Продолжая пользоваться сайтом, Вы соглашаетесь с условиями Политикой обработки данных, подтверждаете, что уведомлены о действующей Политике конфиденциальности и Положении о персональных данных, включая факт использования на сайте «Яндекс.Метрика».

Проповедь на Вознесение Господне (2002.06.13) Протоиерей Димитрий Смирнов

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова на Вознесение Господне. 13 июня 2002 года.

После того, как Господь в последний раз по Своём Воскресении явился ученикам Своим, Он им сказал: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему (Лк. 24, 46-48). Поэтому Церковь можно назвать сонмом, собранием свидетелей Воскресения Христова. Поэтому на главной нашей службе, которая есть в воскресенье, еженедельно мы празднуем Пасху Христову, мы поем: «Воскресение Христово видевше». Мы поём не только себе, укрепляясь в своей вере, но и этим свидетельствуем всему миру, что Христос воскрес. Особенно в нарочитые пасхальные дни, когда из всех храмов слышится: «Христос воскресе!» – «Воистину воскресе!» Это есть главное свидетельство этому миру. Конечно, большинство людей бездумно, автоматически повторяют, но на самом деле как раз в этом и содержится весь смысл нашей веры, потому что, как апостол Павел совершенно справедливо заметил, если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша (1 Кор. 15, 14). Наша вера как раз зиждется на этом Воскресении.

Мы с вами сегодня вместе празднуем Вознесение Христово, вспоминаем молитвами, переживаем его через чтение Евангелия, через песнопения, как бы вновь оказываемся вместе с апостолами, как это бывает с нами ежегодно, на горе Елеонской, когда Господь, благословляя всех стоящих внизу, прежде всего апостолов, возносится во плоти на небеса. Если бы Он не воскрес, значит Он бы вознёсся не во плоти, это было бы чисто духовное видение. В чём важность именно Воскрешения? В том, что Иисус Христос был первым из людей, Который вновь воссоединился душой со Своей плотью, поэтому мы и поём: «Смертию смерть поправ».

Самая неприятная вещь на свете, которой все боятся, избегают, откладывают, боятся о ней говорить – это смерть. Хуже не придумаешь! Поэтому люди так и войну недолюбливают, именно в силу того, что очень много на войне бывает смертей. Конечно, со смертью связано и множество суеверий, зловерий и прочее. Но самое трагичное, что человек, личность вечная, должен вот так разделяться по своему составу – душа должна отделяться от тела. Мало того, что это очень болезненно, это ещё приводит, собственно, к распаду человеческого естества. Христос Своим Воскресением опять воссоединил. Что такое воскресение? Это соединение вновь души и тела, поэтому мы «чаем воскресения мертвых и жизни будущего века». Веруем не только в загробную жизнь, в это все веруют, это очевидная вещь, но веруем ещё в воскресение. Мы именно вы плоти воскреснем. Если окажемся достойными, то совознесёмся с Господом Иисусом Христом на небеса и будем с Ним вечно вместе пребывать, если мы окажемся настоящими христианами.

Вот это христианство каждого человека выражается в свидетельстве. Цель каждого христианина, каждого крещёного человека (а христианство для человека начинается с его крещения) – это свидетельство. Свидетель, “мартирос” по-гречески, а в переводе на русский это вообще означает “мученик”. Христианин должен всей своей жизнью засвидетельствовать, что он верует в воскресение. Почему же это есть мученичество? Ну потому что этот мир, в котором мы живём, мы это сами прекрасно знаем, чувствуем, на себе ощущаем, он лежит во зле, поэтому в этом мире свидетельствовать о Воскресении Христовом – это идти против этого мира. Мир ненавидит Христа, всё христианское, борется с ним, старается уничтожить, исказить, извратить, замолчать, всякие предпринимает ухищрения. Мир лежит во зле (1 Ин. 5, 19), человек отдал себя в руки дьявольской силе, поэтому всё в этом мире противостоит Христу. Если человек упорно, твёрдо настаивает на своём христианстве, он этим миром бывает неприемлем, мир его вытесняет. Это часто заканчивается, действительно, убийством, потому что мир не может это перенести.

