоризненно, что без всяких прямых указаний на это человек, который вопрошал Спасителя, догадался и дал правильный ответ: И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? (Лк. 10, 25). Господь по Своему обычаю старается сделать так, чтобы человек не получил готовый ответ, а решил задачу сам. Господь не только истинный Пастырь, но ещё и Самый выдающийся из учителей, Который когда-либо ходил по земле. Задача учителя всегда заключается не в том, чтобы нагрузить человека какими-либо сведениями, которые он должен вызубрить, а научить его определённым образом мыслить, чтобы он сам решал эти задачи.

Поэтому Он отсылает его к закону: Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: “возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя” (Лк. 10, 26-27). О том, чтобы любить Бога, не только христиане, но даже и мусульмане знают, что это необходимо. А вот как возлюбить ближнего, да ещё, как самого себя, эта задача под силу очень немногим, к сожалению. Любить – это ещё ничего, это мы можем, а вот любить, как самого себя, не желать ближнему того, что не хочешь себе, не делать ему того, что не хочешь себе, прощать ему так, как ты хочешь, чтобы прощали тебе, не надоедать ближнему, как ты не хочешь, чтобы ближний надоедал тебе, не отказывать ему в просьбе, так как ты не желаешь, чтобы тебе было отказано, когда ты просишь – это очень сложно.

Господь сказал: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить (Лк. 10, 28). А вот как поступать? Можно допустить, что кто-то из нас, может быть, и хочет наследовать вечную жизнь. Обычно человек на это мало ориентирован, конечно, в основном здесь пожить хочется, но, может, кто-то хочет и вечной жизни. Причём тут всегда происходит некоторая путаница, но её можно пояснить. Все мы сталкивались с такой ситуацией, когда один человек спрашивает, как жизнь, а другой отвечает: «Да разве это жизнь?» Не вся жизнь – есть жизнь. Человеческая жизнь может стать и кошмаром, причём не во сне, а наяву. Наш земной кошмар кончится со смертью, а после смерти начинается другая жизнь, которая тоже может стать продлением того кошмара, в котором мы живём здесь, только ещё более трудным и тяжёлым. Поэтому Господь, желая нас спасти от этого кошмара нашей жизни, и пришёл на землю, чтобы спасти нас от греха, который мучает нас здесь и будет продолжать мучить и там. На самом деле человек – существо, конечно, вечное, но не всякое существование называется вечной жизнью. Вечная жизнь – это только жизнь с Богом, а вне Бога жизнь называется вечной смертью. Поэтому человек становится участником вечной жизни либо уже на земле, тогда эта жизнь продлевается и в жизнь загробную, либо человек живёт в состоянии вечной смерти, погружённый в грех, тогда эта вечная смерть продлевается и туда, в инобытие. Единственная возможность человеку избавиться от этого – это научиться любить ближнего, как самого себя. Если вдруг кто-то из нас захочет возлюбить своего ближнего, он должен понимать, что здесь имеются в виду не те отдельные люди, которых мы действительно любим. У каждого из нас есть достаточное количество людей, которые нам вполне приятны. Редко встречается человек, который говорит: «Я вообще никого не люблю, мне все противны, меня все раздражают». Всегда есть какой-то человек, обычно из тех, с которыми мы редко общаемся, потому что при близком общении мы не выдерживаем отношений любви, они дают у нас всякие трещины и сбои. Если на известном расстоянии, то мы ещё как-то немножко любить согласны. Когда мы будем пытаться полюбить, как самого себя, мы увидим, что у нас ничего не получается. А что нам мешает любить друг друга? Нам мешают болезни нашей души – страсти. Например, сребролюбие. Господь хочет, чтобы не сребролюбие нас побеждало, а мы бы побеждали его. Но стоит одному человеку, даже находящимся в отношениях любви между собой, заподозрить другого в том, что он каким-то образом хочет посягнуть на какую-то часть его материального достояния, мгновенно может возникнуть ненависть, причём даже между родственниками. Сейчас, когда социализм отменили, в нашу жизнь вошло такое понятие, как собственность. Собственность – вещь совершено временная, каждый человек – собственник только несколько лет или десятков лет, а потом отправляется на тот свет благополучно. Сколько людей уже убили за эту собственность, сколько поссорилось родственников, сколько ненависти возникло между братьями или сёстрами, наследниками одного и того же имущества, сколько всяких проблем при разводах, которые стали гораздо острее, когда появилась собственность, сколько всяких обманов. Совершенно интересные истории рассказывают люди, на какую только хитрость и коварство ни пускается человек. Некоторые в судах проводят целые годы, становятся профессионалами в этом деле. Вся их жизнь находится в суде, чтобы каким-то образом ущипнуть часть этого имущества. Понятно, когда такие отношения, какая уж тут любовь. Оказывается, чтобы достичь любви, нужно преодолеть сребролюбие. Нужно уметь простить, о чём и говорит Господь. И так во всём. Как только человек пытается любить, у него то гнев, то сребролюбие, то тщеславие. Сидят два человека, начинают о чём-то беседовать, один вдруг: «А я то, а я это…» Второй человек сидит, ему всё скучнее и скучнее становится. А потом, спустя месяц-другой, первый его опять зовёт в гости, а тот не идёт. Почему? А надоело, всё время «я» да «я». А почему надоело? По одной причине, потому что всё он да он, а когда же я? Вот в чём причина, он же точно такой же тщеславный, ему тоже хочется сказать про себя. Иногда бывает так, что и этому хочется сказать, и этому, тогда одновременно говорят. Дивная картина, но она абсолютно никак не способствует любви.

