Проповедь на родительскую субботу (2002.03.09)

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова на родительскую субботу. Утро 9 марта 2002 года. Запись из архива мультимедийного издательства "Деоника".

Когда мы поминаем усопших или совершаем отпевание, мы читаем Евангелие от Иоанна, где мы слышим слова Господни, Который говорит: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь (Ин. 5, 24). Здесь слова, которые нам известны, но смысл их немножко отличается от тех смыслов, которые мы обычно вкладываем в эти слова. Тут даже существует видимое противоречие. Уже примерно с четырёх лет ребёнок начинает задумываться о смерти. Пройдёт ещё совсем немножко времени, и всех нас уложат в гроб. Нам об этом думать не очень весело, но это совершенно неизбежно, поэтому нам нужно об этом думать. Древние даже говорили “memento mori” – “помни о смерти”. Помнить о смерти нужно не для того, чтобы впадать в уныние или впадать в панику, а для того, чтобы к этому подготовиться. Противоречие заключается в том, что, с одной стороны, мы знаем, что мы все умрём, а с другой стороны, Господь говорит о жизни вечной. Поэт сказал: “Нет, весь я не умру”. Действительно, он, конечно, имел в виду своё творчество, но прежде всего имеется в виду наша бессмертная душа. Умрёт тело, умрёт язык, мёртвый человек не может говорить. Мёртвый человек не может чувствовать, когда его берут за руку, но его душа будет продолжать любить тех людей, которых любила, будет страдать от тех страстей, которыми наполнена, будет продолжать скучать по тому, чем она жила. Конечно, всякий человек, как живой организм, инстинктивно старается как-то жизнь продлить, уклониться от смерти. Обычно, чем старше человек, тем он больше недоволен врачами. Он думает, что его можно бесконечно лечить, как старый автомобиль – починил и поехал. Опять сломался, опять починил, и так без конца. Нет, придёт такой момент, когда чинить уже бесполезно. Можно сделать операцию, но выдержит ли сердце эту операцию? Какой смысл? Но человек надеется. На что? Ну может быть, ещё месяц, может быть, ещё год. Хотя это не принципиально. Что ты за этот год хочешь сделать? Достроить баню на даче? Или посмотреть ещё, какая в следующем году будет передача по телевидению на Новый год? Что ты так изо всех сил хочешь продлить? Хочешь довоспитать своих внуков? За год так ли уж сильно они вырастут, так ли это принципиально? Нет, просто человек хочет отодвинуть от себя эту самую главную проблему, потому что на самом деле мы же все прекрасно чувствуем, что наша жизнь уж очень коротка. Настолько коротка, что даже если нам многое удаётся сделать, то очень малую часть того, что бы нам хотелось. Очень уж быстро она проходит, мы становимся седые, лысые, старые, иногда даже глупые, не замечая сами этого. Можем только по реакции окружающих понять: “Ой, да что с него взять, бормочет, сам не знает чего”. Нам кажется, что всё нормально. Возмущаемся: “Что ты кричишь?” Да потому что ты глухой, поэтому все и кричат. Человек не хочет признаться, что уже глуховат, что он плохо видит, что он плохо соображает. Ему кажется, что ему по-прежнему двадцать пять лет. Не двадцать пять, а семьдесят пять, извини. Совсем другое дело. Всего лишь прошло каких-то жалких пятьдесят лет. Что такое пятьдесят лет в масштабе вселенной? Да ничего. Поэтому человек обычно живёт воспоминаниями. Собирает их, прославляет, дают грамоты, вешают какие-то железочки на грудь. Всё в прошлом, а в настоящем – набор лекарств, если деньги есть, более или менее спокойная и очень неспешная жизнь.