Господь первый прошёл эти страдания ни за что, потому что ничего дурного Он не только не сделал, ничего не сказал никогда, но и даже не помыслил и не почувствовал. В Нём совершенно никакого греха не было, была только одна любовь, одно смирение, одна мудрость, одно благородств – всё самое лучше, причём в такой степени, которая на земле не встречается принципиально. Все люди грешные. Конечно, встречаются ещё, слава Богу, хорошие люди, благородные, воспитанные, честные, праведные, мужественные, но всё-таки эти качества в них в некотором недостатке. Мы и в себе это тоже ощущаем, нам не хватает и терпения, нам не хватает сочувствия ближнему, нам ежедневно не хватает любви, нам не хватает воздержанности и много чего другого. Тем не менее Господь призвал нас к этому свидетельству. Если мы Его ученики, то Его слова обращены и к нам, мы должны быть свидетелями этому миру, свидетелями истины Божьей. Это не значит, что мы обязательно каждый должны выписать какие-то слова Господни и, как древние евреи, на своих челах носить такие ленты с коробочкой и Священным Писанием в знак того, что они держат непрестанно в уме слова Господни. От нас требуется по-другому свидетельствовать – чтобы в своей жизни жить иначе, чем люди, которые живут среди нас. Конечно, им это будет неприятно, конечно, тебя будут называть и святошей, будут говорить, что тебе больше всех надо, всячески поносить, называть дураком. Это неизбежно, потому что мудрость духовная отличается от мудрости века сего. Часто так сильно отличается, что имеет противоположную направленность. Человек, который живёт по-христиански, во-первых, сильно бросается в глаза, как Господь и сказал: Не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф. 5, 14). Человек, стоящий на горе заповедей Христовых, укрыться не может, он не может скрыть свою инаковость. Не обязательно для этого рясу надевать, это должна быть внутренняя красота иной жизни.

Господь Сам подчёркивал эту инаковость. Сказано древними: Око за око, а зуб за зуб (Исх. 21, 24). А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44). Допустим, какой-то человек, дай Бог ему здоровья, делает мне какие-то гадости. Отчего это бывает? Чаще всего из зависти. Как обычно люди поступают? Если человек сильный достаточно, он старается его придушить, нейтрализовать его эти гадости. Если человек послабее, он убегает, старается удалиться, не попадаться на глаза, не общаться, держаться подальше. Разумно это? Разумно, но с точки зрения мирской. А с точки зрения христианской? А с точки зрения христианства надо голову ломать, какого бы добра сотворить этому человеку, чем бы его за это отблагодарить. Может, ему денег дать, может, какую-то услугу оказать, конечно, молиться за него надо непрестанно. Часто человек приходит в храм и говорит: “Батюшка, она меня прокляла”. Я говорю: «Ну слава Богу. Сказано же: благословляйте проклинающих вас». Он проклинает, а ты говоришь: «Благословенно имя Господне. Дай Бог тебе здоровья и всем твоим детишкам. Прости меня, что я тебя довёл до такого белого каления». Что тут такого страшного? Ну проклял, а я его благословил. Собственно, вот такой христианский должен быть ответ.

Поэтому Господь сказал Своим ученикам: Я посылаю вас, как агнцев среди волков (Лк. 10, 3). То есть на то, чтобы вас съели, вот какая цель. Сам Господь, Его же убили, всех Его учеников убили, учеников учеников тоже убили. За что? Спрашивается, за что иудеи так возненавидели своего Мессию? Ну как за что, потому что Он был другой. Он принёс совершенно иную жизнь и новую систему человеческих взаимоотношений. Они привыкли, что ты – мне, я – тебе, а тут нет, тут всё наоборот. Он ломал все их представления о жизни, все их привычки, весь строй их жизни.

Стоит человеку прийти в храм немножко не так одетым, как другие, на него сразу обращаются взоры ненависти. Почему? Не такой, как я. Ты нарушаешь, ты сделал не то, что принято. Возмущаются не только миряне, и священники часто возмущаются. Это естественно, пришёл человек другой, чем ты. Человека же всегда возмущает, что кто-то другой, что он не такой. Человек отказывает другому человеку в свободе. Ты должен, как я считаю. Человек про себя считает по своей гордости и недалёкости, что он всё знает, что он самый умный и вообще он лучше знает, как всем быть, во что одеться, куда ходить, во сколько кому приходить и так далее. Поэтому человек стремится всех учить, заставлять, объяснять, кричать и возмущаться. Ты посмотри на себя в зеркало и возмущайся, что ты никак не соответствуешь тому, чему Господь учил. Господь учил не тому, кому в каких штанах ходить, Он говорил, что нужно очистить внутренние скляницы вашей души (см. Мф. 23, 26). А человек придёт раз, два, увидит, что все в длинных штанах, а он пришёл в коротких, и сам поймёт, что надо подлинней. Ничего, на четвёртый раз придёт, сообразит, а некоторые со второго раза уже поймут. Не надо ему ничего говорить, дураков нет. А учить-то охота. Сказано: “Кому не дано учить, а он учит, тот оскорбляет величие Божие”. А он всё равно учит. Почему? Потому что о Боге, к сожалению, человек не размышляет.