Все наши душевные болезни разрушают любовь, поэтому Господь и говорит: «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39). Он не рассказывает подробно, как это осуществить, потому что каждый, пытающийся любить, столкнётся с тем, что у него никакого чувства к этому человеку нет, он вообще не хочет ничего для него делать, он хочет всё себе. Представьте себе, с таким же чувством, как мы желаем себе, желать того же самого своему ближнему, так же яростно, с такой охотой и с таким упорством. Как это? Для нас это вообще пока неразрешимая задача, потому что любовь – это совокупность всех совершенств. Чтобы достичь любви, нужно быть и терпеливым, и смиренным, и добрым, и прочее. Нужно приобрести огромное количество достоинств, а уже потом надеяться, что любовь, как некая царица нашего сердца, нас посетит по милости Божьей. Поэтому, когда Господь это сказал, законник, человек, конечно, неглупый, начитанный, захотел себя оправдать. Большинство людей неразумных, когда ему говоришь, что он дурак, он сразу вступает в спор. Основной аргумент: «Ты же сам дурак». Это тоже верно на самом деле, потому что кто может пожаловаться на безграничную мощь своего ума, которая может разрешить любую ситуацию? Каждый грешный человек в чём-то ограничен и в этом смысле можно сказать, что он дурак, но гордость не позволяет с этим согласиться, гордость не может потерпеть. Ещё Николай Васильевич Гоголь очень правильно заметил, что человек может согласиться с чем угодно, но ему очень трудно согласиться с тем, что он дурак. Человек – существо разумное в какой-то степени, не всё же у нас через грех утрачено. Как-то почувствовать себя дураком и прослыть дураком, человеку тяжелее всего с этим согласиться. Человек всегда хочет оправдаться, он всегда хочет самому себе и другим людям доказать, что он ни в коем случае не дурак, что это люди плохие, это стечение обстоятельств и прочее, но никак не он сам глупый человек. Иногда сам себе по секрету, в сердцах и скажет: «Эх, дурак я, дурак». Но во всеуслышание – нет.

Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? (Лк. 10, 29). Интересная фраза. Он хочет найти среди людей, с которыми он поневоле иногда вступает в какие-то отношения, которые оказались рядом с ним, он хочет из них выбрать себе, как-то отобрать, кого любить, а кого нет. На самом деле это не так, Господь говорит о другой любви. Не потому я люблю, что человек мне пришёлся по нраву и по душе, это всё не годится. И грешники, и язычники любят любящих их, им эти люди как-то импонируют. Господь говорит о другом качестве сердца, когда человек с помощью Евангелия и благодати Божьей достигает такого состояния души, когда он милует и любит вообще всякое творение Божье, всякого человека, как икону, всякому человеку хочет так же помочь, как хотел бы, чтобы помогли ему. Вот о чём говорит Господь. А этот опять хочет выбрать: «Ты мне скажи, очерти круг моих ближних, а я буду стараться их любить. Этому милостыню окажу, тому с крышей помогу, у четвёртого сыночка куда-то устрою. Сделаю так раз пять-шесть, чтобы где-то за столом козырять, что я это сделал». У любого, даже самого злого человека всегда найдутся добрые дела. Господь не об этом говорит. Добрые дела – это вещь хорошая, но они хороши исключительно как упражнение для того, чтобы умягчить сердце, чтобы оно стало добрым. Не просто время от времени. Мы же умные люди, понимаем, что если одно зло творить, так вообще жить нельзя. А потом, творить добро – это же удовольствие, это каждый понимает. Сделал человеку доброе дело, и самому приятно. Это совершенно понятно. Речь идёт не о твоём удовольствии, а речь идёт о том, чтобы у тебя сердце было мягкое. А зачем это вообще нужно? Только в мягкое сердце может войти благодать Божия, вот для чего. Это вхождение и есть Царство Божие, Царство вечное, вечная жизнь. Вот для чего. Что наши добрые дела сами по себе? Это вообще смешно, это временная вещь. Помог человеку деньгами, он их истратил, снова проблема. Вылечил человека, он пожил ещё пятнадцать лет, всё равно умер. Что же тут такого нового? Выучил ребёнка, помог ему с образованием, а он потом спился. Деньги на ветер. То, что ты сделал доброе дело – это хорошо, это совершенно не пропадёт, но цель всё равно намного выше.