Но это всё равно не жизнь вечная, Господь говорит совсем о другом, даже не о жизни души. То, что душа бессмертна, знают все, но всё-таки жизнь души – это не жизнь вечная. Какая жизнь вне тела? Человеческая душа – это не человек. Это его очень важная часть. Поэтому христианство основано на Воскресении Христовым. Первым воскрес Христос. Может быть, для кого-то и новость, но на самом деле, хотим мы или нет, знаем мы или не знаем, но придёт час, когда все умершие воскреснут. Поэтому и символ веры нарисован на стене, чтобы человек читал: “Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века”. Православная Церковь живёт ожиданием воскресения. Когда мы отпеваем человека, читаем Апостол и Евангелие, где говорится: “Не скорбите, братья. Наша разлука временная”. Мы не только встретимся с душой этого человека, когда мы с вами будем умирать, к нашему гробу придут души умерших до нас, обычно родственников. Я много раз в жизни видел, как умирающий начинает беседовать с теми, кто какое-то время назад уже умер. Потом возвращается, начинается уже общение с теми, кто в этой комнате. Он как бы одной ногой там, а другой там. Буквально одной ногой в могиле, поэтому душа переходит то в тот мир, то в этот. Возникает уже такая путаница у него самого. Со стороны понятно, а люди, незнакомые с этим, говорят: “Это он уже заговаривается. Он меня перепутал со своей мамой”. Да ничего не перепутал, просто она пришла, и он с ней начинает разговаривать.

Да, мы все воскреснем, но одни воскреснут в жизнь вечную, а другие в смерть вечную. Это не значит, что они не будут, исчезнут. Многие люди вообще мечтали бы исчезнуть. У нас в стране с каждым годом, особенно среди молодых мужчин, возрастает число самоубийств. Почему это происходит? От того, что человек надеется: “Вот выпрыгну из окна, вот лягу под поезд, и всё кончится”. Ошибочка, ничего не кончится. Только всё и начинается. Но человек надеется: “А вдруг, я покончу с собой, и это будет конец”. Нет человек неистребим. Мы часто говорим: “Да разве это жизнь?” Бытие человека может быть столь ужасно, что он смерть будет считать избавлением. Как многие, которых приговорили к пожизненному заключению, мечтают о том, чтобы их расстреляли. Опять же, надеясь, что его расстреляют и его не будет. Нет, будешь, будешь всё помнить, будешь страдать и будешь хотеть, но исполнить желание невозможно. Не известно, что лучше – пожизненно сидеть и ждать, когда тебя Господь приберёт, или же сразу начать мучиться в преисподней. Жизнь вечная – это не просто жизнь, это жизнь с Богом. Жизнь вне Бога с точки зрения Бога, а это слова Господни, это вообще не есть жизнь.

Поэтому Христос пришёл на землю, чтоб каждый человек имел бы такую возможность соединиться с Богом. Бог для человека непознаваемый, потому что это совершенный Дух. Человек живёт во плоти, грешный человек, а Бог свят, поэтому между человеком и Богом пропасть, как между небом и землёй, как между Царством Небесным и преисподней. Бог далеко отстоит от человека, поэтому Господь Отец Небесный посылает в мир Единородного Сына Своего Иисуса Христа, чтобы каждый мог понять, почувствовать, осязать Человека Иисуса Христа и через Него уже познать Отца Небесного, потому что каждый человек может как-то понять и осознать другого человека. В Иисусе Христе для нас содержится тайна жизни вечной. Если мы с Ним соединимся в течение нашей жизни, то мы достигнем жизни вечной. Это ещё называется спасением, потому что в Нём спасение.