Поэтому, когда Христос пришёл, они и не могли Его принять. В этом смысле Он был обречён. Не то, что иудеи такие плохие, пришёл бы Он к скифам, к славянам, к галлам или ещё каким-нибудь варварам, это всё кончилось бы тем же самым абсолютно. Иного и быть не могло. Почему Он пришёл к иудеям? Всё-таки этот народ на протяжении полутора тысяч лет с небольшим готовился к этой встрече, поэтому всё-таки человек пятьсот из всего народа нашлось, которые хотя бы могли понять Его, нашли с Ним какой-то общий язык, не на все сто процентов, но на какую-то часть. Они как-то увидели, что за этой формой стоит очень важное внутреннее содержание. Апостол сказал, когда Христос спросил, не хотят ли они уйти: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни (Ин. 6, 68). Мы вечной жизни и хотим. Пусть из того, что Ты нам говоришь, мы ничего не понимаем, но мы чувствуем как-то, что Ты прав, потому что Ты всегда учишь справедливо, не взираешь на лица. Они были люди простые, им это нравилось, что Он прямо и без лукавства всё говорил, как есть, или молчал. Когда Он видел, что бесполезно говорить, Он просто молчал. Зачем оправдываться, кого-то в чём-то убеждать? Это нелепо, потому что истина не нуждается в убедительных аргументах. Конечно, наука занимается поиском аргументов, но это для того чтобы другого человека научить, но не для того чтобы его убедить. Вера – это дар Божий, а не следствие каких-то логических умозаключений.

Каждый крещёный человек призван к свидетельству. Он должен жить иначе, чем все люди. Причём можно ведь по-разному иначе жить. Например, большинство людей ходят на двух ногах, а если кто-то решит ходить на четырёх, некоторым это удаётся после изрядно выпитого количества алкоголя, но это не значит, что он христианин. Нет, иначе именно так, как заповедовал это Христос. Надо нам стараться больше Евангелие читать, чтобы знать его наизусть, чтобы им напитаться, чтобы не по каждому пустяку спрашивать, как поступить в данном случае, так или эдак. Да очень просто, ты сам себе задай вопрос, а как поступить в данном случае по-христиански? Собери всю свою волю, направь свою молитву и поступи по-христиански. Пусть это будет тебе дорого, невыгодно или глупо, ну ничего, зато по-христиански. В материальном ты, может быть, и прогадаешь, зато в духовном приобретёшь. Очень часто Бог и мамона вступают в такое противоречие, не всегда, но довольно часто, поэтому приходится делать выбор. Ничего с этим не сделаешь. Тут как раз и проявляется, что для тебя важно. Другие люди тоже это поймут и запомнят, на них это произведёт впечатление.