Тогда Господь говорит притчу про милосердного самарянина, которую мы все хорошо знаем, а кто не знает, ещё есть время её хорошо узнать. Можно даже сегодня прийти и ещё раз дома почитать, потому что это очень важный текст из Священного Писания. Не зная его, даже христианином быть нельзя. Под этим самарянином Господь сокрыл Самого Себя.

Самое интересное, на что мне хотелось бы обратить ваше внимание, уже когда Господь сказал эту притчу, Он обратился к этому законнику и спрашивает: Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? (Лк. 10, 36). Кто из троих – священник, левит (ветхозаветный дьякон) или же этот самарянин? Почему Господь в притче называет именно самарянина? Самарянин был презираемый человек, он был неправильной веры. С ними не разрешалось даже заговаривать, просто приветствовать на дороге. Это люди, которых нужно было обходить за версту, как некую нечисть. Господь специально в этой притче вводит этого самарянина. Этот законник вынужден был признать, что самарянин поступил с этим человеком, как настоящий ближний, оказал ему любовь. Это моё животное? Моё. Вот я его, своё животное, отдаю ему. Это мои деньги? Мои. Я плачу за гостиницу из своих денег за него. Гостиннику говорю: “Ты не волнуйся, если ты больше потратишь, я приду и тебе всё возмещу”. Каждый из нас бы так хотел. Если бы на меня кто-то напал, я хотел бы, чтобы кто-то меня взял, положил бы в свой мерседес всего окровавленного и грязного, прямо с ногами на заднее сиденье. Отвёз бы в больницу, заплатил бы санитару, врачу, чтобы я не в приёмном покое лежал, а чтобы они быстро со мной что-нибудь сделали. И потом при выходе не на моё имя пришёл бы счёт за койко-дни, а чтобы кто-то ещё за меня бы заплатил. Не плохо, да? Каждый захотел бы этого. Но он это сделал сам. Ради кого? Да никого, ради человека, который его презирал, который его ненавидел, который обходил его за версту. Ради этого он сделал. Почему? Потому что у него было милующее сердце. У этого самарянина было милующее сердце, ему было всё равно, как к нему этот человек относится, иудей он, самарянин, хананеянин – это совершенно неважно. Вот человек попал в трагическую ситуацию, нужно ему помочь. Он не думает, нужно или не нужно, вопрос так не стоит. Он берёт и помогает ему, потому что он добрый, он хороший человек, он христианин. Этот поступок христианский. Этот поступок имеет сокрушительную силу. После того, как этот самарянин совершил этот поступок, каждое его слово будет иметь большую важность для этого израненного человека, потому что он не на словах был христианин, а на деле.

Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же (Лк. 10, 37). Дай Бог каждому из нас в какую-то меру это в своей жизни повторить по отношению, например, к родной матери, что нечасто встречается, по отношению к родной жене, к собственным детям, к соседям, с которыми рядом живём, к братьям и сёстрам, хотя бы к родственникам относиться по-христиански, к сотрудникам по работе. Я уже не говорю, что просто к первому попавшемуся человеку, который нам попался на дороге. Господь ставит нам высшую планку, а каждый из нас в ту меру, в которую он к ней сумеет приблизиться, в ту меру он и сможет ощутить дыхание вечной жизни и стать христианином. Как мы видим, понять это всё очень просто, может, даже нечто такое совершить в своей жизни может каждый. Для этого даже не нужно быть христианином. Это может каждый человек, потому что, как сказал один древний христианин: “Всякая душа по природе своей христианка”.

Если мы хотим быть со Христом, мы должны поступать так. Мы должны быть, как агнцы посреди волков. Пусть весь мир превратится в волков, пусть весь мир помешается на деньгах, пусть все с ума посходят. Пусть они из-за денег, из-за нефти всё перекроят, всё взорвут, но если ты хочешь быть христианином, ты всё равно должен поступать так, как поступил милосердный самарянин. Почему? Потому что все мнимые достижения – временные, а милосердие и любовь – вечные. Весь сатанизм, который существует в нашем мире, обращён только к нашему временному грешному существованию, а христианство даёт нам путь в вечность. Поэтому эта притча о милосердном самарянине столь важна для нас.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. Алексей:

      Спасибо

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.