Большинство из нас приходят молиться о своих усопших сродниках, нас окружают иконы. В городе Москве самая большая икона Христа Спасителя, больше вообще нет, вот стоит перед ней, и что дальше? Ничего, не происходит самого главного, потому что Он сказал, я ещё раз повторю: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. Спроси у человека, хочет ли он от смерти перейти сразу прямо в жизнь вечную. Ну да, вроде хочу, но для этого надо слушать слово Божие. А что это такое? Большинство людей, даже считающихся верующими, за всю жизнь даже ни разу не удосужились прочитать слово Божие. Как будто это не интересно, как будто мы вообще помирать не будем, как будто не пойдём на суд. Главная наша подготовка к этому должна заключаться в том, чтобы постараться услышать, что же Человек Иисус Христос, Который с Небес сошёл, чтобы нас спасти, чтобы дать нам жизнь вечную, что Он хоть говорил по этому поводу. Нам интересно, какая погода, какое давление, кто с кем развёлся, кто женился, на сколько завтра пенсию урежут или телефонные разговоры поднимут в цене. Это всё интересно, но сколько тебе осталось на этой земле по телефону разговаривать? Восемь лет, одиннадцать, шесть, два или к августу уже кончится телефонный разговор? Прописки кончатся, пенсии кончатся, лекарства, всё кончится, внуки кончатся, всё кончится. И что? А за это время до августа хотя бы Евангелие можно было прочитать? Может быть, даже что-то понять и почувствовать, может быть, успеть что-то изменить даже в своей жизни. Может быть, не всё, не радикально, но хоть какой-то шаг навстречу Богу сделать, чтобы Он увидел, что человек не просто повинуясь своим чувствам придёт в Церковь, свечку поставит, помолится. А смысл? Ведь во всём должен быть смысл. Мы же не бессмысленные животные, нам же Господь дал разум. Если мы что-то делаем, у нас должно быть объяснение, зачем мы это делаем и каким образом это происходит. Большинство людей так: придут в храм, постоят, почувствуют, кто успокоится, кто взволнуется и дальше, а голова в этом вообще не участвует. А ведь здесь что-то поют, что-то говорят, всё это имеет смысл. Хотя бы сделать какой-то шаг для того чтобы это стало для души понятным, чтобы этот смысл приобрёл для нас пользу, именно душевную, именно в свете вечности.

Для некоторых уже, конечно, поздно, сами понимаете, учиться чему-то можно до определённого момента, а дальше уже трудно, сосуды уже не те. Особенно, если человек всю жизнь не учился ничему, а приглядывался к людям, перенимал какие-то обычаи, иногда хорошие. Обычай прийти на родительскую субботу, помянуть своих сродников – хороший обычай, но ведь и язычники китайцы поминают своих родственников. Мы вроде православные христиане, а чем это отличается от китайцев? Язык другой, но есть православные французы, они по-французски служат, а православные японцы по-японски. В чём смысл того, что мы поминаем на молитве усопших? Каждый из нас это осмыслил? А надо осмыслить, потому что пройдёт немножко времени, и мы тоже будем усопшие. Может быть, хотя вряд ли, кто-то и нас придёт поминать. Во всяком случае две трети тех, которые здесь стоят, никто не придёт поминать в церкви, это сто процентов, потому что у них дети неверующие, в церковь не ходят, ничего об этом не знают, не понимают и знать не хотят. Кто-то детей воспитал, хотя бы одну-две молитвы они знают. А так спроси: “Твой знает «Отче наш»?” Не знает. А чему же ты его учила, если самому главному не научила. «А “Верую”?» – «А “Верую” я, батюшка, и сама не знаю». Ты даже не знаешь, во что веруешь. Может быть, за оставшееся время своей жизни всё-таки выучишь? Может быть, это поважней, чем на сколько американцы с русскими в хоккей или футбол сыграли? Может, это для души поинтересней, чем почём завтра будет фунт масла или насколько срежут пенсии или ещё как-то обманут. Это всё-таки поважнее, чем макароны с перловой кашей, это твоя собственная душа. Вот ты пришёл поминать усопших, как хорошо. Они радуются, что мы помним и молимся за них. Ты это вроде понимаешь, ну а теперь прикинь, ты уже на том свете, и никто не пришёл тебя поминать. Эту проблему надо решить или всё равно, мы об этом вообще думать не будем? Кто же будет думать о нашей собственной душе, как не мы сами? А мы этого не делаем, мы живём в какой-то тупой инерции, как по заведённому обычаю. Как люди скажут, в этом и барахтаемся. Нужно проявлять немножко и собственной инициативы. Может быть, слышали, что под лежачий камень вода не течёт, это невозможно, она его огибает. Господь насильно нас спасать не хочет. Спасает свою душу только тот, кто хочет её спасти. Конечно, Господь каждому, кто хочет, помогает безмерно. Настолько помогает, что можно сказать, что человеку для этого практически ничего не нужно. Он сам всё сделал, Он даже имя Себе избрал, потому что “Иисус” по-еврейски значит “Спаситель”, для того чтобы никто не сомневался, если ты хочешь спасти свою душу, обратись к Господу Иисусу Христу. А как обратиться? Через Евангелие, через Церковь, другого пути нет, он единственный. Не люди же придумали Церковь. Сейчас конечно полно, закон разрешает, любые два-три мужика и три тётки собрались, по закону двенадцать человек нужно, можно любую церковь организовать. Пошёл в магазин Софрино, купил себе и рясу, и облачение, зарегистрировался в мэрии и пожалуйста, служи, что хочешь. Есть даже всякие сумасшедшие, один сумасшедший организовал церковь «Преображение». Снимает клуб, там устраивает богослужения, сотни народу крещёных ходят, слушают, поют чего-то. Мужик простой, немножко сумасшедший, организовал ребят, назначил их священниками, головы народу морочат. Закон позволяет, делай, что хочешь.