Я помню, в детстве, мой отец в лесу нашёл сумку. Там были деньги, ключи, документы. Он по этим документам нашёл эту женщину. Она приехала, обрадовалась, очень важные ключи были. Деньги готова была отдать, но он не взял. Я говорю: “Отец, это же глупо, столько много денег. Мы же живём очень бедно. Ключи отдать – да, документы, но деньги-то”. А он мне говорит: “Ну как же я могу взять, если это не моё?” Я сказал, что человек и так обрадуется. Действительно, она обрадовалась, много лет потом присылала всякие подарки. Для неё это очень важные были ключи, она в Совете Министров работала. Я так очень долго не соглашался. Каждый нормальный человек понимает, что такое хорошо, что такое плохо, что чужие деньги брать нельзя. Но это абстрактно, а когда вот они, когда тебе надо, а у того много, он будет рад и без денег эту сумку получить, тем не менее. Прошло с этого времени уже лет тридцать пять, а я всё это забыть не могу. Не потому что мне этих денег жалко (сейчас, слава Богу, уже поспокойней стал к этому относиться), а потому что он поступил по-христиански. Это же поступок с мирской точки зрения совершенно безумный. Человек находит деньги и отдаёт, хотя они ему самому очень нужны. Отец всю жизнь такие деньги получал, что не могу даже сказать, потому что полприхода умрёт со смеху. Когда он умер, у него осталось рублей семь или десять – всё, что он нажил. Тем не менее он так воспитан по-христиански, у него дедушка был священник, у него мама была очень верующая и благочестивая женщина, он вырос в церковной среде. Он совершенно не мог это переступить. А если мир иной? Одним поступком он это засвидетельствовал, что вот так надо по-христиански поступить. Хотя поступок, в общем-то, пустяковый, об этом полчаса даже говорить нечего. Это поступок спокойный, нормальный, сколько угодно так бывает даже на рынке. Одна женщина подойдёт: “Ой, Вы мне лишнего дали”. Стоит человек в фуражке, который только и занимается перекупкой всяких продуктов. Он назначил цену, сдал лишнего, вдруг какая-то женщина в платочке прибегает и говорит: “Вы мне лишних три рубля дали”. Он смеётся, какие три рубля, у него карман отдувается от денег. Мы постоянно это видим. Это нормально, раз договорились на определённую суму, а он передал, надо ему вернуть. Хотя тут понятно, что деньги считаются сантиметрами, а никак иначе. Такое свидетельство очень важно даже тому человеку, который целью своей жизни ставит прибыль, и то у него есть шанс задуматься, почему эта женщина вернула три рубля, что ею движет. Почему тут какая-то странная честность? Я её объегориваю. Ну не как в аптеке, там пятьсот процентов прибыли. Таблетка стоит две копейки, её продают за четыреста рублей. Это лошадиный обман, тут поменьше, но всё равно. Что ею движет? Она совершает поступок, который вообще против всякой рыночной экономики: не обманешь – не проживёшь. Что за этим стоит? Почему все к деньгам стремятся, а тут с неё никто не спрашивает, в суд не тащит, она самовольно отдаёт? Почему это происходит? Это и есть свидетельство.

Почему наша жизнь здесь, на Русской земле так, собственно, ужасна? Любая статистика говорит о том, что падение нравственное очень глубокое. Половина всех людей, которые в Европе в тюрьме сидят, это русские люди. Почему крещёные русские люди сидят в тюрьме, молодёжь? Потому что они никогда не видели перед собой нравственного примера. Это всё выветрилось из жизни, память о том, как нужно поступать. Перед ними не было свидетелей истины, свидетелей правильного поступка. Наоборот, перед ними пример только отрицательный, только дурной, поэтому человек что-то совершает и быстро попадает в тюрьму. Почему попадает? Естественно, по неопытности. Матёрого преступника не так-то просто поймать. Он хитренький, он другого подставит. Он не будет сам стрелять, он другому поручит. Лучше переплатит, но самому лезть убивать – нет, извините, это опасно. Другой по молодости, по глупости, поэтому в основном в тюрьме сидит молодёжь. А если был бы пример, и не просто раз-два в жизни, а если бы народ был такой? Понятно, что каждый человек зависит от людей, среди которых он живёт. Мнение людское для него важно, поэтому, если было бы принято жить по-христиански у достаточно большого количества людей, то тогда, конечно, эти люди изменили бы атмосферу в народе. Может быть, не во всяком, но в нашем бы точно изменили, потому что когда этот процесс начался с князя Владимира, ведь не все сразу пошли в Днепр и крестились. Ну и потом, крестились, а дальше что? У нас народ тоже весь крещёный. Говорят: “А мы верующие, крещёные”. Ну хорошо, а толку-то что? Что за этим должно быть? Это же не сразу. Вот появились уже в следующем поколении Борис и Глеб. Все братья за власть дерутся, убивают родного брата, чтобы сесть на его престол, а эти – нет. Пусть Святополк нас убивает, но нам ни власть его не нужна, ни жизнь его. Святополк пришёл и убил их. Весь народ был поражён. Прошло, слава Богу, тысяча лет, а всё их помнят, а Святополка до сих пор называют Окаянным. Он так и в историю вошёл, как Святополк Окаянный, потому что добрым словом и вспомнить его нельзя. Только и помнят, что он убил своих родных братьев Бориса и Глеба. А они решили: “Давай, братец, мы уподобимся Христу. Он хочет нас убить, хотя мы не претендуем на его власть, он боится, как бы мы не захватили престол, пусть убьёт”. Представляете? И добровольно отдали себя на смерть. Хотя можно было уехать куда-нибудь подальше, как князь Андрей Курбский, куда-нибудь в Литву, никакой Иван Грозный не достанет. Или как Калугин в Америку. Пожалуйста, машите повестками в суд. Я буду жить, покуривать, книжки читать и телевизор смотреть, ничего вы со мной не сделаете. Они добровольно отдали себя на смерть. Это произвело на весь народ потрясающее впечатление, что их причислили к лику святых. Они первые русские святые, прославленные этой ещё юной Церковью, которой было ещё меньше ста лет. Вот как это бывает.