Церковь, в которой мы сейчас находимся, основали не люди, а Сам Господь Иисус Христос. За это время, за две тысячи лет, рухнуло на этой земле очень много, исчезли целые страны, исчезли целые культуры, исчезли целые языки, превратились в мёртвые, на которых никто не говорит, исчезли целые империи. Например, советская власть, до чего же была незыблемая. Этот коммунизм от детского сада до аспирантуры люди учили наизусть до ломоты костей. Этот дедушка Ленин уже всем надоел. И что же? Прошло семьдесят лет, у детей спрашивают, кто такой Ленин. Не знают, потому что никому не нужен, не интересно, тошно и старо, как мир. Старички некоторые ещё помнят, мы, конечно, помним, по три раза сдавали. Ещё немножко пройдёт, и слова эти навеки забудут, а Церковь жива. Вот взять сейчас наше государство, рухнуло всё, не рухнуло только МВД и Церковь, остальное всё провалилось. Экономика, культура, всё рухнуло, всё пришло в упадок. Всё затряслось в государстве, потому что вынули этот идеологический стержень, как в пирамиде детской, колёсики посыпались. А Церковь, как она стояла, так она и стоит. Так она и будет стоять, независимо от того, сколько академиков крестится, сколько офицеров придут Богу молиться. Всё равно плохо-бедного, хора не будет – сами из себя хор составим, будем Бога прославлять, как умеем. Иконы все отнимут, пожгут, как тогда – новые напишем. Может быть, не как Андрей Рублёв или Феофан Грек, может быть похуже, но пройдёт два-три-четыре годика, десять лет, иконописная школа возникнет, начнём писать иконы не только не хуже, а может, и лучше. Храмы закроют, купола посшибают – ничего, в лесу соберёмся, не в этом ведь дело. Церковь всё равно остаётся, Церковь не в брёвнах, а в рёбрах, то, что внутри у человека. Вот это идёт от Иисуса Христа, то есть мы через Церковь можем к Нему прийти, только нужно идти.

Утром встал, задумался: “Вот солнце сияет, утро, мне Господь подарил ещё один день. Зачем он мне дан? Затем, чтобы я всю посуду перемыл и всё перестирал?” Допустим, ты сегодня вечером умрёшь. Что, будем продолжать стирать и на это тратить время? Да ничего, помрём спокойно, завтра без нас всё перестирают. Может быть, всё-таки душой займёмся? Самое главное из всей деятельности, что у нас есть – это наша душа. Вот об этом нам нужно помнить и думать в первую очередь. Если у нас самих нет ответа, что мне делать, как мне спасти свою душу, как мне подготовиться к жизни вечной, значит нам нужно потратить оставшиеся наши мозги и сердце, ещё трепыхающееся в нашей грудной клетке, на то, чтобы получить этот ответ – что я должен или должна сделать, чтобы спасти свою душу. А остальное потом, потом еда, потом поздравления, потом стирки, потом погода по телевизору, потом какое-нибудь кино, потом рождение племянника, потом нянчить внучков, это всё потом. А вот это должно быть в начале, потому что это душа, потому что наша телесная жизнь скоро будет в прошлом, а жизнь нашей души всегда будет в вечности. Давайте будем не только молиться о тех, кто ушёл от нас в мир иной, но и подумаем о себе, как о тех, которым тоже в тот иной мир через некоторое время придётся идти.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Один комментарий

    1. ЯиТы:

      Аминь!

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.