А почему сейчас у нас ужасная жизнь? А потому что мы с вами, люди церковные, не свидетельствуем об истине. Кто-нибудь к нам придёт в гости, увидит, иконки стоят, скажет: “Вы верующие, да?” А если посмотрит, как мы в семье живём, как мы общаемся с родственниками, особенно посмотрит, как мы работаем, как мы честно и трудолюбиво трудимся, как мы ответственно относимся к своим обязанностям? Некоторые уже улыбаются, потому что самим над собой смешно. Как мы вовремя на работу приходим! Посмотрев на нашу жизнь, понятно, что ни во взаимоотношениях с людьми, ни с самим собой, ни с Господом Богом, ни со своими обязанностями мы никак не являемся свидетелями истинности христианского отношения к жизни. Даже мы с вами, не то что этому миру. Ведь смерть апостолов принесла большие плоды. Представьте себе, двенадцать человек выходят на проповедь, и энергия и святость их жизни такова, что эта энергия до XIX века ещё действовала до окраин Сибири, Камчатки, Алеутских островов, Аляски, там люди крестились, до них дошла весть христианская. Их любовь, желание жить свято не иссякали. До Японии дошла проповедь истины христианской. А мы даже в собственной семье – один верующий, остальные все неверующие. Мы никого не можем просветить – ни муж жену, ни жена мужа, ни оба своих детей. “Ой, батюшка, что нам с ним делать? Он раньше, пока маленький был, в церковь ходил, а сейчас не хочет и не ходит, ему это всё не интересно”. Почему так? А он пример не видит. Христианство – это не есть какая-то сумма знаний. Ну хорошо, выучу сколько было апостолов, как их звали, выучу сколько глав в Евангелии, сколько посланий святого апостола Павла. Всё это можно выучить: Священную историю, праздники, что какого числа бывает – а дальше что? Жизнь от этого не меняется. Семья должна жить по-христиански. Во-первых, конечно, отец, потом и мать. Взаимоотношения между ними тоже должны быть христианскими. Если они между собой не могут жить по-христиански, то от чего могут дети воспринять? Ну вырастет девчонка, ну выйдет замуж, а что она видела? Она видела разве от своей матери христианское отношение к своему мужу, к отцу? Или, допустим, христианское отношение отца к матери или детям? Нет, ничего в этом христианского, мусульманского или буддистского нет, ахинея полная. Конечно всё разваливается, если у людей церковных, которые Евангелие каждый день читают, это в жизнь никак не проникает, нет никаких изменений. Что уж говорить о людях, которые слыхом не слыхивали ни о каком Евангелии? Ясно, что всё будет разваливаться. Поэтому, когда Христос шёл на Голгофу, плакали о Нём женщины иерусалимские, Он говорил: не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших (Лк. 23, 28). И нам нужно плакать о себе и о детях наших, потому что у нас не хватает веры для того, чтобы жить по-христиански, поэтому нам надо её укреплять. Не просто прийти в храм на праздник, попраздновать, душой как-то эмоционально воспарить, а постараться, чтобы те поступки, которые мы совершаем в жизни, соответствовали тому, чего ожидает от нас Господь. Это очень трудно, очень трудно жить не так, как все, но другого не дано. Только если инаковость христианская будет в нашей жизни, тогда наша жизнь и принесёт добрый плод.


Дорогие братья и сестры! Наш мультиблог существует только благодаря вашей поддержке. Мы очень нуждаемся в вашей помощи для продолжения этого проекта. Помочь проекту
Комментарии.

    Нет комментариев

    Написать комментарий

    Вы должны войти как зарегистрированный посетитель, чтобы оставить комментарий.